Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Хроники Тарда. Эпизод 1. Падение Аргена (фэнтези и фантастика)
Металасточка (стихи)
Артефакт (фэнтези и фантастика)
Русалка (сказка) (фэнтези и фантастика)
Блажь (стихи)
Я по весне шел... (стихи)
Реальность иллюзорна) (нечто иное)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Беда тех, кто пишет быстро, в том, что они не могут писать кратко

(Вальтер Скотт)

Rambler's Top100







Youngblood

Творцы Миров (главы 3, 4)

Никита Свобода>

Вы - 2540-й читатель этого произведения

Глава 3.

Горец достал из ящика папку с бумагами и открыл её.
- Позитив и Негатив… - прочитал он.
Негатив опустила голову на стол, Позитив настороженно прищурилась.
- Негатив, - произнёс Горец. – Ты знаешь, в чём твоя ошибка?
Негатив рассказала и про Даосизм, и про яды, и про Чикатилло.
- А при чём здесь тогда Позитив? – вновь спросил Горец.
Негатив сделала вид, что удивлена:
- Позитив? – с, пожалуй, излишним изумлением переспросила она.
- Да, Позитив. Вот скажи мне: убийство – это добрый поступок или злой?
- Ну, вообще-то, его придумала я, – зарделась Негатив.
- А разве вы с Позитивом не должны работать вместе? Да, ваша теория Дао как нельзя точно подчеркнула соотношение добра и зла в мире. Но сейчас, на мой взгляд, вы запутались сами, и такая же путаница происходит на Земле. Убийство представляет собой позитив с точки зрения убийцы. Естественно, обдуманного, а не случайного. Но это абсолютно чистый негатив с точки зрения жертвы. И ни о каком единстве и речи быть не может. Так что, хотите вы или нет, но вам обеим придётся с этим разобраться. Если понадобится – запретите эту теорию насовсем, избавьтесь от неё. Но чтобы весь этот хаос прекратился.
- Будет сделано, – облегчённо вздохнули Позитив и Негатив.
- Музыкант… - продолжил Горец.
- Я здесь, – отозвался Музыкант.
Музыкант выглядит довольно смешно. Немного похож на нас, но его глаза представляют собой практически единое целое, они как будто соприкасаются между собой. От этого он почему-то выглядит совсем пацанёнком, зрачки глаз которого представляют собой скрипичные ключи, только в зеркальном отражении. Это из-за того, что, думая над земной музыкой, он разговаривал с Писателем и увидел в его глазах отражение своих глаз. У него растрёпанные волосы и он постоянно что-то напевает себе под нос. Да даже когда он говорит, создаётся впечатление, что он поёт.
- С тобой особых проблем, в общем-то, нет… - задумался Горец. – Вот только, прекрати, пожалуйста, экспериментировать над голосами людей. Это уже становится не смешно.
Музыкант подавил смешок и кивнул.
- Ну, вот и всё! – жизнерадостно произнёс Горец. – Помните о том, что ни в коем случае нельзя нарушать Пространство и Подпространства. Можете идти. Советую лечь спать сейчас, чтобы поскорее начать работать.
Часы показывали 00:07 и мы были просто в шоке. Неужели Горец созвал нас с Земли в начале нового века ради такой мелочи? Мы стали удивлённо переглядываться.
- Не трогайте написанное, - продолжал он, - а просто продолжайте писать дальше, заодно поправляя будущим прошлое. Всё ясно?
Мы в недоумении кивнули.
- Тогда можете идти. Художник, - обратился он ко мне. – Ты останься.
От неожиданности я буквально подпрыгнул на месте. Все Творцы удивлённо уставились на меня.
За всё то время, пока создавался Мир, Горец ни разу не оставлял меня после собрания. Он мог оставить Писателя, чтобы обсудить новые идеи и повороты. Время, чтобы просчитать миллениумы. Позитив и Негатив – при их работах невозможно было избежать неточностей, и он постоянно их за это отчитывал. Но оставлять меня? Что же я такого натворил? Наверняка переборщил со вспышками НЛО. У меня сильнее забилось сердце. Я сел на место. Творцы вышли, всё ещё бросая недоумённые взгляды в мою сторону.
- Сними очки, солнца здесь нет, – сказал Горец, и я послушно положил очки на стол.
Судя по тому, что Горец никак не решался начать разговор, тема была тяжёлой. Я тоже молчал, пытаясь прочитать хоть что-нибудь по его лицу, но не мог. Горец опустил голову и смотрел на свои ладони. Как будто чего-то боялся. Как будто не знал с какой стороны лучше подступиться. Я ждал.
- Ты ведь слышал о других Пространствах, не так ли? – наконец спросил он.
Я кивнул.
Пространств много. В них во всех неизменно присутствуют четверо: Горец, Писатель, Художник и Музыкант. Остальных Горцы создают по собственному желанию или по необходимости. Мне понять трудно, но есть Пространства, в которых нет отсчёта времени. Некоторые миры не делятся на добро и зло. Моей фантазии не хватает вообразить, что же там всё-таки есть.
- Ты также знаешь, - продолжил Горец, - что долгое время, очень давно, Художники ценились больше Писателей. Быть Художником – значило быть чем-то высшим. Это было величайшим достижением. Очень желанным титулом. Самым желанным из всех. Но, увы, сейчас Художники не оправдывают надежд Горцев. Не только ты, - поспешил добавить он, увидев мой возмущённый взгляд, - многие другие тоже…
Я не стал спорить. В какой-то степени он прав. Я ведь очень хорошо помню то время, когда сами Горцы вовсю расхваливали своих Художников, яростно спорили, чей подопечный лучше и всячески старались поддержать нас перед Высшими Советами. И мы всегда старались поддерживать это звание, звание Лучших. Но позже мы как-то привыкли к этому и стали работать уже в полсилы. Горец часто говорил мне, что Художников перехвалили, что нужно было быть с нами построже. Да, я всё это понимал. Но для приличия всё же решил спросить:
- Разве я создал некрасивый мир? Да взять хотя бы небо, - небо было моим основным козырем, так как ни в одном Пространстве такого больше никто придумать не смог, - сколько в нём оттенков!
Наше Пространство отвечает за планету Земля. И, кроме как на Земле, такого неба не было ни у кого. Рассвет, закат, тучи... В особенности восхищало меня небо во время грозы. Тёмное-тёмное, без единого просвета, с яркими вспышками молний… Вот где истинная магия.
Кстати, то, что с нашей планеты люди могли наблюдать Луну – тоже моя идея. Конечно, Горцу пришлось тогда много времени потратить на переговоры с Высшими Старцами, но эту идею приняли единогласно при голосовании. И тут же все Художники просто “спёрли” у меня Луну. Некоторые нарисовали своим планетам по несколько Лун! На мой взгляд, это уже перебор. Какой смысл в Луне, если её много? Красиво, безусловно. Но глупо. Основной абсурд в том, что много миллионов лет назад над планетами вообще не было Лун, а теперь по десять висят!
- Ты можешь похвастаться небом, - прервал ход моих мысленных возмущений Горец, - Но, к сожалению, другие Пространства во многом могут дать тебе фору. Если взять к примеру планету Марс, то их величайшее достижение - это поверхность планеты.
Я закрыл глаза, вспомнил, как мы с Писателем долго смеялись, решив в отместку Марсу создать шоколадные батончики под таким же названием.
- И что же мне делать?
Горец молчал, пока я не открыл глаза.
- Испытание, – ответил он. – Художник каждого Пространства обязан пройти испытание. Лишь те, кто сумеет пройти его, останутся продолжать своё дело.
Горец замолчал.
- А что будет с теми, кто не пройдёт это испытание? – настороженно спросил я.
- Они отправятся на свою планету в виде обычной Души. Душа когда-нибудь умрёт, Художнику найдут замену.
И тут мне стало по-настоящему страшно. В горле у меня пересохло, начала кружиться голова. Я молчал просто не в состоянии что-либо из себя выдавить. На шутку, даже очень тупую, это не смахивает.
- Сейчас иди и отдохни, - сказал Горец. - Позже мы с тобой обсудим все подробности испытания. До них ещё тридцать дней земными часами, время есть.
Я ещё секунд двадцать просидел, смотря в одну точку и пытаясь всеми силами унять бешеное сердцебиение и тошноту. Затем просто встал и вышел, не говоря ни слова.

Глава 4.

Стоило мне только войти в Пространство, Творцы тут же окружили меня. Помню, как и я раньше накидывался на тех, кого Горец оставлял на чердаке для личной беседы, но только сейчас я понял, как сильно это может бесить.
Посыпались вопросы:
- Ну что там?
- Ну как?
- Что он сказал?
Я находился в какой-то прострации.
- Всё нормально, – спокойно ответил я, надел солнечные очки и пошёл в Подпространство отдыха.
Добравшись, наконец-то, до невидимой кровати (кровать - это как сгусток пены, только прозрачный, он заряжает нас энергией во время сна), я стал смотреть в синее Пространство. Меня всё ещё жутко тошнило, а в глазах стояли слёзы страха и обиды. Я не был уверен, что смогу пройти испытание. Взять хотя бы Художника Сатурна. Это кольцо вокруг планеты! У меня бы в жизни на это фантазии не хватило! Вот уж кто действительно справится с любым испытанием.
Теперь, лёжа в своей кровати, я чувствовал себя далеко не так уверенно, как несколько минут назад, когда доказывал Горцу свой талант, раскидываясь словами о небе.
Я представил, что будет, если я проиграю, завалюсь на этом чёртовом испытании. Неужели действительно придётся жить на Земле в виде обычной Души? Но ведь Душа – это всего лишь навсего наша фантазия, выдумка. Её же нет!
Ко мне подошёл Писатель. Я отвернулся, не желая чтобы он видел мои слёзы.
- Давай рассказывай, – сказал он.
- Да нечего рассказывать, - ответил я самым, что ни на есть, равнодушным тоном. – Обычная фигня из-за северного сияния.
- Горец нам всё рассказал.
Я промолчал.
- Слушай, что бы ни произошло и как бы ни окончилось это испытание, мы всегда будем с тобой.
- Будете со мной?.. – я ухмыльнулся, повернулся к нему, и посмотрел прямо в глаза. – Возможно, уже через один земной месяц ты лично напишешь мне судьбу обычной Души и сам выберешь вид моей смерти.
- Ясно… - ответил Писатель. – Но с чего это ты решил, что именно ТЫ не пройдёшь испытание?
- Почему его не пройду именно я?.. – я на секунду задумался. – Не знаю. Просто я привык жить так, как живу сейчас и у меня нет ни малейшего желания что-либо менять. А тут – на тебе! И где интересно будет проходить это долбанное испытание? На Солнце?
- Ну конечно! Размечтался! Кто это пустит на Главную Планету? Скорее всего на Луне – тихое, спокойное место.
- Слушай, брат, - попросил я, - если вдруг я всё-таки не пройду испытание, - я почувствовал как у меня кольнуло сердце, - ты разрешишь мне помочь тебе в написании моей Судьбы?
Писатель улыбнулся:
- Я договорюсь с Негативом и мы сделаем тебя вампиром – будешь жить вечно.
- Лучше уж убейте меня ещё до рождения – не хочу жить обычной Душой.
- Ты должен пройти испытание, – сказал Писатель. – Без тебя мы – никто, – он похлопал меня по плечу. – Пойду расскажу всё остальным, будем готовить группу поддержки. Нам похвастаться не грех – наш Художник лучше всех! – прокричал он. – Ну а ты пока спи.
Писатель ушёл и я моментально вырубился.

Мне приснилось, что я на Солнце. В руках у меня кисточка. Вокруг собрались Горцы и Писатели, а напротив меня – Художник Марса, обведённый кольцом Сатурна, тоже с кисточкой в руке.
Я выкрикиваю какое-то слово, и моя кисточка срабатывает как волшебная палочка Гарри Поттера. Моего соперника отбрасывает на метр, но он встаёт и, выкрикивая очередное слово, направляет кисточку на меня. Я успеваю отскочить в сторону. Снова моя очередь. Я прицеливаюсь… Выкрикиваю заклинание… но тут мне в глаза попадает солнечный свет и я промахиваюсь. Мой соперник победил.
Я лежу на Солнце и мне печёт спину. Художник Марса подходит ко мне и говорит:
- Я сделал тебя! Чего ты тут разлёгся? Это планета Горцев, а не обычных Душ. Вставай! – приказывает он. – Вставай сейчас же! Просыпайся немедленно!

Я открыл глаза. Надо мной стоит Горец и трясёт меня за плечо.
- Вставай.
- Сколько я проспал? – спросил я.
- По земному времени, около четырёх дней. Это значит, что на подготовку тебе осталось двадцать шесть.
Я привстал и посмотрел на остальные пять кроватей. Все ещё спали.
На душе у меня кошки скребли. Что, если по истечении двадцати шести дней я никогда больше не увижу этих ребят?
- Идём, – позвал Горец.
Хотя мне и ужасно хотелось спать, но спорить я не стал – слишком чётко осознавал поставленную передо мной проблему. Я слез с кровати и пошёл вслед за Горцем по Пространству.
- Сейчас ты должен нарисовать место для тренировки, – спокойно сообщил он мне.
От волнения я расстёгивал и застёгивал молнию на куртке.
- Откуда мне знать, как оно должно выглядеть?!
- А ты подумай. Где тебе будет удобнее всего?
- Спортплощадка подойдёт?
Горец задумался.
- Ты же не в забеге участвуешь!
Тогда я вспомнил слова Писателя и нарисовал подобие поверхности Луны.
- Неплохо, – сказал Горец. – Испытания действительно будут проходить на Луне. – Но пока просто создай комнату, вроде нашего чердака. Нарисуй пару кресел, мягкий ковёр… да и хватит пока.
Я сделал всё, как он сказал. Только на стенах ещё развесил картины Дали, Левитана и Ван Гога. И ещё “Чёрный квадрат” Малевича. Сейчас они как никогда точно отражали моё настроение.
- Проходи! – пригласил Горец.
Я вошёл в комнату.
- Садись.
Я сел.
- Зачем начинать подготовку так рано?- наконец решил возмутиться я. - Двадцать шесть дней на Земле не так уж и мало!
- Неужели? – удивился Горец. – Вспомни-ка, сколько дней готовятся к экзаменам ваши люди, называемые студентами.
Я улыбнулся:
- От силы два дня!
- Я имею в виду тех, кто хочет успешно сдать экзамены, – нахмурился Горец, не оценив, по-видимому, мою шутку. – Возьми тетрадь и записывай.
Я послушно начал конспект.
- Первое – рисовать тебе придётся без кисточек, без красок, без баллонов, без фломастеров, ручек, карандашей, углей и так далее.
- А чем тогда? – удивился я.
- Силой мысли.
Ручка вылетела у меня из рук.
- Что за бред? Как это? Я так не умею! Даже Писатель не может описывать судьбы мыслями! Как минимум ему нужны его ногти! – и я растопырил пальцы наподобие того, как это обычно делает Писатель перед тем, как начать описывать очередную Судьбу.
- Значит, тебе придётся научиться. Это повысит твои способности. Если ты пройдёшь испытание и останешься, тебе это пригодится в дальнейшем. А сейчас подними ручку и продолжай писать.
Я поднял с пола ручку, откинул голову назад и уставился в потолок. Горец молчал.
- Продолжайте, – попросил я. – Я вас внимательно слушаю.
- Второе – тебе придётся освоить движение.
- Что?!! – воскликнул я. – Но это же ваша работа! Как я могу с ней справиться?
- Я верю в тебя. Пойми, когда ты освоишь силу мысли, передвигать предметы не составит особой сложности. К тому же, если припомнишь, то раньше этим занимался именно ты.
-Я? – я напряг мозги, пытаясь вспомнить. – Не было такого!
- Разве? – удивился Горец. – В самом начале. До первого конца света.
- Не, ну вы вспомнили тоже! Я тогда вообще там ничего не помню.
- Если когда-то ты это умел, следовательно, сможешь вспомнить снова.
- Почему же я тогда разучился?
- Не разучился. Просто я так гордился тобой, что решил убавить тебе работы. У тебя тогда было много идей и ты постоянно повторял что ничего не успеваешь из-за лишней работы. И вот к чему это привело.
- Так значит это ваша вина! – попытался подловить я Горца.
- Третье… - продолжил он.
- Что ещё? – чуть ли не в отчаянии спросил я.
- Не волнуйся, это проще предыдущих. Тебе всего-то надо будет научиться вести себя в обществе.
- Я умею вести себя в обществе!
- В обществе Великих Сил.
Я тяжело вздохнул.
- И вы говорите мне всё это, когда до испытания остаётся всего лишь двадцать шесть дней?
- Ну вот видишь, - улыбнулся Горец. - А ты говорил, что этого много. Но не переживай по поводу времени. Я всё рассчитал. Первые шестнадцать дней мы осваиваем силу мысли. Следующие семь дней – движение. И на хорошие манеры тебе остаётся три дня. Можешь записать.
- Я запомню. Можно вопрос?
- Конечно! – жизнерадостно отозвался Горец.
- Если я не пройду испытание, кого вы возьмёте мне на замену?
Горец посмотрел на меня очень серьёзно.
- Нарисуй-ка нам стол, чайник и две чашки, а я подогрею чай.
Я сделал всё как он просил, но уже чувствовал, что ответ на мой вопрос не будет для меня радостным.
Горец долго молчал, видимо, подбирая слова, с которых лучше начать разговор. Он помешал ложкой в чашке и, наконец, произнёс:
- Создать тело – проблемой не является. Тело нарисуешь ты.
Я подавился чаем.
- Не обязательно, конечно, – продолжил он. – Если не хочешь – я могу попросить Верховных Художников сделать это. Просто мне показалось, что тебе так будет удобнее. Ты рисовал Позитив, Негатив и Музыканта. Вас с Писателем и Время создали Высшие Силы. Если вдруг тебе всё же придётся уйти, в чём я лично сомневаюсь, - и Горец мне улыбнулся, - нарисовать приемника, я думаю, будет для тебя честью.
- Приемника… - ухмыльнулся я. – Ну ладно, ладно, с телом-то я понял. А душа? Её-то Вы создадите?
- Душа? – удивился Горец. – Ты что-то путаешь. Души и Творцы – это абсолютно разные сущности.
- Ну да, да. Это я понимаю. Если не душа, то как же это называется… - я напряг мозги. – То, что порождает способность рисовать.
- Талант, – подсказал мне Горец.
- Точно! Талант! С ним-то что делать будете?
- Если ты всё-таки не пройдёшь испытание… Мне придётся забрать талант у тебя.
- В смысле? – не понял я. Мне очень хотелось верить, что я ослышался. – Как это “забрать”? Это что же получается – мало того, что мне придётся исчезнуть навсегда после моего жалкого существования на Земле в виде Души, так я ещё и рисовать не смогу?
Горец кивнул.
- Я ничем не могу помочь, – произнёс он. – Если бы на твоём месте оказались Негатив или Позитив, я бы смог создать талант заново. Но так как ты Художник – твой талант создавал не я. Он существовал сам по себе. Если тебя это утешит – в той, земной жизни, у тебя не будет возникать даже желания к этому искусству.
Внутри у меня что-то оборвалось. Рисование – это моя жизнь. Это всё для меня. Я не могу представить, что когда-нибудь мне придётся этого лишиться.
- Я не хочу жить, если я проиграю, – подумав, выдавил я из себя. – Создайте тогда мне короткую жизнь. Мне ничего не нужно.
Горец молча смотрел на меня. Может, он ждал более бурных эмоций, но у меня совершенно ни на что не осталось сил.
- Если ты хочешь рисовать, - сказал он после минутной паузы, - тебе придётся пройти испытание. Сейчас можешь прогуляться около получаса, а затем возвращайся сюда.
Время. Кажется, за эти двадцать шесть дней я возненавижу Время.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Фрида


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008