Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
В тумане (фэнтези и фантастика)
Мечтатель (фэнтези и фантастика)
без названия (стихи)
Пацифист (фэнтези и фантастика)
Падшие Ангелы (стихи)
И-го-го (нечто иное)
Легенда о крылатых братьях (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

С авторами поладить легко – если вы любите детей

(Майкл Джозеф)

Rambler's Top100







Youngblood

Творцы Миров (главы 1, 2)

Никита Свобода>

Вы - 2617-й читатель этого произведения

Посвящается TAKI 183.

Глава 1.

Я – Художник. Всего нас шестеро. Шестеро Творцов: Художник, Писатель, Музыкант, Негатив, Позитив и Время. А тот, кто стоит над нами, кто контролирует правильность наших творений – это Горец.
Сегодня очередное собрание и это очень странно. Собраний не было уже со времён Нового Завета, то есть уже 2000 с лишним лет. Вообще, какой сегодня год?
Не помню.
Вроде бы ноябрь месяц. Или конец октября. Начало нового тысячелетия, когда люди с нетерпением начинают ждать конца света, который всё никак не начинается.
Да, я сидел в кафе, там, на Земле. Я пил чай с лимоном. Кажется без сахара. Я ждал свою девушку – всё так, как мне сказал Писатель. На улице лил дождь, и, что самое паршивое – на Земле я не помню о том, что я Творец.
Нет, конечно, иногда мне снится наш чердак. Чердак – это комната под самой крышей, в которой Горец собирает нас и мы вынуждены обсуждать план дальнейших действий. Чердак этот находится в единственном Пространственном здании. Это, можно сказать, наш штаб – по-русски. Или наша база, как принято выражаться на слэнге нашей Планеты. Или стафф – по-английски. Самбобу – по-японски. Стато маггиоре – по-итальянски. Высокое здание из красного кирпича с бесконечной лестницей. Серьёзно, однажды я попытался сосчитать ступеньки до чердака, но на пятой сотне сбился. Чердак расположен так высоко для того, чтобы мы не могли задеть с него наш Мир. Мир, созданный нами. Вся аппаратура: кнопки управления, рычаги, пульты, а также наши личные приспособления расположены вне здания – в Пространстве. Пространство – одно. Оно ярко-синего цвета. Темнее, чем небо, но светлее чем космос.
Так о чём это я? А, ну да. Я сижу, допиваю свой чай, а моей девушки всё нет и нет. Я достаю мобильный телефон и набираю её номер. В трубке слышу:
- Алло.
- Привет, - говорю я. – Ты где? Я жду тебя уже час.
Честно говоря, я не романтик. Я не смог бы пожертвовать жизнью ради любимого человека. Я не стал бы прыгать с балкона из-за неразделённой любви. Я не считаю, что любовь – это единственное, ради чего стоит жить. Я не согласен с тем, что смысл жизни заключается в поиске своей второй половины.
Жизнь – это куда больше, чем привязанность, зависимость от кого-либо. Смысл жизни Творца – создавать. Смысл жизни Души – приблизиться к Творению, стать неким подобием Творца. Увы, Писатель не знает, как это сделать.
- Нам надо расстаться, – говорит она.
Я молчу в трубку, потом тупо спрашиваю:
- Почему?
Она отвечает:
- Я люблю другого.
- Кого?
- Не твоё дело.
- Тот парень с третьего курса? Это он, да?
- Да, – отвечает моя возлюбленная.
- Я так и знал.
- Прекрати. Я не хочу ничего слышать. Мне надоело то, что ты ведёшь себя как ребёнок. Раз в жизни хотя бы притворись, что что-то может интересовать тебя больше твоих дурацких рисуночков. Ты жуткий эгоист. Я вешаю трубку.
И она повесила трубку.
Я закрыл глаза. Она совершенно точно описала меня: я безответственный, я эгоист, и на свете нет ничего важнее моих рисунков. Но вовсе они не дурацкие!
Всё так, как мне сказал Писатель. В другом образе я жить не мог.
Когда я открыл глаза, передо мной сидел парень моего возраста. Почти такого же роста, как я. Одет почти как я. Он даже внешне был на меня чем-то похож.
- Не придёт? – спросил он.
- Она любит другого… - с равнодушием ответил я.
Меня сейчас не волнует, что я посвящаю кого-то незнакомого в свою личную жизнь. Меня сейчас вообще мало что волнует. Мне хочется пойти домой. Дома меня ждёт реферат по истории, который, кстати, должна была делать моя возлюбленная, но, судя по всему, не сделает.
- Ну извини. Я просто не знал, что ещё тебе придумать, вот и пришлось создать банальность.
- Ты о чём? – не понял я.
- “Ты о чём?” – передразнил меня парень. - Пойдём.
- Куда?
- Очередное собрание. И чё там опять могло произойти? Совсем работать не даёт. Да не плати ты!
Я удивлённо посмотрел на него, но всё равно оставил на столике деньги. За чай. Правда, уходя, оглянулся – до того, что я ушёл, кажется, никому не было никакого дела. Меня как будто не заметили…

Мы вышли на улицу. Дождя уже не было, небо было ясным. Был поздний вечер.
Незнакомец достал из кармана чёрный маркер и протянул его мне:
- Рисуй.
Мне показалось, что я стал понимать.
Пять лет назад, после того как меня достало равнодушное отношение окружающих к жизни, я открыл для себя особую культуру живописи – Граффити. Теперь над моими картинами преклоняются новички. Меня боятся задроты, меня ЛЮБЯТ. Я не просто увлекался уличной живописью – я жил этим. Я не мог спокойно дышать, если у меня заканчивался баллончик очередного цвета. Я наизусть знал сотни фирм красок. Я объездил сотни авторынков в своей стране. Я даже начал выявлять закономерность в смене цен и спросов на баллоны. Я разбудил город.
К моим картинам люди относились по разному: кого-то они бесили, кто-то закрашивал их обыденными тусклыми оттенками. Но большинство всё же оценили мои творения. Город наконец очнулся ото сна. Серые стены покрылись яркими, иногда даже вызывающими, цветами.
Граффити… Вызов простоте и равнодушию. Особый способ самовыражения, делающий из самого неприглядного и скучного забора района истинный шедевр.
Я решил, что этот парень меня узнал и просит что-нибудь изобразить. “Фанат” – промелькнуло у меня в голове.
- Что рисовать? – спросил я.
Особого настроения или вдохновения не было, но мне очень хотелось отвлечься от воспоминаний о телефонном разговоре. И от реферата по истории.
- Дверь, – ответил тот, и я посмотрел на него, не скрывая недоумения.
- Какую ещё дверь?
- Ту же, что и в прошлый раз. Тогда, конечно, было труднее, маркеров ещё не было, и ты рисовал камнем. Ладно, это я о своём. Рисуй.
- Вы меня с кем-то путаете.
Парень вздохнул.
- Да не дрейфь ты! Просто нарисуй дверь и всё.
Теперь мне начало казаться, что он псих. Ещё пару секунд я всматривался в его глаза, пытаясь уловить подвох, но спорить не решился и нарисовал на стене прямоугольник с дверной ручкой.
- Ух ты! Даже ручку нарисовал… – восхитился парень. – Делать, что ли, нечего? Входи!
Незнакомец толкнул стену. Моя дверь открылась.
- Твою мать!!! – заорал я. – Чё за хрень?!!
- Слушай, не тяни время, а? Заходи. Мне ещё за остальными бегать.
- Никогда не видел ничего подобного! – не унимался я. – Ты что - Гарри Поттер? Как ты это сделал?
- Каждый раз одно и то же… - вздохнул парень и впихнул меня в открытую стену.

Глава 2.

Войдя, я почувствовал себя полным идиотом. Ох, и весело же было Писателю слушать мои возгласы по типу: “Что за хрень! как ты это сделал!..” Ему везёт – он всё помнит. Горец ему первому сообщает о собраниях, потому что лишь Писатель, сочинивший наши судьбы, способен поменять их в любую секунду.
Как только я вошёл, моё тело полностью покрылось рисунками. Я такой от природы, на то я и Художник. На Земле такие рисунки мы с Писателем решили назвать Боди-артом – нательной живописью. Эти мои “татуировки” способны меняться в зависимости от последнего стиля рисования или от настроения. Сейчас я словно исписанная стена – весь покрыт “бомбами”, то есть простыми граффити.
Я посмотрел на себя в зеркало. Моя земная одежда меня вполне устраивает. Широкие штаны, куртка, кроссовки. Это уж в любом случае удобнее фрака и не так глупо как то, что мне приходилось носить в XVI-XVII веках: рубашка, нижние штаны до колен, хубон и кальсес, трикотажные чулки и очень неудобная обувь. Парики тоже особого удовольствия мне никогда не доставляли. Я надел солнечные очки и натянул на голову капюшон. Можно подождать, пока Писатель соберёт остальных, но, боюсь, на это потребуется слишком много времени, и я решил идти один. К тому же мне не терпелось увидеться с Горцем.
Очень важно, чтобы Писатель успел собрать всех до того, как станут пропадать плоды моего труда. Поначалу начнёт исчезать цвет и останется лишь свет. Затем начнут пропадать дома, деревья – короче всё, что я нарисовал. Это, конечно, будет держаться на силе мысли Писателя, но люди начнут паниковать, а вскоре и их образы исчезнут. Останутся, так называемые, Души. Было и такое, что Писатель не успел. Тогда Горцу пришлось устроить Конец Света, Апокалипсис. Как же он тогда на нас разозлился!
В Пространство влетела Негатив. Влетела – в прямом смысле этого слова. Очевидно, Писатель затолкнул её силой и она упала на пол. Я помог ей встать и увидел как зрачки Негатива расплываются по всему глазу. Глаза стали чёрными. Это означало, что к ней вернулась память. Мои глаза становятся синего цвета – под свет нашего Пространства.
Негатив начала громко смеяться.
- Представляешь, - сказала она, немного успокоившись, - там, - Негатив указала на дверь, - я подумала что этот тип хочет меня изнасиловать! Представляешь, я снова так подумала! Я побила Писателя и даже, кажется, укусила его. Он меня убьёт…
- Да ладно тебе! Он привык. Помнишь, как в тот раз, когда Писатель гонялся за Музыкантом, а тот решил, что этот странный молодой человек хочет закопать его заживо? Дверь-то в полу была!
- Я тогда и сама до смерти напугалась. Время такое было – опасное. Ведьмы, колдуны, магия…
Мы посмеялись, вспоминая себя в различных жизнях.
- Пойдём, – предложил я. – Опять что-то стряслось.
- Остальных ждать не будем?
- Неохота. Я в прошлый раз чуть не опух ждать, пока хоть кто-нибудь появится. Как это Писатель тебя так быстро нашёл?
- Я недалеко была. Так совпало, что Писатель, сочиняя наши с тобой судьбы, именно в этот момент решил нас поставить рядом. Тебя – в кафе, а я работала там официанткой.
- Я думал, что ты где-нибудь в Китае. Почему я тебя там не видел?
- Я же была в зале для курящих! – снова рассмеялась Негатив. – Идём уже… Ненавижу эту лестницу.
И мы вошли в здание.

Поднимаясь по лестнице, мы, от нечего делать, стали вспоминать об ошибках жизни. Всё равно потом надо будет отчитываться перед Горцем, вот и решили подготовиться заранее.
- Я, кажется, знаю свою… - начала Негатив. – Мы же с Позитивом всегда сообща работаем, то есть добро без зла – оно никак. Ты и сам, наверное, слышал про нашу теорию Инь и Ян – Даосизм, древний Китай. В добре есть зло, а во зле есть добро – единство противоположностей, единство бытия и небытия…
- Ещё бы! Все о ней знают. Хорошая работа, кстати.
- Спасибо. Ну, так вот. А я взяла и нарушила, не сказав об этом Позитиву.
- Это как? – не понял я.
- Я создала убийцу. Не просто убийцу – настоящего психопата.
- Джек Потрошитель? – спросил я.
- Нет, его мы обговорили. А тут, понимаешь, уж очень захотелось создать что-нибудь своё. И я подумала – пусть будет мальчик, назову его, к примеру, Грэхем Янг. Жить он будет в Великобритании. И помимо всего он будет настоящим психом. Как там говорят на Земле? Порождением Дьявола? Он был специалистом по ядам. Прирождённым специалистом. С самого детства он лазил по помойкам, добывая яды, ставил эксперименты на крысах. Потом крыс ему стало мало, и он начал добавлять яд в еду всей своей семье. Своей мачехе, отцу, тётке, которая заботилась о нём больше остальных. Делал же он всё это без малейших угрызений совести. Даже в психбольнице он не оставил своих увлечений. Таблетки, психотропные препараты, антидепрессанты – всё это открылось перед ним во время лечения, и он стал травить весь медицинский персонал. С точки зрения негатива – это идеальное зло. Писатель это записал, не зная, что это сугубо моя идея. Или вот ещё…
- Ещё одна ошибка? – удивился я. - Горец тебя после такого убьёт…
- Надеюсь, что не убьёт. Просто, если сравнить убийства, происходившие, скажем, в России, то там они случались в основном из-за денег. Я подумала и решила, что надо это как-то сгладить. Я придумала Чикатилло. Исправлять-то написанное нельзя, сам знаешь. Вот и дополнила. Но 50 с лишним жертв – это, пожалуй, слишком много…
Исправлять то, что Писатель уже согласовал со Временем ни за что нельзя. Время нам не подвластно. После того, как проходят собрания, мы отправляемся каждый в своё Подпространство. И мы начинаем творить. Создавать. У нас даже существует своеобразная цепь, или пирамида: Негатив и Позитив делают подсчёты – сколько положительного в мире, сколько отрицательного. Они уравновешивают это на своих весах либо страданиями – если хорошего слишком много, либо, наоборот, радостью – если слишком много плохого. Затем они отдают эти идеи Писателю, и он вставляет их в Судьбы Душ. Как будто кадры в киноплёнку. Фотомонтаж, если хотите. Писатель, в свою очередь, согласовывает Судьбы со Временем. И только после всего этого в работу вступаем я и Музыкант. Моя работа не зависит от работы Музыканта, а работа Музыканта не зависит от моей. Мы занимаемся совершенно разными делами, поэтому не часто общаемся друг с другом. Гораздо меньше, чем с остальными.
Мне же ни с кем согласовываться не надо – я сам решаю, как должен выглядеть дождь, насколько ярко светит солнце или сколько перьев у птицы. Естественно, я работаю по Судьбам – рисую по описанию, но оттого, что шерсть собаки, скажем, чау-чау, будет на полмиллиметра длиннее или короче – большой беды не случится. Единственное, что я не могу решать сам – это радуги. Как, когда и где им появляться – решает только Горец, договариваясь со Временем.
Исправлять же ошибки – недопустимо. Это приведёт к сбою в цепи. К примеру, создала бы Негатив Чикатилло – женщиной. А потом, уже после того, как Писатель согласовал это со Временем, а я бы её уже нарисовал, передумала бы и решила сделать мужчиной. Писатель работает гораздо быстрее нас, пока пишет Судьбы людей. И, от смены хотя бы пола, сработал бы Эффект Бабочки, теория Хаоса – меняешь что-то одно, меняется всё. Произошёл бы засор, несовпадение – и всё. Считай очередной Конец Света.
- Ну а ты что сделал не так? – вернула меня к разговору Негатив.
Я задумался. Что я такого могу сделать не так?
- Да вроде ничего такого. По-моему всё в порядке.
На собраниях Горец всегда отчитывает нас за ошибки прожитых жизней. После этого мы идём творить, а затем возвращаемся на Землю – жить дальше, проверять, обдумывать, учиться на собственных провалах и недочётах.
- Может - всё? Срок годности истёк? Закончились жизни? – спросила Негатив.
Творим мы до определённого этапа. Пишем, рисуем определённое количество сюжетов. Когда они заканчиваются, Горец вызывает нас творить дальше.
Я пожал плечами.
- Да вроде не похоже. Может быть, это внеплановое? По-моему у меня ещё фейерверки оставались. Я всегда по ним ориентируюсь. И северные сияния, кажется, не все прошли.
- Только бы это не из-за меня! – взмолилась Негатив. – Я и так всегда больше всех получаю.

Когда мы наконец-то преодолели все эти злосчастные сотни ступенек и ступили на чердак, Горца там ещё не было.
- Наверное, готовит Пространство к работе, – предположила Негатив.
Мы подошли к своим тумбочкам, достали проекты последних работ и выложили их на стол. Я начал пролистывать свои эскизы.
- О чём думаешь? – спросила Негатив.
- Думаю, что бы такого создать в этот раз. Может, очередного художника?
- По-моему после Валеджо и Ройо пока больше не надо.
- Понравился стиль “фэнтези”?
- Да. На мой взгляд, это потрясающе.
- Не знаю… Хочу создать что-нибудь вроде Сальвадора Дали. Всё-таки он был лучшим. По крайней мере работать с его картинами было интересно.
- Тогда из-за Малевича ты должен был сойти с ума от скуки? – рассмеялась Негатив.
- Ничего ты не понимаешь, – улыбнулся я. – Это же искусство!
- Да… - протянула Негатив. – То-то Да Винчи откапывал покойников, чтобы изучить строение их тел, Дали снились его сумасшедшие картины, а Малевич вложил в свой квадрат таинственную силу, которую люди получают, глядя на это чёрное-чёрное полотно… Психи…
Я запустил в Негатив подушкой.

Мы уже перестали перекидываться подушками. Уже выпили чай. Уже рассказали по пятнадцать анекдотов каждый. Прошло ещё минут десять, прежде чем на чердак наконец вошли Позитив и Время.
- Ребята! – воскликнула Позитив, - как же я рада вас видеть! Негатив, я надеюсь, это не мы с тобой опять чего-то напутали?
Негатив постаралась невинно улыбнуться, а Позитив принялась нас обнимать со страшной, даже с какой-то неистовой силой.
Глаза Позитива, в противоположность Негативу, были белые.
С Негативом Позитив были буквально сёстрами. Они не могли существовать друг без друга. В самом что ни на есть полном смысле слова “существовать”.
Время просто улыбнулась и села за стол. Она как всегда была строга и серьёзна. За всю мою жизнь я не могу припомнить ни единого случая, когда Время вела себя с нами на уровне равных. Она всегда была “выше”.
Ни прошло и года, как на чердак поднялся Горец. Как только он закрыл за собой дверь, она тут же распахнулась и на пороге появились запыхавшиеся Писатель и Музыкант.
- Почему так долго? – обратился Горец к Писателю.
От Писателя он всегда требовал гораздо больше, чем от остальных. Такая у этого Творца работа. Судьба предусматривает гораздо больше ответственности, чем, к примеру, мои рисунки.
- Извините, - произнёс Писатель. – Они сопротивлялись. – И он кинул обиженный взгляд на Негатив.
Внешне мы с Писателем действительно очень похожи. Исключая, конечно, нательные рисунки – у него их нет. Вместо этого вокруг его глаз образуются буквы. Строки. Сами глаза Писателя представляют собой зеркала. Ногти Писателя похожи на перьевые ручки. Перед тем, как начать писать судьбы, он углубляется ногтями в свой мозг, “вычерпывает” чернила и наносит их на бумагу. Таким образом, он может разом описывать судьбы миллиона людей планеты. Со стороны, конечно, смотреть на это не очень приятно, но это самый эффективный способ.
- Занимайте свои места, – сказал Горец.
- Настроить земное время? – спросила Время.
- Да, – ответил я за всех. – Ну, чтобы потом было легче возвращаться на Землю.
Напротив каждого из нас на столе появились обычные земные будильники. Стрелки указывали ровно на двенадцать часов.
- Может, усовершенствуешь технику? – попросила у меня Позитив. – Всё-таки не начало XX века.
Я вздохнул и перерисовал будильники. Вместо них на столе появились современные электронные часы.
Я вспомнил, как собраний семь назад, на столе напротив каждого из нас стояли солнечные часики. Это были кружочки с торчащей из середины палочкой, а сверху на нас светило солнце, которое Время передвигала каждый определённый промежуток времени.
00:00 – показывали цифры. Время моргнула и время пошло.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

nightingle: Много слов с большой буквы, а это плохо, очень плохо. Нездоровый пафос и незрелый язык, скучно, и совсем уж не хочется воспринимать незрелую мораль. ...   (22.01.2008 3:38:49) перейти в форум

Никита Свобода: да, я бездарен(((   (22.01.2008 10:38:37) перейти в форум

Arkes Tiamant: Вроде бы и написано неплохо, с заявкой на серьёзность, хотя то и дело в нить повествования вплетаются шуточки. Однако чего-то не хватает.Для первых дв...   (22.01.2008 11:32:31) перейти в форум

Arkes Tiamant: А вот насчёт Вашей бездарности я всё-таки сомневаюсь. Кстати, кажется, Вы слегка перегнули палку с граффити. Слишком акцентированно это звучало, бу...   (22.01.2008 11:34:02) перейти в форум

GABRIEL GREY: Я ДАЖЕ СКАЖУ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО.ЛЕГКИЙ ЯЗЫК, ОТЛИЧНАЯ ТЕМА, ПРИКОЛЬНАЯ ИДЕЯ СОЗДАНИЯ МИРА. НИКТО НЕ СКАЖЕТ КАК СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ТВОЙ РАССКАЗ БЫЛ В СПИСКЕ П...   (27.07.2008 12:42:04) перейти в форум

N&M: M:Не знаю, лично мне понравилось. Легкое и довольно любопытное произведение.   (03.12.2009 4:23:56) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

СОВА


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008