Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Нарушение (фэнтези и фантастика)
Игра в побег (эссе)
Привет, друг! :) (проза)
Тень исчезнет, если включить свет (нечто иное)
Без весны (стихи)
Серьёзные забавы Часть III (фэнтези и фантастика)
Я. Ты. (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Перечитывайте написанное, и если вам попадется особенно изысканный оборот, вычеркивайте его

(Сэмюэл Джонсон)

Rambler's Top100







Youngblood

Хроника глобального бреда - кн.1, ч.2

Frolov>

Вы - 4214-й читатель этого произведения

КНИГА ПЕРВАЯ


ЧАСТЬ ВТОРАЯ


1

Когда Павел Галстян бывал в Москве по делам компьютерной фирмы, он удивлялся странным переменам в земляках, которых знал когда-то в Ереване. Встречали его радушно, сразу же поселяли не в гостиницу, где дорого, а у кого-нибудь из своих и как-то сразу забывали. Каждый обещал позвонить, попроведать, помочь деньгами, советом, нужными связями, чтобы он скорее справился со служебным заданием... и никто не звонил, никто не приходил. С трудом, но он справлялся и сам, не желая навязываться занятым людям.
К необходимости давать взятки был привычен. Везде одинаково - и в Москве, и в Ереване; и суммы почти те же. Только дома могли дело затянуть, а здесь все делали быстро: очень уж большая очередь "благодарных" с подношениями ушлым чиновникам. Нельзя затягивать, нужно быстро собирать деньги - вдруг уволят, и не будет другой возможности!
У Павла все хорошо получалось; не зря посылали именно его, умевшего поладить с людьми и не быть обманутым. Ведь требовалось отбирать к закупке весьма ценный товар, а не какой-нибудь бросовый!
Дилеры, конечно же, пытались надуть, а служащие таможни и многоуровневой администрации получить сверх "своего" еще и лишку, на ходу придумывая несуществующие, но якобы законные требования, усложняющие оформление закупленного оборудования. Обычное дело!.. Галстян вовремя "смазывал" нужные шестеренки, и механизм сделки не буксовал.
Не взятки были неожиданными в Москве, а слишком уж видимые изменения в характере некоторых знакомых: скромные, честные, вежливые у себя на родине, в чужом краю они быстро становились ухватистыми, пронырливыми... даже наглыми. Какая-то жадность к легким дурным деньгам сводила ребят с ума; мало того, что обманывали чужих, могли теперь обмануть и своих земляков - лишь бы сорвать куш! Легко преступали закон, даже до низкой уголовщины опускались. И не только воровали и мошенничали: могли и в подъезде ограбить, чтобы добыть деньги на наркотики. Вот еще новая чума!.. Но стоило кому-то "отхватить" более-менее серьезные деньги, как сразу же становились одинаковыми - и разбойники, и бизнесмены. Вели себя как настоящие нувориши, разбрасывая добытое направо и налево. Бахвальство было просто отвратительным: им казалось, что они "прославляют" тем самым свою нацию и родную страну.
Павла увиденное сначала очень удивило: неужели здесь все становятся такими?.. Приглядевшись получше, он понял, что нет. Но и другие уже не были такими, как раньше!
Они не стали мошенниками или ворами... они очень много работали и шумно веселились потом в кавказских ресторанах, приглашая туда и Павлика. За общим столом - между танцами и выпивкой с национальными закусками, под звуки армянской музыки - захмелев, они как-то наперебой "изливали душу": говорили, что все надоело, что очень... очень устали и хотят вернуться на милую сердцу родину. Вот побудут здесь еще годик или два и обязательно вернутся!.. Уезжали потом куда-то за город продолжать веселье с молоденькими русскими девчонками.
Наутро уже никто не вспоминал, что хочет в Армению, к очагу предков: вновь пускались в коммерческие и финансовые авантюры, и не могли остановиться. Никто не возвращался.
Павел понял, что произошло: эти дорогие ему ребята одурманились властью шальных денег. Чего проще добыть их в Москве! И прогулять без остатка.
Их души и сердца стали черстветь и холодать, как будто в глаз каждому из них попала такая же льдинка, что и Каю из сказки "Снежная королева" - и они, как тот несчастный мальчик, отдалились от своего прошлого, жили теперь чужим настоящим. Влившиеся в общую массу далеких от родной страны людей, они остались "земляками" и перестали быть армянами, сохранив лишь на время свой природный облик и свой язык; стали "ничейными", как все эмигранты на чужбине.
Они никогда не смогут жить так, как жил Галстян. Их московские дети и внуки будут уже и выглядеть не так, и говорить иначе, постепенно забывая свои истоки насовсем.

Понимал Павел и чувства москвичей: не раз был очевидцем стычек южных гостей с русскими парнями. Он ставил тогда себя на место горожан и думал, как реагировали бы армяне на то, что в Ереване так много приезжих. Да ладно, если русских! А если мусульман?..
Везде чуждый говор, на каждом рынке чужие люди заправляют; везут афганский героин, грабят квартиры и людей на улицах. А на стенах, допустим, надписи "Аллах акбар!" Вот "акбар" тебе, и не иначе!
Ох, как не понравилось бы это ереванцам!.. Они никогда не простят туркам геноцида 1915 года, когда за одну ночь было вырезано полтора миллиона армян. В память тех событий установлен монумент "Мать-Армения" - вечные слезы Матери Всех Армян не дадут их душам покоя.

Галстян разговаривал как-то с русским парнем, выражал удивление, что москвичи мирятся с такой обстановкой.
- А что сделаешь? - отвечал тот. - Любой протест запрещает закон; его содержанием патриотизм приравнивается к нацизму - он унижает своих и защищает чужих. Где такое видано? Законы принимает Дума, а много ли в ней русских?.. И русские фамилии еще часто носят давным-давно уже не русские!
Мы не нацисты, мы нормальные патриоты! Многие кавказцы и среднеазиаты привозят к нам свой уклад жизни: хотят и в России жить так, как жили у себя в ауле - как будто никуда не уезжали! И в Европе так, и в Америке так... везде. При этом хотят пользоваться всеми свободами европейской цивилизации и вести себя так, как им вздумается. А на своей родине чужому воли не дадут!
Пусть русский приедет на Кавказ или в Среднюю Азию и начнет пить, воровать, грабить, таскать местных девчонок по баням и пикникам. Что ему оторвут?.. Сам знаешь. И оторвут быстро, не обращая внимания ни на какой закон! Национальный эгоизм не в русских.
Наш закон запрещает выражение недовольства напряженностью в миграционной политике, считая это разжиганием национальной розни; власти покрывают им свое бездействие, и ответственными за эксцессы объявляют недовольных граждан.
Известно, что каждый закон кем-то лоббируется - так вот этот закон "продавили" взяточники! Им выгодно, когда приезжий платит быстрее и больше, чем "свой", поэтому пускают сюда кого угодно. Москву уже несколько раз взрывали!.. А ты видел по телевизору, как громят Европу "благодарные" иммигранты? Скоро и у нас так же будет!

Павел соглашался. Он помнил Москву 1980 года, когда приезжал сюда на экскурсию вместе с другими отличниками учебы - поездку оплатили республиканские профсоюзы и Ереванский горком комсомола.
Летняя Московская Олимпиада только что состоялась и столица, специально украшенная к ней, была очень хороша!.. Ребят поселили в пригородном пансионате с хорошим питанием, чудесной природой и большим озером. Неделя пролетела быстро: студенты объездили весь город, были в лучших музеях и мавзолее Ленина, в Московском университете, в Олимпийской деревне... само собой, посетили ГУМ и ЦУМ. Всем все очень понравилось!
Тогда они не видели на лицах москвичей даже тени недовольства "чужими" - люди были очень приветливы; экскурсанты и студенты МГУ обменивались адресами, приглашали друг друга в гости.
И такое теперь... Мало того, что легко обзовут "чернозадым", так могут просто убить! Молодые стриженые ребята привяжутся из-за пустяка и запинают до смерти - сколько уже случаев было!.. И ведь неспроста. Тот русский парень, Владимир, еще пояснял:
- Они выражают стихийный неосмысленный протест: им не нравится, что приезжие заполонили все рынки... мошенничают, нанимают русских за грошовую плату, возят их девчонок в бани... "скупили" всю милицию и ведут себя как хозяева жизни, соря везде неправедно нажитыми деньгами.
А тем ребятам не до богатства! Они живут впроголодь, не могут найти простой работы с достойной зарплатой, не могут учиться. Не могут жениться, наконец!.. - не на что. От безысходности многие начинают "колоться" и воровать. Получается, что они лишние в собственном городе! О них вспоминают только тогда, когда нужно послать кого-то на очередную войну.
Мы не против присутствия кавказцев или таджиков в Москве!.. Но не всех и не в таком количестве. Джавахарлал Неру говорил: "Я рад любым обычаям, приходящим в мой дом, но я против тех, которые валят меня с ног". Обрати внимание на то, как в Москве относятся к евреям. Почти никак!.. Их никто не замечает, они свои. Потому что их немного, они давно живут с нами и живут так же как мы, не строя никаких собственных "аулов".
Конечно, в семье не без урода... нацисты есть и у нас. Вот к ним и надо сполна применять закон! Но весь народ России не может быть нацистским - протестуют-то самые обычные граждане. И еще: в большинстве случаев чернокожих, таджиков, цыган и кавказцев бьют и убивают за то, что те везут наркотики в Россию.
Ну невозможно уже терпеть народу разгул наркомафии!.. Милиция не в состоянии бороться с обрушившейся на молодежь лавиной наркотраффика. Разве не жаль погибших и погибающих от этой заразы ребят?.. Вот и мстят, как умеют, их друзья обнаглевшим наркоторговцам за своих товарищей. А к молодым патриотам, желающим выгнать из страны чуждую нечисть, пытаются применять уголовную статью за разжигание национальной розни.
Да при чем тут национальная рознь!.. Дело вообще не в национальностях или цвете кожи. Если бы приезжие вели себя достойно, их никто и не тронул бы!
Я помню армянского мальчишку Эдмонда Багдасаряна - он прекрасно выступал в телеигре "Самый умный", а в зале сидел его отец со слезами счастья на глазах. Этот благородный человек вызывал искреннее уважение: наверняка ведь работает от зари до зари, а сумел еще и сына вывести "в люди"! Выросший в Москве паренек станет российским дипломатом. Такие везде нужны... милости просим!
Не нужны террористы, бездельники, преступники, которых очень много. Высылать их надо из страны - пусть уезжают туда, откуда приехали! Разумный контроль над миграцией необходим, а его практически нет. В цивилизованных Европе и Америке делать это не стесняются, а нашим, гляди-ка - слабо!
Сами по себе приезжие строители и торговцы не очень-то мешают. Но мы же умеем строить и без них!.. И на рынках справимся: пусть русские сами привозят с юга фрукты и торгуют ими. Если специально снизить налоги, то это будет очень выгодно! Южане продадут им свой товар с удовольствием: куда им его девать, кроме России?.. У них никто его больше не купит! А зачем же их самих сюда пускать? Пусть наши все организуют!.. Хоть не обидно будет, когда свои так же "разжиреют" - да и чужих заодно меньше станет.
Неужели так трудно до этого додуматься?.. Чем занята голова у властных лиц? А я тебе скажу: набиванием собственных карманов! Я уже говорил, что с южанина легче получить взятку, вот и не собирается никто ничего менять; дожидаются, пока за предательство их начнут вышвыривать из страны вместе с иноземцами. Надеются, наверное, что благополучно сбегут - капиталы-то у них давно за границей!
Так не успеют: когда начнется "заваруха", их перевешают еще по пути в "Шереметьево-2". И это обязательно будет... поверь моим словам! Мне парни из "Русского национального единства" сказали, что все предатели в "черном списке" у их главарей и за ними все время следят. Вот так!..
Демократия хороша в необходимую меру, иначе она способна погубить сама себя: нельзя допускать ее "разгула", когда все делают, что хотят. Как только возмущение бесконтрольной миграцией в Россию накопится, граждане вполне демократически проголосуют так, что от "зарвавшейся" демократии не останется и следа. А то и без всякого голосования просто сметут нынешнюю власть!
Народ может долго терпеть бедность, но не чужое национальное превосходство. Пока нынешним законом зажимают глотку патриотам, изображая борьбу с нацизмом, им же толкают недовольных к настоящим нацистам. А тем "палец в рот" не клади!.. И народ их от души поддержит. Кремль тогда не то, что пикнуть - пукнуть побоится!
...Ты, Паша, ехал бы отсюда и больше не приезжал, а то не ровен час и тебе достанется.

Лешка в бункере как-то заинтересовался происхождением наций: как случилось, что все люди разные? Попросил Орлова рассказать об этом, обещал ведь он!.. Александр отвечал охотно, потому что спать после ужина еще не хотелось.
Начал со слов Хорькова:
- Ты говоришь, Леша, что все люди разные - это вовсе не так; ученые определили, что все живущие на Земле произошли от одной женщины, можно называть ее Евой. Если не принимать во внимание цвет кожи, то единственное серьезное отличие людей состоит в разной окраске глаз и волос: самая малая часть голубоглазые и светловолосые, а остальное большинство - темноволосое и кареглазое.
Первых настолько мало, вряд ли даже сто миллионов из шести с половиной миллиардов всех людей, что их появление можно считать случайным и малозначащим. Как бы кому-то ни хотелось, нормой нужно полагать все же темный цвет волос и глаз, а голубоглазость и светловолосость - не то, чтобы патологией, но просто исчезающими признаками. Не надо из этих отличий выводить теорий о расовом превосходстве: нацисты - преступники, а не герои!.. Давно доказано, что чернокожий умственно ничем не уступает белому человеку, если его вовремя обучить всему, чему учат белого; тем более что в иных климатических условиях черная кожа осветляется всего за две тысячи лет.
Вот насчет голубых глаз не знаю!.. Ты замечал, что все котята рождаются голубоглазыми, а вскоре их глазки "дружно" желтеют? Это значит, что голубая окраска радужки глаза может возникнуть у любого существа - человека или животного - случайным образом. Хотя не лишены смысла и другие предположения.
Современный человек, кроманьонец, появился как-то "неожиданно" и мозг его был намного более развитым, чем у неандертальца - это произошло около тридцати тысяч лет назад. На развитие такого мозга нужно очень много времени, а тут - непонятный ученым "скачок"!.. Потом и атланты появились: высокие, голубоглазые, светловолосые. Нет достоверных фактов нахождения их останков, однако найдены огромные гробницы, в которых вроде бы их хоронили. А кого же еще тогда?.. И существует множество сходных описаний их внешности.
Скорее всего, атланты все-таки жили на Земле и созданы они были инопланетянами: не могли они появиться "просто так"! Вот для чего? Для "выведения" новой расы, очередного "улучшения" людей?..
Думаю, что нет. И тогда, и сейчас пришельцы активно осваивают ресурсы планеты - я уже говорил об этом. Несомненно, что это именно пришельцы: если бы мы жили здесь одновременно, только в разных измерениях, люди настолько мешали бы неизвестным, что те просто истребили бы их! А они ничего... не трогают землян.
Их экспедиции всегда были малочисленны и могли требовать посторонних рабочих рук для разработки ископаемых - не землю "лопатить" конечно, а обслуживать приборы и технику. Потому, возможно, они и ускоряли развитие людей, чтобы получить себе человека-помощника.
Помнишь, я говорил о "подмешивании" генов инопланетянами земным людям?.. Со временем эти помощники остались без хозяев: то ли перебазировались они, то ли погибли - не имеет значения. Атланты без них одичали, стали жить первобытным строем; окружающие племена из обычных людей использовали как источник рабов... по старой памяти, когда и их эксплуатировали! Это рабовладение описано в разных источниках.
Не очень ясно отчего, но Атлантида затонула десять-двенадцать тысяч лет назад - то ли от таяния огромного ледника на севере Европы и Америки, то ли по другой причине. Возможно, что под материком образовалась огромная пустота, в которую она и провалилась; инопланетяне ведь не просто земные недра осваивали: их могло интересовать что-то, находящееся под планетной корой, в мантии. Военные моряки много раз рассказывали об обнаруженных с атомных подлодок неизвестных базах и странных кораблях в пучине океана - со дна моря легче и незаметнее добуриться до мантии Земли, вот и хоронятся они там.
На Атлантиде, я думаю, они до того "добурились", что она и ухнула вглубь!.. Не случайно писали, что та катастрофа произошла всего в один день, а не постепенно, как сейчас - тогда земной "шарик" не переворачивался. А дальше было вот что.
Немногие спасшиеся атланты осели на Ближнем Востоке и на территории Индостана - везде они смешивались с давно жившими там аборигенами, пришедшими из Африки. Их потомки образовали племена этрусков на месте позже возникшей Финикии (сейчас государство Ливан), а также племена ариев на месте нынешней Индии. Этруски первыми пошли с Ближнего Востока в Северное Причерноморье и через Балканы - в Южную Европу. Существует гипотеза, что это были предки славян.
Некоторые исследователи культур считают даже, что само слово "этруски" означает "это русские" или просто "русские"; по крайней мере, в языке этрусков и русских так много общих и похожих слов, что роднить их вполне возможно. Весьма вероятно и то, что этруски переняли от египтян, живших по соседству с Ближним Востоком (а может, наоборот - те от них?), культ бога Солнца Ра. Со временем они ушли еще дальше на север, но следы этого культа надолго сохранились в обрядах язычников-славян: древние русичи даже реку Волга называли Ра, связывая ее, видимо, с тем водным путем, по которому путешествовал якобы в своей лодке верховный бог.
И во времена атлантов, и задолго до них многочисленные орды выходцев из Африки словно "туристы" расселялись везде и не давали покоя никому. Вытесненные ими из Индии арии пошли через Среднюю Азию, Северное Причерноморье и Поволжье в Северную Европу, образовав там племена арийцев. Попутно они оставили некоторый "след" в славянах и сохранили с ними историческую связь.
Прогнавшие их африканские переселенцы позднее тоже пошли в Европу "обратным ходом" через Кавказ, по пути еще "подвинули" на север предков славян и арийцев и образовали эллинские, италийские, иберийские и галльские племена на месте нынешних Греции, Италии, Испании и Франции. Они и Древний Рим создали на месте бывшего поселения этрусков.
Таким образом все народы, заселившие юг и центр Европы, Северную Африку и Азию объединяются единым семитским корнем. Это, в основном, евреи и сходные с ними - как русские с украинцами - арабы; живущие рядом цыгане - это бывшие семиты-кочевники. По месту проживания эти народы называют себя в Европе испанцами, португальцами, французами, итальянцами, греками, например; а в Азии - турками, арабами, евреями, персами, индусами и многими другими. Монголоиды стоят немного наособицу, но и они - тоже из Африки.
В Северной и Восточной Европе преобладают арийцы и славяне, имеющие древнее атлантическое происхождение; африканские чернокожие сами по себе остались африканцами; американские же индейцы - это потомки наших чукчей, перешедших на неизвестный им прежде материк десять тысяч лет назад.
Что такое семитский корень?.. В Библии записано, что у спасшегося от потопа праведника Ноя было три сына: Сим, Хам, Иафет. В древнее время считалось, что от Хама произошли чернокожие, от Иафета "совсем" белые, а от Сима - как бы "средние", то есть персы, индусы, арабы и евреи; по имени их прародителя – симиты или семиты.
Веками великое переселение и смешение племен продолжалось и теперь от бывших этрусков и ариев не осталось почти ничего. Полнейшей глупостью являлась затея гитлеровцев согласно профанской расовой идее пытаться отличить в Европе евреев от неевреев, когда сама "верхушка" Рейха сплошь была черной-пречерной. Еще и славян объявили "вторым сортом" - таких же потомков атлантов, как и арийцы!..
Идея эта дурацкая и бессмысленная: если развить ее до абсурда, то получается, что для сохранения чистоты расы нескольких десятков миллионов человек надо истребить миллиарды всех остальных. Это что же, в угоду таким "мудрецам" я должен был бы убить своих преступно кареглазых мать и брата, а в живых оставить невинно голубоглазых отца и себя?.. Не угада-али: я лучше самих нацистов передавлю!
И главное: зачем она, эта "чистота"?.. Я уже сказал, что для коренного землянина нормой является именно темноволосость и кареглазость, а вовсе не случайная белесость как некий исчезающий признак былой и лишь гипотетической принадлежности к "высшему кругу". Ведь реально никакое отличие во внешности не дает его обладателю никаких преимуществ: способности у всех одинаковые, а "голубой" крови не бывает!
Все равно мы все перемешаемся, это неизбежно. Зачем тогда "бучу" затевать?.. Мне вот, например, брюнеточки очень нравятся. А тебе, Леха?
- Нормально, "с пивом" пойдет!
- Ну что, спать будем?.. Павлик вон храпит уже!
- Ага, давай спать. Только скажи еще... а Павел от кого?
- Армяне, курды, таджики и многие другие от персов произошли.
- Таджики же мусульмане!..
- Ну и что? Об этом потом. Спи, давай!
- Расскажешь?
- Ладно.

2

После восьмого класса поехал Саша на трудовую практику в пригородный совхоз; тогда и на каникулах ребятам не очень-то давали расслабляться. Иллюстрация эпохи: все, как один - в трудовом строю!
Работа на полях была тяжелая, но не долгая - по четыре часа в день; в основном прополка капусты, лука, морковки. Рядом с лагерем располагалось большое озеро, недалеко и река; после работы купались, рыбачили. Кормили отлично, настроение было прекрасное - как в строчке известного стишка: "Хорошо в деревне летом пахнет сеном и... дымком!" Вечером пели песни у костра, и устраивали танцы под радиолу.
Друзья научили тогда Александра исполнять на гитаре первую простенькую песенку в несколько аккордов. Песня была об американском летчике во Вьетнаме, и вся прямо дышала суровым заграничным мужеством: каждый воочию представлял себя этим летчиком.

Я иду по взлетной полосе-е,
Гермошлем захлопнув на ходу-у.
Мой "Фантом", как пуля быстрый, в небе голубом и чистом
С ревом набирает высоту!..

Пелось о бое с русскими истребителями и о том, как "Фантом" этот "над Вьетконгом был в последний раз...".
Двадцать дней прошли быстро! Заплатили небольшие деньги - рублей по сорок-шестьдесят; Александр купил себе фотоаппарат "Зоркий-8С" и недорогую гитару. Умел уже и на баяне играть, и на балалайке в народном оркестре - в музыкальной школе научили, но это было все как-то "не то": в СССР уже наступила целая новая эпоха, "эпоха электрогитар"!.. Еще брат Володя, теперь уже ходивший в морях на большом круизном лайнере, незадолго до того выпиливал гитары из каких-то досок - всеобщим увлечением тогда это было, поскольку в советских магазинах электрических гитар искони не водилось.
Парни постарше носили тонкие белые джемперы "водолазка" с высоким горлом, брюки клеш и двубортные пиджаки с воротником "в стоечку". Обязательным был большой чуб по самые глаза, а то и нестриженые "патлы" до плеч: под "битлаков" косили! Саша тогда о "Битлз" еще ничего толком не знал, его пора позже пришла.
В 1972 году впервые услышал Владимира Высоцкого: брат магнитофон купил. Когда родители уходили из дома, тогда Санька и включал его, чтобы они не услышали.
И чего таиться было?.. Смешно теперь: песни-то были вполне нормальные - и не матерщинные, и не "политические"; но какого-то, такого... "сомнительного" содержания. Хрипловатый голос доносил из динамика:

Ох, где был я вчера - не найти, хоть убей!
Только помню, что стены с обоями...
Помню, Клавка была, и подруга при ней -
Целовался на кухне с обоими.

Улавливал слова и удовлетворенно понимал, что не зря все же дурной славой певец отмечен - видно, и впрямь алкоголик он и "тюремщик"! Даже жалко становилось: пропадает человек. Другие песенки ничего показались, веселые - сильно понравились, особенно "Песня о слухах". А про войну он пел - аж "мурашки" по коже бежали:

По выжженной равнине за метром метр
Идут по Украине солдаты группы "Центр".
На первый-второй рассчитайсь! - Первый-второй.
Первый в ад, в рай второй -
Первый-второй, первый-второй, первый-вторро-ой!

Высоцкий тогда здорово запомнился, хотя и не понимал еще Саша высокого уровня и значения его немудреной вроде и даже "блатной" иногда поэзии: мал был. А ведь верно говорили, что Высоцкий - это Пушкин наших дней; он с болью в душе "прохрипел" все о нашей неуклюжей "совковской" жизни.
Строки "грязью чавкая жирной да ржавою, вязнут лошади по стремена-а, и влекут меня сонной державою, что раскисла, опухла от сна-а!" - где кувалдой по голове бьет чередующаяся раскатистая буква "эр", достойны сравниться со стихами великих поэтов. Понимание этого пришло потом: всему свое время.
Зато без конца ребята переписывали друг у друга альбомы "Лед Зеппелин", "Дип перпл", "Юрайя Хип", других групп. Высоко котировалась рок-опера "Иисус Христос - суперзвезда" - Александру она особенно нравилась.
В музыкальной школе его учили разбирать каждое музыкальное произведение "по косточкам". С удовольствием вслушивался в увертюру, пролог, развитие и кульминацию темы; отчетливо слышал стук молотков, которыми приколачивали Христа к распятию. А завершение темы и музыкальная кода были прямо душещипательные: слезы наворачивались, как жалко становилось Иисуса Иосифовича!..
Арии Христа и Марии Магдалины запомнились надолго своей мелодичностью и особенным тембром голосов; тогда же узнал, что партию Христа исполнял великий Ян Гиллан, солист группы "Дип перпл".
В 1974 году Орлов и его одноклассник Костя Стасенко наконец-то доросли до "Битлз" и "заболели" их творчеством. Четыре года прошло, как "Битлы" уже распались; это огорчало, но ведь они оставили огромное наследие!.. Ребята без конца "гоняли" заезженные магнитные пленки, на слух "снимали" тексты песен, бренчали на гитарах; с улицы через замерзшее окно смотрели и слушали, как взрослые парни исполняли песни "Битлз" в местном ресторане "Луч", в народе сочно и предельно емко прозывавшемся "гадюшник".
Саша научил Костю играть на гитаре, однако тот значительно его превзошел - просто молодец! Тут же "сколотили" в школе свой ансамбль и вскоре уже выступали на танцевальных вечерах. Сверстникам, да и взрослым нравилось их исполнение: пели с Костей дуэтом "в терцию", в пиковые моменты взвизгивали: "Йе-е!" - и весь зал "взрывался" ревом. Смельчакам в такую минуту удавалось иногда погасить люстры и происходило мгновенное "светопреставление" с еще большим ревом и свистом. Дежурившие на танцах для порядка учителя свет включали, недолго ругались и "детки" успокаивались, просто сияя от короткого "счастья"!
Не раз потом пели вместе на разных вечерах, свадьбах, на районной танцплощадке - везде, куда приглашали. Их пути потом немного разошлись: Стасенко стал инженером, Орлов медиком. А поскольку жили неподалеку, все равно остался Костя лучшим другом: недаром за одной партой в школе сидели!..
Много у них было общего, но иногда замечалось и некоторое различие в интересах. Костя, например, был "упертым" только в битловские песни, а Саше нравилась любая музыка: хоть народная, хоть эстрадная... да хоть опера! Везде находил свою прелесть.
Мелодии "Песняров" просто очаровывали!.. Нравились и "Лейся, песня", и "Самоцветы", и "Поющие гитары" - все нравилось! Наверное, от многочтения сложилась такая всеядность.
Костя-то читал немного: его увлекали лишь динамичный сюжет или некоторая быстро схватываемая совокупность данных, которые можно было так же быстро осмыслить; интерес его после этого угасал. Александру же больше нравилось долгое, "нудное" для других чтение, когда нужно много думать, охватывая широкие горизонты - такое, что приводило к важным открытиям в его мировоззрении. Косте не нужны были подобные открытия, он обходился малым, а Орлову везде нужно было "докопаться" до самой сущности всего на свете!
Интересно ему было, чем обусловлена такая разница; не понимал еще тогда: может, дело в самих книгах? Еще Высоцкий пел о том, что если "правильно" живешь, то "значит, нужные книги ты в детстве читал!"
А какие "нужные"? Высоцкий ведь имел в виду книги, которые делают человека героем; так и Костя, и Коробов Андрей именно такие книги и читали! Уж настолько ли они нужные?.. Не являются ли они эрзацем самого героизма, позволяющим побыть немного в "шкуре" очередного героя... разновидностью "диванного экстрима", заставляющего организм впрыснуть в кровь недостающую порцию адреналина? Наверное, являются, да только не в книгах вовсе дело.
Уже учась в медицинском институте, понял, что причина отличия в разном гормональном балансе у разных людей: от этого складываются разный тип обмена веществ и, как следствие, разные типы развития мышц и мозга. И мозг, и мышцы бывают "быстрыми" и "медленными". У Кости, по-видимому, они быстрые, а у Александра медленные; Костя - боец, охотник, а Саша – мыслитель, "дармоед". Вот и вся разгадка!
Так установлено природой для лучшего развития животной популяции: нельзя всем поголовно топать в армейских сапогах, например, и одновременно заниматься "науками" - каждому свое. Так что, если человек не осилил много учения, это не патология: и без него найдутся, кому "штаны протирать"!.. Вопроса "кто более ценен, герой или обыватель?" не стоит даже задавать. Ответа все равно нет - оба нужны: одному геройствовать, сгорая, другому каждодневно "мантулить".

Конечно, все люди разные, но их обыденная жизнь бывает удивительно сходна однотонностью и скукой. Пожалуй, большинство живет как-то мелко, незначительно - вот этим они как раз одинаковые! Да только нет в том никакой вины.
Мелкость жизни происходит не столько от типа мышления, даже не столько от биологических причин, сколько из-за общественных традиций приемлемости малого образования, узости кругозора, скупости внутреннего естества, чрезмерной увлеченности малозначимыми ежедневными проблемами и проблемками. Так принято, потому что не все люди способны заглянуть за границы обыденности.
Да и не надо! Им не нужно оправдываться тем, что "все так живут": их жизнь уже оправдана тем хотя бы, что им нужно растить детей и для этого много работать. Возможно, в этом и есть их идея - идея не быть героем!
Есть и иные: способные преодолеть границы. Они не намного лучше - иногда даже хуже тех, кто привык "вкалывать" каждый день; они просто способны выйти из общего круга, вырваться из чужой колеи!.. Опять же Высоцкий пел и о "чужой колее", и об иноходце, который "не как все".
Казалось бы: разве плохо достичь большего или просто другого, чем все? Когда как!.. Часто влечет таких "иноходцев" к фальшивому веселью, искусственному созданию "праздника души" для хоть какого-то удовлетворения недостатка собственной значимости и убиения скуки.
Куда только не заносит несчастных в этой душевной жажде без верного ориентира! И в гонку за шальными деньгами... и в наркоманию... и к сектантам всяким... и в тюрьму за чужое. Кого на войну тащит, кого в изматывающий большой спорт, кого в радикальную политику... Кого в магазин за вечной опохмелкой, кого - с двенадцатого этажа вниз непутевой башкой. Полно любителей "экстрима"!..
Только не подозревают они, что есть такие пути повышения самооценки и элементарного получения "острых ощущений", которые не создают для человека и общества лишних проблем.
Один - традиционная религия; в одержимости преклонения перед Богом верующие способны горы свернуть! Это подходит для всех, кто недалек умом и не хочет вредить себе и другим; так проще: долго учиться не надо! Но религия не может быть верным правилом жизни, поскольку основывается на слепой вере в нечто сверхъестественное.
Иной путь - наука; тяжелый самоотверженный труд. Вот где бывает самое полное и истинное наслаждение новым открытием значимого факта или теории - сравнимо с прыжком с "тарзанки"!.. Ницше писал: " Думаешь ли ты, что такая жизнь с такой целью слишком трудна, слишком бедна приятностями?.. Если да, то ты еще не узнал, что нет меда слаще меда познания! И лишь со старостью откроется тебе, что ты следовал голосу природы - той природы, которая управляет всем живущим через наслаждение...". Об этом наслаждении мало кто знает - лишь самим ученым оно известно.
Но и наука не оказывает скорую помощь!.. Наука - это очень долгий процесс, она озадачена проблемами далекого будущего всего человечества и не дает ответа на вопросы каждого дня в каждой судьбе. Много ученых людей и каждый толкует свое; в ученых к тому же рядятся разные маги, астрологи и телевизионные "психотерапэвты" - еще больше дурят голову! Трудно разобраться простому человеку в разнообразии мнений. За многие тысячелетия так и не получено одного верного и определенного ответа на главный человеческий вопрос: как жить правильно?
Как праведно, это понятно: десять заповедей никто не отменял! Но как правильно?.. Ведь не всегда праведно - значит правильно, это не одно и то же. И у преступника, и у праведника - своя правда, каждый по-своему прав; и не факт, что в какой-то конкретной ситуации прав именно праведник.
Верный ориентир должен быть... невозможно без него! Только ошибка, пожалуй, в том, что ищут его один для всех. Если всем жить одинаково, то такая жизнь станет серой и скучной, любое развитие цивилизации остановится. Грех всякой религии - ищущей Бога или равноправного коммунизма - в навязывании такого торможения.
Идеал не должен быть религиозным, потому что нравственные принципы любой религии несомненно хороши, но не тождественны идеалу. Слепая вера во чтобы то ни было к добру не приводит! И все по той же причине: одного идеала жизни для всех не может быть вообще, каждый должен найти его сам. Но как же трудно это сделать! Мечутся, мечутся люди, а лишь немногим удается. И удается ли?..
Хорошо, будучи молодым, выбрать себе учителя из числа тех, чья мудрость подтверждена временем и другими людьми; об этом писал еще Сенека в книге "Нравственные письма к Луцилию". Но не стоит допускать слепой веры в учение любого мудреца; нужно стараться заметить в нем слабые стороны - это лучше всего отрезвляет от угара преданности чужому гению.
И самому нельзя забываться: надо вовремя опомниться, когда покажется, что уже всех превзошел. Никогда всех не превзойдешь!..
Еще нельзя отчаиваться, если долго нет такого результата, в котором был бы точно уверен; результат здесь не главное - важнее сам процесс поиска. Сомнение часто лучше, чем уверенность, ибо не дает успокоиться и заставляет искать дальше.
Фридрих Ницше в книге "Так говорил Заратустра" возможным крушением судьбы предупредил и зазнавшихся героев от излишнего самомнения, и переставших быть героями от фатальной потери ими идеала:
"Ах, я знал благородных, потерявших свою высшую надежду. И теперь клеветали они на все высшие надежды.
Теперь жили они, наглые, среди мимолетных удовольствий, и едва ли их цели простирались дальше дня.
"Дух - тоже сладострастие", - так говорили они. Тогда разбились крылья у духа их; теперь ползает он всюду, и грязнит все, что гложет.
Некогда мечтали они стать героями - теперь они сластолюбцы. Печаль и страх для них герой.
Но моей любовью и надеждой заклинаю я тебя: не отметай героя в своей душе! Храни свято свою высшую надежду! -
Так говорил Заратустра".

Трудная штука - жизнь. Всем приходится жить и не каждому в радость; иногда проходит она, как неясный сон.
С юных лет запомнилась Орлову одна песня Давида Тухманова. Пел Александр Градский:

Жил-был я, стоит ли об этом? -
Шторм бил в мол - молод был и мил.
В порт шел флот с выигрышным биле-етом -
Жил-был я-а... помнится, что жил.

Дальше в песне шла речь о каких-то событиях жизни и эти слова не оставляли следа в душе. Но последняя измененная строчка просто "убивала", вводила в растерянность: - Жил-был я-а. Вспомнилось, что жил...
Голос и мелодия звучали меланхолично, стихи настроением были похожи на поэзию Иосифа Бродского. Саша не запомнил автора текста, но был благодарен ему за такое ощущение трагизма мимолетности человеческой жизни: вспомнилось, что жил. Как будто и не жил вовсе!
Какой же тяжелой может быть минута, когда подводится итог всей жизни!.. Допустим, смерть уже у порога. А что вспомнишь? Родился, долго рос, потом десятки лет происходило что-то: учился, служил, женился, работал; опять учился, женился, опять работал... еще что-нибудь в памяти. А даже не хочется об этом думать!
Перед вечностью, говорят, по-настоящему вспоминаются всего несколько самых дорогих событий и лиц, и это воспоминание укладывается в секунды; все остальное оказывается лишним, ненужной шелухой. Наступает момент истины: ты должен был понять что-то особенное - для этого ты родился и прожил много лет. Но что?..
Понимания нет, одна горечь в душе. Зачем все это было... что надо было понять? Зачем вообще жил, и жил ли?..
Что такое сама жизнь, этот миг всего в масштабах вечной и бесконечной Вселенной - незаметная и может, даже бесполезная искорка? Неужели только "жалкая шутка жестоких богов"?.. Может, все-таки, что-то большее?
Ведь был же в ней какой-то смысл!.. не могло его не быть. Но кто знает этот смысл?..
Нет горше слов, чем в книге Экклезиаста: "Все пройдет. Все суета и тщета, все суета сует". Можно, наверное, завыть от тоски, когда вместе с автором ощутишь сердцем: все канет в бездну вечности... все бессмысленно и бесполезно.
Большинство людей всю жизнь проводит словно в спячке: вроде и живет такой человек, а все как-то без мысли, без души; зато другой из кожи лезет в поисках ответов на вечные вопросы.
Умирать приходится обоим. Интересно: кому страшнее?..

3

- Орлов, вставай, смотри!.. Пашка, Пашка... вставай, смотри! - орал возбужденный Леха, скакал перед топчанами и тряс бутылкой, зажатой в руке.
Очумелые спросонья, товарищи Хорькова лежали и смотрели на него. Наконец дошло: "девяностоградусная" не замерзла! Лешка выставлял ее снаружи бункера три дня назад, и ничего. И в самом бункере - на термометре минус восемнадцать. А ведь было двадцать три!.. Неужто теплеет?
Небо будто просветлилось чуть-чуть... вместе выглядывали из лаза, каждый хотел убедиться. Но, пожалуй, нет - только кажется так! Морозище все равно жуткий, не вдохнуть свободно. И темнота такая же мглистая; лишь ветер немного утих, вот и кажется, что светлее.
Матюгнулись по разу, и пошли обратно.

Новость все равно радовала, так что спешно накрыли стол: надо было обязательно это дело "отметить"! Сильно не обнадеживались - понимали, что еще приморозит: весна ведь не сразу наступает. Александр предположил, что Россия прошла через область южного магнитного полюса и теперь понемногу станет теплеть; наверное, полгодика еще и можно будет делать вылазки наверх. Скорее бы!..
Выпивали, закусывали; Павел вспоминал лирические песни, пел вполголоса. Орлов пожалел, что нет гитары, но тоже спел - песню из альбома Михаила Гулько про "белый ад" в колымских лагерях и случайно подобранный зэком окурочек с красной помадой, упавший, наверное, с самолета. Она так начиналась:

Из колымского белого ада
Шли мы в "зону" в морозном дыму,
Вдруг увидел окурочек с красной помадой
И рванулся из строя к нему.

Вдруг увидел окурочек с красной помадой
И рванулся из строя к нему.

- Стой, стреляю! - воскликнул конвойный,
Злобный пес разодрал мой бушлат. -
Дорогие начальнички, будьте спокойны,
Я уже возвращаюсь назад!

Дорогие начальнички, будьте покойны,
Я уже возвращаюсь назад.

Уж "пропадал" немало за этот окурочек герой песни "никого не кляня, не виня", пока не проиграл его в карты, да и не только его:

Проиграл я и шмотки, и сменку...
Сахарок за два года вперед.
Вот сижу я на нарах, обнявши коленки -
Мне ведь не в чем идти на развод!

Вот сижу я на нарах, обнявши коленки -
Мне ведь не в чем идти на развод.

С кем ты, падла, любовь свою крутишь,
С кем дымишь сигареткой одной?
Ты во "Внукове" спьяну билета не купишь,
Чтоб хотя б пролететь надо мной!

Ты во "Внукове" спьяну билета не купишь,
Чтоб хотя б пролететь надо мной.

Тоска неизвестного зэка хорошо ассоциировала с настроением слушателей песни, против своей воли заключенных в бункере. Неприкаянность и бессилие перед обстоятельствами были схожие: как будто похоронены заживо и уже никогда никто о них не вспомнит!
Лешке нравились такие песни; он слушал их с удовольствием и почему-то похохатывал, пока Павел молчал, пригорюнившись. Балбес, да и только: никакого понятия!.. Между делом спросил:
- Ты же, Сань, в тюрьме не сидел - откуда такие песни знаешь?
Орлов пояснил:
- Мне-то пришлось фельдшером в лагерной санчасти поработать, да разве в этом дело? Гулько тоже в тюрьме не был!.. Зато, почитай, половина нашего народа отсидела в "добрые" времена - кто за "уголовку", кто за "политику"; у каждого, наверное, в родне бывшие "тюремщики" есть, вот и востребованы такие песни. Мой батя тоже годик "оттарабанил" - еще при Сталине. Рассказать?..
Хорьков сразу:
- Ага!
- Да по глупости дело было. Он тогда из армии вернулся и сильно учиться хотел, а председатель колхоза ему никак справку не давал.
Тогда же у колхозников паспортов не было - жили как крепостные, к колхозу насмерть привязанные! Чтобы куда-то поехать, надо было в правлении справку колхозника получить. А не захочет председатель, так и не даст!.. И ничего не сделаешь - будешь и впредь к колхозу "пристегнут": зачем ему молодого крепкого работника отпускать, если людей все время не хватает? Ведь ни о какой эффективности производства в советском хозяйстве и речи не могло идти; хозяйствовали очень расточительно - все в угоду коммунистической идее.
В Америке фермеры - всего половина процента населения, а кормят всю страну и еще полмира. А в СССР большинство людей жило в деревнях, и толку от этого не было! Вы же помните, как постоянно куда-то мясо пропадало и в заводских "столовках" четверг обязательно был "рыбным днем"?.. Это так партийные идиоты мясо в стране экономили!
И разогнать эти чертовы колхозы нельзя было. Колхоз - это что?.. Коммуна. Строим что?.. Коммунизм. Нельзя, значит, их упразднять! Вот и топтались без механизации десятки людей там, где при разумном управлении двое-трое справились бы. Да все ручками, ручками!..
Какая там техника, какая механика? Тракторов производили больше всех в мире, только были-то они - тьфу! - дерьмо: поработает сезон-другой и на запчасти.
Ну, не об этом я. В тюрьму-то всех "принимали", безо всяких справок! А как "откинулся" - получай настоящий паспорт и езжай куда хочешь. Вот и "свезло" моему родителю, просто случайно - в пивной мужики стояли, бакланили; батя и говорит: "Щас последний раз к председателю пойду. Не даст справку, убью гада!" И не заметил, как в это время пацанка председателева - дочка, то бишь – "нарисовалась": тоже за пивом для папки пришла! И услышала, что мой-то "брякнул". Забыла про пиво и пулей домой!..
Папаня из кружки допил и к председателю. А там уже ни души, только участковый ждет; Николая Егорыча под "белы рученьки" и - в кутузку! Председатель-то давно уж в погребе засел и вылез тогда только, как ушли они.
Вы представляете, что по тому времени было бы за угрозу убийством представителю Советской власти?.. Это же покушение на теракт, статья 58-10! Запросто - "десять лет без права переписки", расстрел то есть. А тогда Сталин как раз помер!.. Занервничали властные чины, "вышку" перестали давать.
Ну, судья хороший попался - на заседании здорово хохотал! Спросил папашу: "Тебе сколько дать-то?" Тот помялся, говорит: "Много не надо, а года хватит". Судья год ему и "выписал"! Тот годик батя быстро отсидел, потом и в город уехал.
...А вы знаете, какая еще шикарная "память" от этого осталась?.. Татуировки-то всегда в моде были - так мой из лагеря "ваще орел" вернулся! Я маленьким часто все разглядывал и "выражения" читал; сейчас уже плохо помню.
На груди, значит, огромное сердце наколото, и пронзают его слева и справа меч и стрела; и - натурально так - кровь брызжет! На ногах какие-то девки со змеями, на тыле кисти поднимающееся над горами солнце с надписью "Север" - это само собой!.. На спине огромный трехтрубный корабль в бушующем море; изо всех труб черный-пречерный дым валит, сверху наши "ястребки" летают и крупными буквами - СЛАВА! А во все пузо еще надпись: "Опять не нажрался!"
Так что, Леш, тюрьма для русских - дело привычное, никого не удивишь. Но я ж и другие песни знаю!.. Хочешь, про Афган спою? Я сам-то там не был - все удивлялся потом, как не попал?.. Медики на войне очень нужны! Когда я в Союзе спокойно служил, там ведь самая эскалация боев была.
Только меня весной призвали, к зиме - бац! - Брежнев помер; Андропов на "вахту" заступил. Генералы тогда сильно оживились: давай сразу на город Хост наступать! Только через полгода взяли его с огромными потерями. А на хрен он кому нужен был?.. Самим генералам, конечно! Офицеры тоже - прямо рвались туда за наградами и звездочками! Нам-то, солдатам, это ни к чему. Да черт с ними!.. Слушай песню.

По дорогам чужим сквозь пески и туман
Грузно тянут "зилы", надрывая кардан;
Автоматы в руках, передернут затвор.
- Не остаться б в горах... - так молись на мотор!

Афганиста-а-ан, Афганиста-а-а-ан!
Письма редко оттуда приходят домой;
Афганиста-а-ан, Афганиста-а-а-ан -
Не одна мать зальется горькой слезой!

А шофер держит руль, только сердце стучит -
Впереди перевал, а на нем басмачи.
Проскочить бы его, пока день и светло -
Снова пули летят в лобовое стекло!

Припев уже пели вместе: "Афганиста-а-ан, Афганиста-а-а-ан!" Орлов продолжал:

...А в далеком краю, где сады расцвели -
Там тепло и светло от родимых любви.
- Ждите, девушки, нас! Мама, вытри глаза:
Мы ведь живы еще и вернемся назад!..

И опять вместе: "Афганистан, Афганистан!"
Простая песенка - с невысокими словами, с мелодией на трех аккордах, а как способна за душу взять... Такой вот он - солдатский фольклор!
Павлик тоже спел - "Вальс-бостон" Александра Розенбаума; хорошо пел, душевно. В этот раз не плясали - просто выпили еще, посидели и улеглись: нужно было крепиться и продолжать ждать новых перемен. Но ребята уже почувствовали, как близки они к новой свободной жизни!

Пришло совсем другое время: все на планете повернуло к теплу и свету. Материки стремились сейчас занять свое обычное положение относительно экватора, только теперь они находились уже "вверх головой", нежели при обычном взгляде на старую карту Земли. Литосфера была еще очень далека от покоя, подвижки материковых плит продолжались, но все перемещения уже пошли на убыль, а с ними стали уменьшаться и атмосферные коллизии; пока лишь чуть-чуть, едва заметно. Это продлится еще очень долго - не один год, и все же перелом в течении событий произошел: утихали ураганы, земную поверхность меньше сотрясало; оседала пыль, уменьшались снегопады, прояснялось небо. Много месяцев должно миновать, пока первый солнечный лучик пробьется через плотную мглу, а с ним придет настоящее тепло. Но оно неизбежно придет! А где тепло - там и жизнь. Какой-то она станет?..
На разных континентах уцелевшим людям даже странно было сознавать, что приближается спасение; еще недавно казалось, что его не может быть - и вот скоро самое ужасное должно было кончиться. Пришла пора привыкать к новой реальности, совсем непривычной еще для разума; до сих пор не верилось, что в мгновение ока произошло столько событий, и не в кошмарном сне, а наяву.
Тысячи лет ничто не менялось на окружающей людей земле! Преобразовывались их быт, уклад жизни, а климат всегда оставался почти неизменным. Было холоднее, было теплее, но чтобы такое обрушилось на слабые человеческие плечи!.. Невозможно, невозможно было представить. Каким же хрупким оказался мир цивилизации!

Да, жизнь действительно хрупка. Сам феномен ее возникновения, а тем более развития в разумную форму настолько уникален, что можно воспринимать его как чудо!.. Вокруг планеты с разумными обитателями могут помещаться миллионы других планет в космическом пространстве, и все они будут одинаково выхолощены жестокими условиями их физического бытия.
Что такое эти планеты? Огромные и голые шарообразные сгустки материи во вселенской пустоте. Из-за огромных перепадов температур на подавляющем большинстве из них нет, и не может быть никакого следа воды. А без воды возникновение жизни невозможно! Ни одна другая жидкость не обладает ее уникальными свойствами, которые хорошо изучены; никакая иная текучая среда не способна обеспечить необходимый обмен веществ в живом организме так, как это позволяет обычная природная вода. Ничем непрошибаемые кремнийорганические монстры с голубой кровью из жидкого аммиака - лишь выдумка досужих фантастов: такого не может быть, потому что не может быть никогда! И даже не вода главное.
Во всем мироздании есть одна фундаментальная физическая сила, которой подчинено все - это гравитация; сила тяжести или же притяжение, проще говоря. Все другие силы - не что иное, как ее производные, порождаемые взаимодействием разных тел под влиянием этой изначальной силы.
На любой планете жизнь может возникнуть только тогда, когда сила тяжести на ее поверхности строго определенная, близкая к земной. При значительно меньшем притяжении все вещество с поверхности планеты улетит в космос, в том числе и частицы воды, если бы даже они образовались; при избыточном же притяжении ничто не сможет подняться над твердью, что исключит всякую циркуляция жидкой среды. Такая планета как Земля, где параметры физического притяжения оптимальны для возникновения и развития жизни - чрезвычайно редкое явление.
Вполне вероятно, что на других планетах, находящихся на более дальних орбитах от Солнца, чем наша, жизнь могла уже когда-то существовать. Ведь эти небесные тела образуются из солнечного вещества "по очереди", будучи маленькими, горячими и плотными вблизи него и увеличивающимися, остывающими и теряющими плотность по мере удаления от светила; за пределами солнечной системы они лишаются притяжения звезды и рассыпаются в космическую пыль. Все происходит как на конвейере кондитерской фабрики, где из огромной массы теста выпекаются одна за другой вкусные булочки, исчезающие потом в желудках любителей лакомства. Самой вкусной будет та булочка, которая не слишком уже горяча, но еще не остыла, а пышность ее особенно приятна языку; она перестала быть ломтем тугого теста, но ей далеко до разбухания от плесени и распадения в труху.
Так и с планетами окружающей нас системы: Земля сейчас является самой вкусной "булочкой" для вкушающей ее чародейки по имени Жизнь, поскольку оказалась на том этапе пути от небесной "кондитерской", где ее привлекательные качества непременно должны были возбудить аппетит. Пожалуй, что и предыдущие "изделия" в свое время были не менее вкусны, чем это - равно, как и последующие, потому что работа конвейера космической "фабрики сдобы" продолжится до тех пор, пока будет тепло в ее печи. Эта печь благодати - наше Солнце.

Конечно, планеты со сходными условиями есть во Вселенной, но они страшно удалены от Земли - рассчитывать на плодотворные и постоянные контакты с далеким разумом очень трудно. Свидетельства таких контактов и в древних книгах, и в современных сообщениях весьма редки, отрывочны и расплывчаты - наука их не признает. Другое дело, что в одном и том же пространстве на одной и той же удобной для обитания планете могут существовать и другие цивилизации, только в разных измерениях.
Примитивным примером такого множественного пространства может служить простая кукла-матрешка, в которой как бы вставлены разные "пространства" одно в другое. Жители таких пространств практически невидимы и неосязаемы друг для друга; лишь при особенных возмущениях общей для обоих пространств среды, стихийных или намеренных, возможны более или менее ясные контакты, слухами о которых наполнены бульварные газеты. Верить ли им?.. Да черт знает! В том смысле, что именно "черт" это знает, поскольку вполне возможно, что как раз случайный контакт с обитателями другого измерения может быть принят за всамделишную встречу с "нечистой силой" в ее полном наборе: чертями, русалками, лешими, водяными и так далее. Весьма вероятно, что наши "соседи" по земному дому могут проникать в наше пространство - при этом они не "светятся" без надобности и никому не мешают; скорее, люди мешают им.
Достаточно сказать, что полномасштабная ядерная война, например, или неудачный эксперимент на ускорителе субатомных частиц могут легко уничтожить не только планету, но и весь комплекс вложенных пространств: в месте расположения Земли в материальном пространстве могут произойти такие энергетические флуктуации (всплески) квантового порядка, которые повлекут "схлопывание" этой области до нулевых размеров с образованием "черной дыры". Все вещество околоземной области через узловую точку дыры перейдет тогда на "ту" сторону условной "поверхности" условной вселенской сферы - в Антимир; там наподобие воздушного шарика из уже "белой дыры" выпучится новая вселенная, которая потянет за собой и остальное вещество нашей Вселенной. Чем все это кончится, трудно даже предположить: для всего мироздания такой случайный эксцесс катастрофы не составит, но от Земли с ее жителями и от бывших соседних пространств не останется даже воспоминания!
Во избежание подобной "неожиданности" контролировать со стороны неуемные потенции земного человечества было бы весьма разумно. Соседи землян наверняка не глупцы, и понимают необходимость такого контроля - их разведчики тогда должны присутствовать везде, что, видимо, и происходит. Сумятицу, правда, создает то, что на планете могут бывать представители самых разных цивилизаций.
На "тарелках" Землю "навещают" скорее инопланетные пришельцы, живущие с людьми в одном измерении: имевшие с ними контакт в один голос утверждают, что это именно инопланетяне и называют разные звездные системы, из которых те прибыли. А вот обитатели соседнего "зазеркалья", то есть других измерений, вообще не летают!.. Общавшиеся с ними рассказывают, что они приходят к людям своими ногами и в комбинезоны астронавтов не одеваются. Если инопланетяне скрытные, то эти похожи на веселый разудалый народ вроде цыган: легко заговаривают с людьми, поют песни на своем языке и танцуют. Угощают, приглашают к себе!.. Это те, кого немцы называют троллями - подземными жителями гор; вряд ли они живут в горах, просто там могут находиться "шлюзы", или порталы иначе, для перехода в другое измерение. Эти "тролли" появлялись всегда и на всех континентах.
Кто и откуда прибывает "в гости" к землянам на самом деле, трудно понять. Несомненно лишь то, что это на самом деле бывает: не могут люди все выдумывать, нет дыма без огня! Пока что все очень запутано и нет никакой ясности; внести ее могут только ученые, но где они теперь, когда развернулся такой страшный катаклизм?..

4

Однажды Лешка попросил Орлова еще рассказать о религиях.
- Это о чем? - переспросил тот. - О том, что у родственных народов разные религии?.. Да это дело случайное!
Нынешние монотеистические религии, в которых один вселенский Бог-творец, недавно ведь появились; это иудаизм, ислам и христианство. А до этого все люди долго были язычниками: поклонялись духам природы, выдумывали разных богов. Политеистические, или многобожеские религии сохранились до сих пор - это индуизм, например, или культ религии Вуду со сходными с ним шаманизмами. Их не стоит перечислять, потому что серьезного влияния на жизнь людей всего мира они не оказывают.
Я назвал три мировые религии; иудаизм - наиболее старая из них, ей много тысяч лет. Иудаизм вырос из зороастризма, который в разных модификациях исповедовала большая часть древних жителей Азии; Зороастр, или Заратустра, был главным богом азиатского пантеона тех времен. Культовые обычаи древних евреев существовали с зороастрической эпохи, а около трех тысяч лет назад они выделили среди прочих богов одного Бога-создателя - Яхве, или Иегову, иначе. Его культ и составил основу иудаизма.
Тогда, я думаю, особенно участились контакты иудеев с неведомыми пришельцами, и малограмотные пастухи воспринимали их как непосредственные встречи с Всевышним. Это сильно укрепляло евреев в их вере и побудило вести записи истории этих встреч. Инопланетные экспедиционеры довольно часто беседовали с аборигенами, поэтому "контактеры", объявлявшие о таких связях, появлялись во множестве. Конечно, они разговаривали именно с инопланетянами! Какая необходимость была "настоящему" Богу без конца связываться с "кем ни попадя"?
В библейских текстах фигурируют лишь некоторые пророки. "Главным" из них современниками считался, конечно, Моисей: десять моральных заповедей, продиктованных ему высокими собеседниками, были выбиты на каменных скрижалях и определяли бытовое и культовое поведение всего народа в течение многих веков; позднее их подтвердил в Нагорной проповеди Иисус Христос. Подробное же описание атрибутики культа, которой значительной своей частью посвящен Ветхий Завет, представляется мне собственной выдумкой ревнителей религии для придания ей ореола особенной святости; уж до того нудная писанина - сил не хватает выдерживать ее чтение!
В течение тысячи лет жрецы Яхве "соревновались" в наиболее изощренном исполнении требований культа, ничего нового не прибавляя к содержанию самой религии. И вот состоялось пришествие Христа! Старую замшелую религию "срочно" обновили, и из нее проистекла новая; христианство евреи "подарили" всему миру, сами же остались приверженцами традиционного иудаизма. Почему бы это?..
Иудеи объясняют свой выбор нелепостью признания богом человека; прецеденты уже были: разные народы признавали Богом то пророка Заратустру, то пророка Кришну, то светлейшего Будду, то разных других. Никто из них не мог, конечно, сотворить Землю, людей и весь видимый мир; следовательно, заключали иеговисты - это лжебоги! Таким же, по их мнению, являлся и Христос.
Основание резонное, но кроме него, правда, есть и другое объяснение позиции иудеев - тщательно скрываемое и связанное с использованием христианства в стратегии достижения мирового господства еврейской нации, которое ей якобы завещал Господь. О нем, Леша, я тебе говорить не буду, потому что ты и так антисемит - нечего зря нервы трепать, теперь это уже бессмысленно!
Вернемся к твоему вопросу: и армяне, и таджики произошли от персов. Серьезное отношение к религии требует оседлого образа жизни - так в оседлой Армении христианство было признано государственной религией в 301 году, а таджики и курды долго еще оставались кочевниками и сохраняли язычество. Лишь спустя много веков они приняли ислам, как сделало это большинство народов персидского и тюркского происхождения под давлением арабов-завоевателей.
Ислам - наиболее молодая мировая религия; он появился в седьмом веке нашей эры и сразу составил серьезную альтернативу христианству. Это учение и задумывалось, собственно, в противоположность старым религиям и привлекало всех, кто не хотел жить в покорности перед кем бы то ни было, что хорошо отвечало менталитету независимых кочевников. Христианство ведь учило успокоению и подчинению, а тут - полет свободной воли, поклонение лишь великому Небесному Отцу!
Неудивительно, что новая религия получила быстрое распространение и навсегда осталась привлекательной для человека, ищущего свободы, а не рабства. Немаловажным для широкого признания стало то, что в исламе уважаются житейские потребности верующих: не считается грехом, например, желание вкусно покушать, иметь несколько женщин, быть богатым и физически сильным. В христианстве все это относится к порокам, которые нужно побеждать смирением; в исламе не так - и если мусульманина ударят по щеке, ему нет нужды подставлять другую!
Очень и очень спорным представляется преимущество христианства в милосердии: ислам тоже призывает к милосердию, но не заставляет своих приверженцев быть нищими и слабыми. Я думаю, смешно было бы смотреть на людей, которые все достигли бы когда-то нищеты тела и духа, и стали хором жалеть друг друга!
Знаешь, что писал Ницше о религии убогих в книге "Антихрист"? А вот что: "Христианство - это ненависть к уму, гордости, мужеству, свободе, радостям чувств... радости вообще". Он же призывал к дружбе с исламом, которую выказывал, по его мнению, германский император Фридрих Великий (18 век) в отношении мавров-мусульман, со времен раннего средневековья имевших сильные позиции в Италии, Испании и Южной Франции. По крайней мере, мусульмане - лучшие союзники в противостоянии амбициям мирового иудейства.
К сожалению, в самих мусульманских странах всегда плохо знали ислам в силу исторически сложившихся традиций малого образования народа, граничащего с полным невежеством, поэтому там можно видеть чудовищные проявления варварства, отпугивающие просвещенного европейца от этой религии. Зачастую бывает так, что мусульманин ходит в мечеть и повторяет молитвы за муллой, но сам Корана не читал, потому что просто не умеет читать по-арабски. У христиан, кстати, с этим не лучше: прихожане слушают священника, никак не вдаваясь в подробности.
Я должен сказать еще, что не стоит искать новый человеческий идеал в исламе, опровергнув старый в христианстве, или пытаться найти его в экзотическом буддизме, как это делают некоторые. Всякая религия порочна тем, что унижает и оскорбляет человека разумного требованием слепой веры в непознаваемый абсолют, называемый Богом.
Ты, Леша, из всех моих рассказов понял, надеюсь, что идея Бога несостоятельна. Она - естественный атрибут уже проходящего, дикарского этапа развития человеческого сознания; эта идея далека от действительности и служит лишь слабым утешением несчастным. Маркс и Энгельс правильно утверждали: "Религия - опиум для народа!" Вот уважаемый мною Ницше предложил свой идеал нового человека, альтернативный религиозному.
Помнишь, я говорил о том, что свободный от предрассудков человек не нуждается в идее Бога?.. что он сам себе Всевышний, что свобода и наука - его боги? Фридрих Ницше и писал о таком человеке будущего, которому присуща ни от кого и ни от чего не зависимая свободная созидающая воля; я думаю, что эта воля сродни сильной животной воле к жизни, облагороженной еще высоким сознанием. Такого человека никому не сломить и не одурманить ложью!
Незачем сейчас долго рассказывать о человеке свободной воли: когда выберемся наверх, нам само собой придется жить по такому идеалу. Новая обстановка заставит быть храбрым и умным - тогда сам все скоро поймешь!
Добавлю только, что гитлеровцы украли и переврали идеал человека будущего у Ницше, сведя его к образу "белокурой бестии", которой собственной волей разрешено совершать любые преступления. Себя - подлецов и низменных тварей – они назвали "сверхчеловеками", а других, будто бы недостойных их – "недочеловеками". Нацисты очень любили возвышающие произведения Ницше, Шопенгауэра, Вагнера и считали себя культурными людьми; всем известно, что наделали эти "культурные люди"!..
Ницше, живший и писавший в конце 19 века, предвидел, между прочим, скорое появление фашистов в Европе, подготовленное многовековым засильем поповщины и в прах разносил будущий камуфляж благородства, который те станут навешивать на себя, прикрывая мелкую одержимость жаждой власти, власти и еще раз власти в провозглашаемых ими идеях. Уж назвать этого великого философа апологетом фашизма можно было, только полностью извратив все, что он написал!
Фридрих Ницше прямо утверждал, что прологом европейского фашизма стало именно христианство: когда веками религиозной "дрессировки" дух человека приведен к нищете, сам он стал ничтожен и бездумно послушен, тогда можно вылепить из него все, что угодно. Никакой провозглашавшейся прогрессивности в милосердном христианстве я, например, изучая его, не увидел.
Можно сказать более открыто: христианство - глупая "фенька", которую "впарили" доверчивым простакам смышленые иудеи, отвлекая их внимание от своего стремления к мировому господству. Развели" лохов! Стоит ли тогда называть фашистами тех, кто противостоит сионистской экспансии... может, все наоборот? Ведь сионизм - не что иное, как еврейский нацизм.
- Точно! Это евреи - фашисты: мне их морды сразу не понравились, - немедленно подскочил Лешка
- Не спеши так говорить! - одернул его Орлов. - Сионисты - лишь малая кучка от всех евреев. А уж морды-то у нас, у всех хороши... все люди эгоисты и тем самым фашисты. Я о другом: как же легко хитрому покорять болванов! Они глупы, а глупый противник - слабый противник.
Не нужно людям культивирование нищеты и слабости! Это может быть выгодно только тем, кто хочет подчинить себе весь мир.
У меня, ребята, вообще возникло подозрение: Иисус - не засланный ли "казачок", не провокатор ли? Уж слишком сильно противоречит христианство свободному духу свободного человека!
Я так и не выяснил для себя, зачем его появление было нужно тогда. Кому выгодно, это понятно: предприимчивым иудеям, "наславшим" христианство на всю планету, чтобы иметь сладкую выгоду от эксплуатации униженного человечества. А зачем это было пришельцам?.. То ли они еще тупо надеялись "воспитать" людей, не замечая безуспешности любых попыток, то ли заранее готовили почву для будущего завоевания Земли, в долгой организации которого евреям отводилась привилегированная историческая роль? До сих пор мне это неясно!
В самом деле: зачем было извещать людей о грядущей через многие века катастрофе? И предупреждать еще о том, что в новое "тысячелетнее царствие Христа" будут допущены только "праведники", то есть деградированные рабской покорностью личности, а противящиеся будут уничтожены. Так могли поступать будущие агрессоры, проводящие предварительный информационно-пропагандистский прессинг как артподготовку перед наступлением войск, а вот на педагогическую проповедь наивных "воспитателей" это не очень-то похоже!
Не готовится ли сейчас настоящая колонизация планеты?.. Мы верим в высокие моральные качества инопланетного разума, но не одурачиваем ли мы сами себя этой верой? Кто может доподлинно знать, какие они на самом деле, эти пришельцы?
Я не нахожу ответа, друзья мои... вот не нахожу! Ну ладно. Поживем - увидим.

Уже позже Орлов сам размышлял о сказанном товарищам: те слова об инопланетной колонизации Земли вырвались как-то неожиданно, по ходу рассказа о религиях, но теперь заслуживали осмысления.
Александр и сам никогда не думал о том, что пришельцы могут захватить планету, уничтожив ее жителей. Никто об этом всерьез не думал, поэтому никогда к подобному нападению и не готовились: своих, земных войн хватало!.. То кино, которое снимали в Голливуде о доблестных героях, смело и решительно отражающих воображаемые атаки "чужих", было простой выдумкой и не стоило даже никакой критики - поделка, она и есть поделка! Но теперь душа растревожилась не на шутку: и впрямь такое может быть.
- Что ж тогда делать будем?.. - думал он ночью. - Они ведь немалым десантом высадятся, легко не выгнать! Ну, при удачном подходе - даже в лучшем случае - разгромим пару их кораблей, "перекосим" десяток-другой этих зеленых "лягушек", а потом они нас просто угробят. Разнесут к чертовой матери на молекулы и атомы!.. Нет, это не выход. Они за дело всерьез возьмутся, тут в детскую "войнушку" не поиграешь.
От нашего ядерного оружия ничего не осталось... сейчас даже танков нет! А живым "мясом" их не задавишь: тут и полтора миллиарда китайцев, что до катастрофы жили, проблемы все равно не решили бы. Уцелело же на Земле совсем немного против прежнего: по всем странам миллионов двадцать-тридцать, вряд ли больше. Это почти ничего!.. Нет, не способны мы сопротивляться; придется, видно людям рабами быть.
Мои-то "орлы" не покорятся: у нас оружие есть! Уйдем в леса, партизанить будем. А слабым - только шею под ярмо подставлять. Что они еще сделать могут?.. В убежищах-то женщины и дети в основном сидят, большинство мужиков в армии были. Солдаты, конечно, не все погибли, где-нибудь хоронятся; выберемся из бункера, надо будет как-то с войсками связываться. Пусть командиры - большие головы - тогда думают, как нам поступать. Мы-то кто? Так... "мимо пробегали". Когда по мобилизации призывали, все как миленькие подчинялись!.. Вот соберемся вместе, что-нибудь придумаем.
Сдается мне, что в многотысячелетней библейско-космической эпопее (а Библию нужно воспринимать, прежде всего, как писаную историю межпланетных контактов древнего времени) не хватает третьей, завершающей части. Первые две есть - это Ветхий завет и Новый завет; они сообщают о подготовке к инопланетному вторжению и являются прологом. Не достает развернутого изложения главного акта целостного процесса - собственно колонизации, и только потому, что он еще не начался. Нам, по-видимому, предстоит участвовать в этом акте в качестве противящейся стороны.
Но как же тогда себя повести?.. Никто ведь не подскажет. Если бы кто-то заранее, хотя бы несколько лет назад написал о том, что будет на самом деле! Насколько легче было бы сейчас сориентироваться, как пригодился бы такой действительный сценарий действительных событий для руководства своими поступками. Ведь были же умные люди!.. Неужели никто не смог верно осмыслить самое близкое будущее и предупредить о предстоящих опасностях? Мне вот ничего подобного не попадалось: черт знает, что писали и говорили о грядущем, только не то, что надо. Как благодарил бы я теперь такого автора, который вовремя бы все объяснил! Но вот не нашлось его. Сам теперь ломай голову и сходи с ума.
...А ребятам я зря про колонизацию "брякнул": тоже ведь озаботятся. Павел уже ни о чем не думает - у него все потеряно, а Лешка еще жить надеется! Да и я бы не прочь, только вот как она, жизнь, повернется... может, прямо задницей, а? Тут и так не будешь знать, как пропитание добывать, а еще эти "черти зеленые" припрутся!
Хреновый поворот, ничего не скажешь. Эх, грехи наши тяжкие!..

В каптерке было темно, тихо, огненных зайчиков на стенах почти не видно. Печка прогорала, потянуло холодом; Александр встал, подбросил уголька. Сел на постель, закурил.
Ребята спали; Муська подошла по топчанам, уселась рядом. Гладил ее... мягкая длинная шерсть струилась под пальцами руки, потрескивала искорками.
- Вот так, Муся, - сказал негромко. - Что делать будем, пропадать?.. Ты-то, милаха, не пропадешь! Земля оттает, жучки-червячки всякие к свету вылезут, мышки-норушки; птички прилетят. Будешь охотиться, пищу добывать; потом найдешь уцелевшего кота, заведете с ним котяток. И по фигу вам, что там с людьми творится!.. Будете жить себе, не тужить. Да, Муся?
Пушистая красавица жмурилась, поворачивалась под руку половчее, мурчала. Что ей за дело до людских забот? Орлов снова лег, продолжал думать в тишине:
- В Северной Америке тепло уже... она на широте экватора теперь. Не ниже двадцати, пожалуй - для сибиряка это вообще не мороз! Только и там солнце еще долго по-настоящему не согреет: пыль так и стоит в воздухе. Везде одно и то же, по всей планете!.. Сейчас Южная Америка "дрозда" дает - как раз на севере она. А в Центральной Европе, наверное, так же как у нас: заледенело все, кругом снег, ветер гуляет.
Уж так долго месяцы тянутся - прямо жуть! Вспоминал, как в армии, на втором году, ему казалось, что служба никогда не кончится. Смутно-смутно помнил, что вроде что-то там было раньше: где-то жил, что-то делал; и уже не верилось, что это вправду было - так, случайный сон!.. Казалось, что родился сразу в сапогах, в солдатской "шкуре" с погонами на плечах, и так будет всегда-всегда - что ничего больше и не может быть! Сознанием понимал, что будет, а внутреннее естество отказывалось верить: "Шалишь, брат, ничего не будет!.. Не верь сказкам про какую-то "гражданку": ты так и умрешь в этих сапогах!"
Когда два года "добил", думал тогда: сколько еще бы смог?.. Ну, год еще - под страхом расстрела. А больше нет, все... стреляйте! Не мог понять, как в тюрьме по двадцать лет сидят? Ни за что бы не стал! Лучше бы на "вышку" пошел... хоть на "колючку" полез, лишь бы не мучиться столько.
Тут еще морока эта с инопланетянами, пропади они пропадом. Вся голова ими забита! Ну зачем о плохом думать, зачем так терзать себя?.. Старался успокоиться:
- Может, зря я все это "нагоняю": кто их, правда, знает, что у них на уме? Может, и не будет ничего! Что они вдруг заявятся-то, с какого "перепуга"? Чушь какую-то нагородил. Выискался, гляди, ученый - "на дерьме копченый"!.. И правда, тут свихнешься скоро, в этом бункере. Спать надо, пока живые!.. Пошло все к черту, тьфу-тьфу-тьфу.

5

Рана у Павла давно уже зажила; немного похрамывал только, и рубцы от пули остались. Благодарил он Орлова и хвалил:
- Хороший доктор мог из тебя получиться - заботливый и знающий. Почему институт не закончил?
- Знаешь, Паша, - отвечал Александр, - докторов и без меня хватало. Когда поступал в институт, хотел ученым стать, микробиологом. А пока учился, расхотел: понял, в какой рутине все погрязло!
Еще древнегреческие врачи провозглашали: "Лечить не болезнь, а больного!" Наши же современные доктора способны были только с грехом пополам лечить конечные "болячки", не обращая внимания на состояние организма в целом.
Возьмем, например, меня. Я с молодых лет знал, что у меня так называемый синдром Клейнфельтера, когда в каждой клеточке организма "сидит" одна лишняя хромосома - у одного из родителей она не отделилась вовремя, еще перед моим зачатием; у кого, неважно: не винить же мне в этом их! Так произошло случайно, ввиду тяжести голодного военного детства моих отца и матери.
Из-за этого у меня нет детей: мои хромосомы тоже уже не могут разделиться нормальным образом. Это болезнь всего организма и излечить ее невозможно; как говорится, "легче пристрелить"!..
Но давным-давно были синтезированы и могли производиться в любом количестве такие нервные медиаторы - передатчики импульса (их называли питуитринами), которые регулируют взаимодействие срединных структур головного мозга: таламуса, гипоталамуса и гипофиза. Искусственным введением питуитринов в организм можно отладить коллективную работу мозговых регуляторов обмена веществ таким образом, чтобы ликвидировать возникновение вторичных проявлений болезни - артериальной гипертониии, ожирения, сахарного диабета, например... или даже избежать их появления!
Такие вот отвратительные вторичные осложнения, часто ведущие к инвалидности и ранней смерти, ожидают каждого с подобным синдромом. Это из-за войны стало не до болезней, но я же чувствую, как возрастает содержание сахара в моей крови!
И в чем же было дело?.. Применяли бы питуитрины раньше, загодя. А наши доктора просто не знали, как их применять! В отличие от западного - хорошо подготовленного - клинициста, наша малограмотная участковая врачиха могла грохнуться в обморок, стоило только произнести при ней такое "ругательство"! Питуитрины использовали лишь в акушерстве в качестве веществ, усиливающих родовую деятельность, и все.
Попробовал бы кто-нибудь пробиться на прием к специалисту, знающему толк в гормональной терапии! Прежде он сдох бы в очередях, вьющихся по зачуханной поликлинике, так и не сдав до конца бесчисленные и бесполезные анализы. Всю кровь его выпили бы, все нервы вымотали!.. А дело тем бы и кончилось. Пациента лечили бы от вторичных взрослых недугов, причем от каждого по отдельности, даже не понимая, что все они взаимосвязаны, а исходная причина их лежит в далеком-далеком детстве!
Если бы каждого новорожденного обследовали на предмет нормы в гормональном балансе, да следили бы потом за ним всю долгую жизнь пациента, вовремя корректируя питуитринами, а по необходимости – и гормонами конечных желез внутренней секреции, то наш любимый гражданин не становился бы уже к пятидесяти годам ходячей "энциклопедией" болезней, а к шестидесяти - дряхлой развалиной. Как можно было жить, если мужчина в России едва-едва дотягивал до пенсии?!..
По-хорошему, детская карта гормонального баланса должна была бы во всем мире стать пропуском в будущую здоровую жизнь; работа всего здравоохранения должна была "отыгрываться" на эту карту. "Главным" доктором стал бы тогда не терапевт, борющийся с уже "готовыми", сформировавшимися "болячками", а грамотный эндокринолог, способный не допустить даже возможности их возникновения.
Что сулила организация охраны здоровья по такому принципу? Гигантскую экономию материальных средств и рабочего времени специалистов. Поликлиники и больницы освободились бы со временем от существующего наплыва пациентов; лекарств и затраченных денег на них требовалось бы все меньше и меньше; люди, наконец, становились бы здоровее и здоровее с каждым новым поколением!
И ты думаешь, Павлик, кто-то это понимал?.. Или кто-то этого хотел? Организаторы здравоохранения давно забыли наставления древнегреческих врачей; забыли слова великого Пирогова: "Будущее принадлежит медицине профилактической". Они забыли о своем назначении и своей персональной ответственности (совести), а созданной в стране для "отвода глаз" сети санитарно-эпидемиологических станций было совершенно недостаточно для настоящей профилактики здоровья. Нужно было еще думать и думать! И кто бы об этом думал?..
Кто бы думал, если сами "отцы" здравоохранения погрязли в рутине традиционных подходов к организации своей работы, обусловленной чрезвычайной узостью их общеобразовательного кругозора. Как и любые служащие бюрократического государства, они были безграмотными и бессовестными чиновниками, занятыми не охраной здоровья граждан, а "освоением" отпущенных на нее средств, умело направляя их в свои карманы. Плевали они на чье-то здоровье, когда прежде думали о том, как обеспечить немалым доходом разрастающуюся медицинскую мафию!
Разве будут такие "руководители" думать о простом человеке, разве будут повышать эффективность отдачи в своей отрасли?.. Они кормятся существующей традицией и никогда не станут ее ломать! Нижайший уровень общего образования таких грех-специалистов обусловливает их бескультурье, безнравственность и односторонне подталкивает к стойкому развитию в них только одного рефлекса - хватательного. Не устану повторять: низкий уровень общего образования, упор на узкое технологическое образование прямым образом поощрял существование ставших в прошлом неистребимыми косности и рутины, воровства и коррупции.
И дело не в министрах! Каждый, от рядового гражданина до руководителя государства был обманут традиционными представлениями о полной достаточности узкоспециального образования. Их поддерживала еще культура масс-медиа нового времени, основывавшаяся на беззастенчивой штамповке морально лживых образов успешного человека. Бескорыстный и благородный герой был начисто забыт! Он был сбит с ног ловкой подножкой сонмища деятельной мрази, путешествовавшей по страницам бульварных изданий и выпрыгивавшей на обывателя с телеэкрана. Все человечество прошлого застряло в узком тупике заокеанской массовой монокультуры; она как злая ведьма не отпускала того, кто хоть раз ей доверился: очаровывала ложными ценностями, не позволяла думать своей головой. Никто ничего не читал, кроме макулатуры, никто не позволял себе размышлять. Некогда было!.. Деньги, деньги и деньги - они стали светочем жизни.
Когда министры и их заместители, не отягощенные излишками ума, "хапали" в свой карман как бешеные, что творилось в их "конторе"?.. Традиционный и привычный кавардак! Думаешь, Паша, только в новой "свободной" России так было? Как бы не так! Не хочется много об этом говорить - скажу только, что одним лишь воздухом советской медицины можно было тогда просто отравиться! Молодые ученые и врачи многие годы не могли выбиться, проявить себя: "старики" затирали - так же, как в армии. Не захотел я с ними нервы себе портить, выслуживаться, хотел быть свободным. Вот и ушел на "скорую"! В своей бригаде там сам хозяин: с тобой лишь водитель да санитар - таскать сумку с лекарствами и носилки.
Только свободы в ту пору вообще нигде не могло быть. В стране же царила государственная монополия - на все, даже на мысли! Еще и подкреплялась она чудовищной армией бюрократов. О какой автоматизации рабочего места в СССР можно было говорить, когда за каждой бумажкой скрывался прожорливый чиновник?
Что тогда во властных конторах творилось... уму непостижимо! Чиновники все и вся заедали. Везде застой, рутина непролазная, в очередях - хоть умри! Помните, ребята, сколько разных справок собирали?.. Куда не сунешься, везде справку давай. И еще "справку на справку" - как у Аркадия Райкина! Казалось, что уже не может быть хуже.
Может!.. Тогда любая процедура хотя бы дешевле обходилась, а вот новая наша "демократия" вообще породила чиновный "беспредел", настоящую обираловку. Чиновники расплодились уже несметно - как мухи на навозной куче, и каждый себе свою "денежку" требовал. Просто тучи чиновников везде - и муниципальных, и федеральных! Воистину: один с сошкой, семеро с ложкой.
Уж сколько их ни "сокращали"... пустое дело! Только одного уберут, вместо него тут же двое новых появляются, как срубленные головы у Змея Горыныча. А сокращать-то вовсе не так надо было! Вот смотрите.
...Пошел, допустим, кто-нибудь к нотариусу: оформлять сделку купли-продажи; квартиры или еще чего, не суть важно! Для начала ему нужно было собрать несколько справок - это требование сохранилось еще со времен Советской власти, как ее зловонная отрыжка. Нигде в мире, кроме казарменного СССР и "свободной" России никогда не бывало никакой прописки и никаких паспортисток!
Ну ладно, первоначальные "бумажки" собрал: справки из ЖКО и БТИ, копии своих документов и свидетельств о рождении детей, еще что-нибудь. Приложил к ним пакет документов на право собственности и - на стол нотариусу. Тот все посмотрел и, не найдя фактов, делающих невозможным заключение сделки, все зафиксировал и заверил своей печатью. Немало заплатил ему, само собой, хотя за такую большую плату его помощники могли бы и без участия клиента все справки собрать!
Все, дело вроде завершилось - свободен. Да как бы не так!.. После этого еще заставляли идти в регистрационные органы Министерства юстиции, снова там платить и ждать получения свидетельства о государственной регистрации совершенной сделки. А эта регистрация и нужна-то была только для того, чтобы имелись необходимые сведения для передачи их в Госкомстат - больше ни для чего!
Опять же, если по-хорошему, вся процедура целиком должна была бы начаться и закончиться одним-единственным визитом к нотариусу, как это делается на Западе, и все! По той простой причине, что в суде на случай возможного спора и договор купли-продажи, заверенный нотариусом, и акт государственной регистрации сделки всегда имели равную юридическую силу; сам нотариус вполне мог передать нужные сведения статистикам, и дополнительная регистрация тогда лишалась бы всякого смысла.
Из приведенного примера уже понятно, что "сокращать" нужно было не отдельных чиновников, а целые структуры, подобные этому паразитическому "органу регистрации"! Они просто дублировали работу других инстанций и еще заставляли граждан брать на себя немалую часть чужих обязанностей. Выдумывалось все это ушлыми бюрократами только затем, чтобы кормить целые их дивизии за счет народа!
Если же чье-то дело, не приведи господи, было связано с перерегистрацией земельного участка, занятого недвижимостью - как в случае продажи дачи или гаража, то количество хлопот и "взносов" в карманы чиновников сразу удваивалось! Причем с обеих сторон сделки: и продавца, и покупателя. Нужно было не раз еще отсидеть в очередях и оплатить "услуги" дармоедов в подразделениях Земельного комитета или Управления архитектуры местной администрации. И они еще посылали в несколько инстанций, где опять надо было ждать и платить!
Да ведь как хитро везде устроились: при государственных органах был создан целый рой частных структур, которые выполняли все необходимые работы на договорных условиях. Бывшие чиновники даже не покидали своих старых кабинетов, арендуя их теперь за символическую плату, выполняли ту же свою прежнюю работу, а "получали" уже по-новому, являясь теперь "частниками"! И в этих частных предприятиях можно было бесконтрольно раздувать штаты и задирать цену до любых - самых невероятных - размеров. Как сами захотят!..
Властям на это было совершенно наплевать, потому что они, во-первых, имели свою "благодарность" - иначе "откат" - за допущенное ими чиновное издевательство, а во-вторых, получали в местную казну немалые налоги с этих "частных лавочек". Таким вот образом старый лживый лозунг коммунистической партии "Все во имя человека, все - на благо человека" за годы государственного бестолковья незаметно трансформировался в уже негласный девиз новой бюрократии: "Все для блага человека, но за семь шкур - с самого человека". Теперь это в прошлом, но не дай-то боже снова жить при такой "демократии"!
...А уж депутатов-то - прямо целая армия была! Сгинули, прости господи. И тоже ведь чиновники!.. Если государство депутатам зарплату платит, то кто же они? Государственные чиновники.
Хапужнее, пожалуй, мы никого не видели. И так огромные деньги получали - в пятнадцать раз больше средней зарплаты - да еще каждому помощников и "секретуток" подавай, офисы, элитное жилье, заграничные курорты, шикарные машины с мигалками и спецпропусками... в миллионных взятках за лоббирование законов просто по уши погрязли. Срамотища!
Большинство и на службе-то не появлялось: все разъезжали по презентациям, баням да экзотическим круизам с потаскухами. Это за что такая "лафа"?.. Не стоили того сотни неработающих законов, которые они на нашу шею "напринимали"!
- Во-во! - подскочил Леха с топчана. - Я в Москве, на Рублевке, в особняке одного депутата работал. Там домина... что твой дворец! - павлинов тока нету. И все на народные денежки! Мы ему бассейн перед особняком строили.
На хрен ему бассейн?.. Зимой-то все равно все замерзает. А летом вода в нем поганая, цветет - это же не у моря! Да и сауна еще есть. А так, для "понта"!.. Чтобы гости видели, какой он "крутой" и богатый. Чтоб все "по-настоящему" - как в Калифорнии!
Ну, гости у него часто были: артисты известные, спортсмены, бизнесмены, политики; еще важные чиновники, "менты"... из "братвы" какие-то рожи. С ними куча девок - все расфуфыренные в пух и прах, в мехах, золотище, на шикарных авто. Короче, сволочь на сволочи!..
Я прикидывал - с башенки особняка одним пулеметом можно было б управиться! Так нельзя: эту мразь закон охраняет, ею же и принятый. Закон против нас, работяг, а для них свобода: воруй - не хочу.
Москва тогда очень богато жила! - прямо вся блестела от жира; это наворованные нефтяные деньги повылазили. Народу от миллиардов крохи перепадали, а все у них - "хозяев жизни"! Я обычные газеты читать не мог, как лезло из них все это богатство прямо в глаза. А самому, бывало, и жрать нечего... и переночевать негде; милиция везде шпыняет - все без регистрации выискивают! Заберут в "участок", морду набьют, деньги из карманов вывернут и выпнут... до следующего раза. Едва на бутылку наскребешь, да и то не забудешься; настроение отвратное - жить неохота!
Я тогда патриотические газеты полюбил, их много на лавочках оставляют. Ну, хоть одна отдушина!.. Сильно мне писатель Проханов понравился: хорошие статьи писал - вот все по правде! Я и "Чеченский блюз" его читал - в "Роман-газете". Все прямо человек написал! И о трусости Кремля, и о тупости генералов, и о подлости чеченов; я ему верю.
- Ле-ешка, да он же коммунист! - вмешался Орлов. - И полковник КГБ в отставке.
- Ну и что?.. Пусть трижды коммунист! А если правду открывает, то я его уважаю. Это такие, как ты "дерьмократов" поддерживали! Вон до чего страну довели - до катастрофы.
- Земля же сама перевернулась!..
- Ты не юли! Знаешь, о какой катастрофе я говорю... все разворовали. Сталина на вас тогда не было: всех бы, гадов, к "стенке"! И тебя, Орлов, тоже - не лыбься там. Ответили бы "за каждый уворованный рубль", как товарищ Анпилов сказал.
- Да я ж не воровал!
- Все равно! Ты за демократов был, предатель значит. Эх, мне бы в Кремль тогда!.. Я бы уж порядок навел: всех воров бы раком поставил!
- Это как ты в Кремль-то попал бы?
- А очень просто! Мы с ребятами это дело обсуждали. Продажная власть только в Москве же держалась - хватило бы с командирами Таманской и Кантемировской дивизий договориться и дело, считай, сделано. Нашлись бы умные люди!.. Кремлевский полк если б и "дернулся", то его быстро бы приглушили. Дивизия имени Дзержинского тоже поддержала бы.
- Ну и был бы тогда новый ГКЧП - народ опять встал бы против.
- Не путай! ГКЧП за власть коммунистов выступал, чтоб и дальше людей тиранить. А это была бы народная власть - диктатура патриотов.
- И с чего бы ты начал, если б в Кремле оказался?
- Да хоть императором себя объявил бы!.. А Россию - империей. Так народу привычнее, легче понять. Разогнал бы к черту все партии, депутатов всяких, потом стал бы с другими делами управляться. Горбачу да Ельцину все припомнил бы!..
- Убил бы, что ли?
- Это мое дело! Предатели Родины получили бы сполна.
- Ты что несешь, малохольный?..
- Знаю что! Первым указом наградил бы Зюганова орденом Ленина, а товарищу Анпилову присвоил бы высокое звание Героя Советского Союза.
- Господи прости!.. Союза ведь нет давно, и награды эти недействительны.
- А ничего, пускай носят! За дело отмечены - за то, что не молчали.
- А дальше?
- Дальше занялся бы устройством государства справедливости. Всех депутатов, олигархов, разных богачей и воров - в Бутырку, повытрясти из них кое-что! Бизнесменам - снижение налогов и полную свободу. Налоговую инспекцию разогнал бы к чертовой матери: все работали бы по патентам или с твердым налогом; так проще и стимул дополнительный: все, что "сверху" - твое!.. Новому КГБ приказ: вылавливать за границей всех, сбежавших с капиталами. Под страхом смерти - своей и родственников - все, суки, вернули бы!
- И сразу же - мировая изоляция! Опять "железный занавес"?..
- А "по барабану"! Это у Запада своих ресурсов нет, а у нас - всего навалом. Ты же знаешь, что доллар США ничего не стоил: его ценность поддерживалась только за счет финансовых спекуляций, и долго так продолжаться не могло; это им бояться надо было, а не нам.
Вон как еврейская Америка перед Китаем лебезила! Ее аж поносом пробивало оттого, что там компартия с умом правит. А все потому, что у китайцев сильная единая империя была и за ними правда стояла. "Кто прав, у того и сила!" - так Сережа Бодров в кино сказал, светлая ему память.
Демократы нам сильно нагадили со своей Америкой!.. Я бы лучше с Китаем дружил - на хрен мне Америка! Отдал бы китайцам пол-Сибири, и жили бы одной страной. Никакая Америка на нас не "дернулась" бы! А что?.. Мы же с татарами нормально живем - вот и с ними бы в дружбе жили: вместе науку твою "чертову" развивали бы, технологии всякие. Китайцы знаешь, какие умные?.. У-уй! Даже жалко, что они почти все погибли.
Советский Союз в застое прокис не от изоляции какой-то, а оттого, что большевики запретили частную инициативу. Вот у меня предприниматели были бы в чести; зато из воров душу вынул бы!
- Так законы не позволили бы.
- Плевать! Законы отменил бы. Уголовный кодекс - на три буквы! Другие тоже. Хотя нет... Уголовно-процессуальный кодекс оставил бы, только изменил маленько: нельзя, чтобы над подследственными сильно измывались.
- А не сильно?
- Не сильно можно: подумаешь, "демократизатором" разок перетянут! Здоровья не убудет - от меня же в "ментовке" ниче не убыло.
- Это заме-етно!..
Александр с Павликом давно уже похохатывали над новоявленным Наполеоном, но Леха не обращал на это внимания, и продолжал:
- Уголовный кодекс для защиты больших воров написан! Сколько случаев было: украдет человек что-нибудь пожрать - получает пять лет; другой миллионы "нахапает" и ничего: "условно" или год-два всего. А наворованные денежки-то целы - выходи и пользуйся! Где справедливость?..
- А как надо?
- Вот и надо по справедливости! Законы отменить, продажные суды разогнать. В каждом районе должен быть один выборный мировой судья, чтобы судил единолично по собственным понятиям.
- "По понятиям"? Слыхали такое: "настоящие пацаны" так судят!
- Да, по понятиям! Судить должен так, как народ того хочет. Через год или два новые выборы: правильно судил - оставайся, нет - пошел вон, другого выберут! И обращаться к такому судье чтоб можно было по любому случаю, где есть моральный или материальный ущерб для заявителя; мировой сам решит, подлежит это суду или нет. Разбирательство короткое: суть дела понял, выноси решение!
- А если подсудимый не виновен?
- Это неважно: как народ пожелает, так и осудят. Власть существует для народа, а не народ для власти; считает народ, что виновен, значит виновен! Вот тогда будет порядок. Если дело сложное, разбираться должно следствие, а вести его будет Следственный комитет согласно УПК. Министерство юстиции и прокуратуру - долой!
- А кто надзор вести будет, жалобы разбирать?
- Представитель главы государства в регионе - имперский комиссар. Жалоб много не будет: пожаловался зря - свой "дюль" получишь!
- А наказывать как?
- Должны быть три вида наказания. За мелкий ущерб плети - штук до ста; регулировать так, чтобы на сотой уже "оглобли" протянул! За крупный "вышка", а за средний - до года концлагеря: не надо всяких сволочей по двадцать лет в тюрьме откармливать!
Пропорция простая - месяц лагеря за год заключения по-старому. Только это должен быть такой концлагерь, чтобы эсэсовцы содрогнулись!.. С беспредельным издевательством и унижением, казнью по любому поводу. Чтоб каждый день под плетками и лаем собак яму рыли и дохлых в нее бросали! А на другой день ее же зарывали.
Кормить - говном!.. Чтобы к концу года из десяти - один живым вышел, кто дотянет; полностью седым и сумасшедшим. Сактировать тогда по инвалидности и в "дурдом"... авось поправится!
Второй раз туда никто не захочет - да и первый тоже, как будут наслышаны. А то, блин, курорт им устроили, куда это годно?.. Они же смеются над нами! Ты видел, Сашка, какими наглыми, отожравшимися и накачанными бугаями они из зоны выходят? Я видел. Негоже это, должны кровью отхаркать свою вину перед людьми!
Для больших воров прямо на Красной площади поставил бы огромную мясорубку с окошком, чтобы все видели, как она их кости и хрящи дррробит, перемалывает! Еще и по телевизору показывал бы. Фарш - лагерным собакам!
Если вернет наворованное, змей, можно и помиловать тогда - просто расстрелять. Все отдали бы, никуда б не делись!.. Да она долго и не простояла бы: воровать-то быстро бы перестали; я б до того народ воспитал, что потеряй кто сторублевку - до вечера лежала бы, никто б не взял. А не тобой положено, вот и не бери!.. Вечером в милицию по акту передали бы.
Наркоторговцам особая "привилегия": только на кол! И браконьерам в особых случаях. За шкуру одного амурского или уссурийского тигра, за одну медвежью лапу чтоб сто китайцев на кол "присели"!.. За лягушку - штук пять. В Китае браконьеров сами не любят, расстреливают "пачками"; выставить их на кольях у пограничных переходов, чтоб каждый хунхуз видел, что за это будет!
- Ну, Леха, ты и зверь!
- А ты как думал?.. Че народ распускать? Надо, чтобы и закона боялись, и по ходу сами "кумекать" учились - что можно, что нельзя. В привычку войдет думать, так все само наладится! Тогда можно и послабления делать. А раньше никак нельзя!.. Человек - такая скотина, что ему в голову только через ж... что-то вбить можно! В смысле, через плети. Если бы добрые родители своих выродков с детства пороли, так не было бы столько идиотов. А то "демократия, гуманизм, права человека"... да пошли они, "гуманисты" сраные! Древний Рим – когда рухнул?.. Когда изнежились, распустились, педерастов всяких развели. И поделом, нельзя такое допускать! Человек должен быть добытчиком, защитником, ученым и строителем, а не лживой, вороватой и похотливой мразью, какой он стал. В суровости надо воспитывать детей, так лучше будет! Порядок знать должны. Что заткнулся, Орлов?.. Посмейся, давай!
- Не хочу. Иногда соглашаюсь с тобой: здорово "агитируешь"!
- Вот то-то! Против правды не попрешь.
- Верно. Только если людей настолько взнуздать, не превратятся ли они в ничтожество? Ведь пикнуть нельзя будет в твоем "государстве справедливости"! Как людям свое мнение выразить, если с чем-то несогласны станут?
- С этим как раз просто: пресса должна быть свободной! Цензура не имеет морального права на существование в качестве государственного запретительного института; надо придать ей такое назначение, которого у нее не было раньше. Государственная цензура должна отслеживать соотношение "умных" и "глупых" передач, поскольку телевидение и радио работают для всех и все поневоле ими пользуются. Вот газеты и журналы, кино, театр, эстраду и многое другое трогать не надо: не хочет зритель, пусть не читает или не смотрит; пусть просто не платит за то, что не нравится!
- Да, знаешь... ты прав по сути: латинское слово "сенсорус" означает "чувствующий" или "наблюдающий", а отнюдь не "запрещающий".
- Ну вот! Запретить или ограничить работу какого-либо органа СМИ может сам губернатор региона или мэр города без всяких посторонних органов. Но тогда и ответственность перед народом за свои действия он возьмет уже прямо на себя, а ты же знаешь, как власть не любит ответственности. Поэтому не нужно бояться, что она лишний раз "перестарается"! Цензоры должны вносить предложения в министерство культуры и в Гостелерадиокомитет о том, какие старые программы вещания надо стимулировать и какие новые нужно создавать за счет средств государства для доброго образования и воспитания народа. Согласись, такая цензура уже не будет только "карающим топором, занесенным над свободными художниками". Фу, еле выговорил!.. Это - мнение народа, мне так живописцы на Арбате толковали. Что, не согласен?
- Да согласен я, согласен! Я другим удивлен: ты что это так заговорил... как будто мы с тобой языками поменялись?
- Тебя "наслушался": ты же у нас самый умный, другие-то сплошь дураки!
- Ну, молодец! Вот - речь "не мальчика, но мужа"!.. Скажи еще: как влиять на власти, если народ недоволен ими - ведь выборных органов народного волеизъявления, как я понял, в твоем государстве не было бы?
- Еще проще: народ должен быть вооружен. Не нравится власть... катись! Оружие в руках народа - лучшая гарантия от произвола властей. Боится оружия глупая и лживая власть, поэтому всегда старается разоружить население; большевики с этого и начинали, а потом творили, что хотели! И демократы всю жизнь врут - как ты вон, так что тоже народа ссут.
Умная власть оружия не боится, у нее все по честному! Когда существует опасность быть свергнутой, любая власть будет лучше реагировать на требования народа, которые он сам заявит в печати или на митингах, минуя бюрократический парламент. Я бы не боялся свержения, потому что у меня все было бы для народа и по воле народа. Что и требовалось доказать!
- А не перебили бы люди друг друга, когда обзавелись бы оружием?
- Не-ет! Это распространенное заблуждение. Что им, делать больше нечего?.. Ну, поначалу отстреляли бы "кого надо" - воров там, хулиганов, на том и успокоились бы. В царской России пили не меньше нашего, а убийства были большой редкостью, да и то от холодного оружия. И на Западе так же!
- Хм!.. Ну ладно, прямое народовластие - это хорошо, но ведь оно подходит для маленького государства, буквально города-государства. Мнение провинции не будет учтено.
- Будет! Хватит мнения Государственного Совета из губернаторов: они-то в провинции живут, знают жизнь людей! А еще в регионах будут имперские представители, к которым будут стекаться все жалобы и заявления людей. Как накопились - на доклад к императору!
- А если народ пожелает только хлеба и зрелищ? Получится охлократия, власть толпы - практически анархия. Возразить тогда будет нельзя: аргумент оружия в руках масс очень силен!
- Не бзди! Народ не враг себе, плохо не сделает. Это царь-батюшка может быть полоумным, а весь народ нет! У казаков и джигитов кто всегда правил?.. Старики. Хан или "анператор" далеко, а старики-то рядом - за непослушание на сход выволокут, и опять плетьми! Для того и детей пороть надо, чтобы стариков слушали: те худого не посоветуют.
В каждом районе должен править Совет Старейшин в согласии с назначенным главой государства губернатором; споры между ними разрешит имперский комиссар. И у этого же Совета должен быть и денежный бюджет, и управа из молодых наемных чиновников. В общем, чтоб все как раньше было, но чуть иначе: "Советская власть, но без коммунистов"!
Уважаемых стариков население без труда выберет, а они даже без зарплаты готовы будут работать, лишь бы дома не сидеть. И выше районного или городского уровня никого выбирать не надо!.. В селе или станице пусть один правит, опять же под контролем народа - хоть старостой, хоть атаманом его называй; в городе - градоначальник, само собой. Ну, пусть мэр, если так нравится!.. Его губернатор назначит. Вот и все! Люди сами не допустят извращений, нечего им надеяться на "доброго барина". Это будет по справедливости.
Короче, чем меньше во власти народа, тем "больше кислорода"! Лишние нахлебники никому не нужны; я бы и сам долго за власть не держался: как наладил бы все, так назначил хорошего преемника и пошел бы себе отдыхать!.. Я не гордый - у меня за Отчизну душа болит.
- Ну что ж, Леша, вкратце так неплохо... довольно логично все. Молодец, умеешь размышлять! Надеюсь, понимаешь, что беседа наша пустая? Просто болтаем, никогда это уже не пригодится! Придет время, вылезем из бункера - какое тут народовластие?
- Это точно!
- А может, все же пригодится?.. Посмотрим-посмотрим!

6

Вроде и поспорили с Лешкой, но не поссорились же! Только польза от подобного состязания: в таких вот продуктивных спорах и рождается истина, известная всем как "золотая середина". Мыслитель, лишенный возможности полемизировать с подобным себе легко впадает в самоуверенность, и его субъективные выводы кажутся ему тогда незыблемыми.
Хорьков неожиданно удивил ребят. Он казался им недалеким простачком, но в обсуждении случайной темы проявил свои лучшие способности: не имея серьезного образования, силой сметливого природного ума сумел построить в своей голове и связно изложить в беседе довольно гармоничную для его уровня мышления систему государства.
Конечно, наивность принципов, на которых он ее основывал, была очевидной, а свирепость нравственного настроя автора могла даже разрушить саму возможность объективного обсуждения, но Орлов был опытным спорщиком, поэтому ловко направлял развитие дискуссии в необходимое русло. На Лехины нападки он не обижался и лишний раз не перебивал, давая тому возможность высказаться, сам же внимательно слушал и вовремя задавал наводящие вопросы, позволяющие лучше прояснить излагаемое и для себя, и для самого "оратора".
Александр понимал, что максимализм присущ сознанию обывателя, простого человека из народа. Формула булгаковского Шарикова "взять все и поделить" легко доходчива и первой приходит на ум даже гению, лишь после уступая место тенденции развитого ума к более сложному, но лучше устраивающему разные стороны решению какой-либо насущной проблемы. Животный инстинкт "что тут думать, трясти надо!" вытесняется человеческим "а если все же подумать?"
Он, правда, не лишен паразитического настроения: вдруг само упадет? Но исторический опыт показывает, что решительные люди сплеча рубят некий узел животрепещущих проблем, оставляя потомкам их окровавленные куски с иллюзией найденного решения, а слабые преемники "меченосцев" долго еще разгребают и погребают эти останки, терпеливо добиваясь окончательного и действительного удовлетворения проблемных коллизий. Слава всегда достается великим, хотя отнюдь не они одни являются движущей силой в развитии человеческого сообщества - "серая мышка" не менее достойна памятника, чем Гордый Лев, только вот пьедесталы заранее предназначены блистающим: мрамора не напасешься, если ставить памятники всяким там "мышкам"!..
Как бы ни старалось общество успокоить горячие головы и сердца, но истекающая из них жажда перемен все равно взметается пламенем борьбы; философия радикализма всегда останется привлекательной для многих людей, двигая их, однако вовсе не в одном направлении. Один и в старости остается революционером, всегда готовым выхватить шашку наголо, другой же становится способен не разрушать бездумно, заводя самого себя в тупик, из которого нет выхода, а осмыслить назревшую необходимость и предложить продуктивную реформаторскую идею.
Орлов вспоминал, как сам в молодости был склонен к решительному и бескомпромиссному решению любых конфликтов. Та пора давным-давно ушла в прошлое, но искренние чувства вовсе не исчезли, а лишь умерились выдержкой: есть ощутимая разница между поведением одного и того же человека в юном и зрелом возрасте. Став старше, многое из прожитого хотелось бы конечно изменить, но увы, уже невозможно.
Большинство давнишних промахов не вызывает серьезной рефлексии: ну было, да и было - черт с ним! Только у каждого на душе есть такие, одному ему ведомые грехи, за которые самому себя простить трудно. Чаще всего в печальных событиях и не было настоящей вины, а гнетет то, что мог предотвратить несчастье и не сделал этого!..

Один такой эпизод на всю жизнь остался ноющей занозой в сердце Александра; это еще до того было, как с Валентиной они сошлись. После развода с первой женой, Еленой, шесть лет жил один. Работал на "скорой помощи", учился заочно на математическом факультете университета, много читал, бегал трусцой, подкачивал мышцы гантелями и эспандером. Сам вел нехитрое холостяцкое хозяйство, мог похвалиться чистотой и уютом в квартире, угостить гостей вкусным обедом собственного приготовления. В общем, не распустился, как часто бывает со многими разведенными мужиками. Те просто ничего не умеют!.. Ни стирать, ни гладить, ни готовить. Без конца будут по "столовкам" пробавляться, а то и вовсе всухомятку гастрит наживать, но пальцем не пошевелят, чтобы себя же побаловать лакомством.
Новые подруги довольно часто у него бывали, почему бы и нет? Но ни одна не "задевала" так, что захотелось бы вновь жениться. Уже и привык по-холостяцки жить, как вдруг случайно познакомили его с одной.
Понравилась сразу! Уж до того была хороша собой. Высокая, вровень с ним; симпатичная, сероглазая, с длинными каштанового цвета волосами. Не худая, не "плоская" - то, что надо! И поразительно прямая и стройная. Идет - залюбуешься! Тело и голова как влитые, не шелохнутся - лишь ноги движутся. Наглядеться не мог, все удивлялся: за что счастье-то такое?
А душа у нее была... золото! Уж такая ласковая вся да заботливая: и по дому ничего не упустит, и хозяину внимание уделит. Веселая, разговорчивая, в меру озорная; поболтать с ней было одно удовольствие: умница просто! Скучная да квелая кому понравится?
Работящая, что важно!.. Даже на дом с предприятия работу брала - она металлические подносы расписывала на фабрике народных промыслов. Поставит дома поднос перед собой и быстро-быстро так разными кисточками всякие узоры и цветы выписывает, только успевает краски менять. И такая красота получается, обомлеешь - вот уж дал господь талант! Саша частенько садился рядом и смотрел, как она чудодействует. На фабрике за это немного платили, да неважно: для души же!
Она намного младше была. Александру признавалась, что неинтересно ей с ровесниками - уж слишком глупые они! Так часто бывает, что девчонок привлекают парни постарше, а то и "женатики".
К тому времени Орлов со "скорой" уже ушел и удачно занялся предпринимательством: возил контейнерами художественные материалы из Подольска, Москвы, Питера, а в своих городе и области распространял. Детские художественные школы и Школы искусств покупали, местные художники помногу брали. Привозил им краски, кисти, холст, картон, этюдники, мольберты; "карандашики" всякие: пастель, сангину, сепию, бистр, и еще многое другое.
Дела хорошо шли, денег хватало; для нее старался: одевал "с иголочки", подарками баловал. Жили душа в душу - ни разу не поругались. Уж так любили друг друга!.. Саша, бывало, лежит на диване, газету читает, а она ходит по квартире, домашними делами занимается и еще вполголоса какую-нибудь песенку "мурлычет". Вдруг неожиданно подбежит к нему, обнимет и шепчет:
- Милый, любимый... боюсь потерять тебя!.. - и нежно-нежно целует, по колючей щеке рукой гладит.
До самой старости так бы вот жить и радоваться жизни! Да только длилось это блаженство недолгие семь месяцев.
Однажды долго Жанна с работы не возвращалась, хоть обещала прийти пораньше и на ужин селедочки прикупить: рыбу очень любила, в любом виде. Вечером ее отец приехал:
- Умерла, - говорит, - Жанна. Не жди, не придет больше... в морге она сейчас - и сам заплакал.
Через три дня уже похоронили. Лишь потом узнал Александр, что вышло.
Ее с работы рано отпустили; уже домой шла, да на улице одноклассницу встретила. Та к подругам позвала, вот и пошли они вместе: время-то еще позволяло. Приходят, а там эти вонючки "колются"! Давай и ее уговаривать, чтобы тоже попробовала. Ну, не удержалась она, "попробовала": с первого же раза - передозировка и внезапная смерть!.. Те свинюшки испугались, быстро выгребли у нее изрядные деньги из сумочки, сняли перстень и сережки из золота, а саму на улицу вынесли. Тогда только прохожие "скорую помощь" вызвали, да уж поздно было.
Долго "пытал" потом Орлов ее отца, чтобы узнать, где те сволоты живут. Не говорил он ни в какую, хоть и знал; так ответил:
- Ты молодой еще, тебе жить да жить. Я сам с ними разберусь!
Понимал, что добром его признание не обойдется, пожалел Сашку. А сам тоже вскоре умер - так вот это дело и повисло.
Два месяца Орлов тогда от водки "не разгибался"! Работу, учебу - все занятия свои забросил; ничего не делал, только пил. Пьет один и плачет... пьет и плачет. Напьется, забудется, спит тогда; проснется, снова пьет и плачет. Похудел страшно, зарос весь. Наконец, остановился: сколько ж горевать! В зеркало на себя поглядел, ужаснулся. Помылся, побрился, стал нормально есть. Быстро "подбил" все документы по бизнесу, собрал чужие долги, раздал свои и закрыл фирму.
Все, не для кого стало стараться!.. Ему самому деньги теперь уже ни к чему были, раз ничто не могло повториться. Упустил он свою судьбу! Не зря говорят, что счастье только раз в жизни бывает. Вот и в его жизни оно было: один раз семь месяцев счастья!.. Ясно понимал, что ни с одной другой так же хорошо уже никогда не будет. Да ладно, хоть было! Многим за целую жизнь даже такого малого счастья не досталось - вот кого на самом деле жаль.
Уж сколько талдычат: ни в коем случае не пробовать наркотики! Все знают все об этой гадости и по-прежнему находятся несмышленыши, которые не могут устоять перед соблазном недолгого "кайфа". Зачем?! Ведь это даже не водка: одного раза бывает достаточно, чтобы умереть! А если раз, другой "повезло", то это не значит, что смерть можно обмануть: обратного пути из наркозависимости практически нет, скорая смерть неизбежна! Максимум несколько лет и подойдет твоя "очередь" на кладбище. Вот уж кайф - в сырой могиле, где тебя черви жрут!..
Это старику может быть все равно, ему пора. А молодому-то зачем? Жить же надо!.. Да мало, что сам умрешь - сколько людей еще обездолишь! Любимого человека, родителей, детей, если есть. Другим-то плевать на тебя, а им нет!.. Им останутся слезы и горькая память на весь остаток пустой уже без тебя жизни.

Александр сам не знал, за что не мог простить себя: не было его рядом с любимой в роковую минуту, не мог он удержать ее тогда от трагической ошибки. И ведь не раз говорили о наркоманах - она сама их так "костерила"!
Орлов тогда долго не рассусоливал: не дети малые; предупредил без затей, заметив странный блеск в ее глазах:
- Ты там сама, смотри, не вздумай... почувствую что, выгоню без жалости. Я знаю, наркомана никогда не "переделать!
Много позже вспоминал этот неясный блеск и не находил покоя от догадок.
...Может, не в первый раз это было? Может, и раньше потихоньку "подкалывалась" да рассказать боялась? Потому и не устояла перед соблазнительной "затравкой", хотя в его сторону ни разу не подавала повода для подозрений. Даже намека не было, что могла быть заинтересована в этом отношении! Почему тогда говорила, что боится потерять его? Знала, что творится с ней?.. Ведь наркоман навсегда остается наркоманом, даже если остановится! Неужели, правда, что-то было раньше?
Эта вот неясность и не давала покоя, вновь и вновь терзала душу: неужто проглядел что-то? Почему всерьез не расспросил обо всем... ведь помог бы! Как же мог такое упустить?!
Что теперь можно было исправить? Ничего. Остались от былого вопросы без ответов, неразрешенная загадка и щемящая боль потери. А еще сознание того, что мог помочь и не помог - будто сам подтолкнул свою единственную к гибели.

Еще кое-что из прошлого тяготило.
Вот кто бы смог ответить: трудно ли убить?.. Возможны только два ответа - "да" и "нет", оба неудовлетворительны.
Человека, кстати говоря, убить очень легко! Даже глядя ему прямо в глаза. На фронте Орлов не раз убивал и нисколько не переживал за это. Ведь людей убивают за какую-то вину: солдат стреляет во врага, покусившегося на его страну; палач казнит преступника, нарушившего законы общежития; сумасшедший насильник режет жертву, обвиняя ее в собственных несчастьях. Человек всегда бывает в чем-то виновен, поскольку опорочен присущими ему грязными замыслами.
И только чистое, подобное ангелу животное невозможно обвинить ни в чем! Хотя бы и собаку, покусавшую неприятного ей человека по той причине, что он просто лишний в ее жизни. Или котенка, нагадившего под дверью потому, что туалетное место для него везде - он так живет по своей природе. Даже медведя, напавшего на грибника: не "шляйся", где не надо, не пугай бедного мишку!.. У животных свои законы и они не тождественны человеческим.
Вина - это чувство ответственности за грех; понятие греха моральное и религиозное, оно изобретено человеком и сковывает его несвободой. Животное же свободно априори и не нуждается ни в морали, ни в религии, а потому не совершает грехов и безвинно всегда. Тот не знает, как трудно убить безвинное животное, кто этого не делал.

Когда Александр учился в институте, на каникулах часто бывал у отца, жившего в деревне. С его ружьем ходил на охоту, постреливал рябчиков и уток.
Однажды сбил птицу метким выстрелом, подбежал к ней... а рябчик-то живой! Пытается взлететь и не может, бегает вокруг по траве. Саша поймал его и рассмотрел рану: одна-единственная дробинка перебила крыло; вполне возможно было забрать птицу домой, и лечить, наложив шину. Но зачем?
Долго сидел на пеньке, держа подранка в руках, и думал, чем можно ему помочь. Рябчик дрожал от страха и боли маленьким горячим тельцем, сердчишко его бешено колотилось под ладонью, а маленький желтый и блестящий глазик с красной каемкой как будто сверлил глаза Орлова, проникая своим взглядом глубоко ему внутрь.
Так и не смог ничего придумать. Потому что нечего было придумать! Просто отпустить нельзя - все равно измучится и погибнет. Из жалости решил тогда убить.
Скрепя сердце, прошептал бедняге:
- Прости! - и скрутил пальцами шею. Рябчик затрепетал и обмяк.
Он долго умирал... минуты три - и все поглядывал на Сашу своим маленьким глазиком, надеясь возможно, что тот ослабит нажим. Наконец глаз его замутнел, зрачок замер и расширился; он перестал быть живым.
Александр сидел еще на пеньке, курил. Радость от поимки добычи давно испарилась, на душе лежал ком: как будто себя убил!.. Сравнение с Раскольниковым, который так же подумал, совершив убийство старухи, было неуместным. Встал, плюнул и пошел в деревню; ружье забросил в чулан и на охоту больше не ходил - только на рыбалку.
...Рябчика того съели вместе с другими. Суп из них очень вкусный!

Потом много еще убивал: и поросят колол, и птицу рубил, и котят топил. А куда денешься - что, каждый раз соседа звать?.. Взрослым кошкам из той же жалости отрубал головы, когда видел у них симптомы сильного поражения стригучим лишаем; знал, что болезнь эта неизбежно приведет к смерти, сильно намучив сначала бедное животное в течение многих месяцев. Останки закапывал поглубже.
Когда научился излечивать лишай, по всему району собирал больных животных и оказывал помощь - как будто вину заглаживал перед уже убитыми им. Там лечение-то простое: сделать два укола вакцины и несколько раз смазать специальной мазью; потом обмыть теплой водой с мылом - и кошечка здорова!.. Лечил, да еще в добрые руки передавал.
Другой бы и связываться не стал - подумаешь, кошка! Как на дурака люди смотрели: взрослый мужик, и валандается с ними!.. А вот чувствовал, что обязан это делать! Ну кто еще им поможет? Ведь живые души, тоже солнышку радуются!
Научился даже котят на рынке раздавать - все не топить! Да еще непременно устраивал в частные дома к хорошим людям: в городской-то квартире кошке тюрьма, а в частном доме с лужайкой - экое приволье!

Ну что за вина, казалось бы, перед животными?.. Это ж не люди, а так себе... еще народятся!
- Да вот не "так себе"! - убеждал Орлов кого-то внутри себя. - Люди и сами обойдутся, а животным помогать надо: это мы в их мир вторгаемся, а не они в наш! И вторгаемся совершенно бесчеловечно, забывая о том, что они - наши "меньшие братья". А мы, выходит, старшие!.. Это мы о младших должны думать, раз мы люди! Стоит только перестать помнить об этом, и до дикости - один шаг! Кто тогда о нас позаботится?.. где наши небесные братья? - Нетути! Даже общаться с нами не хотят, "болтаются" черт знает где.
Наивными, конечно, были эти мысли, почти детскими: скажи такое охотникам, да хоть просто окружающим - засмеют! А он не мог простить себе того давнего бессмысленного убийства; ведь мог и не убивать, если бы вообще на охоту не пошел! И не ходил больше - есть, что ли нечего?.. Да и не в еде вовсе было дело! Просто понял тогда Александр, как хрупка жизнь, как хрупок весь мир вокруг.
Теперь, в пору глобальной катастрофы, это виделось особенно остро.

7

Понимание насущной необходимости повседневного милосердия и его образующей душу самоценности появилось у Орлова еще в юношеском возрасте. А закрепилось странным образом в армии!
Дети и подростки бывают чрезвычайно жестокими, поскольку не отдают себе отчета в поступках, и это происходит потому, что еще мало у них жизненного опыта. С годами этот опыт приходит, появляется и понимание. Худо, когда человек остается неадекватным, став уже взрослым: он создает очень много проблем для окружающих, и собирает на себя все "шишки", часто сыплющиеся с древа обыденной жизни. Но вот армейская служба, казалось бы, самим своим назначением должна воспитывать в юноше суровость и даже жестокость.
Она и воспитывает! Только многим - жаль, что не всем - она добавляет еще и сознание того, что вести себя жестоко во всех перипетиях жизни нельзя; что жестокость предназначена только для крайних случаев противостояния такому же жестокому противнику. В подобном случае не до сантиментов!.. А пока этот случай не настал, лучше приберечь на будущее свою готовность к силовому конфликту и уж никак не применять ее к тому, кто слабее или не столь решителен. Иначе существует риск и потерять моральное право называться человеком, и получить достойный отпор с естественно вытекающими обстоятельствами: тюрьмы и травматологические отделения всегда открыты для тех, кто беснуется в защите ложно понятой ими "справедливости"!
Орлову не пришлось в армии ни воевать, ни участвовать в масштабных учениях с применением боевого оружия, как другим солдатам. Род занятий армейского медика не позволяет ему увлекаться этими "взрослыми", но на самом деле совершенно детскими играми: пускай "вояки" стреляют, кому охота, а у медслужбы своих забот хватает! Александру пришлось столкнуться с реальной жестокостью совсем в другом.
Гражданские доброхоты всегда много говорили о "дедовщине" в армии, жалели тех, кто ее перенес. И правда, жаль таких ребят!.. Орлов встречал по-настоящему искалеченных развлекавшимися "дедами" и не находил оправдания таким забавам; не мог тогда представить, что сам, став старослужащим и сержантом, будет вынужден бить других солдат. А что, спрашивается, делать, если они не собираются подчиняться простым уставным требованиям и при этом не боятся ни нарядов на службу вне очереди, ни заключения на гауптвахту?
Сам-то он был прилежным солдатом, всегда охотно исполнял требования распорядка, а вот многие иные - ни в какую! Это игнорирование обязанностей шло издалека, из всей эпохи брежневского "застоя". Тогда, во времена всеобщего попустительства и головотяпства многие научились обманывать начальников, исполняя свою работу формально, для "галочки" и "получать", а не зарабатывать честно свои деньги. Такие лентяйские устремления постепенно пробрались и в офицерскую среду. А как только в армию стали призывать и ранее судимых, которые нравственностью, конечно, не блистали, то махровым цветом расцвел полный "пофигизм": офицеры и прапорщики без конца пили и воровали, солдатам тем более на все было наплевать, лишь бы поскорее вернуться домой.
Но службу-то надо исполнять! Вот и держался весь порядок только на кулаках сержантов и "дедов".
В подразделении Орлова было больше сотни солдат и всего трое сержантов: он, Юрка Козлов и молоденький татарин, которого вообще никто не замечал. Били они с Юркой смертным боем неподчинявшихся, да и то еще не всегда добивались должного порядка: как вдвоем на всех "разорваться"?.. Александр однажды даже в дисциплинарный батальон чуть не угодил за то, что отправил в реанимацию госпиталя одного разбушевавшегося ослушника - хорошо, хоть скоро отвязалась от него военная прокуратура, а то бы вся жизнь могла пойти наперекосяк!
На "гражданке" воли рукам уже не давал, каждый эпизод своего прошлого рукоприкладства вспоминал с сердечной болью от стыда за совершенное. Но это уже потом, через годы, а тогда подобное было во всех частях и казалось, что это никогда не кончится!
И не кончилось бы, да появился в недавнее уже время хоть один умный министр обороны - Сергей Иванов (позже показавший себя и лучшим - что бы кто ни говорил - кандидатом на президентских выборах 2008 года). Он первым понял, что сержантами должны быть профессионалы-контрактники, как во всем мире: матерого "контрабаса", особенно прошедшего через "горячие точки" скорее послушаются - тогда, может, и без мордобоя обойдется. Раньше-то армией руководили старые генералы, которые о таких "мелочах" солдатской жизни даже не задумывались - им только ракет да танков побольше подавай!
Но не об этом речь. Бил Орлов солдат, бил... но почему? Да от страха!.. Ведь больше сотни на двоих - чуть дашь слабинку, затопчут! А так хоть сами боятся и распоряжения исполняют. "Деды" тоже от страха первогодков бьют, а не только по собственной извращенной воле: боятся потерять свои значимость и негласные "привилегии". Вот отчего все!
Офицеры потеряли собственную честь, распустили солдат, вот сержанты и отдувались за них. И как же, впрочем, офицерам было сохранить эту честь, когда у самой высшей власти в стране никогда не было ни стыда, ни совести?.. Рыба с головы гниет!

Все чаще теперь думал Александр о том, что в новой жизни после катастрофы не должно быть места тем порядкам, какие были в ней раньше: не должно быть никакой парламентской демократии, которой он сам раньше так безмятежно доверял, и которая фактически вела весь мир к гибели!.. Цивилизация и так рухнула, но это скоро случилось бы и без всякой катастрофы.
Стоило понимать, что именно демократия своим провозглашаемым стремлением к всеобщей свободе самым парадоксальным образом потворствует распространению порочных идей тоталитаризма и оказывается неспособной вовремя - пока это еще возможно - загасить поднятое ими пламя борьбы за новое устройство жизни. Именно демократии мир обязан рождением и пышным расцветом двух чудовищ: нацистского и коммунистического фашизма. Она же провоцировала и появление нового - уже исламского фашизма, который неизбежно разнес бы планету в пух и прах!
Сам термин "фашизм" происходит от итальянского слова "фаши", что означает "пучок", "связка"; в нем отражена суть единовластия сильной партии над всем обществом, которое лучше всего характеризуется широко известным девизом, подходящим для любой тоталитарной партии: "Один за всех и все за одного!" Фашизм возникает только там, где происходит борьба политических партий, то есть в государствах с большей или меньшей парламентской свободой. Парламентаризм присутствует во всем мире и от этого всегда сохраняется возможность случайной победы крайне правой партии где-нибудь, когда-нибудь; и стоит только подобной партии хоть где-то получить власть, как она немедленно найдет союзников повсюду, и расширение тоталитарного влияния во все мыслимые пределы Земли станет тогда непременным.
Что мешает любой партии, имеющей большой вес в каком-либо государстве стать тоталитарной, фашистской?.. Да ничто! Американская демократия в последнее время перед катастрофой уже мало отличалась от тоталитаризма - диктат США над всем миром, великодержавный шовинизм Америки не оставляли в этом сомнения.
И в Российской Федерации сложилось нечто похожее. Что мешало партии "Единая Россия" стать фашистской? Опять же ничто! Более того, эта партия в недавнем прошлом уже успела проявить свои фашистские наклонности - достаточно двух примеров, чтобы это понять.
Первый пример: мэр Волгограда Ищенко давно погряз в коррупции, но уголовное дело против него возбудили только тогда, когда он отказался назначить на "хлебные" должности предложенных ему членов партии "Единая Россия", в которой сам и состоял. Ничего странного: не подчинился партийной дисциплине - пожалуй в тюрьму!
Второй пример: газета "Саратовский вестник" была закрыта тогда, когда ее журналисты позволили себе едкую критику "Единой России". А как же: партию власти кусать нельзя - зубы выбьет!
И подобных примеров немало. Это ли были не предвестники нарождавшегося в предкатастрофной России однопартийного бюрократического, читай - воровского, фашизма? Вот еще новость: такого фашизма никто и представить себе не мог!.. При этом главу партии "Родина" Дмитрия Рогозина единороссы обвиняли в нацизме и имперских замашках за то, что он пытался укреплять соборность русского народа как важный фактор воспитания патриотизма. А суть дела была, собственно, не в этом - он тоже позволял себе критиковать тоталитарную партию!
Чиновничий коррупционно-воровской тоталитаризм не мог, конечно, просуществовать долго, но он стал бы прологом к самому ярому нацизму обозленного народа. Именно национал-социалистический фашизм имел шансы в любую минуту взметнуться очистительным пламенем в чудовищно разграбленной и униженной России, и тогда неизбежным стало бы фатальное столкновение двух великих держав: еврейской Америки и славянской России. К этому, и ничему иному прямо привели бы "невинные" игры в демократию. Другого исхода быть не могло!
И в США, и в России не хватало лишь харизматического лидера, способного выступить с ультраправой программой, а именно: мирового владычества в Штатах и русского нацизма у нас. Основатель ЛДПР Владимир Жириновский с этой ролью справиться не смог, да и не хотел, не являясь фашистом по сути, но если бы такой лидер все же появился, остановить его тогда было бы некому!.. Фашизма можно и нужно ждать во всех уголках планеты до тех пор, пока будут существовать борьба партий и сами партии.
В кайзеровской Германии не было фашистов, но они немедленно появились, как только там поднялись ростки демократического сорняка. В России большевики узурпировали власть вскоре после того, как демократия смогла устранить безвольного представителя наследственной династии самодержцев, но погрязла затем в болтовне и коррупции, расписавшись в полном бессилии навести порядок в стране.
Есть единственный и надежный способ избежать будущего фашизма: прекратить деятельность любых политических партий всюду и навсегда! Пора вернуться к единственно возможной и верной - имперской форме государственного правления с тем, чтобы посредством процесса глобализации перейти к постепенному созданию общечеловеческого государства: Империи жителей Земли. И не имеет значения, кто будет править локальными империями; пусть монархами будут цезари или президенты, но и те, и другие защитят мир от главного - угрозы партийного фашизма. Чем раньше люди это поймут, тем лучше; не стоит только слушать мнений демократических словоблудов и крикунов.
Другое дело, что это должны быть просвещенные империи с просвещенными правителями, понимающими порочность любых позывов к угнетению народов. Для "непонятливых" рецепт лекарства против отравляющего действия тоталитарных устремлений прост: всеобъемлющая и повсеместная свобода прессы. Говоря шире, средства массовой информации должны заместить парламент ("говорильню" по-французски) в его дискуссионных и контрольных функциях. Можно закрыть глаза на недостаточное присутствие других прав и свобод гражданина империи, но он всегда должен иметь неограниченное право высказывать свое мнение. Мошенники от демократии ратуют за свободу прессы и ее же боятся как огня, потому что она открывает любую ложь, в том числе и ложь партийно-парламентского демократизма.
Демократическое правление отличается чрезвычайно выраженными слабостью, безответственностью и вседозволенностью; оно позволяет процветать аферистическому капиталу, возлагая при этом огромнейшие непроизводительные затраты на плечи простых налогоплательщиков. А ведь ничто не мешает существовать и развиваться нормальному, вменяемому капитализму в имперском государстве!.. Ущербность старого монархического строя заключалась лишь в наследственной или преемственной передаче власти (рано или поздно пожизненным главой государства становился глупец), но достаточно ввести в действие принцип обязательной выборности самодержца народом, и уже одно это способно преобразить имперское правление!
Партийный парламентаризм служит тотальному рабству погрязших в удовольствиях людей, прикрытому звонкими лозунгами о свободе и процветании, и не имеет дальнейшего пути развития. Это болотная трясина, тупик человечества!.. Пандемократизм неизбежно ведет и приводит к тоталитаризму всегда и везде и не может являться идеальной и окончательной формой всемирно признанной власти. Еще Уинстон Черчилль говорил о том, что демократический строй отвратителен, но лучшего историей не придумано.
Так надо придумать... нельзя не придумать! Недопустимо старые болезни тащить в новое общество - пусть они останутся в прошлом.
- Лешка прав, - думал Орлов. - Вооруженный народ, а не парламент должен стать противовесом единовластию: он всегда поддержит хорошего правителя и удержит от произвола плохого. Следует не сталкивать в искусственном противоборстве исполнительную и законодательную ветви власти, тянущие ее "одеяло" каждая на себя, а открыть широкую дорогу естественному единению и плодотворному сотрудничеству правителя и народа. Бесполезного для современной эпохи "балласта", каким являлось дворянское сословие - атрибут классического монархизма, все равно уже не существует, и в "демократической" России скорее бюрократическая партия "Единая Россия", не к ночи будь помянута, больше всего напоминала захребетное дворянство, как и любая правящая партия.
Император - не обязательно абсолютный и наследственный монарх. Это всего лишь повелитель, исполняющий волю народа (от латинского "импераро" - повелеваю); можно называть его хоть консулом, хоть тираном, хоть опять президентом - суть от этого не изменится. Главное заключается в системе государственного устройства.
В предкатастрофной России глава государства вполне уже мог выступить в роли просвещенного самодержца. Не хватало лишь двух шагов на пути возрождения здоровой полноценной империи: упразднения парламентов всех уровней и разрешения свободного приобретения и ношения огнестрельного оружия гражданами (исключая, конечно, неграждан РФ, а также психически нездоровых и ранее судимых). Похожие идеи высказывал в прошлом умный публицист Михаил Веллер.
Уж не знаю, решился ли бы наш президент на означенные шаги? Вряд ли, но теперь это и не имеет значения; гораздо важнее, в какой форме будет возрождаться нынешнее государство. И способно ли оно вообще возродиться после такой ужасной катастрофы?
Очень трудные вопросы!.. Нужно ждать, пока все прояснится.

Александр чувствовал, как в последние десятилетия весь мир исстонался в поисках новой общечеловеческой идеологии. Ведь понимали, что демократия ущербна! - критики ее было предостаточно, но ничего нового открыть не могли. Ну почему же так?.. Да просто потому, что в сытом и безмятежном обществе не рождаются гиганты мудрости, а среди мыслителей прошлого не видели авторитета.
Большие ученые, как известно, отличаются непомерной амбициозностью, особенно если успели "застолбить" какую-нибудь более-менее значимую идейку; вот и копошились они до последнего дня прежнего мира в подобных идейках, уплетая попутно свой хлеб с толстым слоем масла, полученный в награду за мнимые достижения. И не замечали Главной Идеи - той идеи, которая уже была обозначена, только не ими, самовлюбленными ремесленниками от науки, а настоящим и великим ученым Фридрихом Ницше. Идеи Сверхчеловека будущего, а именно - Человека свободной созидающей воли.
Орлов осознал необходимость разработки этой идеи еще до катастрофы, но даже теперь не спешил с ее осмыслением: нужно было дождаться полной реализации трагического бедствия и пришествия вслед за ним новой житейской реальности, но только тогда, когда она заявит себя во всех основных чертах. Торопливость могла привести к таким ложным посылам, в которых легко заблудиться и утерять ненароком зерно здравого смысла.
- Ничего, ничего! - подбадривал он себя. - Придет наше время, во всем разберемся! Не проглядеть бы только того, что нужно.
Александр понимал, что его мысли имеют характер полного святотатства: как можно покушаться на парламентскую демократию, зарекомендовавшую себя с самых лучших, казалось бы, сторон? Он же не был слепым и видел, что демократия действительно очень хороша!.. Но видел в ней и еще один скрытый, совершенно особенный фундаментальный изъян: являясь реальным выражением принципа всеобщего равенства, парламентский демократический строй всегда и везде выводит к "рычагам" государственного, а затем и мирового правления представителей одной и той же известной всем нации, оказывающейся "равнее" других. Естественной реакцией на несправедливость такого положения и становится стихийное возникновение нацистских, а далее фашистских настроений среди коренных народов самых разных стран.
Ведь доходит до абсурда: в национальных государствах правят на самом деле представители самого мизерного меньшинства, а не огромного большинства. Руководители таких государств, выступающие гарантами прав своего народа, являются лишь марионетками - комическими "свадебными генералами", служащими для обмана зрения людей, и ловко управляются закулисными кукловодами. Нет ни одной цивилизованной демократической страны, которой бы не руководили - где тайно, где явно - люди этой непотопляемой ни в каких катаклизмах нации!
Дело в том, что демократический парламентаризм наилучшим образом позволяет контролировать главу государства с помощью формально избираемого народом парламента, в котором перевес легко получают те самые "кукловоды" благодаря особенностям демократического выборного процесса. На выборах - и это очевидно - побеждает тот, кто успешнее других проводит предвыборную агитацию (или "промывание мозгов"), а сделать это легче всего позволяют большие деньги и непосредственное управление средствами массовой информации. Будь ты хоть чертом, но выберут тебя, если за тобой деньги и сообщники в СМИ!.. Народ все равно ничего не заметит и удовлетворится телевизионной жвачкой из "развлекухи". Главное: "пипл хавает"! Что еще требуется для спокойного обделывания своих делишек?
Не составляет секрета, в чьих руках находится абсолютное большинство мировых денег и средств масс-медиа. Выходит так, что демократизм - иначе народовластие, далек от исполнения своего собственного назначения: народы не правят своими странами нигде, зато почти вся планета (кроме восточного мира) погрязла в тоталитарной власти одной-единственной нации, если говорить об этом начистоту. Библейские пророчества свершились!..
- Нельзя допустить, чтобы в новом обществе все было так же, - думал Орлов. - Я-то никогда не был антисемитом; напротив, очень уважаю умных и пробивных людей из евреев. Когда мне было лет двадцать, сам говаривал: "Эх, если бы я был евреем! Уехал бы из коммунистической казармы в Израиль: такую прекрасную страну построили на месте голой пустыни - просто "конфетку". Молодцы ребята!"
Лешка вон настоящий антисемит - говорит, что всех евреев поубивал бы! Все, мол, захватили: всю власть, все деньги, все предприятия, ресурсы. Телевизор нельзя было включить, в поликлинику нельзя пойти - одни евреи везде! Что, русских в России уже не оставалось... кончились все?
Многие так говорили о евреях. Вот и Хорьков на них очень уж злой - это оттого, что богатый еврей у него девчонку увел. Дурачок!.. Не надо никого убивать: у всех равное право на жизнь, в том числе и на обеспеченную жизнь; это же все в прошлом.
Да и легко сказать! Чтобы вернуть власть славянам, потребовалось бы организовать настоящий военный переворот с большими жертвами, принудительную национальную идентификацию населения, ущемить евреев в профессиональных занятиях. А зачем? Только для того, чтобы из начала общей "очереди" за жизненными благами переместить их в конец?.. Да что мы, изверги, что ли? Уж не нацисты, слава богу!
Того не понимает Хорек, что нет талантливее менеджера, чем еврей, нет дисциплинированнее рабочего, чем еврей. Сам, небось, не стал бы "вкалывать" по шестнадцать часов без выходных, как они работают! Пусть и за хорошие деньги.
Они нашу жизнь делают красочной!
...Однажды, еще в советское время, партийные журналисты спросили американского рабочего, что тот думает об СССР и русских. Думали, хвалить станет, а он им: "Я вас ненавижу! - Те растерялись: за что, мол? - За то, что у вас все серое". Вот как!.. И ведь не буржуй какой-нибудь сказал, а простой трудяга.
У них-то как раз евреи наладили богатую и красивую жизнь, так что нельзя их убивать! Евреев мало, нас - дураков, намного больше, а толку что?.. Пускай живут, как знают: у нас богатства на всех хватит. Но от власти, конечно, лучше их держать подальше! А то, и правда, обидно получается: русские, как никак, все-таки титульная нация. Мы не стадо баранов, можем и по "сопатке" съездить! Неужели евреи сами этого не понимают?
Президент России не глупее нас был, он сам бы все расставил на свои места; вот только не успел. Да никто ничего не успел! Уж так внезапно навалилась эта катастрофа - сразу все осталось позади.
Теперь о будущем думать надо! Может выйти так, что уцелевшим людям все государство заново придется строить, поэтому хоть какой-то план на первый случай никак не помешал бы. В подробностях все потом, по месту решим, а сейчас хоть что-нибудь; пусть будет по справедливости, но нельзя допускать кровопролития. Национальный вопрос самый жуткий: за родную землю не будут так биться, как за свою нацию! Немцы много крови пролили, когда однажды посчитали, что все их беды инспирированы евреями. Нельзя больше допускать неразберихи и безответственности, рано или поздно неизменно приводящих к геноциду! Нужно устранить причину разногласия, тогда не возникнет и ее следствия. Никаких партий, никаких парламентов - только монолитная империя, которая действительно уравняет всех. И ничего больше!..
Демократическая система государственного управления была чрезвычайно громоздкой и запутанной, регулировалась сонмищем разнообразных законов и зачастую лишала простого человека возможности хотя бы нормально ориентироваться в этой громаде. Здесь как раз евреи чувствовали себя рыбой в воде, пользуясь своими оправдавшимися веками пронырливостью и взаимовыручкой, пока другие ушами "шлепали"; не задумываясь над этим, они провоцировали возрастающее недовольство масс, от которого до погромов всегда рукой подать!
Непредвзятый, способный объективно мыслить наблюдатель недавних событий мог заметить, что не в евреях - невероятно талантливых людях! - вовсе было дело, а в той системе власти, которая позволяла им быстро выделяться, становясь чересчур заметными на фоне инертной массы других, забитых до серости большевиками. Такая легкомысленная власть и сама не смогла бы потом защитить несчастных, когда появился бы, не дай бог, настоящий лидер русского нацизма и погромщики всерьез взялись за топоры. Матерые эсэсовцы показались бы тогда мальчишками по сравнению с нашими громилами: нет страшнее зверя, чем пьяный русский мужик с топором!
Преодолеть противостояние наций, развести их по разные стороны воображаемого ристалища позволит нам возрожденный имперский строй. Лешка опять прав, когда считает, что чем меньше законов, тем легче жить; новая власть должна быть сильной, справедливой и понятной до простоты! Вот из этого и будем исходить.
...Хорьков так и считает меня записным демократом и предателем Родины. Знал бы он, о чем я сейчас думаю!.. Не скажу ему ничего.

8

На улице уже вовсю теплело. Условно, конечно, но не сравнить же мороз в пятьдесят градусов и в сто! Внутри убежища ребята почти не замечали холода - в натопленной каптерке даже ночью перестала замерзать вода в кружке. Для измерения наружной температуры использовали уже спиртовой термометр, его небольшая шкала теперь позволяла это делать. Чувствовалось, что еще несколько месяцев и можно будет прогуливаться по окрестностям бункера: небо стало заметно светлее, и уже различались день и ночь. Ночи были длинные, а дни короткие - все как обычной зимой.
У Орлова и Галстяна стали отекать ноги: стопы и голеностопные суставы раздувались как подушки. Мочегонные таблетки почти не помогали, требовалась разминка; с неохотой занялись короткими пробежками по бункеру, и сразу стало лучше.
Хорькову хватало своего движения в хозяйственных заботах, и он только посмеивался; дело было в том, что при хорошем питании и вынужденном покое Александр и Павел заметно пополнели. Лешка шутил:
- Повезло мне с вами: еда кончаться станет, так еще два кабанчика в припасе! - "кабанчики" показывали ему кулаки, но тоже смеялись.
Когда впервые заметили в небе отличие дня и ночи, снова устроили "сабантуй" - это "праздник" по-татарски. В этот раз не плясали от радости - только выпивали, кушали и разговаривали: совсем невесело было, уж так сильно они устали! Ведь почти два года отсидели в подземной "тюрьме". А Лешка и того больше! Он и спросил Орлова:
- Сань, а что после смерти бывает... неужели ничего?
Александр закурил, подумал и без особой охоты стал отвечать:
- Ты знаешь, Леша, сложно даже сказать. Это же самый трудный вопрос всей жизни человека! Он интересует каждого, и так вот интересовал всех и всегда. Ведь даже на вопросы "как жить" и "для чего жить" нельзя ответить, прежде не разрешив этот вопрос: от того, есть продолжение жизни или нет, целиком зависит вся жизненная позиция личности.
Философы-материалисты считают, что нет, идеалисты - что есть; я же, полностью оставаясь материалистом, тоже считаю, что есть. Тут вот в чем дело: эти взгляды устоялись давным-давно, задолго до появления нынешнего понимания мироустройства. Тогда еще не имели никакого понятия о релятивистской космологии, квантовой физике и устройстве компьютера - просто не представляли, что такие знания со временем появятся.
Ты помнишь, должно быть, как я рассказывал об устройстве Вселенной? Основываясь на таком восприятии мира, можно и, думаю, нужно полагать, что и на самом деле существует то, что мы называем душой. Она представляет собой как бы слепок - эманацию иначе, тех электромагнитных полей, которые существуют в мозге человека; на момент его смерти скапливается огромная сумма информации. Все знают, что в памяти сохраняются самые мельчайшие детали жизни - даже те, о которых давно позабыто; и ты слышал, наверное, что у человека, возможно, есть несколько тел, вложенных одно в другое. В том числе: биологическое, существующее только в земной жизни, астральное, позволяющее путешествовать по Вселенной мгновенно и на большие расстояния и ментальное (а это и есть душа), "отлетающее", скажем так, недалеко - лишь для "подключения" к мировому Мозгу. Специалисты по древним восточным знаниям различают и другие тела.
Как можно рассматривать процесс смерти с точки зрения инженера-электронщика? А вот как: с пришедшего в негодность компьютера (мозг в физическом теле усопшего) снимается операционная система, подобная нашей компьютерной системе "Виндоуз" (то же, что душа) вместе с накопленным объемом информационных данных (память всей жизни). Затем переносится на другой - вселенский - компьютер, собственная операционная система которого (мировая душа) использует эти данные для своих нужд; при этом не имеет никакого значения, биологические или машинные компьютеры участвуют в такой передаче информации.
Негодный компьютер утилизируется, на смену ему природной "фабрикой" производится новый с уже отформатированным (чистым от помех и содержащим лишь некую файловую систему) жестким диском (кора головного мозга), готовым немедленно приступить к получению новой информации. В него можно либо "закачать" всю информацию с погибшего компьютера, блокировав ее заодно от несанкционированного обнаружения, либо произвести только первичный сервис (установить операционную систему) и позволить ему начать работу по накоплению информации, ее обработке и передаче готовых данных системному администратору (мировому компьютеру). В первом случае прежде существовавшая душа "запускается" на новый виток развития, не теряя уже сформированного потенциала, а во втором новая душа создается "с нуля" и только начинает развивающую ее жизнь.
Количество рождающихся живых существ всегда больше количества уже существующих душ, поэтому на примитивных уровнях жизни требуется пополнение их состава. На Земле перед катастрофой жило шесть с половиной миллиардов людей, а во все времена их было около пятидесяти миллиардов. Это подтверждает старинное предположение об имеющем место в мироздании "переселении" душ: каждая душа уже жила в разных телах несколько (от шести до восьми, а возможно, и больше) раз.
Между прочим, даже "мертвый", казалось бы, камень признается некоторыми учеными живым, поскольку в течение долгих тысячелетий его состав значительно изменяется. Структура камня обладает некоторой текучестью, он обменивается с окружающей средой своими элементами, а с вселенским "хозяином" - совсем уж низкосодержательной информацией о самой среде (ее температуре, влажности, атмосферном давлении и т.д.), которая все же имеет некоторую ценность. Обмен веществом и информацией со средой, как я уже говорил - свойство живого.
Но вернемся к рассказу. Новорожденного ребенка крестят или другим способом приобщают к всеединству Вселенной спустя несколько дней после этого значимого события и дают ему имя, идентифицируя, таким образом, компьютерный терминал в мировой сети (как в Интернете). Вот так и получается, что каждое живое существо, меняя лишь тела, может пережить много жизней и даже не подозревать об этом в течение очередной из них, поскольку программный блок не позволяет это сделать. "Прорыв" памяти о старых жизнях случается крайне редко, но это бывает и только подтверждает верность предлагаемой гипотезы.
Надо добавить, что у каждого компьютера есть предел накопления памяти (предел емкости "винчестера"), поэтому количество земных жизней ограничено. Я считаю, что по достижении этого предела душа хорошо "отличившегося" субъекта может переноситься в тело более развитого существа, такого как инопланетные пришельцы, к примеру, и даже еще дальше (нет границ совершенству живого!), а со временем включаться в структуры самого Мозга Вселенной (уподобляться Богу).
Поскольку все биокомпьютерные терминалы связаны в единую систему сетью невидимых каналов связи, то в целом получается один мировой суперкомпьютер, или Супермозг. Где тело, в котором существует этот мозг, и что оно собой представляет?.. Не очень важно для нас: нам нужно знать только то, что каждый живой субъект является воспринимающим рецептором, или терминалом (оконечностью) вселенской сети. Что сверх этого - уже не наше, извиняюсь, "собачье" дело!
Такая вот нелегко вообразимая "штуковина" существует давно - с момента образования мироздания (с "начала всех начал", то есть задолго до образования даже нашей Вселенной, которой двадцать миллиардов земных лет), и постоянно прирастает еще новыми терминалами по мере его расширения. Мало того, в мировом Космосе помещается бесконечное множество вселенных, и что представляет собой вся эта совокупность структур, нам - примитивным "людишкам" - просто невозможно вообразить.
Резонно спросить: кто же все-таки непосредственно устанавливает операционные системы на наши персональные "компьютеры", если описанная мной система так велика и ей не может быть дела до каждой конкретной души?.. А никто! Все происходит само собой под воздействием физических законов движения материи и незачем "приплетать" к этому какого-то там "бога". Слишком мало мы еще знаем о таком сокровенном процессе, но наука, в отличие от косной религии, не стоит на месте.
После смерти, между прочим, узнаем сразу все! Так что бояться ее не стоит: каждый из нас "умирал" уже много раз и никакого дискомфорта не испытывал. Жалко ведь потерять только эту вот, текущую жизнь, потому что у многих в ней есть масса дорогих событий и людей, много других обстоятельств... много денег, наконец! Хочется насладиться всем этим еще и еще: земная жизнь так прекрасна!.. Не для всех, правда - не каждому удается добыть счастье, и тогда составляются личные трагедии.
Но спешить с уходом в иной мир нельзя, потому что мы на Земле не по своей прихоти: мы выполняем назначенное задание; если так угодно - работу по мониторингу Вселенной (отслеживанию ее состояния). А за досрочное оставление "рабочего места" благодарности от вселенского "начальства" не получишь!
Важно понимать еще, что "просто так" стать подходящим для включения в состав высшей структуры не получится. Если преимущественно ценен компьютер с наибольшим объемом памяти и наибольшим быстродействием, то отсюда следует очевидный вывод: ты станешь достойным "рая" только при том условии, если во множестве жизней использовал свои возможности "на полную катушку", то есть много учился и много думал. Проще говоря, не упускал момента для тренировки памяти и быстродействия мысли. Если во всех жизнях так и не накопил того, что требуется, пойдешь на окончательную "переплавку", то есть в "ад", иначе сказать.
Сначала такая "конченая" душа будет долго содержаться в "резерве" и испытывать при этом ужасные мучения, как бы ни рвалась обратно на ласковую Землю; затем она будет просто разбита на элементарные частицы и перестанет существовать: уроды не нужны нигде! В качестве промежуточной "воспитательной" меры, мне кажется, может быть применено переселение в тело более низкого существа - какого-нибудь животного или растения, например. Жизнь животных, как известно, отнюдь не сахар: они находятся в постоянной борьбе за выживание; комфорта и блаженства тогда не жди!..
Короче говоря, главная задача человека, поставленная ему матерью-природой - это учиться, учиться и еще сто раз учиться. Не надо только отчаиваться, если родился невелик умом и здоровьем: при желании наверстаешь все и в этой, и в будущих жизнях; лишь бы было это желание! Нобелевский лауреат, математик и космофизик Стивен Хокинг с рождения настолько разбит параличом, что у него работает один мозг - и этот мужественный землянин совершает величайшие открытия, не в силах пошевелить даже пальцем!
Говорят, что на тысячу людей выходит всего десяток умных, но ведь чтобы они появились, должна родиться эта тысяча, не так ли?.. Просто нельзя жить абы как, а уж тем более ради денег и удовольствий. Хотя и о них забывать не стоит: мы не монахи! Кстати сказать, бесконечным штудированием Священного Писания и глупенькими молитвами "спасения" души не добьешься; заблуждается тот, кто думает иначе. Обсмеешься над бабками, которые всю жизнь грешат, а перед смертью бегут в церковь, чтобы поколотиться лбом об амвон и отмолить разом все грехи. Боятся боженьки!..
Многогранная учеба в течение всей жизни нужна для того, чтобы собственные "компьютеры" людей будущих поколений работали еще эффективнее, и таким образом происходило поступательное развитие вездесущей материи - вот так, примерно, я представляю содержательный смысл земной жизни, неминуемой смерти и загробного существования человека. Ну, как тебе, Леша?
- Не хило!..
- Пока, пожалуй, хватит; о подробностях работы компьютеров спрашивай у Павлика - он же у нас спец по ним. Та-ак, дай-ка прикурить!..
Александр закурил и решил немного продлить повествование:
- А рассказать тебе, Алексей, как "там" - на том свете?
- Ты че, знаешь?..
- Знаю.
- Иди ты!
- Иди ты: я там уже был!
- Че, правда?
- Правда.
- Во, е-мое! Ну, и как там?
- Здорово!
- Ну давай, расскажи!..
- Да я там недолго был! Не знаю... может, помер я тогда на пару минут?.. Ведь совершенно трезвый был, просто спал среди бела дня! Слыхал же, как бывает: спал-спал… взял, да и помер.
Я от смеха проснулся-то, и сразу вспомнил все! И, ты знаешь, я точно чувствовал, что это был не сон... вот прямо всеми кишками ощущал, что не сон: воспринимал все передвижения; кожей, телом все чувствовал; глазами все ясно видел. Еще на ноги себе посмотрел, пощупал: есть ли они у меня? Есть!.. Все на месте было - и руки, и ноги.
Начиналось как обычно. Ну, знаешь, как другие рассказывают: черный тоннель, впереди свет... вот в этот свет влетаешь и сразу - синее-синее небо, много белых клубящихся облаков! Внизу травка зеленеет, небольшие деревца и рощицы; холмы, низинки, пара речушек - обычный русский пейзаж. Высота - метров триста, примерно, и я так - между небом и землей!..
Там толком сообразить ничего не успеваешь. Но главное, что сразу поражает: прямо валом наваливается дивное, невиданное ощущение того, что попы называют благостью; не блаженство, а именно благость! - как будто любишь весь мир и страшно рад ему. Может, это душа так стремилась "домой", туда?..
Я не помню, видел ли птичек каких-нибудь или еще что-то, но внизу, кажется, были небольшие группки пасущихся коров; не уверен точно, но, по-моему, видел. И еще не помню, видел ли я солнце, но все было ярко-ярко освещено, как в цветущий летний день! - тогда как раз лето было. Интересно: а если бы зима была... так что я - снег, что ли видел бы? В раю же снега не бывает!..
Короче, не знаю, где я там был, но вдруг неожиданно опустился на твердую поверхность. И тут как будто кадр сменили: все уже смутно так, неясно... и вроде в дымке какой-то вижу пробегающий небыстро мимо меня полуразмытый силуэт. И сразу в голове мысль - это она!.. Говорят же: о ком думаешь больше всего, с тем и встретишься. Уже лет десять тогда прошло, как Жанну свою похоронил, а мысли все равно же не отпускали! Так или иначе, часто вспоминаешь ее... что-нибудь говоришь, представляя, что она рядом где-нибудь.
Тут на ней развевалось какое-то легкое розовое платье - как туника; раньше такого не было! Она, и правда, много спортом занималась... бегать любила. Ну, в общем, я сразу понял, что это она, и нет, чтобы растеряться и остановиться, так наоборот - быстро догнал и успел взять за руку. И рука эта оказалась не холодная и бестелесная, а горячая и плотная - как у живого человека!.. Вот тут я от неожиданности руку выпустил и замер, провожая взглядом это видение... уже в десятке шагов ее тень как будто растворилась в дымке.
Я стою, весь ошалелый и не знаю, что мне еще делать; снова смотрю на ноги: под ними какая-то рыжеватая пыль, но не земля и не трава. И опять как будто кадр сменился - снова синь неба, облака, травка и все заполняющая благость. Еще думаю: а ничего, хорошо здесь!.. И сразу другая мысль - о том, что мне обратно надо, что не дожил я еще до главного в своей судьбе. Еле-еле собрался с усилиями и "сквозанул" назад. Проснулся весь возбужденный и ухохатываюсь: ну, "комедия" просто!
Не ожидал я такого. Что с Жанкой не поговорил - пронеслась мимо, как будто не видела меня - это ладно, успеется. Чего спешить-то? Еще увидимся, наговоримся!.. Я о главном спросонья думал: понял я, Леша, две важные вещи. Первое - это то, что "там" очень хорошо. Я ведь где-то еще в "предбаннике" был, далеко не успел проникнуть, и то чуть не захлебнулся от блаженства!.. А второе - то, что там тело такое же видимое, теплое и осязаемое как наше. Там не мертвецы собрались, а реальные живые люди! Так, видимо, ощущается ментальное тело: как тело живого человека. И этот человек не погиб, он наверняка может говорить с тобой. Может быть, там даже секс бывает! А что такого... тела-то есть! Нормальные тела - упругие, горячие.
Мне после этого частенько вспоминался один голливудский фильм, который назывался "Привидение" или "Призрак" - как-то так. Там парня случайно убили, а у него девушка осталась; и вот она в этой жизни, а он в той. И тут, значит, к ней его бывший друг пытается "пристроиться", а тот рядом ходит, все видит и ничего сделать не может. Кипит весь от негодования, а помешать невозможно! Потом его один научил - тоже из "бывших", как надо сконцентрироваться, чтобы усилием воли воздействовать на предметы в этом мире. И он в самый острый момент как начал тому по морде давать!.. А его девушка-то все поняла, прогнала того "черта", и так они вместе и остались.
Она с этим парнем тогда разговаривать стала, даже чувствовала его прикосновения, только не слышала ответных слов. Он ей вроде на бумаге даже пытался что-то писать... я уже не помню; он же сам-то все видел и слышал!.. Ему немного оставалось рядом быть: считают, что девять дней души умерших совсем рядом с нами, потом все дальше и дальше. А после сорока дней уже, видимо, где-то там "прилаживаются" к делу и уже не могут слишком часто отвлекаться на этот мир. Может быть, это и так...
Доказательства правоте моих слов люди добыть не успели, помешала глобальная катастрофа. Но согласись: если думать так, то насколько же тогда легче становится жить, правда?.. А после смерти - я уверен, мы все там встретимся! И есть смысл в своих поступках учитывать желания ушедших от нас на время близких: если они все могут переживать, так, наверное, волнуются за нас, хотят нам добра. Они просто видят все, что творится на Земле!
Видят, но вмешаться не могут, потому что на эту, текущую земную жизнь право пока у нас, а они его уже утеряли; нам и решать все земные вопросы как сумеем. Они "там" уже узнали, как правильно! - мы узнаем это позже. А сейчас нам надо находить верные жизненные пути, хотя бы и через ошибки.
Ну, вот так все было, Леша. Заметь, в моих рассказах ничего от религии! Сплошная физика, материализм.
- Да я так и понял.
- Ну, вот и молодец! Давай еще по одной и "спатеньки" будем.
Выпили, закурили. Александр спросил:
- Паш, я там с компьютерами-то ниче не наврал?..
Павел подумал и ответил, что все вроде правильно.
- Ну, пойдем тогда умываться... и на бочок!

9

Солнце впервые проглянуло из-за облаков как-то даже неожиданно: просто его лучик блеснул Лехе прямо в глаза, когда тот копал снег снаружи бункера. Именно из-за облаков, потому что прежняя хмарь, застилавшая небо, уже давно рассеялась, оставив лишь негустую дымку. Наверху давно все было видно своими глазами - сначала как будто в предрассветной мгле, а теперь уже совсем ясно. И вот появилось долгожданное солнышко!..
Хорьков прибежал в каптерку возбужденный, с улыбкой во все лицо - с порога крикнул:
- Все, мужики, дождались!
Его товарищи оживились, стали расспрашивать о подробностях увиденного. Потом не выдержали, наскоро оделись, и сами понеслись на улицу.
Солнце и впрямь светило изрядно: лучи его то скрывались за клубящимися облачками, то вновь пробивались через них; оно еще не припекало по-весеннему, но исходящее с неба тепло ощущалось очень явно. Наружный термометр показывал всего минус шесть градусов - да это же такая "жара", что хоть бегай в трусах и валенках по черному снегу!..
- Парни, весна! - орал Леха. - Ура!!
Его дружно поддерживали ребята:
- А-а, а-а!..
Вокруг убежища расстилалась панорама разрушенного землетрясениями и утонувшего в снегу города. Снег был похож на черную грязь, как будто обрушившуюся с небес и затопившую собой все видимое; различалось лишь несколько уцелевших крупных и приземистых зданий, остальные лежали в руинах.
- Наверное, в Сталинграде так было... - подумал Орлов. - Вон справа и впереди что-то похожее на предприятия, а левее - смутный намек на остатки домов. Это, скорее всего, жилой сектор.
Спросил Хорькова, где находится знаменитый Тульский оружейный завод.
- Отсюда не увидишь, - ответил тот. - А че, наведаться хочешь?
- Да не мешало бы.
- Ну-у, зема, мы ж не на экскурсии! Пешком да по развалинам знаешь, сколько идти? Дня три топать будешь! А на фиг он тебе сдался?..
- Просто знаю, что был здесь этот завод.
- Да неча там делать!.. На вокзал сходим, оружие соберем. Только зачем оно - ты еще, что ли воевать собрался?
- Ну, мало ли?.. Чует мой задний "орган интуиции", что не одни мы здесь. Беспокойство какое-то: так и кажется, что сейчас снайпер откуда-нибудь засадит! Вон на горке позиция хорошая - оттуда как на ладони все видно.
- Че ты городишь, какой снайпер? По-моему, так и мышей живых не осталось! Выбрось это из головы.
- Не знаю, не знаю... ну, дальше посмотрим. Только на вокзал все равно пойдем!
- Не щас же, пускай снег сойдет!
- Это само собой!.. Придется еще ждать, пока земля хорошо оттает - нам же убитых похоронить надо.
- Ну зачем они тебе?
- Как это зачем? Что - не люди, что ли?.. Это дело святое! Ты же ведь не хотел бы так же как они валяться и гнить? Вот то-то и оно!.. Сейчас еще холодно, а скоро оттуда "трупнячко-ом" потянет! Приятного мало, но хоронить надо. Да не бойся! Не будем же каждому яму копать - "братскую" могилу сделаем.
- Ты еще памятник поставь!
- Было бы из чего, поставил бы. Они за то полегли, чтобы мы с тобой живыми остались, вот как!
- Ну, я че - рази не понимаю?..
- Да-а, месяца два еще пройдет, пока земля хорошо отогреется. Какое у нас число-то?..
- А я откуда знаю?
- Ну коне-ечно! Как зовут-то тебя, не забыл?
- Не-е... гы-гы-гы!
- Троглодит ты, Леха... пещерный житель!
- Ага!
- Вчера воскресенье было?.. Ну да! А сегодня понедельник - седьмое сентября две тысячи пятнадцатого года. О, елки, у меня ж день рождения завтра!.. Нельзя заранее, да ничего - уж больно день хороший. Нырнем в "погребок"?..
- А давай! Давно-о уже не пили - спиртяга-то "прокиснет" так, гы-гы!
- Паша, будешь?.. Ну, пошли тогда!

Закуску готовили основательно, будто к большому празднику. На "стол" из ящиков поставили маринованные огурчики, салат из капустки со свеклой, морковкой и зеленым перцем; консервированные сосиски, шпроты, курицу и голубцы с мясом. Лешка заварил картошку-пюре из порошка, навел какао с сухим молоком; для "хруста" подал сухари и галеты, к ним разные конфеты и шоколад. Аппетитно и очень сытно!.. Муся с удовольствием взялась уплетать шпроты в масле.
Хорьков произнес русский универсальный тост:
- Ну, будем!..
Ребята кивнули и "ошпарились" первой - хорошо пошла!.. Закусили и налили еще, к чему обязывает мудрая поговорка-примета: "Между первой и второй - перерывчик небольшо-ой!" С третьей можно было обождать.
Охотно кушали и делились первыми впечатлениями от наступающей весны.
- Снег-то какой черный - в грязи по уши будем! - возмущался Лешка.
- Я думаю, через месяц таять начнет; лето нынче совсем короткое будет, - раздумчиво отвечал Орлов.
Друзья поддакнули. Леха поинтересовался:
- Паш, у вас когда снег тает?..
Галстян усмехнулся.
- А ты спроси сначала, он у нас вообще бывает?
Все засмеялись.
- Конечно, немного выпадает, но этого почти не заметно, - продолжил он. - В Ереване зима теплая. А вот в горах - да, много снега!..
- А картошку когда сажают?
- В апреле где-то. Я никогда не сажал; мы ее мало едим - в основном лаваш и овощи. Много фруктов, конечно!.. Да в этом году никто ничего не посадит: бессмысленно, созреть не успеет.
- Это точно! - поддержал Александр. - Леш, надолго еды осталось?
- На полгода еще хватит, а дальше не знаю. Может, и на год растянуть получится!
- Да-а. Вот кончится "чифан", что ж тогда делать будем? - озадачился Орлов. - Живности-то никакой нет... Муську, разве что, на шашлык пустить?..
Парни захохотали.
- Земля подсохнет, надо будет по городу пройтись, поискать что-нибудь, - добавил он. - Найдем, что или нет... дальше думать будем.
Все опять поддержали. Хорьков спросил:
- Сань, скажи, я вот не пойму: почему сейчас весна, а сентябрь месяц идет?..
- Так мы же в другом полушарии теперь! Были в Северном, а стали в Южном. В разных полушариях времена года разные: в Южной Америке, Южной Африке и Австралии сейчас осень наступает, а у нас - весна в сентябре!.. А ты заметил, что солнце движется справа налево?
- Не-а!..
- Ну присмотрись! Теперь же восток и запад местами поменялись - и север с югом тоже. Я уж сам не знаю, как нынче ориентироваться. Да ладно, привыкнем!.. Надо компас найти - его стрелка все равно будет показывать на север; это бывший юг и сейчас там Антарктида. Вот и нужно на время привыкнуть к тому, что стрелка указывает на юг, а не на север, как раньше - тогда все старые ориентиры не нарушатся, только солнце будет идти справа налево, вот и все! Луна пока что тоже будет "шпарить" наоборот - с запада на восток. Если придет на то нужда, постепенно переменим названия сторон света и старых ориентиров на противоположные, только я что-то не вижу в этом смысла. С календарем будет посложнее: придется "подгонять" его под новые сезоны, но пока этого лучше не делать
- Во, блин, надо же! - воскликнул Лешка.
- Да, такие вот фокусы. Привыкай, привыкай!..
- Дурдом! Ну ладно, давай за тебя... здоровьичка!
- Да уж хотелось бы.
- Это сколько тебе "брякнуло"?
- Пятьдесят шесть уже.
- Ха! Так это тебе на пенсию скоро?.. Конечно - ты вон седой весь!
- Ну да, если бы она была! А теперь - шиш с маслом. Ой, как быстро жизнь пролетела... оглянуться не успел - вчера вроде шестнадцать лет было! Ска-ачут годики. Ну ладно, давай!
- Давай!
Выпили, закусили, закурили. Говорить уже не хотелось, шутить тем более; Лешка попросил Орлова спеть какую-нибудь песню.
- Что, опять "тюремную"?
- Ага, я такие и не слышал!
- Да откуда ж ты услышишь? Их по радио и телику не "крутили" - знали только те, кто в зоне был, да и то на "малолетке" в основном; из поколения в поколение передавали изустно, ни в одном песеннике не найдешь. Между прочим, ты зря смеешься: при внешней примитивности это вполне приличная поэзия - содержательная и лирическая; жаргонные слова совсем не мешают восприятию этой лирики. Вот послушай одну:

За решеткой вечер догорает,
Солнце гаснет словно уголек
И о чем-то тихо напевает
На тюремной "шконке" паренек.

И о чем-то тихо напевает
На тюремной "шконке" паренек.

Он поет, как трудно жить без воли,
Без друзей, без ласковых подруг...
И так много в этой песне горя,
Что тюрьма затихла вся вокруг

И так много в этой песне горя,
Что тюрьма затихла вся вокруг.

Песня была протяжная, немного заунывная, но это придавало ей некий особенный "шарм": ореол "блатной" жизни всегда привлекателен для незрелых натур, а серьезные люди чувствуют в нем близкую их характеру суровость. Тюрьма - это не шутка! И каждый там может побывать. Даже поговорка есть: "От сумы да от тюрьмы не зарекайся".
В следующих куплетах пелось о том, как "плачут в дальней камере девчата, вспоминая молодость свою... вспоминая, как они когда-то говорили ласково: люблю!" О том, как "рэ-цэ-дэ" задумались, не дышат, вспоминая прошлые "дела", и никто той песни не услышит за стеной тюремной никогда!" А в конце песни звучал лейтмотив жажды свободной жизни и Александр, начав петь чуть слышно, последний куплет исполнял уже громко, почти надрывно, со всей душой вкладывая в слова их истинный смысл: торжество надежды.

Паренек поет, не умолкая,
Про любовь, про девушку свою,
Жадными глазами провожая
Журавлей, летящих за тюрьму.

Жадными глазами провожая
Журавлей, летящих за тюрьму.

Саша снова негромко повторил первый куплет, и песня приобрела вид законченного произведения.
Помолчали немного. Орлов спросил:
- Вот почувствовал, Леша, что и такая простенькая вещь имеет художественную ценность? Здесь всего три аккорда, мелодия лишь чуть отклоняется от основного тона - ля минор, поэзия неказистая. А эмоциональное воздействие... "я тебе дам"! Не всегда "просто" означает безвкусно. Меня так учил понимать музыкальную гармонию руководитель нашего народного оркестра Александр Иванович Бублик - выдающийся музыкант; он много рассказывал ребятам о народных инструментах, а еще больше показывал сам. Ты бы слышал, как он играл на русской балалайке - это просто чудо! Павлик, а ты по какому классу учился?..
- Фортепиано.
- Я, знаешь, думаю, что каждому надо поучиться в музыкальной школе, если есть слух. Не обязательно даже заканчивать ее, но те знания и, главное - привычка к культуре, которые дают такие занятия, могут стать чрезвычайно важными для подростка; даже больше, пожалуй, для его дальнейшей взрослой жизни. Как ты считаешь?
- Вне всякого сомнения. Мне вот неважно было, хорошо ли я научусь играть на пианино, но уроки музыкальной литературы и сольфеджио приносили несравненное наслаждение.
- Да, и я замечу, что не обязательно становиться потом профессиональным музыкантом; можно ограничиться тем, что просто "пиликаешь" для себя - и то уже хорошо!.. Я вот закончил "музыкалку" по классу баяна, а никогда серьезно не был им увлечен: слишком трудный инструмент для обыденного применения - на нем нужно заниматься постоянно. Мне кажется, что лучше было бы учить детей играть на гармошке: она гораздо проще и курс обучения был бы намного короче - на бытовом уровне этого вполне хватало бы! Леш, а у вас в деревне на гармонях "зажигали"?..
- У-у, еще как! Это же наша, курская песня: "Уж ты Порушка-Параня, ты за что любишь Ивана?"
- Ну, так могут в разных областях сказать!.. Главное то, что это образец русского напева. Помнишь телепередачи "Играй, гармонь!"?
- Конечно!
- Их мой земляк готовил - Геннадий Заволокин из Новосибирска. А потом его жена и сын продолжали. Жаль, что сам Заволокин так рано умер!
- Да, хорошие передачи были.
Посидели еще, попели, поболтали. Выпили, и спать улеглись: сильно уж быстро стали утомляться. Требовалось настоящее движение, и его пора уже подходила.

10

На вокзал пошли в понедельник второго ноября. Снег уже давно сошел, и земля неплохо прогрелась, но травки еще не предвиделось: сильно уж промерзла почва в прошедшую стужу. Сначала должны были прорасти мхи, грибы и лишайники, спорам которых даже сильный холод не очень страшен, а затем ветром или с птичками могло принести семена высших растений. Деревья, видневшиеся кое-где по округе, растрескались от мороза, но тем, что смогли устоять, внушали надежду, что и они когда-то оживут. Впрочем, могли уцелеть и семена трав.
Солнце уже грело вовсю, и термометр показывал пятнадцать градусов тепла. Хорьков по-хозяйски порылся на складе и подобрал себе и товарищам по комплекту летнего обмундирования: камуфляж, кепи и шнурованные высокие ботинки-берцы; заодно сменили и нижнее белье. Поскольку предстоявшие им земляные работы были очевидно связаны с пачкотней грязью и глиной, красивые на вид ботинки отставили на будущее и обулись в простые кирзовые сапоги: так практичнее.
Лопаты в котельной нашлись... и лом нашелся, и ведра, и носилки, а вот кирки нигде не было. Кирка пришлась бы куда лучше, да что ж поделать! Сложили в рюкзачок пищевой припас, отдали Муське распоряжения по хозяйству. После перекура "на дорожку" разобрали инструменты и свои автоматы: мало ли кто встретится!.. Вздохнув и неожиданно для самих себя перекрестившись, пошли.

В этот раз до стрелки шли недолго - минут пятнадцать. Земля уже высохла, грязи сверху насыпи не было, зато по обе стороны от нее рябились легким ветром огромные запруды из талого снега. Смыкавшиеся друг с другом на огромном пространстве, они являли собой одно бескрайнее озеро с большими и малыми островками суши посреди воды. Половодье занимало всю округу, нигде не было ни одной живой души. Муха, и та не пролетала!
Лешка по пути бормотал и нес, как всегда, всякую чушь:
- Щас, наверное, рыбы везде невпроворот. Половить, что ли?..
Александр серьезно отвечал:
- Не выйдет, она без воздуха передохла вся: сплошной лед стоит на несколько метров, только сверху вода... еще не скоро растает. Хотя, ты знаешь, мороженый карась или карп оттаивает и снова плавает без всякого ущерба! Может, и оживет какая-то рыбка, а нет, так с юга по Волге и Оке сюда приплывет.
Павел спросил:
- Здесь какая река?
- Так сама Ока и есть! Отсюда что-то не видно ее - она дальше идет на восток и уже в Нижнем Новгороде впадает в Волгу. Там красивый большой разлив с плесами и затоном, я его видел.
Подошли к стрелке - за ней лежали два трупа, виденные еще зимой. Бывшие когда-то белыми, овчинные полушубки на них скукожились, почернели... тела превратились в темную бесформенную массу, из которой торчали конечности и едва угадывалась головы. У одного руки раскинуты, у другого прижаты к телу; оба наполовину вросли в землю вместе с валенками. Рядом с ними из засохшей грязи виднелись части заржавевших автоматов - в метель их не заметили.
- А они несильно воняют! - невпопад ляпнул Хорьков.
- Подожди-и... это еще вымерзшие в воздухе микробы хорошо не размножились; еще как завоняют! - отозвался Александр. - Павел, узнаешь кого?..
- Нет.
Леха отсоединил от брошенного оружия рожки с патронами, очистил от земли, сунул в карман. Орлов не удержался:
- Господи! Тебе-то они зачем?.. Это же другой калибр!
- А так просто, пригодятся... Паше вон подойдут!
- Ну, ему и отдай! Че себе-то заныкал?
- Да пусть берет!.. Мне че, жалко, что ли?
- Вот Плюшкин, право слово! - вслух сказал Александр, и про себя отметил: - Молодец... хозяйственный! Хороший прапорщик мог из него получиться: всех генералов по миру пустил бы!
В здании сортировки насчитали двенадцать трупов с обеих сторон, стащили их вместе. Лешка шебутился в помещении, а Орлов и Галстян стояли перед погибшими молча, обнажив голову: каждый узнал кого-то из своих.
Вышли потом на улицу, закурили. Появился Хорьков, весело поведал:
- Я все "стволы" в угол сгреб!.. В карманах пошарил, гранаты забрал.
Александра немного покоробило от его слова "пошарил", но он все же похвалил "трофейщика":
- Давай, давай, Леша - может еще пригодиться вся эта "лабудень"!
На самом вокзале промаялись уже до вечера. Со всех этажей и снизу, из подвала сволокли к выходу из здания чуть не сотню тел, которые заняли собой весь первый этаж. Леха обыскивал одежду убитых, собирал по кучкам боеприпасы и все ценное. Восклицал иногда:
- Во, кольцо золотое!.. Берем, пригодится. - Ха!.. Сашка, я компас нашел. Гли-ка: вон там север!
Неутомимо носился по залу, мимоходом спрашивал у Орлова:
- Шмутье куда? Оно провоняло все!.. - А документы?..
- Не бери ничего, все зароем: живые теперь не вспомнят мертвых.
После всех трудов долго сидели на улице, отдыхая; про обед и забыли. Пропотели насквозь, от усталости тряслись поджилки: давно так не "пахали"!.. Солнце уже клонилось к востоку; стало понемногу смеркаться, потянуло холодом.
- Пошли, хватит на сегодня, - сказал Александр, - завтра ямы копать начнем. Инструмент надо здесь оставить, потом все вместе заберем.
Когда дошли до бункера, сразу пошли к оврагу и наскоро обмылись: питьевую воду теперь тщательно берегли. Когда стал сходить снег, с ней возникли немалые проблемы; приходилось набирать талую из ближних водоемов и немедленно кипятить. Другой воды не было.
В каптерке перекурили, дали Мусе "наградную" порцию рыбки за образцовое несение службы, перехватили по кусочку сами и попадали спать.

Наутро все тело ломило от тяжелой работы, но наскоро собрались и снова пошли на вокзал. Место для могилы определили на пустыре за вокзалом - здесь было повыше и посуше, чем где-то еще. Чтобы не закапываться глубоко, границы ямы разнесли пошире: на десять раз по длине лопаты вдоль и на три поперек. Перед работой с полчаса курили и набирались решимости; сидели бы, наверное еще, да солнце уже пригревало и заставляло делать дело. Наконец встали и начали копать.
Земля оказалась на удивление мягкой, лишь кое-где требовался лом - им орудовал Лешка. Рыли на полтора метра; глубже лежала такая плотная глина, что лучше было в нее не соваться: все руки отмотает! Кроме того, под ногами стало влажно, так что пошли в длину. Копали молча, изредка перебрасываясь парой слов; к двум часам пополудни, с шестью перекурами отрыли едва половину намеченного.
Опять не обедали. Устали настолько, что задыхались; подкашивались ноги, дрожали руки, пот пер нескончаемо. Когда уселись на седьмой перекур, Александр сказал:
- Все, хорош! Пойдем домой: отдыхать надо, а то сами в эту яму уляжемся.
Павлик поддакнул, Леха рассмеялся:
- Э-эх, слабаки! Интеллигенты... мать вашу в дым!
Ему, выросшему в деревне и привычному к физическому труду, и невдомек было, что люди могут так уставать. У него даже мозолей на руках не было! Вернее, они были - набитые еще в детстве и не способные исчезнуть уже никогда, чем только облегчали работу. Зато Орлов и Галстян подносили ладони к лицу, разглядывали лопнувшие волдыри; дули на них, безуспешно пытаясь затушить жжение, подобное пылающему огню.
- Ну ее на фиг, потом дороем!.. - ругнулся Александр и махнул рукой. - Пошли!
Инструменты снова сложили в здании вокзала и поскорее двинулись домой, подальше от уже настоявшегося там тяжелого смрада. Хотя в воздухе было еще мало микробов, выдуваемых ветром из подземелий, но размножиться им - дело плевое! Кроме этого, изнутри мертвых тел вовсю "работали" оттаявшие теперь бактерии кишечного тракта; надо было поскорее заканчивать похоронную работу.

Снова пойти к вокзалу смогли только через день, когда Павел и Александр пришли в чувство от непомерной усталости и мозольной боли - мазей для лечения рук не было, поэтому обрабатывали их местно слабым раствором спирта. Подходящих рукавиц в складе не нашли, а их большие и толстые зимние не годились для работы с лопатой... зато отыскались какие-то детские гольфы, как раз подходившие к рукам - ими и воспользовались.
В этот раз работалось на удивление легко: организмы "интеллигентов" понемногу адаптировались к нагрузке. После полудня закончили рытье могилы и стали перетаскивать в нее останки убитых; менялись по схеме "третий - лишний": пока двое шли с носилками, один отдыхал.
И наплевались, и наблевались от вони досыта - какой тут обед! Но до вечера уложили на дно ямы первый ряд будущего штабеля из мертвых тел. Во время перекура Орлов еще раз спросил Павла:
- Узнал кого?
Тот молча кивнул.
- Я тоже некоторых узнал. Пусть земля им будет пухом!..
Лешка в это время без устали носился в здание вокзала и обратно, похваляясь какими-то случайными находками. - Ну, этот навсегда "барахольщик", - молча усмехался Орлов. - Вот уж бесова душа - покою ей нет!

На следующий день до вечера носили в яму оставшиеся трупы, пока не закончили - от тел до края ямы оставалось еще полметра. Вполне достаточно: раскопать некому, а скорого появления собак и волков в округе не предвиделось.
Шестого ноября с утра и до середины дня уже успели все зарыть; сверху получилась горка еще на полметра. Из двух обломков брусков Лешка связал проволокой крест высотой с человека и прикрепил к нему кусок фанеры с надписью углем, сделанной Александром: "Помяни их, прохожий - здесь солдаты ушедшей эпохи".
Воткнули его поглубже в могильную насыпь, обратив надписью на восток: солнце теперь заходило там. Дали три залпа одиночными из автоматов, постояли минуту молча, сняв кепки. Орлов сказал, глядя на могилу:
- Прощайте, ребята... ваш удел теперь - вечность.
Махнул рукой, и все быстро пошли домой; на душе осталась тяжесть оттого, что сейчас не до большой тризны. В каптерке помянули усопших чаркой водки, покушали и легли спать.
Назавтра опять ходили на вокзал - вырыли еще одну большую яму, выстелили ее полиэтиленовыми мешками, найденными в подвале здания, и уложили туда все собранное оружие; это место предусмотрительно замаскировали. С собой унесли два цинка патронов разных калибров, пару автоматов АКС-74, десяток запасных магазинов к ним, три гранатомета "Муха" и ящик гранат.
Вечером в своем убежище отмечали девяносто восьмую годовщину Великого Октября.

Они называли теперь свой бункер "домом" - ни у кого же и не было теперь другого дома!.. То, что существовало до катастрофы, оказалось разрушенным стихией, и им некуда было больше идти.
Как ждали парни окончания бедствия и наступления весны! И вот весна наступила, но беда не кончилась; именно теперь, когда стала возможной новая свободная жизнь, они остро почувствовали двусмысленность своего положения, о чем раньше серьезно не задумывались. Надо было решать, как жить дальше, а никакой продуктивной идеи не возникало.
Нельзя было вечно сидеть в убежище: рано или поздно запасы еды кончатся. А как же тогда ее добывать?.. Была бы живность в лесах, они могли бы охотиться; была бы скотина - могли бы со временем развести подсобное хозяйство. Но ведь ни того, ни другого нет! Как же тогда быть?.. Ответа пока не находилось. Не было достойного начала новой жизни, не было ничего такого, что могло бы подвигнуть к нему. Это состояние подвешенности раздражало: нервы взвинчивались, и вчерашние друзья стали ссориться из-за пустяков. Наконец не выдержали и напились.
Пили целую неделю - по черному, до поросячьего визга, до немощной блевотины. Не ели, не мылись, не брились, ссались под себя в пьяном забытьи. Вставали только для того, чтобы дотянуться до кружки со спиртом, "глыкнуть" и снова упасть на топчан, утратив сознание. Знатокам известно, что такое состояние продолжается ровно до тех пор, когда "уже ничего не лезет" - и заканчивается неожиданно для самого пьющего: вот не лезет больше, и все!..
Трое суток не могли потом уснуть. В течение первых суток по очереди "дразнили" помойное ведро, исполняя популярную "арию Рыголетто" из оперы "Дуро...б" - у кого громче получится, и без конца пили воду: кто не пьет водки, тот не знает вкуса воды!.. Вторые сутки потели и тряслись от озноба, стонали и матерились, не в силах затопить печку; на третьи поползли в туалет на "полусогнутых".
Лешка очухался первым: умылся, накормил изголодавшуюся Муську, растопил, наконец-то, печку и поставил чайник. Уже к вечеру поели сами по чуть-чуть и хоть немного подремали ночью.
На четвертые сутки помылись, побрились и навели порядок в каптерке; жизнь пошла своим чередом. И странное дело! - блуждавшая где-то идея обнаружилась сама собой. Хорьков предложил:
- Пошли, по округе пошаримся!
Вот этим своим любимым "пошаримся" он и выручил всех. Господи, и они столько думали!.. Ну, конечно же, надо идти... искать новые обстоятельства, которые натолкнут на верный путь.
Сразу повеселели, стали готовиться к походу.
- Куда пойдем-то? - спросил Павел.
- А куда ноги выведут!.. - ответил Александр.
- Да я знаю куда! - заявил Леха. - В поселок пойдем - тут недалеко.
Ночью спали крепко.

11

Наутро встали пораньше. Плотно позавтракали, взяли небольшой "перекус", оружие и пошли. Двигались в направлении жилого сектора; Леха резво вел их по закоулкам среди развалин, неведомо как разбирая дорогу, но вскоре ребята уже очутились на улице разрушенного землетрясениями и ураганами пристанционного поселка. Все пространство между домами было по колено усыпано самыми разными обломками, крыши с жилищ сорвало; стены - где высились до половины, а где и упали до земли. Ни одной живой души не наблюдалось.
Хорьков успевал первым обследовать каждый дом, пока другие перекуривали на улице, и звал внутрь, если находил там что-то стоящее - в его понимании. "Стоящим", как всегда, оказывалось разное барахло, которому была теперь грош цена: что толку от японского телевизора или музыкального центра, когда некому транслировать программы?
Орлов не выдержал и задал Хорькову четкую ориентацию:
- Дурью не майся, ищи только еду!
Тот кивнул и галопом унесся куда-то. Вскоре раздался его пронзительный возглас:
- Сюда, скорей!..
Метнулись на голос, на всякий случай сорвав автоматы с плеча. Леха стоял посреди развалин, улыбаясь от уха до уха и держа в руках какие-то мешочки; оглядевшись, поняли, что попали в бывшую кладовую какой-то запасливой хозяйки.
Чего тут только не было!.. Консервы в жестяных банках валялись на полу прямо грудой; разнообразная крупа рассыпалась по полу, но большей частью уцелела в мешочках и кастрюльках; множество разносолов, компотов и варений безвозвратно пропало в лопнувших стеклянных банках, но помещенные в жестяную тару выдержали прошедшую стужу. Мука стояла в двух мешках; сахара, соли, свечей и прочей дребедени хранилось изрядно.
Потолок кладовки выдержал сотрясения и не пускал сюда ветер со снегом, поэтому многие продукты хорошо перенесли катаклизм: что сделается от мороза крупе или тушенке!..
- Это мы неплохо попали! - резюмировал Орлов. - Давай, дуй, Леха, ищи какую-нибудь телегу: на себе тяжело таскать.
Хорьков мгновенно испарился и уже через десять минут появился с хорошей садовой тележкой. Стали делать рейсы в свое убежище и так трудились четыре дня, пополняя бункерные запасы.
Настроение сразу улучшилось: город большой - пока все не испортилось, можно много продуктов собрать! Однако не было еще подвижки к кардинальному решению проблемы организации будущей жизни. Ну, просидят они еще здесь лето, просидят зиму, а что дальше?.. Надо же как-то людей искать, сообща налаживать осмысленное существование. Сколько можно таиться тут как кротам? Было очевидно, что ребятам не хватает человеческого общества.
На совместном совете решили пожить еще в бункере в течение этого лета, поскольку запасы позволяют, а осенью двигаться в сторону Москвы: неясность общей обстановки не давала им покоя.

Шли недели. Появилась, наконец, травка, проросшая из глубинных слоев земли, набухли почки некоторых деревьев; вскоре зелень уже заметно оживила пейзаж.
- Жива природа, мужики, жива! - радовался Александр, поднимая настроение себе и соратникам. Снаружи бункера было видно, как покрываются белым цветом яблоньки в садах разрушенного поселка.
Выходили ночью смотреть на звездное небо... и никто не знал никаких созвездий! Орлов припоминал, что на южном небе должны быть Чаша, Треугольник, Гончие Псы, Южный Крест, Феникс, Центавр, Павлин... еще что-то, но он и сам не мог их показать. Лишь с помощью компаса решили, что одна группка звезд похожа на Южный Крест (некий южный аналог северной Малой Медведицы с ее Полярной звездой); по крайней мере, стрелка компаса показывала направление в сторону этой группы. Так и "постановили": считать ее искомым созвездием "до поступления новых сведений со стороны официальной науки".
Александр еще долго смотрел в небесную черноту, пока не сказал:
- А сдается мне, парни, что вон та яркая звездочка на склоне неба - градусов на восемьдесят по часовой стрелке от Южного Креста - есть Сириус, главная звезда Большого Пса. Там наши "папки" и "мамки" живут! Да-а, че вы смеетесь?.. У египтян верховным богом был Осирис, а это не кто иной, как Сириус - просто они так исказили это слово. Многие, кто имел контакт с инопланетянами, говорят, что те прилетели с планеты системы Сириуса. Мне кажется, что это все же египтяне переняли свое знание от этрусков, которые были гораздо ближе к пришельцам по своему атлантическому происхождению, а не наоборот. Если так полагать, то все сходится: наши "шнурки" оттуда - вот вам крест во все пузо!..
Друзья долго хохотали.

Однажды после молчаливых раздумий Орлов сказал:
- Ну что ж, ребята, надо транспорт какой-то искать. Уже январь скоро - июль по-новому - пора к отъезду готовиться. До Москвы километров двести - пешочком "не фонтан"!
Всезнающий Леха повел их к гаражам. Это был большой гаражный кооператив - боксов на двести; некоторые из них обвалились, но общая масса стояла на удивление крепко. В разрушенных гаражах нашли кувалду и стали пробивать стены, одну за другой.
Лишь в некоторых боксах стояли нетронутые машины, а большинство были пусты - их хозяева, видимо, уехали в московскую эвакуацию на своей технике. В одном гараже нашли вездеход "УАЗ" в хорошем состоянии, в другом - подходящий автоприцеп. То, что надо!.. С разных машин слили бензин - вышло двести пятьдесят литров; заправили бак машины и два столитровых полиэтиленовых бочонка. Емкости поставили в автоприцеп и накрыли его чехлом; места там оставалось еще немало. Теперь проблемой стало найти подходящий аккумулятор.
Провозились еще полдня, но все же нашли один сухозаряженный, которому прежний мороз стал нипочем (залитые батареи все полопались от холода); там же нашли серную кислоту, которая и не могла замерзнуть. Дистиллированной воды не было - для приготовления раствора электролита использовали обычную: никто не думал ездить на этой машине много лет, так что и беречь ее было незачем.
Установив аккумулятор, движок "раскочегарили" быстро: все же водители!.. Мотор работал хорошо, теперь душа была спокойна. Леха сел за руль и поехали к бункеру. С трудом, но по засыпанным обломками дорогам все же пробрались к себе.
Вечером обсудили вопрос времени и решили не ждать осени, а ехать поскорее: всем уже не терпелось! Нагрузили продуктами салон и кузов прицепа, лишнее оружие брать не стали. Пускай лежит себе в тайнике - на машине всегда можно за ним вернуться!.. Так же решили поступить и с продуктами. В бункере оставался еще немалый запас, и его лучше было сберечь как НЗ: мало ли, как обернется все по дороге. Лаз в подземелье тщательно замаскировали.
Проблема была с Муськой: жалко оставлять ее одну, но все же решили оставить. Это потому, что во время своего "сидения" в бункере не раз замечали: мыши в бункере есть. То тут, то там мешки со снедью были погрызены, а сама пушистая "хозяйка" нет-нет, да отлучалась куда-то по ночам. Яснее ясного - охотилась!.. Двадцать градусов мороза в помещении для мышей - сущая чепуха, норы они могли нарыть где угодно, так что голодать кошке вряд ли пришлось бы.

Собрались, наконец. Наказали Мусе беречь добро и поехали - надо было еще заглянуть в гаражи и раздобыть смазочного масла, о котором в спешке забыли, хотя оно и попадалось на глаза.
Масло нашли быстро, и хотели уже, было садиться в машину, как вдруг увидели то, от чего просто остолбенели: в полусотне метров стояла и смотрела на них... собака! Настоящая и живая - маленькая, лохматенькая замухрыженная дворовая шавка. Вид ее настолько ошеломил ребят, что они потеряли дар речи; разгадка удивления заключалась в том, что эта собака не могла выжить в одиночку: кто-то кормил и согревал ее в прошлую стужу. А это значило, что где-то рядом находятся ее хозяева!..
Растерявшиеся солдаты не знали, что им делать; собачонка молча смотрела на них, а они на нее. Опомнившийся первым Павел попытался подманить гостью, но та не подходила; напротив - медленно потрусила куда-то. Орлов воскликнул:
- Надо проследить, куда побежит... там люди!
Все вместе пошли за собачкой. Та бежала не спеша, часто оглядываясь и останавливаясь; наконец юркнула за угол развалин и пропала из виду. Друзья подбежали к этому месту и стали оглядываться: дворняжки нигде не было, как будто она провалилась сквозь землю. Александр догадался:
- Где-то нора, надо искать!
Стали осматривать окрестности. Нору вскоре обнаружили, а в десяти шагах от нее и покосившуюся дверь в какой-то лаз, окруженную остатками кирпичных стен и концами стальной арматуры.
- Там кто-то есть, - резонно предположил Павел. - Посмотрим?..
Александр ответил:
- Давай, только осторожно!
Лешка вмешался:
- Че лезть?.. Подождем - кто-нибудь сам выйдет.
Ситуация была трагикомической: они так желали встречи с людьми, и теперь сами боялись их!.. Так же вот испугался Робинзон Крузо, когда увидел на побережье своего острова следы человеческих ног.
Послушались Хорькова и решили подождать; оружие взяли на изготовку и между делом закурили. Минут через пять из норки в земле показалась голова собачки - она не выходила наружу, только смотрела на них; потом тявкнула пару раз и скрылась в глубине.
Наверное, она побеспокоила подземных обитателей, потому что дверь зашаталась и отворилась - из-за нее вышла девочка лет семи, одетая в лохмотья и шаль. Увидев солдат, она вздрогнула и с криком "Мама!" бросилась обратно; бойцы устремились за ней, сразу поняв, что внизу простые гражданские жители, не представляющие опасности.
Спустившись вниз по каменной лестнице, они оказались в коридоре с кирпичными стенами, а затем и в подвальной комнате, открыв попавшуюся по пути дверь, из-за краев которой пробивалась едва заметная полоска света. В этой комнате увидели два существа, прижавшиеся друг к другу в углу возле небольшой печки; они похожи были на мать и дочь - обе сильно напугались при виде солдат. Мать сразу закричала:
- Не надо, не трогайте детей! Не убивайте детей!..
Вошедшие опустили автоматы. Они уже разглядели при свете огня из печки, что в маленькой комнате никого больше нет, кроме матери с девочкой и кого-то на лежанке; в углу - слева от входа - казалось, лежал еще кто-то, но он был накрыт покрывалом с головой. Лохматая собачка забилась от страха в дальний угол комнаты и молча таилась там; женщина шептала какую-то молитву.
- Кто вы? - спросил Орлов.
Никто не отвечал.
- Кто вы, чего боитесь? - опять спросил Александр. - Что-то случилось?..
Неожиданно девочка всхлипнула:
- Мама, это не те солдаты - это другие!
Ее мать молчала.
- Да что случилось-то? Расскажите! - допытывался Орлов. - Не бойтесь, мы вас не тронем! Здесь кто-то был?..
Женщина пришла в себя, стала отвечать.
- Здесь солдаты были... другие солдаты. Убили мужа, надругались над старшей дочкой, забрали всю еду. Мы умрем теперь! О, боже, боже!..
- Успокойтесь! Какие солдаты, откуда?
- Я не знаю, пришли нежданно. Это грабители!
- Нерусские?
- Нет, русские!.. Мужа так били, так били: он же заступался. Они его застрелили прямо из автомата!
- Это он лежит?
- Да. Нас тоже били... все-все забрали, мы умрем теперь!
- Они один раз были?
- Да.
- Вчера?
- Да.
- Сколько их было?
- Восемь, что ли...
- Сказали, что еще придут?
- Я не знаю, я ничего не помню!..
- Так, ну ясно все. Мужики, похоже, мародеры объявились!
Ребята поддакнули. Орлов добавил:
- Вы, граждане, нас не бойтесь - мы вам поможем. Быстро собирайтесь: поедете с нами, а то они могут вернуться. Убитого мы сейчас похороним. Лопаты есть?.. Мы возьмем их.
Солдаты взяли две лопаты, и пошли на улицу. Там Лешка опять, было, завел свою "песню": зачем, мол, они нам, и так места в машине нет!.. Орлову стоило только повернуться, и тот, увидев бешеные глаза, сразу умолк.
Могилу копали здесь же в развалинах - управились довольно быстро. Уложили покойного, наскоро засыпали, поставили малый крестик.
- Как его звали? - спросил Орлов.
- Кузнецов Александр Петрович, - ответила женщина.
- Тезка, значит... Сейчас не до церемоний, быстро одевайтесь! Берите только самое необходимое.
- Собачку можно взять? - спросила девочка.
- Можно. И не плачьте сейчас: плакать будем потом!
Старшую дочь положили на пол салона, освободив ей уголок от мешков с продуктами; Павел и мать с дочкой сели на боковые места. Лешка был за рулем, Александр рядом.
Когда выезжали на окраину, увидели поодаль около десятка мужчин в обтрепанной армейской форме - те открыли беспорядочную автоматную стрельбу в их сторону. За развалинами крайнего дома Орлов приказал остановиться и скомандовал:
- Хорьков, Галстян... с оружием за мной, быстро!
Из-за угла дома видели, как фигуры мародеров приближаются на бегу. Подпустили на полста метров и прицельно ударили по ним из трех стволов: половину перебили, остальные залегли. Орлов крикнул:
- В машину!
Когда уселись, добавил:
- Газуй, Хорек!..
"Уазик" споро выскочил на шоссе, где за строениями нападавшие уже не могли их достать. Асфальт был весь покорежен - мчались по изрытой грунтовке вдоль полотна трассы, где препятствий поменьше. Машина наматывала на спидометр километр за километром, разрушенный город все дальше и дальше уходил из поля зрения.

Никто не мог представить, сколько испытаний придется им пережить впереди. Сейчас они неслись по пыльной дороге с двуединой целью: встретиться с другими людьми, и выжить - вместе с ними и для них.
Долгое ожидание завершения многолетнего кризиса кончилось. Для всех пассажиров старенького "уазика" начиналась новая эпоха: они переживали свой Исход, который, возможно, станет для многих россиян равным библейскому исходу евреев из Египта.
Случайные беглецы не знали еще, сколько он продлится и чем закончится. Такое может быть известно только Творцу судеб - действительных или книжных...

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Demon: Супер!   (21.03.2007 11:59:35) перейти в форум

Demon: Супер!   (21.03.2007 12:00:17) перейти в форум

Frolov: Благодарю за лестный отзыв. Для желающих связаться с автором - мой е-мэйл: fankem@yandex.ru Для желающих прочесть другие отзывы - ссылки: ht...   (21.03.2007 11:12:03) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Kooper_russel


Случайное произведение

автор: Poeta Aurore


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Мольберты и этюдники Этюдники

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008