Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Катерина (фэнтези и фантастика)
Ничто человеческое (фэнтези и фантастика)
здесь хозяин вокзала... (стихи)
Узник маленькой планеты (фэнтези и фантастика)
Мы никого (стихи)
Вечная Мировая (стихи)
Текстура (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Из двух слов следует выбирать меньшее

(Поль Валери)

Rambler's Top100







Youngblood

Везунчик

Вера Пархоменко>

Вы - 1015-й читатель этого произведения


- Да нет, это не я драку затеял… Никакой я не скинхед! Ваша честь, это нелепое стечение обстоятельств. Я сейчас все объясню…
- …
- Вы – не «Ваша честь»? А хто?..
- …
- Ой, я столько не запомню…. А попроще никак?...
- …
- Понял! Извините, господин следователь!..
- …
- Не господин?.. Да, что ж такое? Может, лучше по имени-отчеству, а?
- …
- Роланд Фёдорович?!.. Хм! Так вот, Роланд Федорович, я Вам сейчас все объясню. Все началось с того, что мне позвонил мой школьный приятель и пригласил на чашечку пива. У него жена на неделю уехала, вот он и празднует тоску-печаль, так сказать, горюет на радостях. Закрыл за любимой дверь и как соскучился сразу! Понадобились друзья-утешители…
- …
- Как зовут приятеля? Чижик, зовут.
- …
- Нет, не по паспорту, конечно. Ну, что Вы?
- …
- А по паспорту он – Притокин Антон. Отчество, извините, не знаю.
- …
- Почему «Чижик»?.. Пф-ф-ф-ф??… А как по-другому, то?
- …
- Ну, вот я и говорю, Рональд Фёдорович, еду я к приятелю…
- …
- Что-что?.. Роланд. А я как сказал?…
- …
- Ро-наль-до!?.. Да? Польстил! … Ну, вот, значит, еду я к «Чижику» мимо Центра, через Овощную базу, сворачиваю у ресторана «Фитилёк» вниз…
- …
- Да я, как раз, по существу и рассказываю. Ниже, за «Фитильком», расположено какое-то военное управление, или отделение милиции, точно не знаю. Серое здание там, с огромными железными воротами. Ну, знаете, там еще комсомолец с винтовкой стоит у ворот. Метра четыре в высоту ворота и, видно, тяжелые такие, массивные…
- …
- Да, как раз таки, очень даже, при чём, Ренат Фёдорович!…
- …
- Не Ренат? Опять не попал? Ну, простите. Не умышленно…
- …
- Да я близко к теме. Это ж Вы мне мешаете все время! Не успел я подъехать к этим ополченцам, как вдруг, со страшным грохотом, ворота эти оторвались, и вывалились на тротуар. А на них выкатился огроменный бронированный грузовик, со стадом космонавтов цвета хаки в кузове. Грузовик – с двухэтажный дом! Колеса – с человеческий рост! У них там, кто-то главный, явно гигантоманией страдает. Уж не знаю, учения у них такие, или боевой вылет был настолько срочный, что ворота открыть не успели, а только выкатился этот «пепелац» со всеми бойцами на оторванные ворота, и давай дрейфовать на них, как на льдине. Выплыли на проезжую часть, а там мы – другие автомобилисты уже ехали, по своим делам, не готовые к маневрам…. Скользит этот железный гамбургер к центру дороги, да так стремительно, что все прямо заметались в попытке затормозить удачно. Ну, понятно, кому охота встревать в этого монстра, особенно когда на нем большими буквами читается: «Танки грязи не боятся, и всякими там, ОСАГами не мараются!». Я, прямо, представляю, как владелец какого-нибудь раздавленного железного друга, подходит к лопоухому, перепуганному водителю этой громады и интеллигентно так, спрашивает: «Скажите, юноша, а в какой страховой компании застрахован Ваш автомобиль?». И тот ему тоже, так интеллигентно отвечает: «Чи-во-оо?!..».
- …
- Нет-нет. Я не отвлекаюсь! Никакой лирики. Ну, что Вы?… Все происходило так быстро, буквально пара секунд делов! Но, многие, видимо, успели прикинуть также как я. В общем, каждый спасался, как мог. Кто в деревце, кто в столбик тормозил. А один дурень – «Оп ля!», и прямо в моего «опля». Носиком в носик. Встретились два одиночества, … и слились в железных лобзаньях. Сидим и смотрим друг на друга. А чего торопиться?.. Чего выскакивать, шуметь, руками размахивать, обзываться? Уже всё! Уже влипли. Назад не отмотаешь… Сидим и слушаем, как вокруг, чьи-то надежды на безаварийное торможение лопаются. Как мыльные пузыри! Щёлк!.. Щёлк!.. Щёлк-щёлк!!! Бум-м-м! Бац!.. Ш-ш-ш-шлёп!!! И потом тишина…. Какие молодцы! Способные. Никто в первоисточник не угодил! А после тишины такое началось, …
- …
- Да, Вы правы, подробности опустим. Ваш протокол их не выдержит.
- …
- Дальше? А дальше все как положено. Только оптовый вариант. Через шесть часов железки стали растаскивать. Кто-то сам уехал, кого-то почетно вывозил эвакуатор. Я позвал, было, Чижика, но тот был уже утомлен чаепитием до горизонтально-ползательного состояния. Выручать меня приехал сосед.
- …
- Что? Из-за чего грузовик смел ворота?.. Да, выяснили. Водитель – пацан молодой, за рулем такого формата недавно. Даже, можно сказать, впервые. Родной водитель оказался на больничном, а ехать надо было. Поймали в коридоре шофера какого-то начальника: «Ты на «Урале» ездить умеешь?». «Я? Да, я… э-э-э… у-у…». «Вот и молодец!», и в кабину его. Завел он машину, она и покатилась под горку. Он нажал на тормоз, а тормоза – пневматические! Пока воздухом нужные ёмкости не заполнились, торможение не произошло. А ёмкости у этой дуры, тоже не детские! Вот и приехали…
- …
- А что, дальше? Дальше – больше! Приехал сосед, привязал меня морским канатом и потянул домой. По пути, мы забрали мою жену с работы. Едем тихонько, аварийками моргаем. Вы не знаете, … Р-р-ро…?...
- …
- Да, Роланд Федорович, кто это сказал, что два снаряда в одну воронку не попадают никогда?
- …
- А то, что умней оказался тот, кто сказал: «Никогда не говори никогда!». Вы, вот, каких водителей на дороге не любите больше всего?
- …
- А в прямом смысле, «не любите»!? Некоторые малолеток не любят, потому что они лихие да борзые, и на чужих машинах, как правило. Риск в сто килограмм, а крайнего не найдешь. Многие женщин за рулем ненавидят, потому что не знаешь, чего от них ждать. Даже сами женщины не любят других женщин на дороге. А я, больше всего, не выношу древних пенсионеров с телескопными линзами в очках. Перемещаются они, зачастую, на доисторических агрегатах, полученных путем скрещивания газонокосилки, швейной машинки и кофемолки. Половина механизмов там примотана трижды использованным скотчем, а вторую половину он придерживает лично, либо доверяет это близким родственникам. Но это все, ерунда, конечно. Пусть бы он ехал на чем угодно, хоть на метле, лишь бы по сторонам смотрел! Как они ездят… Как они ездят, эти водолазы высушенные!?.. Вы видели, как они едут?!!… Мне всегда кажется, что они смотрят не сквозь свои линзы на дорогу, как полагают окружающие, а на сами линзы!, потому что дальше смотреть, все равно бесполезно. Вцепится такой лесовичок в руль всеми побелевшими пальцами, втянет лысую голову в плечики, выпученные глаза на окулярах сфокусирует, и считается, что он едет. Маневры совершает! Игра такая: «Чик-чик, я в танке!» называется.
У таких дедушек, жена всегда в качестве штурмана. «Толик, ты опять светофор пропустил. Будь внимательней! Смотри: сейчас будет поворот, я тебе скажу когда начинать крутить. В какую сторону, помнишь? Или, подсказать?». Счастье дедульки в хорошем штурмане. Вот, если с женой повезло, значит, до юбилея доживет. Или, хотя бы, до дома доедет. Полбеды еще, если дедок местный, городской. Они, хоть как-то, адаптированы к жизни! Но, если это колхозник из Кугутяповки «по делам в Город» приехал, - всё!!! Для меня, лучше три часа в пробке простоять. Лучше пусть одни женщины-ученицы по дорогам ездят, чем с таким автомобилистом на узкой дорожке встретиться!..
- …
- К чему лекция? А к тому, что мы встретились!!! На узкой дорожке… За Большим проспектом, перед мостом, там, где сужение дороги, машины перестраиваются с четырех полос движения на две. Ну, Вы знаете. Да, все это место знают. Там всегда медленно и печально все происходит. Все ж - взаимно вежливы! Никто никого пропускать не хочет! Самим же некогда, а тут остальные прутся! Ну, нам торопиться не с руки. Мы – в связке! Ползем тихонько, никого не трогаем. Аварийка, как светомузыка, канат – в руку толщиной! Как его можно не заметить?!..
- …
- Да ничего, спасибо. Я спокоен. …Все двинулись. Сосед проехал чуть вперед, а я то, пока трос не натянется – не могу!.. пошевелиться… Через пару метров сосед опять стал, и между нами образовалось, вожделенное пустое пространство. Все вокруг его правильно восприняли: повожделели и угомонились! Все, кроме этого, … , п-пережитка. Надо ж было, именно в эту минуту, именно в правом ряду, и как раз на уровне этого чёртова пространства, оказаться этому герою войны… восемьсот двенадцатого года! На «Мустанге», на своем, эксгумированном! … Он включает левый поворот, … предупреждает участников движенья о своих маневрах! И торжественно въезжает между мной и соседом. Трос натягивается. И я, по независящим от меня причинам, бью своим разбитым носом ему в бок. Сижу и смотрю на него. «Ну, вот, умный, ты, человек, дедушка?». Ну, вот, правда! Вот, что ему скажешь? Ему скажи, хоть что-нибудь, а у него ж наверняка сердце слабое. И уже внутри закипать стало, но я все-таки сдержался. Не стал бить дедушку. И кричать на него не стал. Две мысли только, сильно беспокоили: «Как там сосед? И как теперь ущерб различать от первого и от второго?».
- …
- Да, нет. На этот раз, все закончилось быстро. Долго стоять нам не позволили. Объездных дорог нет. Движение здесь и без нас вялое, а с нами, … корни пустить можно. Анахронизм дедушкин пострадал не сильно. Бок только помялся – но его это не портило. А двери, у него, оказывается, и раньше не открывались с этой стороны. Мне, в принципе, и так терять было нечего. А, соседу, к счастью, ничего не досталось. Поэтому, слегка пожурив, деда, мы разъехались.
- …
- Не торопитесь, Рафаэль Федорович. До драки той, еще далеко.
- …
-Извините, Ро-ланд Фёдорович. Ну и озорники, ваши родители. Имечко придумали. Без допинга не запомнишь. А долго рассказываю, чтоб Вы прочувствовали мое состояние перед дракой. Для объективности восприятия. Едем, значит, мы дальше. Ну, казалось бы, - всё! Все эмоции испытали. Все стрессы получили. Во всем поучаствовали. Хватит! Теперь, только переживай, да жалуйся! Ведь не может же, третий снаряд угодить в общую воронку двух других! По теории вероятности никак не может. По любым законам природы не должен. Никак! … Угу! Никак… Еще как! Это в теории «вероятность» не велика, а на практике, «вероятностей» столько… И, ведь, уже почти до дома доехали. Это ж последний поворот был! … Жена, после второго ДТП, пересела ко мне в машину. Хоть и не положено пассажиров в аварийном, буксируемом автомобиле перевозить, но мы решили так: она со своей стороны будет стариков отгонять, а я - со своей. Чтоб никто нас больше не разлучал с соседом! И вот, Ромуальд Федорович, при выходе на финишную прямую, мы попадаем в третье дорожно-транспортное, будь оно трижды не ладно, происшествие!
На последнем перекрестке, а светофора там нет, нам нужно повернуть налево. Мы, находясь на «главной дороге», занимаем крайнее левое положение, то есть оказываемся посередине дороги. Останавливаемся, пропуская встречные машины, ждем, чтобы спокойно пересечь полосу встречного движения, и оказаться, наконец, на своей родной, совершенно безлюдной и безмашинной улице! Стоим мы себе, пропускаем, а машин много, движение не просто оживленное – оголтелое! У меня-то, аварийка работает, я ж поворот включить-показать никак не могу, поэтому все, кто меня обгоняет, интуитивно делает это справа, просто потому, что слева, уже по встречной… Но нашелся! Нашелся-таки, один умник, который решил обогнать слева. Сосед в этот момент, как раз, поехал. А я, как известно, пока тросик не натянется … Начать поворачивать, я не успел. Шумахер этот как дал в меня сзади! Я с таким ускорением полетел вперед, что мы с женой шарахнулись лбами в стекло и высекли искру!.. И, тут, натянулся тросик… Машину развернуло, как карася на удочке. И, понесло, естественно, на соседа! Сосед рванулся, почуяв неладное, и стал скакать по дороге, прямо в машине. Я, только успел подумать, «Хоть бы канат порвался!», и сильно нажал на тормоз. После чего, уже соседа понесло на меня, потому, что канат не порвался.
В общем, сосед мой родился в рубашке. Его машина остановилась в сантиметре от остатков моей. Вот так, побывав в двух авариях, он остался без единой царапины, как на себе, так и на своем железном друге. Зато, я!… Зато, мы с женой!… Шумахер оказался не простым человеком, а человеком, с «большими» родителями. Он позвонил папе, и к нам сразу приехали толпы важных людей на джипах. Нам объяснили, что мы сильно виноваты, в том, что мальчик пострадал и придется его машинку отремонтировать.
Вот здесь, Фёдорович, я почувствовал, что теряю спокойствие и начинаю звереть. Вот тогда, кстати, я уже способен был, как Вы утверждаете, затеять драку. А разве Вы бы не затеяли?… А я, не затеял!!!… Я, - по совету друзей, коих уже вся улица собралась, сказал приехавшим гаишникам-гибедедешникам, что у нас есть пострадавшие, и указал на жену. Жена, сидела на переднем, пассажирском сиденье нашей бывшей машины, с расквашенным носом, и жаловалась на головокружение и тошноту, намекая, тем самым, на сотрясение мозга.
Сосед извинился и откланялся, пожелав мне всяческих благ. Я его поблагодарил и тоже извинился. Мол, не гневайся, друг! Видишь, как вышло!
Потом я позвонил своему брату – Жорику. Так и так, говорю, надо зафиксировать последствия, лучше в тяжкой форме, чтоб было чем, защищаться от Шумахера. Отвези, нас с женой, пожалуйста, в БСМП. Пока Жорик ехал с другого конца города, я, с пацанами с улицы, оттолкал остатки транспортного средства в свой гараж. Приехал Жорик и мы втроем отправились в больницу. К этому моменту уже наступила ночь. Было одиннадцать, начало двенадцатого. Вы, Ро-?…?-Ланд! Фёдорович, сериал «Скорая помощь» видели?
- …
- Ну, так не мне Вам рассказывать, что наша Больница Скорой Медицинской Помощи – БСМП, не имеет с ним ничего общего! Приехали, значит, мы, а в приемном покое – очередь! Нормально? … Мы заняли. За семейной парой. Люди держали на руках шестнадцатилетнюю дочку, без сознания от передозировки наркотой. Перед ними, в очереди был украинский строитель, упавший с третьего этажа. А перед строителем, очень полная женщина, которая громко стонала от резких болей в животе. И самым первым в очереди был маленький мальчик, обваривший себе руку. Его сопровождала вся семья. Он хныкал. Высокая, дородная нянька, наверно дежурная, вышла к очереди и сказала:
- Не сорите тут! И не шумите. Ждите тихонько своей очереди. Сейчас врачи кофе допьют, и всех примут… Когда допьют, тогда и примут! Они ж тоже люди. Понимать надо! Вас тут прорва целыми днями и круглосуточно, а им даже кофейку выпить некогда! И не надо стонать, женщина! Я и побольнее вас видела. И, ничего, терпели люди, … сколько могли. Мне тут еще всю ночь всякие стоны да крики слушать. Имейте сострадание! А то взяли моду, аппендицит какой-нибудь схватит, а они орут как будто полживота оторвало! Вот если б Вы пришли на работу, и Вам весь день кто-то стонал над душой, Вам бы понравилось?…
В этот момент входная дверь открылась и въехала санитарная каталка. На ней лежал пожилой мужчина с пробитой головой. Из раны сильно текла кровь. Следом шла рыдающая женщина.
- Гена!, - кричала она, - Гена! Не умирай! Спасите его! Только не умирай! Как же я без тебя буду-у-у?…
- Женщина, не орите! – сказала памятникообразная нянька. – У меня здесь даже больные не стонут! А она здоровая, как покойник, голосить вздумала!
Я спросил ее, почему «как покойник»?
- Потому, что покойники не болеют! И скажите своему Гене, чтоб не пачкал тут кровью. Я только что полы помыла. Мне, что, теперь всю ночь со шваброй за вами бегать? А ну, везите его в смотровую без очереди, а то он мне все тут позаливает!
Гена приоткрыл глаза и запел: «Секс-Бомб, Секс-Бомб!.. Та-да-да-да-да-да! Секс-Бомб!»
- Так он пьян! – поставила нянька диагноз. - Ну, значит, быстро очухается. Алкаши, как огурчики, выкарабкиваются вмиг. Только лекарства на них зря переводят. Они и так живучие…. А вот и доктор…
Вернулись врачи, начали прием. Нянька раздала всем баночки и велела сдать мочу на анализ. Родителям обморочной девушки, она пригрозила: «Не вздумайте свое наливать!».
У всех взяли на анализ мочу, кровь, перхоть… Измерили температуру, давление, рост, вес, кредитоспособность, и отправили делать снимки повреждений. После того, как нас перефотографировали, снова собрали всех в приемном покое и велели ожидать результатов анализов.
Пока анализировали наши анализы, обморочная девочка пришла в себя и требовала шоколада. Падший строитель сам наложил себе шины на все четыре конечности. Полная женщина посинела и, перестав стонать, начала хрипеть. Маленький обваренный мальчик повзрослел и разучивал с бабушкой стишки про раскаченного бычка. Гену забинтовали, теперь кровь текла сквозь бинты. Суровая нянька подставила ему тазик в изголовье. Он уснул и захрапел, периодически вымурлыкивая «Секс-Бомб, Секс-Бомббррр-мрр-мрр…». А мы с женой рассказывали Жорику про все три аварии нашей машины.
Потом медики понаставили диагнозы и начали лечить больных, согласно припоминаемым из института параграфам учебников. Ребенку сделали укол от столбняка, смазали и перевязали обваренную руку и отпустили домой. Синюю женщину отправили в операционную, к другой бригаде врачей. У строителя обнаружили гастрит и стали искать по всем карманам медицинский страховой полис. Девочке-наркоманке сделали промывание и вызвали доблестного сотрудника внутренних дел, чтоб он ее допросил. А Гену?!… Гену – выписали! У него обнаружили легкое сотрясение мозга и выпихнули домой. Его даже попытались стряхивать с каталки, чтоб не умыкнул инвентарь. Жена его разрыдалась пуще прежнего.
- Что вы делаете? Гиппократы долбанные! У него ж полголовы нету! Как же его выписывать? Какое сотрясение? Какого мозга? Врачи называется!.. Да у него мозга, отродясь не было! Вы посмотрите, с него уже полтазика крови натекло! А вы выписываете. Гена! Как же так? Гена!!! Куда ж я с ним?! Да как же ж так? А-а-а-а… Ге-на-а-а-а….
Их удалили из помещения и стало тихо. К нам никто не подходил и, какое-то время, мы опасались задавать вопросы. Но, потом Жорик сказал: «Ребята, вы ж знаете, у меня Сашка на сносях…». Сашка, это его жена. Она уже вторую неделю на десятом месяце беременности.
- Люди, ей нервничать нельзя. А уже второй час ночи. Сейчас проснется, нафантазирует, что я ей изменяю, и малыш осиротеет не родившись. Даже ваши показания под присягой не спасут. Давайте, как-то пошустрим их там.
- Скажите, доктор, а нам еще долго ждать? – спросил я у гром-няньки.
- А вы, кто?
- Моя жена, пострадавшая в аварии. Нам бы, документ, подтверждающий травму.
- Ишь, ты, шустрый какой, документ ему сразу. Сначала диагноз надо выявить. А для этого, надо сдать анализы. Вот вам, баночка, начните с мочи.
- Вы что, издеваетесь!? Мы час назад вам мочу сдавали!.. Жрете вы ее, что ли?.. Она головой ударилась, при чем тут моча?
- А в моче, может кровь от удара быть! И не хамите мне тут! А то будете на улице ждать! Если сдавали, значит, готовят их! Вот, мне принесут результаты, я их доктору передам, он дальше разберется!
- Кто должен принести?
- Не ваше дело!..
Начались поиски анализов. Разыскали почти все, кроме самого главного, рентгеновских снимков. Одни, их сделали и передали дальше, а другая их не получала, и «не морочьте голову». Пришлось устроить очную ставку.
- Вы кому передали наш снимок?
- Да, вот, Ирине Александровне.
- Ирина Александровна, куда Вы дели?
- Да ничего Вы мне не давали! Я забрала только снимки Швыдченко, Семеновой и Ященко.
- Ну, правильно! Мы про Ященко и говорим! – сказала специалист по снимкам. – Вы же, Ященко, девушка?
- Нет. Я – Талалаева.
- Как, Талалаева? Вот же написано – Ященко Г.Ю. Что вы меня путаете? Я вас запомнила хорошо.
- Г.Ю.?!.. Вы что же, Гену с моим диагнозом выписали?…
После этого начались поиски Гены. И про нас опять все забыли напрочь. К двум часам ночи, Фёдорович, мы кое-как получили желаемый документ. Ой, не дай Бог, в больницы попадать! Вылечат же, не спрячешься! На всю жизнь болеть перестанешь!
Жорик отвез нас домой и поехал к жене. А в четыре утра у нее начались роды. И, все бы хорошо, счастье же, сами понимаете, малыш рождается, только не все так безоблачно. Не выспавшийся Жорка, вез Александру в роддом, откуда она сбежала домой на помывку, буквально силой подсознания. У него в голове сплошная вата, а она верещит «быстрей-быстрей»… Ну, и, въехал он, со всего маху, в пожарную машину на перекрестке.
- Я на «зеленый» ехал, придурок!
- А я с мигалкой, видел?!
- А я – рожаю!!! Везите быстрей!
Сашка в аварии руку сломала в двух местах. Но, ребенок, слава Богу, не пострадал. Роды прошли нормально. Руку ей гипсом задекорировали под полку для книг. И стала она с этой рукой, как фонарный столб, несгибаемый. Для новоиспеченной мамы – сплошное неудобство. Малыша на руки не возьмешь, покормить не сможешь. Даже в туалет сходить без посторонней помощи – подвиг. Поэтому разрешили врачи мужу поселиться вместе с пациенткой, дабы помогал ей жизнедеятельность осуществлять.
А, теперь, Роланд Фёдорович, представьте: Жорка с Сашкой в роддоме прохлаждается, а я, мало того, что по четырем нашим ДТП бегаю, бумажки собираю, улаживаю все, так еще и к ним пару раз в день заскочить должен, харч закинуть. А харч этот, еще где-то взять нужно. Да, абы что, не вези. Нам исключительно не все можно. А я ж, «безлошадник», все на перекладных! И вот, прилетаю я в роддом, становлюсь под окно и кричу, чтоб выглянули.
- Жо-ра!…
Вы представляете, под окнами роддома все кричат, «Маша!», «Даша!», «Света!», «Лиза!»… А я, с накопленным за сутки остервенением, ору во все горло: «Жо-ра!!!»… Под соседним окном, толпа вызывала какую-то Лену. Про Лену тут же забыли, и посмотрели на меня. Человек пять, пьяных крепышей, шумно задышали ноздрями, глядя в мою сторону. Две девушки из их компании застыли, открыв рот.
- Жо-ра!!!…
Пацаны перехватили бутылки Шампанского горлышками вниз. Жора выглянул в окно.
- Привет! Принес?
- Привет, папаша, поздравляю!
- Спасибо! И тебя, тоже. Ты, как там, один справляешься, с машинами-то?
- Нормально! Как Саша?
- В порядке. Держится. Но с постели пока не встает.
- Привет передавай. Целуй, пусть выздоравливает. Как маленький?
- Такой красивый парень получился, не поверишь!
Вокруг меня собралась толпа, всех тех, кто в это время проведывал рожениц во всем роддоме. Из всех окон выглядывали удивленные женские лица. Мы с Жориком почувствовали себя солистами в Большом театре и замолчали. Но вместо аплодисментов, Роланд Федорович, если я не путаю, мы, а точнее я, получил по морде. Как прыгнул на меня один из пьяных спортсменов с криком «Ах, вы, гнойные …!!!»…
- ...
Да, что Вы? Не собирался я выражаться в Вашем кабинете! Как Вы могли обо мне такое подумать? А вот тот горячечный выразился. Ну, Вы поняли, как. «Из-за таких, как ты,… - горланил он, - моя жена сына родить постыдилась!» И кинулись они всей толпой на меня, и давай мне мстить, за то, что у Лены дочь родилась, а мы с Жорой пацаном хвастаем…
Да и побил-то я их, вовсе не потому, что сильнее, или, как Вы говорите, скинхед. Просто, так у меня за сутки накопилось! Так мне разрядка по сердцу пришлась… Я сам от себя не ожидал, что могу так колошматить. Я и в детстве-то драться не любил. А тут, в голове прямо стучит: «За маму! За папу! За ворота! За «опля»! За дедка! За Шумахера! За Ященко … Гену! За пожарку! За светофор! За Сашку! За наших! За президента! Получайте! Все Вам! Ничего не жалко! Вот Вам харч! Вот Вам страховка! Вот Вам трос! Держите! Не стесняйтесь! Куда же Вы? Я не закончил! Пацаны, не торопитесь! А ну, вернитесь! И нечего тут падать! Разлегся он! На тебе! Синеет он! Получи! Не дышит он?! Я тебе покажу, кто из нас гнойный! Слышь,… э-э-э! Э-э-э, дыши, давай!»
А теперь, сам суди, начальник дорогой, затеял я драку, или драка меня затеяла, да раззадорила?

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

borshkovsky: Да, жизнь, она разная! Если следак не гад, то все поймет... Хорошо написано, весело. Читал, с удовольствием спотыкаясь на "родных" русских оборотиках...   (21.09.2006 12:24:54) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Юнона


Случайное произведение

автор: Romario


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008