Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
То, брат, не тоска (стихи)
Фотография в стиле "ретро" (стихи)
Напёрстки (стихи)
Ночное. В Петербург. Двадцать второго. (стихи)
Буп буп (стихи)
Пилоты уходят в небо (стихи)
ПОДВИЖНАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ (нечто иное)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Кто ясно мыслит, ясно излагает

(Никола Буало)

Rambler's Top100







Youngblood

Романовъ(глава3)

Викторр>

Вы - 1303-й читатель этого произведения

2 глава.

Только послушайте, что пишет Нечаев! Он говорит, что
надо уничтожить всю царскую семью. Браво Нечаев!
То, что не удалось осуществить этому великому
революционеру, сделаем мы.
В.И.Ленин

Шёл уже четвёртый год войны, страшной мировой войны. В первый международный конфликт стран, государственных интересов, амбиций лидеров стран вмешивалось с каждым годом всё больше и больше территорий, независимо от того хотел ли народ воевать или нет. В Российской Империи творилось что-то страшное: голод, нарастание революционного движения, заговоры, предательства, убийства. Воздух начала 1917 года был пропитан чем-то очень странным, воздухом непривычным в России. Этот воздух окутывал людей, заставлял думать их о несчастьях ближайшего будущего, заставлял бояться завтра.
В то время Царь Николай II находился в Ставке, которая располагалась в Могилёве, жена же его и дети находились в Царском.
- Одна проблема за другой! Господи, за что же мне это,- чуть ли не крича, сказал Николай.
- А что произошло, Царь-батюшка?- посмотрев удивлённым взглядом на Императора, спросил генерал Дубенский.
- Да вот опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я даже отвечать не буду,- как бы со злобой проговорил Император,- нет, ну ты посмотри, что пишет: « Единственная возможность водворения порядка — Высочайший Манифест об ответственности министров перед Государственной Думой, увольнение в отставку всех министров и сформирование нового кабинета лицом, пользующимся общественным доверием.» Ох, этот Родзянко. Хочет, чтобы ему поручили сформировать кабинет.
- А как вы думаете, Николай Александрович, правда ли всё то, что он пишет в письме?
- Да про волнения то… Конечно же всё это враньё…
Но глаза Императора не были уверены в том, что это враньё. Они были какие-то нервные, по ним было видно, что у Царя в голове была мысль, которую требовалось немедленно осуществить. Это и заметил Дубенский.
- А где генерал Алексеев то?- спросил через несколько секунд молчания Император.
- Его к прямому проводу вызвал Великий Князь Михаил Александрович.
- А ему что нужно?- оскалившись, проговорил Царь.
В помещение, где располагался Император и генерал Дубенский, в маленькую палатку вошёл молодой человек лет тридцати пяти. Это был генерал Алексеев. Он прошёл вглубь, отдал честь Николаю и сел на один из стульев.
- Николай Александрович, разрешите доложить?
- Я слушаю тебя, голубчик.
- Только что я общался с Великим Князем Михаилом Александровичем. Он подтвердил те сведения, которые вчера сообщил Родзянко. Также Михаил Александрович считает, что водворение порядка возможно только при роспуске Кабинета Министров, который в данный момент возглавляет Протопопов. Следует составить новый Кабинет при помощи Родзянко и Князя Львова. Эти лица пользуются общественным доверием.
Николай II пристально смотрел на лицо генерала Алексеева, внимательно слушал все слова, ловил каждый звук. Он не верил в то, что происходило. Да и не могло такого произойти в Российской Империи. Где угодно, но не в России. Конечно, страна истощилась во время войны, устал народ, утомился, но всё-таки русский человек умеет долго терпеть. Так почему же так получалось?
« Нет, здесь что-то не так, - проговорил про себя Николай Романов, встав со стула и ходя по помещению, - нет, это не русский народ… Неужели… Предсказание Авеля… Сбывается. За всем эти кто-то стоит. Подымает он народ русский на борьбу. Жид.»
Знал Император о закулисных играх, которые вели тайные организации. Много уже заслушал он докладов от жандармерии. Заслушивал и знал, что далее следует указать делать полиции. « Казнить, нельзя помиловать, » - Император всегда точно знал, где стоит ставить запятую. Но однажды Царь испытал настоящий шок, когда к нему с одним из докладов явился член Тайной Полиции и принёс конверт. Дело было в 1907 году. На так называемой новогодней открытке был изображён Император Николай в виде жертвенного петуха, приготовленного еврейским раввином для ритуального убийства. У Императора все волосы зашевелились, по коже прошли мурашки.
Алексеев и Дубенский сидели на стульях и смотрели на бесцельную ходьбу Императора. Хотя, может быть, она не была лишена смысла. Возможно, Царь принимал очень важные решения о дальнейшей судьбе России. Так оно и было. Николай знал, что придёт такой день, когда надо будет спасти Русь. Знала и жена это, некоторые члены Царской семьи. Имя же спасенью Родины - Анастасия Николаевна Романова.
Молчанье нарушил какой-то солдатик, вбежавший в Ставку.
- Ваше Императорское Величество, вам письмо от Председателя Совета Министров князя Голицына.
Солдат проговорил это очень быстро, подвёл руку ко рту для того, чтобы прикрыть его, который почему-то именно в этот момент решил зевнуть. Затем стал стрелять глазами по всем углам помещения, между тем не забывая чесать лицо. Алексеев, увидев эту сценку, подумал: « Вот это дисциплина в российской армии. Ужас. Куда катится страна?»
Император долго не мог понять, что надо этому солдату, голова была занята совершенно иными мыслями. Сообразив, что требуется взять письмо, Николай подошёл к солдату. который пристально глядел на Царя.
« Интересно, не забудет отдать честь Императору,»- размышлял генерал Алексеев и, представив себе такую картину, тихонько засмеялся.
Но солдат не забыл. Он отдал честь, что сделал и Николай, протянул конверт Царю, отдал ещё раз честь и тихонько-тихонько, робко спросил:
- Я могу идти?
- Да, голубчик, пожалуйста.
Солдат вышел из помещения Ставки, Император же с жадностью, нетерпеливостью стал открывать письмо. С такой же жадностью прочитал его. В один момент нетерпеливые глаза превратились в глаза, которые говорили: « Как всё надоело!» Содержание письма сводилось к тому, о чём Императору докладывали последние три дня. Бунт, беспорядки в Петрограде.
- Генерал Алексеев, пожалуйста, телеграфируйте главнокомандующим северного и западного фронтов приготовить к отправлению в Петроград некоторые воинские части. А генерал-адъютанту Иванову я приказываю принять на себя руководство подавлением мятежа. Великому Князю же Михаилу Александровичу ответьте, что я благодарю его за совет, но что я сам знаю, как мне следует поступить. А ответ на телеграмму Князю Голицыну я составлю сам…
- Будет исполнено Николай Александрович.
Уже вставая и отдавая честь Императору, Алексеев понял, что Николай хочет ещё его о чём-то попросить, о более интимном и личном.
- Генерал Дубенский, вы можете идти.
Генерал поднял со стула своё грузное, толстое тело, посмотрел в спину Императора, пожал своими широкими мужицкими плечами и вышел прочь.
- Я попрошу вас ещё об одном одолжении. Пожалуйста, соедини меня с Царским. Требуется поговорить с Императрицей Александрой Фёдоровной. Только, чтобы в помещении никого не было и никто в него не вошёл. Охраняют вход солдаты, пользующиеся вашим доверием. Исполните?
Николай посмотрел на Алексеева. Его лицо было серьёзно, правая бровь опустилась ближе к глазу. Генерал прокручивал в голове, словно в мясорубке, все слова, сказанные Царём. Зачем такая скрытность?
- Как только будет исполнено, я доложу вам о готовности к переговорам с Царским.
« Готовность к переговорам. Такого ещё не было. Ну и в сложное же время мы живём,» - анализирую свою речь, сказал про себя Алексеев.
- Я могу идти?
- Конечно. И большое вам спасибо.
Генерал улыбнулся своей великой белоснежной улыбкой, вызывающей у людей прилив настроения, и вышел из помещения. Николай II, казавшийся хладнокровным и спокойным человеком при общении с генералами, не был таким. Маска, маска на лицах человека творит чудеса. Если вы боитесь всего на свете, наденьте маску бесстрашия – и вы уже ни какой не трус, а сильный волевой человек, преодолевающий свои страхи. Если вы не красивы, наденьте маску стервозности – и вы уже законченная стерва, которая пользуется повышенным вниманием у мужчин. Николай Романов тоже пользовался таким прекрасным изобретением человечества, которое не хочет быть самим собой. Он надел мраморную маску, стирающую все проявления чувств на лице и мимику. Ни одна морщинка, ни один нервный узелок не дернулся, хотя в душе всё кипело, переваривалось. Нужно держаться, держаться. У царствующих особ должна быть выдержка. Но Император не мог скрывать своих чувств. Царь присел на стул, приложил свои высохшие бледные руки к лицу и тихонько заплакал. Всё-таки не идеальная эта штука, порожденная цивилизацией – маска.
***
«Все европейские государства граничат друг с другом, и только Россия граничит с Богом,»- сказал в 1900 году австрийский поэт Р.-М. Рильке, стоя на краю террасы Большого дворца в Петергофе и смотря на взметнувшиеся вверх, к небу, к Богу, струи великого фонтана Самсона. За ним простирался голубой, играющий на солнце своей чистой, кристальной водой, Морской канал, который вёл в Финский залив.
Да, только Россия граничит с Богом. Творение мастеров архитектуры удивляло, удивляет и будут удивлять. Петергоф с его величественными фонтанами, Царское село с зелёными, изумрудными садами, ухоженными руками старательного садовника, Стрельна – морская резиденция России с великолепным дворцово-парковым комплексом, имеющим многовековую историю. Патриотическая идея величия России, величия нации, населяющей страну,- всё это и выражают памятники архитектуры, которые построены Царями династии Романовых. Пройдя голыми ногами по английским и французским садам, стоя около фонтанов и молча слушая журчание воды, вникая в каждое слово, которое так хочет сказать капелька, но не может; ты понимаешь, что находишься в раю, из которого так давно был изгнан род человеческий. Бог протянул руки, чтобы построить рай на земле, на земле русской.
Царское село… Мощь, красота, величие. Всё, что присуще архитектуре Царской России, всё, что заложено в каждый памятник, сохранено и в Царском.
В одном из живописных парков пригорода, в Александровском парке Царского села, располагается дворец, который до недавнего времени считался лишь садовой декорацией. История жестока, очень жестока. Её всегда пишут победители. Они её и написали. Александровский дворец является последним дворцом, где проживал Николай II и его семья. Заложен он был по указанию императрицы Екатерины II Великой для своего любимого внука, Александра, и его невесты, Елизаветы Алексеевны.
Дворец, построенный в великолепном стиле классицизма, представляет собой вытянутое в длину двухэтажное здание с двумя флигелями по обеим сторонам. В центре главного северного фасада находится великолепная сквозная колоннада коринфского ордера, состоящая из двух рядов колонн.
В левом флигеле Александровского Дворца находится Лиловый Кабинет. Лиловый цвет –такой манящий, зазывающий и очень интимный. Этот цвет очень любила Александра Фёдоровна, жена Николая II. Загадочный цвет загадочной женщины. Шёлковая материя сиреневого цвета, натянутая на стены комнаты, заставляет погрузиться в жизнь, но не в повседневную, а в жизнь с удовольствиями, которые так переполняют нашу планету, но которые трудно достать. Императрица всегда стремилась взять от жизни большее, поэтому она совершенствовалась, читая философскую и религиозно-мистическую литературу, которая наполняла книжные шкафы, покрашенные эмалевой краской цвета слоновой кости. Воздух комнаты был пропитан ароматом ландышей и сирени, которые целыми корзинами привозились с Ривьеры. Около единственного окна этого кабинета располагался стул, на котором сидела Императрица, изящно и смело, высоко подняв голову и расправив свои худые плечи. А иногда Александра Фёдоровна читала, работала, сидя на кушетки возле стенки, рядом с которой стоял столик с телефонным аппаратом.
И в данный момент Императрица читала книгу на немецком языке, как вдруг звонко, во всю комнату загремел телефон, будто уже сообщая неприятное известие, хотя и не зная сути разговора.
Александра Фёдоровна вздрогнула, положила развернутой книгу на кушетку и сняла трубку.
- Да, Императрица Александра Фёдоровна.
Мужской голос в трубке сообщил о том, что с Царским хочет поговорить Император.
- Соединять, Ваше Высочество?
- Да, конечно же.
Несколько секунд были слышны какие-то шорохи, грохоты. Они прекратились. Мужской, такой знакомый голос начал свой разговор.
- Добрый день, моя Аликс.
- Добрый день, Николя. Ты так давно не звонил? Ты совсем забыл о нас.
- Я не хочу говорить о сторонних вещах. Я позвонил по важному, очень важному делу. Слушай меня и не задавай никаких вопросов до тех пор, пока я не изволю закончить.
- Хорошо, дорогой.
- Аликс, уведомили ли тебя о том, что происходит в Петрограде?
- Да, конечно же. Протопопов рассказывал мне о бунте. Он уверял меня, что всё находится под контролем и из по него выйти не может. Хотя Волков усомнился в докладах Протопопова и сказал мне, что доклад не соответствует действительности. Но я считаю, что это не так, в России революции быть не может.
- Ты ошибаешься Аликс, глубоко ошибаешься. Помнишь 11 марта 1901 года, помнишь?
В трубке молчание. Лишь слабое дыхание, которое перешло в беспокойный хрипловатый голос.
- Предсказание Авеля… Неужели они сбываются…
В глазах Императрицы стало мокро, будто песок и ветер попали в них, щипали, щурились. Потекли слёзы, скатывались по лицу к уголкам губ, сжатыми со всей силы, которой у этой худощавой женщины было совсем немного. Всхлипывание превратилось в плач, надрывающий душу и заставляющий сердце биться бешенным ритмом.
- Дорогая, успокойся. Всё будет хорошо. Послушай и сделай так. Настасью нужно спасать. Отправляй её в Германию. Всё как было задумано нами. Вместо Настасьи во дворце будет жить Катерина. Сделай это во имя спасения русского народа и династии Романовых.
- А мы, как же мы, Николя. Неужели ты не спасёшь себя, свою жену и детей?
- Дорогая, от судьбы не убежишь. Не убежишь. Эта мера, возможно, временная. Если всё будет восхитительно, то Настасья вернётся домой. А пока…
- Хорошо дорогой, хорошо.
За окном начал моросить мелкий дождь. Дождь и солнце, светящее с неба и греющее планету, растения, животных, людей. Нет ничего красивее, чем смотреть на дождь при свете солнца, смотреть как капельки сверкают, словно колье из драгоценных камней, украшающие даму. А после нескольких минут нет ничего красивее смотреть на радугу, которая встаёт там, где-то за деревом, за лугом, за рекой. Радуга появляется ниоткуда и уходит в никуда, подарив людям несколько минут хорошего настроения, которого так недостаёт в нашем мире, где царит зависть, зло. А радуга смотрит свысока на людей, охает, качает головой и говорит: « Люди, поднимите ваши глаза, посмотрите в небо, это бескрайнее синее небо. Оторвите глаза от земли, чёрной, как уголь, промокшей и грязной от дождей. Оторвитесь от диванов, кроватей, подойдите к окну, посмотрите ввысь и улыбнитесь широкой весёлой улыбкой!»
Ещё час был занят телефон Царского. То в нём слышались голоса, то гробовое молчание, а то просто вздохи и плач, который нёсся с огромной скоростью от Александровского Дворца до ставки, расположенной в Могилёве за сто километров от Царского села с его парками и поражающими воображение ландшафтами.
* * *
В сиреневой комнате на кушетки сидела Императрица Александра Фёдоровна и девочка лет пятнадцати-шестнадцати. Это была Анастасия Романова, дочь Царя Николая II. Бледная, тощая принцесса сидела, сгорбившись и согнувшись, уткнувшись своим чистыми ясным взором в пол. Чистые, как родниковые капли воды, слезинки капали из глаз на руки, положенные аккуратно на колени. Императрица также плакала, то смотря со стороны на свою дочь, то также уткнувшись в пол, как Анастасия, то поглядывая искоса на мужчину, сидящего в кресле возле столика. Молодой красивый мужчина сидел в глубоком кресле и смотрел на слёзы женщин, всем своим видом показывая непонятность того, зачем их лить. Закинув ногу на ногу, руки положив на стол и стуча по нему тонкими длинными пальцами, он склонил голову на бок и прищуривал глаза. То был граф Апраксин, заведовавший делами Государыни. Старый друг Царя и Императрицы, проверенный самим Распутиным, он служил уже давно Царской семье. Апраксин прекрасно знал, что придёт тот день, когда его попросят выполнить одну очень важную просьбу, от которой зависит слишком много. И вот настал тот день, час, настало то мгновение, когда от одного мало кому известного человека зависит продолжение рода Романовых, зависит судьба государства Российского.
- Пора. Пора моё солнышко. Не стоит терять время, сейчас каждая минута важна, каждая минута может стать решающей.
- Да, маменька, как скажите.
Анастасия встала с кушетки, взяла в руки чемодан, стоявший возле кровати, поставила его около графа Апраксина, подошла к Александре Фёдоровне и сказала.
- Мамочка, я тебя очень сильно люблю. И папочку, и всю нашу семью. Я буду по вам скучать, очень сильно, очень.
- Дорогая, это временно. Скоро всё пройдёт, утихнет народ русский, подняты на борьбу проклятыми безбожниками. Всё будет хорошо.
Дрожащим голосом, тихим и мелодичным, Анастасия попросила благословления. Прикоснувшись губами ко лбу дочери, Императрица сказала.
- Бог благословит. Поезжайте.
Граф Апраксин встал с кресла, взял в левую руку чемодан, подошёл к Александре Фёдоровне и поцеловал ей ручку.
- Берегите мою дочь и берегитесь сами. Поезжайте с Богом.
- Проводите нас, маменька.
- Нет, доченька, изволь уж, я это делать не буду.
Взяв Анастасию за руку, граф Апраксин повёл девушку к двери. Но рука её дрожала, она вся дрожала, боясь больше никогда не увидеть свою любимую мамочку. Поэтому глаза смотрели на мать, голова была повёрнута в другую, противоположную сторону от двери. Но Александра Фёдоровна не хотела больше смотреть на то, как покидает её дочь. «Да, это на время, на время. Скоро она, моя дорогая Настя, приедет в дом родной. Скоро снова буде играть, веселить нас всех, ухаживать за братом,»- успокаивала себя Императрица, хотя там, в глубине души почему-то была уверена в том, что в последний раз видит свою дочь. Человек больше расположен к плохому. «Обернуться, посмотреть в последний раз. Увидеть эти чистые, блестящие голубые глаза. Это милое лицо, постоянно улыбающееся и светящееся от улыбки. Да, в последний раз,»- проговаривая про себя, Императрица обернулась. Пустая комната. Никого нет. Вокруг тишина.
Она подбежала к окну, ещё мокрому от дождя и увидела, как Настасья садится в автомобиль, смотря на Александровский дворец, на окно такого родимого человека, как матери. Заметив фигуру женщины, Анастасия поднесла руку к губам и послала воздушный поцелуй в окно. Машина тронулась и вскоре скрылась за деревьями. Никто в течении пяти дней в Александровском Дворце не видел графа Апраксина.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Gerr Koff


Случайное произведение

автор: Julia


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008