Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Реальность иллюзорна) (нечто иное)
ОСЕНЬ (стихи)
Иллюзия Обещания (фэнтези и фантастика)
*** (стихи)
ДМ (нечто иное)
Гладышев из села Гладышево (фэнтези и фантастика)
Армия (нечто иное)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Я пишу для того, чтобы понять, что я думаю

(Дэниэл Бурстин)

Rambler's Top100







Youngblood

Васильковые поля (Первый год войны, второй осенний месяц)

Неждан>

Вы - 1032-й читатель этого произведения

…Битва на Васильковых полях – одна из Величайших загадок всей воины с оборотнями. Туман прошедших веков скрывает от нас многое из того, что связано с этим сражением. Бесспорно лишь то, что битва на Васильковых полях оставила неизгладимый след в умах современников, изменив, без преувеличения, весь Миттгард… Хроники Миттгарда. Глава III.

- Знаешь, маркиз… Ты так много и красиво говоришь о том, почему нельзя дать бой оборотням сейчас, что я, простой Великий Князь Миттгарда, кажется, совсем запутался. Скажи мне самую главную причину. Одну.
Де Клосс тяжело вздохнул. Этот странный военный совет затянулся далеко за полночь. Остатки масла в светильниках нещадно чадили, но никто из прислуги в шатер не зашел, опасаясь помешать важному разговору.
Как же тяжело, как же от этого тяжело…
Чувство усталости и чад от масляных светильников – вот, что определяло ситуацию.
Нет, нельзя, усталость – оправдание слабых! Нужно взять себя в руки. Ровным и твердым голосом де Клосс проговорил:
- Главная причина так же проста и очевидна, как и все остальные. В случае поражения мы теряем огромную долину Васильковых полей, целую провинцию – с лесами, полями и десятком деревень. Единственная наша крепость здесь – собственная армия. Если мы лишимся этой крепости, закрепиться сможем только на перевалах – далеко к югу. Что касается нашей победы… полный разгром оборотней маловероятен, если они почувствуют, что уступают, то спокойно отойдут к переправам в среднем течении Игреня. Выбить их оттуда до наступления холодов не успеем. Вот и получается, что в случае удачного исхода сражения мы просто сохраним провинцию, которую и так пока что не потеряли, а вот последствия поражения могут быть весьма и весьма печальными…
- Понятно, - пробормотал Великий Князь, поднимаясь со стула. Он подошел к одному из светильников, слегка постучал по нему пальцем, чтобы остатки масла загорелись поярче. Но стало только хуже – огонек почти погас, зато пошел едкий черный дым.
- Понятно, - повторил Кирк. - Я вижу, что ты боишься поражения. Понимаю – советник, ничего здесь не поделаешь. А я – правитель. И в первую очередь воин. Потому не руководствуюсь… опасениями. Если передо мной враг, я думаю, как его победить, а не о том, что буду делать в случае поражения. Мой отец никогда не бежал от битвы и покорил половину Миттграда!
- При всем моем уважении, Кирк Первый не сталкивался с угрозой, соотносимой с нашествием оборотней.
Великий Князь нахмурился:
- Как бы то ни было, сейчас во главе армии я. В моем распоряжении после подхода маркиза де Яггера будет пятидесятитысячное войско. Мы дадим настоящий бой этой стае оборотней и уничтожим ее здесь, на Васильковых полях! Клянусь Вечным небом и Твердой землей!
Маркиз пожал плечами.
- Есть только две… неточности. У тебя будет не войско, а просто пятьдесят тысяч воинов – десятки полков, сотни поместных дружин. Огромное количество людей, которые соберутся вместе за считанные дни до сражения. А кто будет стоять во главе? Яггер? Сам Великий Князь? Кто бы ни был – опыта таких сражений нет ни у кого! Что касается противника, ты напрасно сказал «стая». Это настоящая армия, которая почти без потерь дошла сюда от самых северных зимовий. Сила ее неизвестна, решение вступать в бой в сложившийся ситуации необдуманно и…
- Довольно! – резко прервал его Кирк. – Ты забываешься, де Клосс! Я нахожу твои аргументы неубедительными. И запрещаю оспаривать принятое мною решение!
Маркиз сделал шаг вперед.
- Ты знаешь, Великий Князь, я – Первый Советник. Говорить и отстаивать собственное мнение – моя обязанность. Тех, кто беспрекословно одобрит любой приказ, тысячи. Если желаешь, чтобы я перестал осуждать неверные решения, просто скажи об этом…
- Да, желаю! Желаю, чтобы маркиз де Клосс перестал мешать мне защищать собственную страну!
Советник потупил глаза и поклонился:
- Как Вам угодно, Великий Князь…
Кирк недовольно поморщился. Ему не нравилась эта новая мода – обращаться к одному человеку как к нескольким.
- Ступай...
- Слушаюсь, Великий Князь, - маркиз еще раз поклонился и покинул шатер.
Снаружи его ждал телохранитель - Бемс. Традиция де Клоссов – личная охрана должна состоять из одного единственного человека – отличного воина, искренне преданного майору. Желательно, немого.
В том, что Бемс соответствует первым двум требованиям, сомнений быть не могло.
Что касается немоты… сам маркиз ни разу не слышал, чтобы Бемс говорил. Мог ли вообще – другой вопрос.
Как ни странно, де Клосс вообще мало знал о человеке, которому доверял собственную жизнь. Просто незадолго до смерти его отец призвал наследника и сказал:
- С сегодняшнего дня твоим охранником будет Бемс. Доверяй ему во всем, но ни о чем не расспрашивай.
Молодой маркиз кивнул в знак согласия.
- Пообещай! – потребовал отец. И после некоторых раздумий добавил:
- Ты уже не придаешь значения обещаниям… в таком случае, скажу так: если будешь просто следовать моему совету, никогда об этом не пожалеешь.
Чтобы там не говорили о внутрисемейных отношениях де Клоссов, молодой маркиз частенько прислушивался к тому, что говорил отец…

Бемс без единого звука встал и растворился в темноте. Будет теперь ходить где-то рядом, шагах в пяти, ничем не выдавая свого присутствия, так, что о нем вообще можно забыть.
- Главная причина, главная причина, - едва слышно шептал себе под нос маркиз, удаляясь от палатки командующего, - главная причина в том, что наше войско возглавляет самоуверенный мальчишка, который не видит ничего, кроме славы своего отца и не видит другой цели, как только превзойти…
Слева послышался шорох, де Клосс резко остановился. Через полмига рядом появился Бемс – это означало, что телохранитель заметил какую-то опасность. Маркиз же не видел ничего подозрительного, однако все-таки проговорил, стараясь, чтобы слова прозвучали уверенно и твердо:
- Я надеюсь, господа, у вас есть веские причины тайком пробираться по лагерю Великого Князя Кирка Второго! Как бы то ни было, приказываю назвать себя!
Совершенно бесшумно из темноты кустарника поднялась тень. Бемс немедленно оказался между ней и де Клоссом.
- Прошу прощения за доставленное беспокойство, маркиз. Я барон Рагед, моей сотне поручено охранение лагеря. Проверяю посты.
- А-а, барон… рад видеть, - де Клосс негромко рассмеялся. – Честно говоря, вообще приятно увидеть здесь кого-то… кто не является оборотнем, пробравшимся в лагерь!
- Вряд ли этой ночью нам грозит такая опасность. Я, кажется, уже успел привить своим людям известную ответственность в дозорной службе…
Де Клосс кивнул:
- Да уж, помню. Хватило всего одной виселицы. Я не стал тогда прибегать к помилованию – не хотел подорвать авторитет твоего приказа… Впрочем, это неподходящее место для беседы. Я направляюсь к своему штабу – составишь мне компанию?..
- Разумеется, маркиз.

Васильковые поля – живописная долина, нещадно бьющая по глазам своей цветочной синевой. Кирку подумалось, что сама природа предназначила для сражения это мест о– довольно обширный и ровный участок, ограниченный справа и слева глубокими оврагами.
- Смотри, де Клосс, какая мощь! Без малого пятьдесят тысяч! Разве было в истории Миттгарда такое войско?
- Ваш доблестный отец повел в Третий Восточный поход около сорока пяти тысяч бойцов… большие армии собирал, может быть, Хровад Древний, или кто-то до него…
Кирк не дослушал ответ маркиза – пришпорив коня, понесся вдоль растянувшегося на сотни шагов строя пехотинцев. Шитый золотом плащ развевался за спиной Великого князя, начищенная кираса блестела на солнце. Воины приветствовали своего командующего, поднимая оружие вверх.
А он кричал им в ответ ободряющие слова.
Кирк был не лишен красноречия, но произнести речь на скаку нелегко, а на остановку не было времени – он хотел объехать всю армию, показаться перед каждой сотней.
Конь нес Великого князя вдоль центра его войска, впереди показались чехванские сотни – легкая кавалерия разместилась на правом фланге. Позади них стояли дружины южных баронств, без труда узнаваемые по многочисленным пестрым флажкам на пиках и ярким одеждам.
Кирк помахал им рукой и, развернув коня направо, промчался перед второй линией центра. Если на переднем краю находилась тяжелая фаланга, призванная сдержать натиск оборотней, то здесь стояли более подвижные мечники и лучники, готовые в любой момент помочь первой линии, а, если потребуется, то и контратаковать.
Но главная ударная сила была сосредоточена на левом фланге. Тысячи бойцов, призванных из западных гарнизонов. Закаленные в пограничных боях ветераны, многие из которых ходили в походы еще с Кирком Первым, являли собой полную противоположность блестящему воинству юга: железные каре мрачно-серого цвета почти сливались с темной землей.
Однако и они поприветствовали Великого князя, дружно отсалютовав. Это обнадежило Кирка. Эти бойцы, преклонявшиеся перед его отцом, к молодому наследнику пока отнеслись несколько настороженно.
- Молодцы, западные топоры! Кирк Великий гордился бы нами! – задорно крикнул князь.
В ответ воины одобрительно загудели.
Через минуту Кирк оказался перед резервным полком де Яггера. Воинов, которых привел с собой один из самых знатных вельмож Миттгарда, вполне хватило бы и на три полка, но, отдавая дань традиции (только Великий князь имел право созывать войско в несколько полков), маркиз не стал делить свою армию.
Кирк бросил коня в галоп. Описав широченную восьмерку вдоль рядов многотысячного войска, он возвращался к своей гвардии, стоявшей в середине, позади второй линии. Вот уж кто мог соперничать с блеском южных дружин! Три тысячи всадников из славнейших семейств Миттгарда. Лучшие мечи, лучшие доспехи, лучшие кони! Огромное богатство и сокрушительная мощь тяжелой кавалерии вместе производили колоссальное впечатление.
На этих бойцов Великий князь мог рассчитывать безусловно. Он всегда был их кумиром, их благодетелем, примером для подражания. Увидев, что Кирк направляется к ним, гвардейцы радостно зашумели, вверх взметнулись длинные пики, взревели трубы, загремели литавры. Под эту торжественную какофонию князь подъехал к строю. Не надеясь, что его услышат в этом шуме, Кирк снял с головы шлем и отвесил изысканнейший поклон, какими при дворе приветствовали почетных гостей.
По рядам прокатился веселый смех. Гвардейцы исполняли ответные поклоны с разной степенью грациозности – нелегко соблюдать этикет, сидя в седле в тяжелых доспехах с копьем в одной руке, щитом и поводьями в другой.
Чуть в стороне от гвардии на небольшом пригорке расположились два всадника. Один – худощавый, в невзрачной одежде, второй – хмурый здоровяк, темной скалой возвышавшийся над полем.
Великий князь еще раз помахал рукой гвардии и направился к холму.

- Ну что, де Клосс, как настроение?
- Не очень. Нас ждет тяжелая битва…
- Нас ждет великая победа! – тоном, не терпящим возражений, заявил Кирк. – Взгляни на эту армию: сорок тысяч одной только пехоты! А три тысячи гвардии – это сила, равная целому войску!
Маркиз потупил взгляд.
- Разумеется, Великий князь.
Кирк нахмурился и, как будто уже собрался сказать де Клоссу что-то резкое, но тут заметил, приближавшегося всадника в тяжелых темных доспехах.
- А, приветствую тебя, де Яггер! Именно Вас мне и не хватало здесь – настоящего смелого воина! – Великий князь выразительно посмотрел на де Клосса.
- Благодарю, Великий князь! – раздалось в ответ.
Маркиз де Яггер по прозвищу Марцелл был уже не молод, но годы походов лишь укрепили его тело – он по-прежнему легко держался в седле, да а в мастерстве владения клинком уступал немногим. Из ближайших соратников Кирка Первого он был единственным, кто до сих пор не повесил меч на стену.
- Я просто хотел доложить, что мой полк готов к бою, Великий Князь!
- Отлично! Будьте готовы поддержать наш правый фланг, когда он пойдет в атаку, - ответил Кирк.
Разработанный накануне план вполне отражал стратегические взгляды Великого князя. Фаланга должна была сдержать натиск оборотней в центре (в крайнем случае – при помощи второй линии). Перед легкой чехванской кавалерией стояла привычная задача – сковать противника быстрыми наскоками, «задергать», не дав развернуть атаку на своем краю.
Тем временем Западные топоры должны были смять правый фланг оборотней и зайти им в тыл. Собственно говоря, фланговый прорыв «сильного крыла» был излюбленным маневром войска Великого князя (отработанным еще при Кирке Первом).
В ближайшем резерве оставались южные бароны и полк де Яггера. Ну и, разуется, Гвардия, готовая в любой момент нанести сокрушительный удар по врагу.
- Смотрите, - негромко проговорил де Клосс.
На гребне, возвышавшемся в полулиге к северу, показались первые отряды оборотней.
Они двигались неспешно, шаг за шагом заполняя долину пестрой массой. Сначала казалось, что оборотни просто сбились в одну огромную стаю, бессистемно и бездумно, но чем ближе они подходили, тем яснее становился некий порядок их построения. Подобно войску великого князя, они разделились на центр и два крыла. Причем правое крыло было заметно слабее – казалось, из самой его середины вырвали огромный кусок из плоти и металла.
«Там должны были стоять асаньеры!» - мелькнуло в голове у де Клосса. Куда же подевались их копейщики? Неизвестно, но, по крайней мере, западным топорам будет легче…
А в первой линии… да, в первой линии шли те самые твари, о которых маркизу рассказывал Рагед. Их уже успели окрестить вепрями – за звериную мощь и напористость. Огромные (выше самого рослого человека на две-три головы), покрытые густой рыжей шерстью, в отличие от оборотней, они совсем мало походили на людей.
Кажется, это были настоящие звери, чудовища северных лесов, неизвестно как поставленные врагом на службу. Барон говорил, что один вепрь в бою стоит дюжины воинов. Трудно поверить…
- С твоего позволения, Великий Князь…
- Разумеется, ступайте, де Яггер.
Кирк жестом подозвал к себе гонцов, несколько ловких всадников-гвардейцев через считанные мгновения оказались перед ним, всем своим видом выражая готовность донести волю командующего в любую точку на поле.
- Ну, теперь, как будто, все готово… - пробормотал Великий князь.
В следующий миг хрипло взревели рога на противоположном склоне – противник пошел в атаку.
Сложно судить, вырвалось ли вперед левое крыло оборотней, или же чехванцы не удержались на месте – как бы то ни было, первыми сошлись отряды на западной стороне поля.
Чехванцы гнали коней вперед, на скаку стреляя из своих маленьких луков. Вот они приблизились к оборотням на пятьдесят шагов… и внезапно их атака остановилась - лошади почуяли запах оборотней, запах хищного зверья.
Всадники не могли справиться со своими скакунами – те испуганно хрипели, топтались на месте, вставали на дыбы, сбрасывая наездников вниз, под копыта, на верную смерть. А тут еще оборотни развернули свои пращи – и на конницу обрушился град камней и свинцовых шаров.
Волна чехванской атаки схлынула, так и не накатившись как следует. Кое-где отдельные всадники врубались в ряды противников, но оборотни быстро расправились с ними.
При виде такой неудачи Кирк недовольно поморщился. Он был невысокого мнения о чехванцах, но все же надеялся на то, что они принесут хоть какую-то пользу. Жестом он подозвал к себе одного из гонцов:
- Давай к командиру южных дружин – пусть придержат свою атаку, чтобы не смешаться с этими… всадниками. Может они еще перестроятся…
- Слушаюсь!
Великий князь даже не взглянул вслед посыльному – начиналось настоящее сражение. Сходились центральные полки.
Фаланга неторопливо продвинулась шагов на сто и остановилась, готовясь принять удар противника. На нее с огромной скоростью неслись вепри. Единственным оружием им служили собственные когти… но что это было за оружие! Длинные, слегка изогнутые, крепче камня, они словно самой природой были созданы для того, чтобы разрывать плоть. От удара этих лап не спасали ни щиты, ни доспехи.
Де Клосс скосил глаза в сторону – сейчас его больше всего интересовал Великий князь. Чувствует или нет?.. Кирк Великий всегда каким-то необъяснимым образом предвосхищал события на поле боя. Иногда за день, иногда за несколько минут. Звериное чутье опасности или, наоборот, легкой добычи –вот, что помогло Отцу нынешнего правителя выиграть полсотни сражений.
А сын… нет. Не прочувствовал он, что сейчас будет. Значит, не перенял. Жаль, очень жаль.
Вепри просто смели фалангу - в считанные секунды они прорвали первые ряды копейщиков. Даже за сотни шагов от схватки де Клосс слышал сквозь звон оружия крики ужаса и боли – огромными когтями вепри ломали копья, пронзали тела воинов. Казалось, кольчуги и щиты вовсе не были им помехой.
- Проклятье! – прошипел Кирк. – Они прорвали фалангу.
К чести копейщиков, следует отметить, что они все же не побежали. Пятились, сбивали строй, гибли под ударами вепрей, но держались. И сумели-таки остановить атаку. Потеряв скорость и напор, вепри стали отходить назад… освобождая дорогу полчищам оборотней, шедшим следом.
- Вперед! Надо помочь фаланге! – неожиданно Великий князь пришпорил коня и тот понес его к гвардейцам.
- Куда?! – крикнул ему вслед де Клосс. – Вепри сейчас… вторая волна…
Поздно – Кирк уже не слышал своего первого советника.
- Гвардейцы, за мной!!!
Ответом ему стал восторженный рев – кавалерия Великого князя давно не сходилась с достойным противником и просто рвалась в бой.
Звонко заиграл сигнальный рожок, всадники стали разворачиваться в атакующий клин.
Между ними и схваткой оказались полки второй линии. К счастью, их возглавлял опытнейший барон Видорр, мгновенно оценивший ситуацию и освободивший место для атаки.
Тяжелая кавалерия Великого князя ураганом пронеслась меж расступившихся пехотинцев и врезалась в ряды противника.
Это был прорыв, по мощи вполне сопоставимый с атакой вепрей! Гвардия буквально втоптала оборотней в землю.
- Что случилось, де Клосс?!
Маркиз обернулся. Рядом с ним стоял де Яггер.
- Великий князь решил спасти фалангу, - спокойно ответил де Клосс. – И погубил три тысячи лучших бойцов Миттгарда. Сам разве не видишь?..
Кавалерия Кирка слегка сбила строй и остановилась, увлекшись рубкой оборотней. А в это время сотни вепрей, описав широкую дугу, развернулись и, стремительно набирая скорость, бросилась на гвардейцев.
- Великое небо! – воскликнул де Яггер. – Они встали прямо под удар!
Де Клосс молча кивнул.
- Я со своим полком иду к ним на помощь, а ты…
- Нет! – отрезал первый советник. – Уже поздно! Надо укрепить вторую линию и отходить. Еще одной атаки вепрей…
- Я что-то не припомню, чтобы ты принимал на себя командование! - прорычал де Яггер.
Де Клосс посмотрел в глаза Яггера и твердым голосом произнес:
- Кирк унесся вперед вместе с гвардией! В его отсутствие командовать буду я!
- Пока Великий князь жив, он возглавляет войско!
Советник горько усмехнулся:
- Тебе нужна гибель Великого князя, чтобы признать мой авторитет? Тогда смотри – ждать осталось недолго…
Де Яггер хотел что-то ответить, но вместо этого лишь зло сплюнул сквозь зубы и взглянул в самый центр сражения – туда, где вот-вот должны были столкнуться гвардейская кавалерия и вепри.
Де Клосс, наоборот, смотрел куда-то в сторону. Он приметил одинокого всадника, который минутой ранее отделился от атакующего отряда Великого князя и теперь скакал к ним.
- Что же это, - потрясенно прошептал несколько мгновений спустя де Яггер, - что же это такое?..
- Меня удивляет, что такой опытный воин не смог предугадать, чем закончится эта контратака. В самом деле, похоже, блеск славы Великих Князей оказался слишком ярок для многих.
- Это ведь Гвардия – цвет нашего воинства… во главе с Кирком!
- Что же ты, маркиз, ни разу не видел цвет яблони, опадающий по осени?
- Нет, не может… надо на помощь, может, еще… - невнятно пробормотал де Яггер.
Неожиданно резко де Клосс развернулся и крепко схватил Марцелла за плечи.
- Все, боец, все!!! – прокричал он де Яггеру прямо в лицо. – Нет больше Великого князя, нет Гвардии! Есть тысячи оборотней, есть наши воины – их надо спасать, их!
К ним подлетел всадник – тот самый, за которым только что следил де Клосс.
- Приказ Великого князя! Отходить, постараться сохранить войско, избежать полного разгрома. Сам Великий князь возглавил контратаку, дабы задержать наступление противника. До особого распоряжения командование переходит к первому советнику…
Гонец поклонился и замолчал.
Не отводя глаз от гвардейца, де Клосс произнес:
- Слышал, маркиз?.. Ты выполнишь приказ Великого князя?..
Де Яггер как-то рассеяно кивнул.
- Я задал вопрос!!! Маркиз де Яггер, Марцелл, ты выполнишь приказ Великого князя?!
- Да, разумеется, - словно очнувшись, проговорил де Яггер.
- Тогда веди свой полк ко второй линии – укрепи ее любой ценой. У тебя много лучников – отгоняй оборотней, не дай развернуться вепрям в третью атаку. Надо дать возможность отойти южным баронам и западным топорам. Отступать будем вдоль вон того ручья. Пара часов – и мы в укрепленном лагере.
Мацелл удивленно взглянул на де Клосса:
- Какой еще лагерь? Откуда?
Советник усмехнулся:
- Можно сказать, от моей привычки просчитывать на два хода вперед… все, маркиз. Давай.
Как только вороной конь унес де Яггера прочь, де Клосс повернулся к гонцу. Тот поспешно склонил голову, ожидая указаний.
- Как тебя зовут, боец?
- Свейла. Свейла-купец.
- Купец в Гвардии?.. Ладно, неважно. Свейла, я неплохо знаю… знал Великого князя. И очень сомневаюсь в том, что он скомандовал отход. Знаешь, что ты сейчас сделал?
- Я знаю, что название таким вещам сейчас подбирает маркиз де Клосс…
Маркиз усмехнулся:
- Умный… жаль, я тебя не приметил раньше. Так вот, Свейла, сейчас мне угодно назвать это спасением армии Миттгарда. Но не советую тебе ставить меня перед подобным выбором в будущем. Итак, в твоем уме я не сомневаюсь, проверим храбрость. Давай-ка, купец, на правый фланг к штандарту командующего. Передай приказ: немедленно отходить. Так, как я говорил де Яггеру – понял?
Гонец снова поклонился:
- Да, маркиз.
- Давай…

Де Клосс окинул взглядом поле битвы. В центре остатки фаланги спешно отходили под защиту второй линии. Огромная масса оборотней надвигалась медленно, но неотвратимо. Вепри не торопились строиться в атакующий порядок – уничтожение Гвардии далось им дорогой ценой.
Справа беспорядочно бежали чехванцы, так и не сумевшие провести нормальную атаку. Пестрое воинство баронов пока держалось – арбалетчики не подпускали оборотней. Но запас стрел был не бесконечен, сил чтобы удержать фланг у воинов Юга не хватало…
А вот слева западные топоры теснили оборотней. Те не могли их обойти со стороны – мешал глубокий овраг – а в лобовом столкновении железные ветераны Кирка Первого раз за разом опрокидывали более легких противников.
Де Клосс покачал головой. Если левый фланг продолжит наступление, а центр отойдет назад, Западные топоры окажутся в окружении. Только бы Свейла успел…
Тем временем полк де Яггера подошел ко второй линии. Это оказалось весьма кстати – с другой стороны к ней уже вплотную подобрались оборотни. И тут свое слово сказали знаменитые лучники Марцелла.
Надобно заметить, что все воины маркиза – мечники, копейщики, всадники - имели на вооружении короткие составные луки. Конечно, в точности они уступали «настоящим» лучникам, но в сложившейся ситуации это было несущественно.
По команде тысячи мощных луков распрямились, пуская через головы пехотинцев целую тучу стрел. Эта туча с жутким воем накрыла первые ряды наступавших оборотней – промахнуться по многотысячной массе было сложно.
Через несколько мгновений воины маркиза дали второй залп, столь же убийственно эффективный.
Их атака просто ошеломила оборотней – там, где только что стояли сотни бойцов, теперь копошились груды стонущих от боли тел. Четкий атакующий строй изломался кровавыми прорехами. Без команды оборотни стали отходить, опасливо прикрываясь щитами.
- Видорр!!!
Командир второй линии обернулся. К нему несся всадник в темных доспехах на вороном коне.
- Марцелл! Великое небо, как же вы вовремя! Первая линия…
- Нет времени, барон, надо спасать армию. Перестраиваться и отходить!
- Да нет же – сейчас дело за нами, вместе отгоним тварей…
- Барон!!! – грозный рев де Яггера перекрывал шум битвы.
Марцелл хотел объяснить Видорру, что наступать сейчас нельзя – сзади резервов не осталось совсем, правый фланг едва держится, а вепри готовят третью атаку… но понял – если такой опытный вояка как Видорр не воспринимает очевидного, значит и его захватила, затуманила горячка большого сражения. Оставалось одно:
- Приказ, Видорр, слышишь?! Приказ Великого князя! Немедленно командуй отступление!!!
Помогло. Барон торопливо кивнул и подозвал к себе гонца…

Сотня младшего Рагеда оказалась на самом краю правого фланга. Барон видел, как далеко вперед ушло их крыло, оборотни могли одним ударом отрезать его от центра. Но поделать Рагед ничего не мог – сотни стояли плотно, двигаться можно было только вместе со всеми.
Шаг за шагом они шли вперед – противник уступал им числом, да и оружие у Западных топоров было получше.
Оборотни пытались контратаковать, но в ограниченном пространстве могли заходить только в лоб, где и получали по полной от закаленных ветеранов Запада. Рагеду оставалось только время от времени грозно выкрикивать «Держать строй!», да и то больше для порядка. Каждый воин понимал: если поломать порядок, противник разорвет их в считанные минуты.
Барона все больше волновал наметившийся разрыв между флангом и центром. Он беспокойно смотрел направо – туда, где полки второй линии собирались с остатками первой, отчаянно пытаясь удержаться на позиции…
Внезапно совсем рядом раздался короткий крик отчаяния. Рагед стремительно обернулся – вроде бы ничего опасного… но вдруг два воина справа как-то нелепо повалились на землю, барон увидел перед ними еще несколько тел и еще…
Нет, это был не оборотень.
Ни одно существо природа не одарила такими правильными чертами лица и совершенными пропорциями. На голове у воина был шлем без забрала, тело защищала легкая кольчуга удивительно тонкой работы. В правой руке – чуть изогнутый меч, в левой – кинжал столь же искусно сделанный.
Но больше всего поражало лицо – спокойное, не искаженное ни злобой, ни страхом. Чуть бледноватая кожа резко контрастировала с большими темными глазами… скорее уж воины барона сошли бы за зверей рядом с таким… И все-таки барон не сомневался, что перед ним стоял враг - с блестящей стали великолепного клинка стекала кровь бойцов Рагеда.
Противник пошел вперед, и барон сам того не желая удивился грациозности и быстроте его движений. Каков-то он в бою...
Рагед приподнял щит повыше и приготовился отразить атаку. Темноглазый воин легкими шагами двигался вперед, словно бы даже в сторону от барона… и ударил точно в тот момент, когда цель оказалась в пределах досягаемости. Его меч прочертил дугу сверху вниз и, неожиданно сломав траекторию на самой середине, пошел по горизонтали! Невероятное, невозможное движение – и вот клинок уже обошел защиту Рагеда и устремился к шее барона.
Это был неотразимый удар, во всяком случае, почти неотразимый. Вот поправку на «почти» противник сделать забыл – он даже бросил взгляд в сторону, выбирая новую жертву...
Рагед не успевал подставить меч или щит. Он не успел даже как следует осознать опасность.
Натренированное тело само нашло путь к спасению – ноги слегка согнулись в коленях, голова наклонилась вперед, и вместо незащищенной шеи клинок встретился с твердой пластиной шлема.
От удара потемнело в глазах, но это, во всяком случае, было не смертельно. Земля поплыла из-под ног… кто-то другой на месте барона просто упал бы, мысленно благодаря вечное небо за то, что остался живым, но Рагед прекрасно знал – в поединках с опытным соперником нельзя останавливаться ни на мгновение. Потому, даже в падении, он извернулся и полоснул противника мечом по ноге, чуть ниже колена.
Получилось на редкость удачно – клинок прошел надо поножами и рассек связки. Воин вскрикнул от боли и стал заваливаться вправо. Ответный удар оказался для него полной неожиданностью, но, мгновенно среагировав на угрозу, он, в падении опустил меч на распластавшегося на земле Рагеда.
Барон не выключался из боя ни на миг, понимая, с каким искушенным соперником имеет дело, он изо всех сил рванул в сторону. В какой-то момент он повернулся к врагу спиной, и что-то туго сжалось внутри ощущением близкой смерти – вот острая сталь неотвратимо опускается, все ниже и ниже…
Он сумел-таки извернуться, уйти от удара. Еще один стремительный бросок – и Рагед уже оказался в нескольких шагах от раненого, но все еще смертельно опасного противника. Через секунду барон уже вскочил на ноги и развернулся, готовясь отразить новую атаку… напрасно. Рана, нанесенная им оказалась, слишком тяжела – оборотень (оборотень?) не мог подняться. И тут на него налетели сразу пять или шесть воинов, подоспевших на помощь своему сотнику. Поднялись и опустились топоры, резко дернулись вперед копья – от нескольких ударов сразу не уйти. Каким-то непостижимым образом противник умудрился ответить – один из бойцов Рагеда отшатнулся, схватился рукой за глубокую рану на боку. Но другие били снова и снова, буквально вколачивая уже поверженного врага в землю – силы множились страхом и ненавистью.
Когда же они отошли, Рагед увидел на темной от крови траве страшно изломанную фигуру, ничем не напоминавшую стремительного и ловкого воина, только что чуть не лишившего барона жизни.
Схватка заняла всего несколько мгновений – никто из оборотней не поддержал прорыва, сотня Рагеда удержала строй и была готова к дальнейшему наступлению.
В этот момент позади хрипловато заиграл сигнальный рожок.
- Отход! – крикнул барон. – Слышите, бойцы - отход! Шагом! Держать строй! Косой, копьем шуруй, заснул там, да?!
Краем глаза он заметил стремительное движение справа и резко развернулся, прикрываясь щитом. Дротик скользнул по броне и ушел в сторону – оборотни вычислили командира и упорно пытались достать его, но в первые ряды Рагед не лез, а лучников и арбалетчиков у тварей, по счастью, не было.

Двадцать тысяч безжизненных тел оставила армия Великого князя Кирка Второго на Васильковых полях. Уцелевшие воины отступали под прикрытием лучников Марцелла – те успели закрепиться на холме рядом с дорогой, штурмовать которую оборотни не решились. Победа далась им дорогой ценой – сказалось отсутствие арсаньеров на правом фланге, немалые потери причинили контратаки Гвардии и де Яггера...

На небе уже появились первые звезды, но в лагере было неспокойно. Из палаток доносились крики и стоны раненых бойцов, те, кто еще мог стоять на ногах, укрепляли оборонительные сооружения (ждали нападения оборотней), усиленные дозоры, прочесывали местность на лигу вокруг.
Тяжело и медленно шел между неровно расставленных палаток маркиз де Яггер по прозвищу Марцелл. Темневшие угрюмой тяжестью доспехи, обычно лишь подчеркивавшие мощь фигуры, сейчас, казалось, удерживали крепкие плечи, не давали им окончательно опуститься.
Маркиз остановился перед большим шатром. На темной ткани полога был едва различим герб: Золотой Лев и Серебряная Лисица. Предстоящий разговор пугал бывалого воина своей важностью и неизбежностью. Внезапно Яггер почувствовал, кажется, впервые за долгие годы, всю тяжесть железа, лежавшего на плечах.
Марцелл глубоко вздохнул, собираясь с духом, и в этот момент услышал из палатки усталый голос маркиза де Клосса:
- Входи, де Яггер, не робей. Мне и самому немного не по себе от всего этого… но разговор предстоит долгий, а время позднее, так что прислушиваться к себе особенно некогда.
«Надоела уже эта клоссовская прозорливость» - с досадой подумал Марцелл. Досада и пришедшая следом непонятная уверенность в том, что все будет как надо, словно бы укрепили его изнутри. Усмехнувшись непонятно чему, маркиз решительным движением откинул полог шатра и сделал шаг вперед.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

bulat: Написано здоров, вообще все здорово, кроме одного. Мне помница об этом я уже писал ))) Не знаю специально вы это делаете или просто свой досуг скраши...   (13.02.2007 2:33:25) перейти в форум

Неждан: bulat, спасибо за отзыв. Изначально "Хроники Митгарда" (блин, название тупое,а лучше чегой-то придумать не могу) планировались как цепь эпизодов одно...   (16.02.2007 12:02:59) перейти в форум

Vigo_san: А вот тут плохо два момента. Кавалерия в центре. Да ещё такое количество. Они просто обязанны были завязнуть в копейщиках при атаке, если только тех ...   (24.03.2009 2:22:27) перейти в форум

Неждан: Дозрел до идеи переделать цикл, так сказать, в "почвенном" направлении. Проще говоря, перенести действие в квази-славянское культурное пространство. ...   (06.04.2009 9:25:11) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Процер Десперо


Случайное произведение

автор: Дельта Джо


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008