Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Тайная жизнь моего компьютера (фэнтези и фантастика)
Последняя мысль (стихи)
Запах весны (фэнтези и фантастика)
Я. Ты. (стихи)
Рояль и я... (стихи)
Узник маленькой планеты (фэнтези и фантастика)
Успеть (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Если хочешь быть впереди классиков – пиши предисловия к ним

(Эмиль Кроткий)

Rambler's Top100







Youngblood

Под звездой

Dach>

Вы - 3589-й читатель этого произведения

Облачное небо серебрилось кромками растянутых туч, то и дело прикрывая лик луны крыльями дымчатой фаты застенчивой невесты. Лес в долине среди ломаных скал сплетничал сам с собой, передавая шепот ветра от липы к березе, от березы к клену... Не меньше, чем луна, давала света и звезда по имени Маяк. Далекая, но очень яркая и лучистая. Она мерцала среди мириады других звезд, представляясь тем, кто ее видел, алмазом в короне, в окружении россыпи мелких бриллиантов. Вот в этом двойном неверном свете и пробирался с грацией дикого зверя сквозь ковер из кустов крупный мужчина в поношенной одежде, давно потерявшей естественные цвета. Непритязательная куртка на его плечах была покрыта узорами стяжных швов. Прохудившийся плащ надоедливой кошкой обвивал ноги, мешая идти. Отчего мужчина выдавал перлы высокохудожественного солдатского наречия. Шаловливый ветерок тут же подхватывал слова и разносил их далеко вокруг. Выбравшись на скалу, путник остановился и слегка ошарашено уставился на открывшуюся его взору картину. Ночная долина, погруженная в сонные шорохи и птичьи крики, заботливо стерегла руины большого некогда замка. Мужчина нахмурился и протянул правую руку вперед, будто хотел пощупать увиденное. Перед ним в прохладном воздухе засветилось нечто, отдаленно напоминающее меч. Опомнившись, человек вновь ругнулся, опустил руку, и меч пропал. Путник замер. Блики лунного света, перемежаясь с тенями облаков, не спеша ощупывали его лицо призрачными пальцами. Русые волосы, растрепанной паклей свисавшие до лопаток... Борода многолетнего бродяжничества... Серо-зеленые глаза под тонкими лезвиями бровей... Обычное лицо обыкновенного северянина из тех, что живут либо в дремучих дебрях тайги, либо в глубине стылых серых фиордов. Никто не обратил бы на такого внимания в более-менее крупном поселении Триды или Верхней Вереви. Если бы не тщательно скрываемый шрам. Шейная повязка путника сбилась и только поэтому луна и Маяк смогли коснуться прозрачными белыми лучами бугристого ожерелья этого шрама, охватывающего всю шею мужчины. Под платком рубец смыкался в нигде не разорванное кольцо. Из-за него и слухов, с ним связанных, мужчина кое-где получил прозвище Второгод. Буйвальф Хиргенсон оторвал взгляд от долины, глянул в небо и улыбнулся. Он любил ночь, напоенную странными пугающими звуками привычных в общем-то явлений.
Набежала особенно большая туча, бросив на мир густую тень. Порыв ветра табуном призрачных коней примял непоколебимый ковер за спиной путника и толкнул человека, как порой толкает толпа на базаре, шатнувшаяся прочь от драки. Полы плаща взметнулись черными крыльями, испещренными многими дырами. Так порой дракон показывает свой возраст... Ветер помчался дальше, в долину, подхватив слова, брошенные странником через темноту окружающего мира:
-Я снова здесь, Грендальг. Мы еще доиграем нашу историю. Я здесь...
1.
Ночь очистилась от облаков, убрав все преграды взорам луны и звезд. Человек осторожно ступил в руины, стараясь держать в поле зрения как можно больше пространства. Не то, что в первый раз... В день, когда ушла жизнь.
Буйвальф прошел пол площади и остановился невдалеке от чудом сохранившегося домика, увитого сухими лианами, когда-то дававшими кислые целебные ягоды цвета жидкой крови.Теперь же они цепкими путами держали в целости каменную постройку. Жаль, дверь не удержали. Старую, деревянную дверь... Через которую в Тот раз до них донесся голос. Предложивший сыграть в одну игру. Та ночь принесла им с Хельгой разные подарки. Ей - покой и общество предков. Ему - нечто совсем другое...
Второгод негромко позвал:
-Выйди, игрок.
Черный провал входа в дом шевельнулся тусклым хороводом искр и отозвался шорохом, сложившимся в слова:
-Пришел... Доиграем...
Буйвальф безмятежно глянул в ночное небо и сказал:
-Ставки на этот раз?
-Они не изменились..., - отозвалась тень.
Хиргенсон вздрогнул и хмуро уточнил:
-Жизнь против свободы?
-Верно.
-Жизнь, - Буйвальф на миг вернулся в далекое прошлое. Юный болван тех дней легко бы согласился... Как тогда. И проиграл. Тень забрала жизнь Хельги... В наказание за отказ продолжить игру. Всхлипывая и сотрясаясь, юнец сбежал, захотев жить. Ему даже в голову не пришло, что... Что умрет не он.
Тогда, на скалах, он осознал все, что случилось. И умер в первый раз. Для себя. С воем проклятий нацарапал клеймо на щеке. Знак раба долга. И умер во второй раз. Для родичей. За годы странствий попал под нож гильотины в одной из южных стран. Где умер в третий раз. Для мира. Но один некромант заставил Буйвальфа подняться из чертогов смерти. Полтора десятка лет работы на колдуна не прошли даром. Сначала вернулись ощущения. Затем чувства. Потом память. И спаялись с приобретенными знаниями... Случилась еще одна смерть, с которой он освободился от власти гиблой магии. Колдун так ничего и не понял. Смерть не невозвратна. Если ей послужить, то она может явить милость...
Нетерпеливое шипение оторвало от воспоминаний:
-Играем?
-Да, - склонил голову воин. И ночь вокруг пустилась в танец заморских дев, искрящихся прозрачными одеждами...
2.
Огромное голубое небо над головой несказанной громадой рухнуло на мальчика своей бездонностью. Морозный воздух щипал кожу. Меховая одежда не мешала карабкаться на скалу. Туда, где гнездились чайки. Метр, еще метр. Кипа веток и пуха. Птенцы, издающие звуки не хуже точильного круга. Что это? Мальчик нахмурился. У одного из птенцов была сломана лапка. Руки бережно взяли существо и спрятали за пазуху. В сумку же пошли яйца из нескольких соседних гнезд. Будет что добавить к обеду семьи... А лапку птенца надо будет полечить. Жалко все-таки...
Низкое красное небо над головой рабскими кандалами придавило мальчика к скале. От жары спекалась кожа. Уже давно он не носил никакой одежды. Только сумку для сбора яиц скалистых птиц. Добравшись до нескольких гнезд, мальчик скривился. Яиц уже почти не осталось. Птенцы вовсю орали, требуя жратвы. Раб присмотрелся к выводкам. У одного из птенцов была сломана лапа. Не долго думая, малец схватил увечного и свернул ему шею...
В руинах тень чуть подалась из дома и снова застыла. Буйвальф содрогнулся сквозь сон и прошептал:
-Милосердия...
3.
Осажденный посад пал. Дикари ворвались в кром и начали резню. Один из последних воинов на негнущихся ногах добрался до хором и чуть не упал. Наружу выскочила девушка с ножом в тонкой руке. На долгий миг глаза воина охватили ее всю: от рыжей косы, превращавшейся ночью в водопад тончайшей нежности, до тонких лодыжек, не раз трепетавших во время грубоватых ласок. Зеленые глаза широкими колодцами ужаса уставились на двор. Оттуда донесся рев нападавших. Воин торопливо развернулся и шагнул вперед, закрывая собой молодую жену. Пять мечей разом вонзились в его тело, выталкивая наружу сгустки красной руды, дающей жизнь всему на земле. Воин глухо зарычал и сделал еще шаг, отдавливавая врагов прочь. Ноги подломились и он рухнул на ступени хором. Торопливые ноги безжалостно прошлись по спине, ломая кости. Надрывный вопль схваченной грязными руками женщины разорвал ему сердце.
Окруженная крепостца сдалась. Воины леса ворвались вовнутрь на спинах защитников и устремились к заветной добыче. Цепкие глаза одного из них остановились на крыльце одного из домов. При виде воина губы пришельца лишь скривились. А вот девка в дверях зажгла в дикаре неведомый огонь. Под стать ее волос, красных как огонь. Испустив дикий крик, захватчик бросился к дому вместе с четырьмя соратниками. Враг успел лишь повернуться и принять в себя пять мечей. Раздраженно повергнув мужика на ступени, грабители ворвались в дом и вцепились в девчонку. Увидев засаленные пальцы соплеменников на ее коже и волосах, услышав жалобный крик, глазастый дикарь заревел и уверенно вонзил меч ей под левую грудь. Соратники гневно заорали, оскорбленные в лучших чувствах. Но не посмели выступить против... Он свирепо рявкнул, выгоняя воинов. Сам же на миг опустился рядом с ней на колени, воровато срезал прядь волос с головы и гневно закричал. После чего выскочил наружу. Бой еще не был закончен.
Тень на руинах придвинулась еще. Буйвальф стоял неподвижно, обливаясь потом. Лишь губы его выдавили слова:
-Любви... Защиты...
4.
Разве можно быть одиноким среди городской суеты, праздника, друзей? Оказалось, можно... Он шел по площади в компании собутыльников - порубежцев. И не чувствовал рядом их присутствия. Только довольные крики, тычки и пойло. Человек тоскливо глянул на друзей. Ведь не один год рядом. А не чувствуют, как ему необходима простая поддержка, доброе слово, хватило бы обоюдного молчания в трудную минуту... Но такого нет. И не будет. С каждым днем все ближе и ближе это страшное чувство одиночества. Как то раз он видел на поле боя латника. Казалось бы, все части доспеха целы, крепки... А когда с мужика сняли броню, глазам тех, кто был рядом, предстало кровоточащее месиво. Как это похоже на одиночество. Кровь под броней...
Тень и воин смотрели друг на друга. Оба не сдвинулись с места. И Буйвальфу показалось, что тьма искрится чем-то новым, похожим на капли дождя. Он пробормотал:
-Одиночества...
-Ты выиграл, - отступил хозяин руин.
5.
Они взобрались на скалу в тот момент, когда солнце выглянуло из-за гор. И небо взорвалось сиянием утра. Второгод, еще не веря случившемуся, крепче прижал к себе Хельгу. Женщина, как оказалось, прожила здесь все эти годы. Взгляд воина скакнул на развалины. И ему показалось, что в сгустившейся тьме там, внизу, стоит черная фигура. Буд-то сама ночь не пожелала уходить. Тень медленно растворилась в сумраке. Буйвальф прошептал:
-Ставки не меняются, пока не доиграешь...
-Что? - вздрогнула Хельга.
-Ничего... Все в порядке.
В небе все так же горел Маяк. Ветер по-прежнему шелестел среди кустов, травы и облаков.
-В порядке, - повторил Хиргенсон. И повел невесту... Нет, жену... Прочь от старой жизни.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Неждан: Мне тоже показалось, что рассказ заслуживает внимания. На фоне оснвоаной массы "фентези", имеющейся на Янгбладе, произведение вообще можно назвать неп...   (11.01.2007 8:23:36) перейти в форум

Неждан: Выбран характерный для жанра несколько пафосный слог - решение спорное, но это решение автора, он имел на него право. Однако при этом текст сбивается...   (11.01.2007 8:26:34) перейти в форум

Полтавцев Александр: Хорошо проработанное произведение, но я опять (в который раз!) мало что понял. Суть вершащейся под звездой Маяк игры до меня лично не дошла. Милосерди...   (19.01.2007 5:52:31) перейти в форум

Полтавцев Александр: Но вообще красиво написано....   (19.01.2007 5:52:50) перейти в форум

Shining Moon: Согласна с Нежданом, короткие предложения сбивают с ритма. НО! Длинные фразы такой необыкновенной красоты, что затмевают все остальное! За великолепну...   (02.07.2007 8:10:36) перейти в форум

yoszik: форматирование текста ни к черту. Больше абзацев. Должен быть ритм. Читать очень трудно. Меньше описаний -больше действий. И слова попроще.   (20.07.2007 1:11:38) перейти в форум

yoszik: И короче предложения. Слишком много прилагательных и наречий.   (20.07.2007 1:12:22) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Uldemir


Случайное произведение

автор: Roman


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008