Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Размышления под юбкой у Королевы (стихи)
металлолом (нечто иное)
Тайная жизнь моего компьютера (фэнтези и фантастика)
Дух Человеческий (фэнтези и фантастика)
"Локи: Последнее воплощение" (фэнтези и фантастика)
Рояль и я... (стихи)
Законы или подлинная история Пеппи по прозвищу Длинный Чулок (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Литераторы слепы как родители: они не отличают своих выкидышей от своих удавшихся

(Станислав Ежи Лец)

Rambler's Top100







Youngblood

Средство безопасности

dymas>

Вы - 801-й читатель этого произведения

Перед тем, как поехать в деревню на лето, я отправился в магазин за хлебом. У кассирши не оказалось мелких денег, и она предложила мне вместо сдачи презерватив. Я человек скромный и спорить с ней не стал…
Лето выдалось жаркое. Солнце палило нестерпимо. Только в полночь, когда наступала прохладная белая ночь, столбик термометра опускался до + 20 градусов по Цельсию. Именно в полночь начиналась светская деревенская жизнь. Сначала, правда, сильно доставали комары, мошки и другой гнус, но эти "вампиры" как от огня бежали от перегара, и вопрос решился сам собой. Выручка у самогонщиков и местного рэкета оказалась внушительной.
Да, чуть не забыл, недалеко от нашей деревушки стоял заброшенный пионерский лагерь. Потом этот лагерь кто-то купил. Всю зиму и весну, его ремонтировали болгары, и теперь в лагерь кто-то должен был приехать, но кто - никто не знал.
Деревушка наша была небольшой - двадцать три двора, магазин, пара колодцев, речка и вокруг дремучий лес. До железнодорожной станции вела старая грунтовка около сорока километров, по ней раз в неделю привозили хлеб. Бывший пионерский лагерь, теперь окруженный высоким забором, стоял в километре от нашей деревни в лесу. Будни деревенских жителей протекали весьма однообразно: огород, охота, рыбалка и пьянка. В общем, все бы
ничего, но здесь было мало баб, то есть я хочу сказать, девушек. А если быть точным, то женщин здесь было всего три штуки, да и те уже давно даже не бальзаковского возраста. Зато мужиков было много и все с нормальной ориентацией. Мужики шутили, что тут отдыхают от баб, но мне казалось, что они все уже без женщин устали, да и я, признаться часто сидел на скамейке,
вертя в руках привезенный из города презерватив.
Однажды утром, когда я копался в огороде, по дороге пробежал дед Пахом, крича во всю глотку:
- Приехали! В лагерь бабы приехали!
При слове "бабы" я все бросил и ринулся к магазину - культурному центру нашего поселка. Там уже собрались, чуть ли не все мужики деревни, у которых еще иногда поднимался тонус. А дед Пахом, не успевший даже перевести дыхание, рассказывал:
- Я в лес пошел, за грибами, ага. Ну, иду себе мимо лагеря, вдруг шум
слышу - машина едет. Сегодня не среда - день не хлебный. Слышу - шум все
ближе и ближе. Я на всякий-то пожарный в кустах схоронился, ага! А ворота
лагерные передо мной прямо, как на ладони. Смотрю - подъехали к лагерю два
автобуса немецких. Я уже решил, что пионеры, а из автобусов стали бабы
выходить и все в ворота, которые им какой-то мордоворот открыл. А бабы-то
одна другой краше!
- Да ладно! - не поверили мужики.
- Ей богу, робята! На чем хотите, на том и поклянусь!
- Ну а дальше что? - не утерпел я.
- А дальше… Автобусы уехали, а ворота закрыли. Я и прибежал сюда.
- Бабы - это хорошо! Но другой вопрос: дадут ли они нам? В смысле
поухаживать за ними? - спросил Федор, бывший тракторист из колхоза, а ныне
огородник-дачник.
-Посмотрим! - сказал Пахом. - Может и не только поухаживат….
После этого разговора наша деревня изменилась. Огороды потихоньку все забросили. Каждый стал чисто бриться, каждый день в бане мылись, одежду новую откуда-то достали. Весь день, утро, вечер и ночь кто-нибудь шатался вокруг ограды бывшего лагеря. Местные старушки сначала поворчали, а после успокоились.
Прошло уже десять дней, а мы никак не могли проникнуть за лагерные стены. Через день в лагерь приезжали иномарки и грузовики с продуктами, но их водители с нами не разговаривали. Мы спрашивали у них курево, но они притворялись глухонемыми.
Кое-что прояснилось в среду, когда приехала продавщица Клава со своим мужем, водителем Левой. Они привезли в наш магазин хлеб. Мы стали спрашивать их о лагере, и Клава нам сказала, что по слухам этот лагерь купили новые русские, чтобы их жены отдыхали на свежем воздухе. Теперь это не лагерь, а фитнес-пансионат.
Нашим мужикам все было по фиг: очень уж они истосковались по бабам. Мы все наплевали на то, что там были жены крутых, и удвоили караулы вокруг пансионата.
Однажды я придумал великую хитрость - решил залезть на дерево и посмотреть через ограду. Выбрал из наших белых ночей ночку "потемнее" и пошел к неприступным стенам. Когда я подкрадывался к ограде, мое внимание привлек странный шум. Я осторожно пошел на него и вскоре увидел источник шума. Дачник Федор старинной шахтерской киркой уродовал гладкую поверхность стены, что получалось у него довольно неплохо. Увидев меня, он вздрогнул и застыл на секунду.
- Ты чего здесь? - наконец выдавил он из себя.
- Да за тем, за чем и ты! - ответил я. - Давай работать по очереди: один рубит, второй караулит?
- А ведь и верно - дело быстрее пойдет! - согласился Федор.
Мы работали всю ночь, но сумели пробить в бетонной стене у самой земли отверстие диаметром в один метр. Проход мы закидали ветками деревьев, и пошли спать.
- Только никому ни слова! - предупредил меня Федор.
К лазу мы пришли на следующее утро, когда в нашей деревне все еще спали. Солнце не палило пока в полную силу, а в лесу вообще было прохладно.
- Вроде никто не разбирал, - облегченно вздохнул Федор.
Мы разобрали ветки и стали смотреть. Перед нами оказалась довольно ухоженная асфальтированная площадка. Прямо в центре площадки, судя по всему, был бассейн, потому что вокруг было много лежаков. Всюду росли цветы и деревья. За бассейном виднелись стены дома отдыха, окруженного аккуратно подстриженными газонами.
- А где же бабы? - спросил Федор.
- Ну, наверное, спят еще, - предположил я.
- Ни хрена себе! Уже шесть ноль одна, - сообщил мне Федор посмотрев на свои часы.
- Тише ты! - перебил я его. - Вон вроде одна бежит.
Федор сам уже обалдело таращился в ту сторону, откуда по дорожке бежала очаровательная девушка. Мое внимание сразу привлекло то, что на ней вообще не было одежды. Да-да, она была абсолютно голой! Меня чуть кандратий не хватил, а Федора я еле-еле успел схватить за ноги, когда он уже почти пролез в лаз.
Девушка, между тем, не останавливаясь, профессионально, руками вперед, прыгнула в воду.
- Ну, что будем делать? - спросил меня Федор.
- Предлагаю посидеть здесь часиков до десяти и попытаться наладить
контакт с кем-нибудь из баб.
- Я думаю, что ты прав. Только теперь уже опасно так сидеть здесь
вдвоем, нас наши заметить могут. Я сейчас буду караулить, а ты наблюдай, а
потом поменяемся.
Федор занял свое место в охране нашего предприятия, а я продолжал наблюдение. Девушка поплавала еще минут пять, выбралась из воды и устроилась на лежаке, подставив свое роскошное тело ласковым лучам тихого утреннего солнца. Вскоре из здания стали выходить одна за другой такие же чудесные девушки. Я не собираюсь здесь описывать красоту женского тела,
чтобы у читателя самого развивалось воображение.
Так я лежал и смотрел на них, когда одна из них, как мне показалось, увидела меня. Она ничем не выдала своего открытия, а просто медленно, словно бы прогуливаясь, направилась ко мне.
Это была девушка лет двадцати. Все знали, что она блондинка, но я увидел, что она крашенная. Если привести параметры ее фигуры, то это что-то около 95-60-95. Короче говоря, я, увидев ее, поверил в бога, ибо только господу по силам создать такую красоту. Или ее родителям. Или американским хирургам. Короче говоря, я обалдел.
- И давно мы здесь лежим? - услышал я приятный уху голос.
- Вы понимаете, - начал я, посмотрев на нее снизу вверх, и запнулся.
- Да ладно тебе, парень. Вижу, что ты из местных. А меня Света зовут.
Я тебе нравлюсь?
- Отпад! - честно признался я. - У нас в деревне двадцать холостых здоровых мужиков, нам без ба… Тьфу ты, то есть без женщин туго!
- А ты знаешь, как это удачно получилось? - отвечало мне прелестное создание. - И у нас в пансионате двадцать девушек. Нас мужья сами удовлетворить не могут - импотенты чертовы - и посадили сюда, чтобы мы тут им верность хранили. Для этого каждый второй день доктора приезжают и проверяют нас на верность, но отнюдь не на детекторе лжи, а при помощи гинекологических знаний. Ты поговори со своими, а я с девчонками поговорю. Нам ведь тоже знаешь без мужика плохо, охрана не в счет - евнухи! Мы пробовали однополую любовь, но это нам скоро надоело. Ну, ты понимаешь?
- Нет, не понимаю, - признался я. - Я однополую любовь не критикую,
но и не прославляю. Сам ей никогда не занимался.
- И даже групповым сексом?
- И даже групповым, - подтвердил я. - Но одно сказать могу точно: и я, и все мужики из деревни с радостью поможем дамам, попавшим в столь затруднительную ситуацию, как ваша. Сами умрем, но флот не опозорим!!!
- Вы просто не представляете, как меня обрадовали! Но у меня есть одно условие.
- Какое? - поинтересовался я.
- Вы должны пользоваться средствами безопасности. Знаете есть такие резиновые изделия, в аптеках продаются? К нам их в пансионат не завозят, к сожалению…
- Знаю, есть у нас такие штуки! - гордо ответил я, радуясь за свой презерватив, привезенный из города.
- Ну, тогда ладно! До встречи завтра в это же время, на этом же месте.
Прелестное создание скрылось в толпе ее подружек, а я вылез из укрытия и все рассказал Федору.
- Ладно, давай все на собрании расскажешь, но где-нибудь через
недельку, а пока нам с тобой оторваться надо! Кстати, у тебя сколько
презервативов?
- Один!
- Всего-то? - приуныл было Федор.
- Ладно, - сжалился я. - Использую - тебе отдам!
- А что мне с ним делать?
- Ну, как что? Помоешь и на заборе высушишь. А потом наизнанку оденешь. Он хороший, немецкий, его месяц можно использовать - ничего!
- А ну ладно! - согласился Федор. - Только нашим пока ни слова!
На следующий день я, вооружившись резиновым средством безопасности, пролез за стену. Там меня ждали два десятка изголодавшихся девиц. Ну, конечно, не все они на меня сразу набросились. Пока девятнадцать отвлекали внимание охранников, я находился в нежных объятиях двадцатой. Потом девушки менялись. Не буду врать, хватило меня не надолго - сломался на третьем круге!
- Завтра еще один товарищ придет! - пообещал я девушкам и еле дополз до лаза.
Целую ночь Федор отмывал презерватив. Потом сушил его у печки. А утром отправился выполнять свой долг. Я пожелал ему удачи и остался на стреме.
Он вылез оттуда часа через три усталый, но довольный.
- Все-е, больше не могу! - прошептал он.
Мы с ним посовещались и решили сообщить мужикам о нашем открытии. Но перед этим мы с Федором написали письмо в город продавщице Клаве, чтобы она закупила и привезла бы нам презервативов, якобы для того, чтобы вместо калош одноразовых использовать. Сегодня была пятница и до приезда машины с хлебом оставалась почти неделя.
Мужикам мы сказали все, как было. Только со временем "напутали". Мы врали, что только сегодня я договорился с бабами, а не позавчера, и что сегодня мы с Федором и использовали мой презерватив.
- Ну что, робята, вы свое отгуляли - теперь наша очередь! - сказали нам.
- А как будем решать, кто завтра пойдет? Жребием?
- Нет! - вмешался дед Пахом. - По старшинству пойдем! Я же в конце концов вам благую весть и принес! Мне вперед идти!
- Да пошел ты! Будем спички тянуть! На две недели вперед посещения распишем. У кого там календарь и спички есть?
Что было дальше, нетрудно догадаться. Мой презерватив реквизировали, чистили, стирали, а потом сушили на заборе. Он стал чем-то вроде переходящего приза. Старику Пахому досталась последняя очередь, и он на всех обиделся.
Однажды утром презерватива хватились. Его кто-то спер прямо с забора. Пропал и старик Пахом. Уже под вечер он вылез из лаза, застегивая штаны.
- Не удержался, робяты! Тридцать лет терпел! Нет, только не по лицу!!!!
По лицу его бить не стали, мы же не звери!
Но после Пахома, который растянул презерватив на добрые тридцать сантиметров, пользоваться им стало проблематично. Кто-то пытался стирать презерватив в керосине, но все без толку. Хорошо еще, что уже был вторник!
Когда приехала машина с хлебом, Клава совершила непростительную ошибку, спросив громко:
- Кто презики заказывал?
- Я!!! - ответил хор голосов.
Мы с Федором переглянулись и встали в очередь. Презервативы отпускали по десять штук в руки. Больше просто не привезли!
Вскоре жизнь потекла своим чередом. Постепенно девушки сами стали выползать к нам через лаз. Все были сыты и довольны.
Лето, между тем, подходило к концу. Темная августовская ночь все чаще приносила холод. Однажды Света, после ДЕЛА, как говорят культурные люди, сказала мне:
- Мы все завтра уезжаем.
- Это плохо! - честно признался я.
- Но сегодня ночью мы с девчонками все придем к вам в деревню. Ты как?
- Да я двумя руками "ЗА"!
- Тогда - жди!!!
Той ночью в нашей деревне никто не спал, кроме трех старушек. Всюду скрипели кровати и слышались стоны! Мы все - жители деревни - израсходовали запасы презервативов. А тому, моему самому первому презервативу поставили памятник, прямо у магазина. А под этим памятником мы и закопали резиновое изделие №2. Точнее то, что от него осталось…


версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Терри


Случайное произведение

автор: elenashutova


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008