Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Размышления под юбкой у Королевы (стихи)
без названия (стихи)
Художник Шерсть и Царица Небесная (нечто иное)
Мечтатель (фэнтези и фантастика)
Я, смеясь, бежал по лужам (стихи)
Забытая гаубица для флейты (стихи)
елочное одиночество (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Чтобы писать легко продающиеся книги, нужно иметь легко продающиеся мозги

(Олдос Хаксли)

Rambler's Top100







Youngblood

Жребий

Инна Димитрова>

Вы - 646-й читатель этого произведения

Лики Невесомых Обликов «Жребий».
Алиса, Олеся, Олиссия… – история запомнила множество оттенков её имени. Она появлялась в разные исторические моменты на всём пространстве человеческого сознания. Её вспоминали разной, внезапной, лёгкой, прекрасной и неповторимой. Она являлась в разных обликах, но неуловимая дымка таинственности и необъяснимости окружала все её различные облики.
Черты её не сохранила история. Лишь отрывки – обрывки чьих–то воспоминаний, впечатлений, смутных видений. Зачем она являлась сюда, кто её звал?..

–Дирхид, нам пора прощаться. Час пробил, луч скользнул по дали свершённого. Ты должен забыть о нас…
–Олиссия, сиятельная, но почему? Чем я провинился?
–Ничем. Между тем, моё временное пребывание завершено. Я говорила тебе вначале, что я уйду также неожиданно и внезапно, как и возникла в твоей жизни?
–Да, но…
–Но ты надеялся переубедить меня. А зря. Богами отмерено всё– и наши мысли, и наши поступки, и наше будущее! Ты слишком привязался ко мне, не так ли? А зря. Истинный Бог должен царить в душе. Призраки идеалов не смеют занимать это святое место.
–Но я люблю тебя!
–Я вижу…– она отвернулась и посмотрела сквозь колонаду на дальние лучи блеснувшего закатного солнца. Белый хитон слегка колыхал бриз с моря.– Скоро высыпят звёзды. Не трудись считать их. Пройдут годы. Не пытайся писать о них. Отныне ты будешь занят иным. Я не говорю тебе куда ухожу и зачем. Ты не понял откуда и кто я. Что ж,– она вздохнула,– тем лучше…
Она почти уже собралась уходить, но остановилась и задумалась:
–И не грусти о том, чего не можешь понять.
Предостерегающим жестом: –И не пытайся искать меня – меня не будет ни среди богов, ни среди людей, ни среди мёртвых.
Он в оцепенении стоял. Он не знал что сказать. Глаза покраснели и готовы были пустить слезу, что не подобало мужу (мужчине). Что он, мальчишка, что ли?
Она скользнула взглядом, опустила глаза:
–И прости, если можешь…
Он хотел кинуться, преградить ей дорогу, но больше не было ни звука… Где она, где? Он позвал стражу, он осмотрел весь дворец, обежав с факелом. Но она исчезла. Совсем, навсегда…
Горестно он сел на гранитную плиту ступени. Голова безжизненно повисла. Лёгкое дуновение пронеслось рядом, тончайшая музыка на миг наполнила душу упоительным совершенством. Улыбка, сияние глубоких чистых глаз, звон серебристых колокольчиков…
–Олиссия!
Слабым эхом отозвался возглас отчаянья…
Теперь стало пусто даже на земле…

–Ви–и–ир! Ты меня слышишь, я тебе говорю! Ты не хочешь меня проводить? Я завтра уезжаю, и вот билет,– она игриво прошелестела голубым талончиком.
–Я знаю…–машинально и безучастно произнес он.
–И это всё? Однако… я думала…
–О чём угодно, только не обо мне!–приступ ярости прорвался, сметая всё на своём пути.
Она подняла брови, тряхнув рыжеватыми кудрями.
–Не хочешь, не надо…–она отвернулась и пошла по мостовой. Бешенство уже покинуло его, он остыл. Снег падал микроскопическими бумажками, белея в свете фонаря.
Олеся уходила, не оглядываясь.
–Стой!– он опомнился.–Погоди, прости меня. Ты же знаешь, я сойду с ума… Не делай этого!
Он схватил её ладошку и прижал к своему сердцу.
–Послушай, как оно бьётся! –Я не твоя собственность и не твоя жена, и не смотри на меня так,– испытующий взгляд из–под ресниц.
Он вновь растерялся: «Собственность?– разве он так говорил когда–нибудь ей? Жена?»
–Ты хочешь стать женой?
–Нет, конечно. Ты сам это понимаешь.
–Зачем же ты мучаешь меня?
–Я мучаю? Кто тебя мучает? Думал ли ты хоть когда–то об этом?– Она посмотрела в упор, развернулась и вновь пошла.
–Нет, я так не оставлю,– он схватил её чемодан,– давай разберёмся!
–Разберёмся. С чем? Ты мечтаешь о свободе – вот она, ты дорожишь своей добропорядочной семьёй – никто в неё и не рвётся. Тебе хочется ещё и любовницу?– он чуть было не дал ей пощёчину, но в последний миг она сверкнула ослепляющими золотистыми глазами, и он почувствовал себя будто скованным льдом, и как будто обжигающий кнут прошёлся своим язвительным кончиком по силуэту его фигуры.
–А теперь замри и слушай меня! Ты не сойдёшь с ума. Через пять лет ты женишься, и у тебя будет куча детишек и твой долгожданный пост (должность). Ты накопишь приличное состояние и пустишься в путешествие. В дорогу без цели. Не ищи меня. Это бесполезно. Лучше забудь.
«Забудь, забудь, забудь…»– таяло в морозном воздухе.
Вир стоял один, в распахнутом пальто, с развевающимся по ветру клетчатым шарфом и каким–то нелепым жёлтым чемоданом в руке…

–Алиса, тебе уже пора?– Освальд удивлённо смотрел «бархатными» глазами.– Ты говорила, это будет не скоро…
–Да, Осви… Всему наступает своё время…
–Ты меня многому научила, спасибо…
–О чём ты? Ты ничем мне не обязан…
–Мне… я не знаю что сказать,– в его глазах затеплилась слеза.– Неужели это конец?– он опустил голову и скрыл пронзённые болью глаза.
–Нет, Осви. Это всего лишь начало. Но мне нужно уйти, это верно…
Они помолчали. Ей безумно хотелось обнять его, прижать его голову к сердцу и не отпускать, но…
Она склонила чуть набок голову, задумчиво проведя рукой по полировке старинного пианино. Жребий есть жребий.
– Осви, ты можешь попросить на прощанье все, что хочешь…
Он тяжко вздохнул, она прочла его мысли: «Ну неужели ты не знаешь, что мне всего лишь нужно, чтоб ты была рядом!»
– Нет, Осви, ты сам знаешь, что это невозможно. Хочешь, талант, хочешь – верных друзей… я не знаю, что тебе еще предложить… богатство и положение в обществе тебе смешно… Хочешь… – она осеклась и он прочел ее мысли …
Оба вздохнули и вновь промолчали
– Олесь, зачем ты так с Виром? А что ты сделала с Диркидом, ты помнишь? – слова возникли сами собой, из воздуха, лишь любимые нотки голоса задавали нежно-родительский печально-задумчивый оттенок смыслу.
Она не ожидала этого, но не обернулась. Она стояла у окна, за занавесью и посмотрела вниз, на улицу с внезапно взвихрившейся отчаянностью девического задора: «А что, если…»
Он не сдвинулся с места, он вновь тяжело вздохнул.
И она присмирела. Никто ее не держал. Тем тяжелее было уходить. А что ждало впереди? Сколько еще сердец… – «Неужели тебе еще не надоело?» – «Нет! А что?» Немой вопрос отступил в беззвучие и уступил ей дорогу.
– Что ж, Алиса…
– Ты хочешь помнить меня?
– Нет
Она пожала плечами, по щеке текла крупная женская слеза.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Неждан: Из положительного: история состоялась. Не бог весть, какой полет фантазии, однако вполне можно сказать, что интересно, и особым враньем это выглядеть ...   (15.09.2007 1:55:15) перейти в форум

Инна Димитрова: Очень милые трусики, а повернуться лицом не судьба?   (30.12.2009 2:04:20) перейти в форум

Инна Димитрова: Адекватные, без мании величия читатели, ау! Где вы? Пожалуйте, отзовитесь, отпишитесь, жду!   (14.01.2010 9:03:55) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Liko


Случайное произведение

автор: Olyana


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008