Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Полетели (стихи)
И-го-го (нечто иное)
Кот (фэнтези и фантастика)
Нарушение (фэнтези и фантастика)
Слёзы и одуванчики (проза)
Сосенки (проза)
Мирабель (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Единственным недостатком хороших книг является то, что они порождают много плохих

(Георг Лихтенберг)

Rambler's Top100







Youngblood

Наш имбирь - часть 3

Евгений Бежанов>

Вы - 1691-й читатель этого произведения

И Сережа безнадёжно махнул рукой и вылез из ямы. Усевшись рядом с Ромой, он придал своему лицу страдальческий вид.
Пеп, разочарованный, затянул дурную песню, изменив голос. Дедушка, ничего ещё не понимая, долго перебирал жёлуди, набирая их полные горсти, и бросая обратно в мешок.
-Ладно- наконец сказал он. –Хоть свинье корм будет-
Гоги стоял и с непонимающим видом на лице взирал на нас. Почему мы такие унылые? Мы же нашли имбирь. Что им ещё надо?
-Я нэ эст понять, что праизходыт?- медленно промолвил Гоги. –Что та нэ так?-
Рома хотел высказать всё, что думал, но тут Пеп, который всё ещё пел измененным голосом дурную песню, толкнул его ногой, и, оборвав пение, поблагодарил Гоги, сказав, что ещё никогда у нас не было столь замечательных и вкусных имбирёв, и что все очень благодарны Гоги за его помощь. При этом Пеп украдкой показал всем кулак. Дедушка понимающе кивнул, а Серёжа хмыкнул.
-Ну тагда я пайти на работа- стал прощаться Гоги. –Я на афтобусэ тут работать и мнэ ужэ пара. Эсли чта, ви срасу завытэ мина, и я приду- и с этими словами Гоги, довольный тем, что сделал такое хорошее дело, отправился восвояси.
Мы молчали, пока он не отошёл подальше. Серёжа сунул палец в нос и ковырял там, скидывая содержимое на Рому. А тот, ничего этого не замечая, кидал веточки на Пепа. Пеп же незаметно засовывал жёлуди в задний карман брюк дедушки, и делал это до тех пор, пока жёлуди не кончились. Тут он решил взять ещё из мешка и повернулся, чтобы идти. Но здесь ему в лицо попала ветка, которую кинул Рома. Рома хотел кинуть ещё, но тут увидел, что всё открылось. Он перевернулся на карачки и хотел удрать, но увидел, что Серёжа, достав палец из носа, вытирает его об его куртку. Серёжа в свою очередь понял, что его дело проиграно, и подался назад, но там стоял я, и обстругивал поверхность дерева, выводя кратко наши похождения. Серёжа ударил мне под коленки, и я, ничего не понимая, отскочил в сторону. Там я сбил с ног дедушку, который упал на спину, и сломал все жёлуди, которые были в кармане. Вдобавок жёлуди немного покарябали его задницу.
Пеп схватил Рому за ногу, а Рома – Серёжу за шкирку. Пеп отвешивал Роме пинки, а Рома всё это передавал Серёже. Серёже некого было стукнуть, и он с досады бил рукой по дереву, по тому самому месту, где я выводил наши похождения.
-Ну это же безобразие- сказал дед, поднимаясь с земли, и вытряхивая из кармана сломанные жёлуди. –Откуда у меня в кармане это?-
Пеп отвесил последний сильный пинок Роме, а Рома так толкнул Серёжу, что тот сломал дерево, за которое держался, и очутился в яме. –Вот так- сказал Рома, отряхивая руки. –Так тебе и надо-
После этих слов Рома тоже оказался в яме. Это ему помог сделать Пеп, от радости опять изменив голос.
Потом Пеп отдал мешок с жёлудями дедушке, окончательно оправившемуся от падения. Дедушка взвалил мешок на спину, и медленно пошёл в сторону дома.
-Ехали казаки-и-и-и- вдруг затянул дедушка, но Пеп перебил его, и заставил петь “You’re My Heart, You’re My Soul”. Дедушка послушно запел басом, но Пеп опять оборвал его, и приказал петь потоньше. Тогда дед страдальчески запищал, с трудом выговаривая слова, а Пеп ему начал подпевать. Я тоже присоединился к ним, добавляя спецэффекты, а Рома с Серёжей в яме стучали палками, изображая барабаны.
-Всегда веселей с песней- сказал Пеп, на секунду оборвавшись.
-О, да- ответил дедушка.
Я сидел на земле, и глядел вслед дедушке и Пепу. Рома и Серёжа пытались выбраться из ямы, поочерёдно толкая друг друга. Они громко ругались, пока я не помог им, подав руку.
Очутившись вне ямы, Серёжа плюнул. Рома поправил сползшую набок шапку, и побрёл вслед за Пепом. За ним потянулись и мы с Серёжей.
Пеп с дедушкой поджидали нас на краю посёлка. –Так- сказал Пеп. –Объявляю план на сегодня. Сейчас идём в магазин, запасаемся на дорогу продуктами. Затем спать, а утром – на первый автобус, и домой. Ясно?-
-А чего тут непонятного- сказал я, и мы пошли в магазин.
По пути Рома поинтересовался, откуда вообще появился Гоги.
-Вообще то, откуда и ты- сказал Пеп. –А серьёзно – мы были у Евлампия, когда вы, дезертиры несчастные, хотели скрыться от меня- тут голос его стал презрительным. Сплюнув, Пеп продолжал: -Дедушка вспомнил что-то, что говорил ему Сергей про Евлампия, и накинулся на того с кулаками. Я тоже принялся дубасить Евлампия, и даже поднял табуретку, но тут откуда то сверху спрыгнул Гоги, и схватил дедушку за ногу. Тут я прыгнул на Гоги, а табуретку кинул в Евлампия. Короче, после всего этого мы помирились, а Гоги, узнав о том, что мы ищем…имбирь, захотел помочь нам-
-Тоже мне- пробурчал Рома. –Помощник! Интересно, а что он делал у Евлампия?-
-Откуда я знаю- пожал плечами Пеп. –Чего то делал-
Около дома дедушка сказал, что пойдёт пока кормить свинью желудями. Серёжа тоже решил остаться и покормить свинью, и Пеп, озлившись на него, сказал, что более трусливых и невыносимых он ещё не встречал.
-При чём тут трусливость…- начал Сережа, но Пеп оборвал его, и заставил молчать. Угрозами он загнал его в свинарник под одобрительные вопли дедушки и Ромы. Затем Пеп вышел к нам, и мы втроём пошли дальше.
-Знаете что- сказал Рома. –Мне кажется, что Пеп перепутал что-то. Он сказал, что имбирь тут должен быть, а имбиря не оказалось. Наверное, Пеп сказал это не подумавши, и…-
-Прекратить!- крикнул Пеп. –Я всё обдумал, прежде чем ехать сюда. Да знаешь ли ты, что я уже весь план обдумал, пока мы с ним – кивнул он на меня –ехали к тебе, бездельнику домой, на велосипеде. А то, что мы не нашли имбирь, вина только твоя, о бессовестный и малодушный, потому что ты не проявил достаточно пытливости и усердия при его поиске. Ты просто не…-
-Это я не проявил- Вскричал, обидевшись, Рома. –Это я не проявил усердия и пытливости? Как тебе не стыдно, о бессовестнейший из пепов, позор на твою голову. В то время, как мы с ним- кивнул он на меня –теряли своё драгоценное время на поиски имбиря, ты, да не найдётся для тебя подходящего названия, жарил яичницу и дурачился, изменяя свой и без того дурной голос-
-Я дурачился?- нахмурился Пеп, выслушав эту тираду. –А кто вас накормил, неблагодарных? Отвечай и ни медли ни секунды, о презреннейший из всех, кто когда либо искал имбири! Отвечай, а не то я вырву с корнем все те деревья, которые растут вокруг этого благословенного посёлка, и положу их на тебя, чтобы ты познал тяжесть кары Пепа, когда он в гневе!-
Какая то бабушка, проходя мимо нас, остановилась, и долго слушала брань Пепа и Ромы, удивлённо наклонив голову. Разговор был настолько непохож на местный, что бабушка даже нацепила двое очков, и зачем то достала диктофон.
-Бабушка, иди пожалуйста своей дорогой- вежливо попросил я. –Не слушай ты их, они устали. Третий день без сна-
-Ох, сынок, да я бы и пошла, да невмочь мне, шибко интересно- отозвалась бабушка, наблюдая за Ромой, который опять принялся что-то выкрикивать, грозя пальцем Пепу, и делая какие то жесты.
-А что, сынок- спросила бабулька –правда, что он тут- показала она на Пепа –все деревья поломаить? Это же что тогда будет!-
-Да ну что вы- сказал я. –Он пошутил-
-А-а, пошутил- раздался голос Пепа. –Да будет тебе известно, о старуха, что я никогда не позволяю шутить столь неподобающим образом никому, и тем более себе. Если я что то пообещал, то исполню это в тот же час и минуту, и покараю всякого, кто осмелится усомниться в великой правдивости моих слов. Да будет так!- сказал Пеп, и тут же направился к ближайшей берёзе.
-О, сынок- запричитала бабушка. –Прости нас, недостойных и нечестивых жителей этого посёлка. Мы ни в коем случае не имели желания усомниться в твоих высоких и умных речах. Пожалуйста, не трогай деревья наши, а не то воздух тут будет хуже самого худого городского, и птицы все попадают на землю, потому что им сидеть негде будет, и нарушиться тогда наша благочестивая и пропорциональная экология, столь правильно сохранённая теми, кто жил здесь до нас. Спаси и пожалей, сынок, да будет счастлив твой путь и путь твоих замечательных спутников-
-О чём это она бормочет?- недоумённо спросил Пеп, подойдя ко мне.
-Язык какой непонятный- сказал Рома.
И они боком-боком, по забору, осторожно, на цыпочках, принялись удаляться от старухи, которая уже повысила голос на всю улицу: -…а если вы посмеете ослушаться моего приказу, то не будет вам житья до конца дней ваших, и всё, за что вы возьмётесь, превратиться в вонючее, грязное, и безобразное дерьмо-
-Ну и ну!- качал головой Рома. –Никогда не слыхал ничего подобного!-
-Как не слыхал- презрительно сказал я. –Вы сами только что говорили что то вроде этого-
-Я?- захихикал Пеп. –Я, да чтобы так? Да я лучше спою-
И он дурным измененным голосом затянул на пороге магазина свою песню, не имевшую никакого смысла.
Накупил всяческой еды и семь литров водки, мы направились домой. Рома прыгал от радости, и напевал песенку о каком то приятеле, который в молодости был без бороды, а вот когда подрос, то и оброс.
-Ну и что это за песня?- спросил у него Пеп. –Всем известно, что в молодости борода не растёт. Вот если бы спел наоборот, то это бы было интересно-
-А что!- вскричал Рома, и принялся петь:

Ах, как это интересно
Я родился с бородой
Борода меня смущала
И я прятался домой

-А чего в этом такого- пожал плечами Пеп. –Борода – ну и что? Её можно сбрить. Вот я, например, уже три месяца не бреюсь. И ничего не боюсь-
-Не, я так не могу- сказал Рома. –К тому же это просто песня, и не мною придуманная. Я просто кое что изменил-
-Бессовестный- стал укорять его Пеп. –Люди всю жизнь что то пытаются своё придумать, а ты, мало того, что сам ничего не выдумал, так ещё и чужое испортил-
-Пеп, у тебя явная склонность к преувеличению- заметил Рома, и опять принялся что то петь.
В это время мы подошли к дому. Пеп толкнул калитку. На крыльце сидел дедушка и курил трубку, пуская дым кольцами. У его ног лежала свинья, наподобие собаки, охраняющей хозяина.
-Это что ещё?- беззлобно спросил Пеп, отгоняя свинью. –Свинья, и тут?-
-Да я просто хотел…- начал дедушка, но махнув рукой, отвернулся, и выпустил огромный сноп дыма. Пеп закашлялся и, пройдя в дом, бухнулся на диван. Рома лёг на сломанную раскладушку, а я на пол. В соседней комнате кто то громко храпел. Пеп лежал – лежал, слушал – слушал. Наконец, ему надоел храп, и он встал и прошёл в соседнюю комнату. Там на шкафу храпел Серёжа в сладком сне. Пеп за ногу стащил его вниз, потом вытащил из комнаты, и, открыв люк подпола, скинул туда. Затем слез вслед за ним, и закидал Серёжу с ног до головы соломой. –Тут и храпи- разрешил Пеп, и удалился. Серёжа довольно захрапел, а Пеп прошёл в дом, и опять улёгся на диван.
Рома посмотрел на часы: половина одиннадцатого вечера. –Давайте водки- вдруг сказал Пеп со своей кровати.
Я молча подал ему бутылку, и Пеп её открыл. Тут в избу зашёл дедушка, и сел с нами.
-Кстати, время уже столько- сказал Рома, наливая себе, деду и Пепу. -А магазин почему то работает-
-А он у нас… круглосуточно- сказал дедушка, крякнув после выпитой водки.
В это время в дверях показался сонный Серёжа с соломой в зубах.
-Ну, прямо как лошадь- не удержался Рома, за что получил по шее от Пепа.
-Не обижай животных- пригрозил Пеп.
Серёжа мрачно глядел на Пепа. –Почему меня не позвали?- спросил он.
-С тунеядцами и трусливыми оппортунистами не разговариваю- отрезал Пеп, наливая всем по второй.
-Это я то оппортунист?- удивился Серёжа. –А что это такое?-
-Глупая тупица- сказал Пеп. –Не знает простых слов-
-А ты то знаешь?- скривился Серёжа, выплёвывая солому на спину дедушке.
-Я - да- гордо приосанился Пеп. –Не в пример глупым тупицам-
-А, ну тебя- сказал Серёжа, и взял себе персональную бутылку водки. Затем он вытащил из кармана банку тушёнки, и, открыв её, отпил полбутылки. Потом он скорее пальцами влез в тушёнку, и принялся хватать её, громко чавкая и давясь.
-Ну не свинья ли, ей – Богу- сказал Пеп, указывая на Серёжу.
Дедушка обернулся, и внимательно оглядел Серёжу с головы до ног.
-Ха-ха- сказал довольно Рома. –Наш оппортунист питается консервами-
Пеп недовольно посмотрел на Рому и отнял бутылку, которую тот хотел опорожнить.
-Тебе не кажется, что уже хватит?- спросил Пеп Рому.
-Нет, не кажется- замотал головой Рома.
-А мне кажется – хватит- сказал Пеп. –Ты уже начинаешь говорить глупости-
Рома от возмущения привстал, но Пеп дёрнул за край раскладушки, и Рома упал обратно.
В это время дедушка, разглядывавший в руке Серёжи банку консервов, протянул руку, и отнял её.
-Кто тебе позволил?- злобно спросил дед –таскать мои зимние запасы из подпола? Да я тебя за это!-
Дедушка хотел сцапать Серёжу, но Пеп сунул ему в руку рюмку с водкой, и дед успокоился.
Серёжа допил свою бутылку, и присел в углу у печки. Рома тоже начал дремать. А дедушка достал катушник и, сделав музыку погромче, уселся, и так сидел, положив руки на голову, пока не уснул.


Утром дедушкин дом потряс громкий крик, наподобие слоновьего рёва. Это Пеп, желая разбудить всех, кто спал, применил такой метод. Все повскакали и принялись метаться по дому, не понимая, в чём дело. Пеп всё так же стоял посреди комнаты, и громко трубил, закрыв глаза.
Наконец, к нему подошёл Рома, и закрыл Пепу рот тряпкой, одновременно открыв ему глаза. Пеп замолк, и выплюнул тряпку.
-Кто посмел?- грозно спросил Пеп, и схватил Рому за шиворот.
-Ты что, ты что?- вскричал Рома –это вовсе не я. Это вот он- указал он на Серёжу.
Серёжа лежал у печки и храпел. Он был единственным, кого не разбудил Пеп своим воем.
-Как же он мог сделать это, если спит?- недоверчиво спросил Пеп. –Отвечай!-
-Очень просто- сказал Рома. –Он сделал это, а потом опять улёгся и притворился, будто спит. На самом деле он вовсе не спит-
-А-а!!!- вскричал Пеп, и, подскочив к Серёже, сунул ту самую тряпку ему в рот, и обмотал вокруг ушей.
-Наглый врун- крикнул неожиданно приглушённым голосом Серёжа, и, вскочив, хотел наказать Рому.
Серёжа на самом деле не спал, а делал вид, что спит. А Рома не знал, что это так. В итоге тряпка оказалась во рту у Ромы, который принялся её жевать.
-Эй, вы- крикнул я. –Прекратите это! Автобус через десять минут, опоздаем-
Это возымело действие. Все принялись собираться, а Рома, закинув тряпку на шкаф, схватил рюкзак, и первый выскочил на улицу.
Дедушка, недовольный тем, что Рома бросил грязную тряпку на чистый шкаф, хотел догнать его, но столкнулся с торопящимся Серёжей, и сбил его с ног. Сам дед ударился спиной об угол распахнутой входной двери, упал, и принялся ругаться.
Пеп ласково поднял старика, и отряхнул его, а Серёжу пнул, и тоже вышел на улицу. Вслед за ним вышел и я.
Пеп остановился у калитки, и обнялся с дедушкой, который даже прослезился. –Приезжай ишо, а?- говорил старик, заглядывая Пепу в глаза.
-Ладно, ладно- отвечал Пеп, отворачиваясь, чтобы никто не видел, как он плачет. –Приеду-
Серёжа тоже хотел обнять деда, но тот лишь сурово пожал ему руку, и наставительно сказал: -Будь крепким, внучок. Приезжай тоже-
И, оттолкнув Серёжу, дедушка скрылся в доме, даже не посмотрев на нас с Ромой.
Пеп вытер слёзы, и пошагал на остановку. Серёжа с Ромой молча шли вслед за ним.
Около расписания Пеп довольно прыгнул, и сказал, что уже сейчас и автобус будет. И действительно, не успели мы ещё поставить сумки, как уже показался автобус.
Народу на остановке было много, и Пеп немного расстроился. Однако, когда подъехал автобус, в него зашли немногие, всего, не считая нас, человек пять. Остальные, оказывается, ждали автобуса на Карачарово.
Я только уселся на сиденье, как двери захлопнулись. Но тут раздался сигнал остановки. Я оглянулся, и увидел Пепа, который держал кнопку сигнала.
-Ты что это?- спросил Серёжа. –Опять?-
Однако Пеп не обратил на Серёжу внимания, и принялся радостно прыгать, указывая рукой на кабину. Я посмотрел туда, и понял, чему так обрадовался Пеп. В кабине сидел тот самый шофёр, который вёз нас сюда. Шофёр тоже успел заметить Пепа, и торопливо собирал свои вещи. Двери он так и не открыл, и ехал медленным ходом. Тогда Пеп, раздосадованный этим, подскочил к кабине, и открыл окошечко.
-Ты что? Бузишь?- спросил Пеп. –Вылазь!-
-Сейчас, сейчас- принялся метаться водитель.
В это время к Пепу подошла кондукторша. –Проезд оплачивайте- сказала она, теребя его за плечо.
-Чей?- обернулся Пеп.
-Свой- сказала тётка. –И без глупостей. Ты что хочешь у шофёра спросить? Не мешай ему, он работает-
-Это я шофёр, а не он- твёрдо сказал Пеп. –И пусть он оплачивает свой проезд, бессовестный-
С этими словами Пеп достал водительское удостоверение и показал кондукторше. Та взлезла носом внутрь и стала там ёрзать.
-Ты погляди, каков, а!- ахнула она, ознакомившись с надписями и печатями. –А я то думаю, что-то не тот шофёр. Самозванец. Ты подумай только!-
Побелевшая от гнева тётка самолично протянула руку в кабину и нажала тормоз. Автобус остановился и тётка по инерции продвинулась немного вперёд, так что даже застряла наполовину. И теперь она болтала ногами в салоне, и кричала что-то водителю в кабине, награждая его пощёчинами.
Шофёр поскорее открыл двери и переместился в салон.
-Так бы и сразу- сказал Пеп, и влез в кабину.
-А можно и мне- попросил я и тоже хотел влезть к Пепу, но Пеп властно закрыл дверь и поехал. –А я, а я- закричал я, но Пеп, ничего не слыша, давил на педаль. Тогда мне пришлось цепляться сзади за запасное колесо и так сидеть там, тоскливо вглядываясь в салон.
Пеп повернулся и увидел лицо кондуктора, которая ласково смотрела на него. –Ну, что, пообщаемся?- спросил Пеп, и резко увеличил скорость. Кондуктора снесло в салон, и она села на колени к Роме, который мирно читал книжку, и вообще, был очень миролюбиво настроен.
Сзади, у двери, сидел шофёр, спиной к салону, и с мрачным лицом курил. –А вы оплатили свой проезд?- вдруг спросила его кондукторша, не слезая с колен Ромы.
Шофёр молчал.
-Я к вам, мужчина, обращаюсь- повторила кондукторша, подслеповато щуря голубые глаза.
-Да ты что, сдурела, что - ли, Фёкла!- выругался шофёр. –Пятнадцать лет живём вместе, и на тебе – оплачивай проезд! Нет, ну бабы… -
-Что он говорит?- спросила кондукторша у Ромы, который не отрывался от книжки.
-Кто- не понял Рома.
-Да вон тот мужик, который сидит на ступеньке- пояснила кондукторша.
-А-а, этот- протянул Рома. –По - моему он сказал, что все женщины – дуры-
-Ка-а-а-к?- приподнялась тётка с колен Ромы. –Дуры? Ах он изверг!-
И Фёкла кинулась с кулаками на шофёра, который был её собственным мужем. Налетев на него сзади, она принялась щипать шофёра. Водитель обернулся и Фёкла вскрикнула. –Ты зачем тут?- удивлённо спросила она, протирая свои глаза.
-А ты?- спросил шофёр. –Как ты здесь оказалась? И как ты обращаешься с пассажирами? Тебя этому учили – щипать пассажиров?-
-Да, учили, если они не оплачивают свой проезд- уверенно сказала Фёкла.
-И даже мне надо оплатить?- насмешливо спросил шофёр.
-Ну, уж если ты находишься в салоне автобуса, то будь добр – оплати- развела руками кондукторша. –Не полагается без билету…-
-Ах, так- покачал головой шофёр. –Хорошо. Тогда и ты плати, коли в салоне. Давай. Плати-
-Я – кондуктор- гордо сказала Фёкла.
-Ну и что такого?- озлился шофёр. –Коли в салоне – плати!-
-Не заплачу!-
-Плати!-
-Не заплачу!-
-Плати!-
-Нет!-
-Да!-
-Нет!-
-Да!-
-Что там происходит?- спросил Серёжа, которого разбудили эти крики.
-Не знаю- пожал Рома плечами. –Кто то не хочет платить за проезд-
В это время Пеп включил микрофон, и громко сказал: -Соблюдайте порядок и чистоту в салоне автобуса. Будьте внимательны и вежливы. Следующая остановка – посёлок Привокзальный-
-Я тебе покажу – порядок- кричала тётка, которую подмял под себя шофёр.
-А я тебе – вежливость- отвечал шофёр, удерживая кондукторшу.
Серёжа привстал со своего места, и удивлённо взирал на эту схватку.
Я принялся стучать ногой по обшивке автобуса. Однако никто меня не замечал – все были увлечены схваткой водителя и кондуктора. Тогда я стукнул что было силы, и принялся громко орать. Тут я увидел улыбающегося Пепа, который глядел на меня из зеркала обзора салона. Я стал показывать ему, что мне тут нехорошо, что меня укачивает. Я жестами объяснил Пепу, что меня должно вот – вот начать рвать. Пеп кивнул головой, и прибавил ходу.
-Кондуктор, не спеши- запел Рома.
-Кондуктор понимает- подхватил Серёжа.
-И газу прибавляет- сказал Пеп в микрофон.
Рома засмеялся, а Серёжа встал, и тут увидел меня.
-Эй, Пеп- позвал его Серёжа. –Там кто то за окном болтается-
Вероятно, моё лицо было искажённым от ужаса и подступающей тошноты. Вдобавок колесо, за которое я держался, накренилось вбок.
Сзади раздавались гудки какого то автобуса, который нагнал нас и пытался обойти сбоку. Шофёр этого автобуса что то показывал мне, наверное, он хотел, чтобы я слез вниз. Я хотел объяснить ему, что это невозможно, и поднял руку, но тут наш автобус тряхнуло, и я ударился головой о колесо. –Прекратите это!- завопил я, и опять долбанул ногой по автобусу.
Но тут я сильно заулыбался, и стал довольно помахивать левой ногой: в кабине второго автобуса я увидал Гоги, который тоже узнал меня, и был очень доволен встречей.
Взглянув в салон, я опять увидал в зеркале довольную физиономию Пепа. Я погрозил ему кулаком, и тут наш автобус принялся резко тормозить. Меня прижало к колесу, но я всё же успел разглядеть впереди остановку, на которой, по всей видимости, намеревался остановиться Пеп.
Так и вышло. Пеп резко остановился со свойственной ему манерой, что вызвало оханья и крики из автобуса. Вплотную ко мне подъехал и автобус Гоги. Я соскочил с проклятого колеса, и скорее взлез в салон. Пеп тут же закрыл двери и резко дёрнул вперёд.
На остановке озлоблённые пассажиры принялись размахивать руками и толпиться. Автобус Гоги ехал совсем не туда, куда собиралось ехать большинство людей, и поэтому никто на него не сел.
Вскоре Гоги опять нагнал нас и стал обходить сбоку. Когда кабины автобусов поравнялись, Пеп, не выдержав, принялся подрезать Гоги. Гоги размахивал в кабине руками и бибикал. Но всё же ему пришлось затормозить и он остался позади.
-Это что же такое- послышался голос Пепа из динамика. –Меня обгонять? Не выйдет!-
Тяжело дыша, я уселся на сиденье сзади Ромы.
-Уважаемые пассажиры- опять послышался голос Пепа. –Прошу обратить ваше внимание, что в салоне автобуса появилось новое лицо…- Пеп закашлялся, и с усилием повернул баранку, объезжая яму. –Вы можете наблюдать его, сидящего за четвёртым местом, с кислой миной, переходящей в кислую гримасу. У него сегодня тяжёлый день, и…-
-Наблюдай за дорогой лучше- крикнул я, обиженный на эту язвительную речь.
-Так вот- продолжал Пеп. –У него сегодня тяжёлый день и поэтому я прошу всех, кто находится в этом милейшем салоне, поддержать нашего любимого друга, и оказать ему необходимую поддержку для восстановления умственного и психического равновесия, жизненной силы, которая в избытке наблюдается у него в повседневной жизни-
-Ну, Пеп даёт- покачал Рома головой. –А сам говорил, что только петь умеет-
Серёжа хотел ответить, что у Пепа не всё в порядке с головой, но промолчал, подумав о том, что за это ему скорее всего достанется. Поэтому он просто уставился в окно и глазел на природу.
Рома, который ещё не дочитал книжку, встал со своего места, и решил прогуляться. Он прошёл взад – вперёд по салону несколько раз, и наконец был остановлен одной старушкой, которой не очень нравилось мельтешение перед глазами. Эта бабулька даже в окно не смотрела – у неё кружилась голова от проносившихся мимо деревьев. А тут вдруг прямо под носом стал шататься Рома – и бабульку стало укачивать. Поэтому она притянула Рому за шиворот и на ухо прошептала ему что – то такое, что заставило Рому резко сесть на своё место и некоторое время больше не вставать.
Я немного отошёл от болтания над дорогой и от насмешливых речей Пепа. Я стал оглядываться по сторонам в поисках чего – либо, и вдруг увидел книгу, которую кто – то обронил прямо в грязь на полу. Я поднял её и, открыв форточку, стал мастерить самолётики, пуская их по ветру. Самолётики красиво кувыркались над дорогой и я любовался этим до тех пор, пока меня не схватил за шиворот обиженный Рома. Это была его любимая книга.
-Нечего было разбрасывать- ответил я на злобные притязания Ромы.
Рома отошёл, и опять принялся ходить взад и вперёд, после чего был повторно схвачен старухой, и привязан к спинке сиденья. При этом бабушку почти что вывернуло на Рому, но она сдержалась. После этого бабушка разразилась длинной пустословной тирадой, из которой следовало, что молодёжь сейчас совсем испортилась и воспитывают то и не так.
-Вот в наше время- распалялась старуха. –Вот вам бы показали ваше место, окаянные-
-Соблюдайте тишину и порядок в салоне автобуса- сказал Пеп, наблюдая за бабушкой. –При обнаружении подозрительных вещей и действий в салоне автобуса сообщайте, пожалуйста об этом работнику правоохранительных органов, и водителю-
-Водитель, водитель!- завопил Серёжа, подбегая к кабине. –Тут я обнаружил подозрительные действия в отношении Ромика. Прошу вас принять необходимые меры-
-А-а, меры- раздался голос Пепа из кабины. –Я приму меры, когда мы приедем в Волоколамск, а пока подождите-
-Так ты же сказал – сообщайте водителю о…- начал Серёжа.
-Я?- удивился Пеп. –Я этого не говорил!-
-Тьфу!- плюнул Серёжа, и показал рукой на привязанного Рому. –А это ты видел?-
-Нет- удивился Пеп, всматриваясь в зеркало обзора. –Что это такое? Что там с Ромиком творят?-
Серёжа промолчал, боясь рассердить старуху, которая, услышав этот разговор, стала злобно поглядывать на него.
Ромик тоскливо взирал на пробегающие мимо поля и леса. -Сейчас бы гитару- вдруг сказал он. –Скучно без гитары-
-Да, это так- поддакнул Серёжа, присаживаясь рядом. –У тебя хорошая гитара?-
-Очень хорошая- сказал Ромик. –И не одна. С тех пор, как я начал коллекционировать синтезаторы и гитары, их у меня очень много!-
-И все хорошие?- недоверчиво спросил Серёжа.
-Все- уверенно сказал Рома.
Здесь автобус опять резко затормозил. Виновником этого был, конечно, Пеп. Я ударился о спину какого – то деда, который сидел впереди, а дед обернулся, и недовольно оглядел меня.
-Ну, что вы так смотрите?- раздражённо сказал я, потирая ушибленную челюсть.
Дед поднял свою клюку, намереваясь что – то нехорошее сделать в отношении меня, но я слез со своего места, и прошёл в заднюю часть. Там на полу спали шофёр и кондуктор, заключившись в тесные объятия. Я осторожно перешагнул через них, и увидел, что мы переезжаем железнодорожный путь. Шлагбаум, который был сломан ещё тогда, когда мы только ехали в Осташёво, так и лежал у обочины.
-Ура!- вскричал я. –Мы почти приехали-
Серёжа тоже подбежал ко мне. С трудом перепрыгнув через спящую парочку, он радостно взирал на знакомые места. Вот и дом, в котором живут милиционеры.
-Эй, Ромик- позвал Серёжа. –Приехали-
Ромик силился порвать путы, но они держали крепко, и он, выругавшись, бессильно откинулся на спинку кресла. –Гитару бы щас- опять повторил он.
-Вот приедем в Москву, будет тебе гитара- пообещал Серёжа, и стал ходить взад – вперёд, трясясь от нетерпения. Он поскорее хотел доехать, и купить водки.
-А ну, плати!- вдруг послышался чей – то голос.
-Нет, ты сам плати- ответил ещё кто – то.
Все застыли в недоумении. Наконец, когда с пола на задней площадке, кряхтя, поднялся шофёр, и поднял кондукторшу, всё стало ясно.
-Граждане, обратите внимание- провозгласил водитель. –Это – безбилетный пассажир. И не хочет платить!-
-Нет, это вы на него посмотрите!- завизжала тётка. –Это он – безбилетник. И не хочет билету брать, да ещё врёт!-
-Я не безбилетник, я – водитель этого автобуса- гордо ткнул шофёр себя в грудь. –И мне не положено билета-
-А я- гордо сказала тётка – я кондуктор в этом автобусе. А ты никакой не шофёр. Какой же ты шофёр, когда автобус движется, а ты тут? Что он, сам по себе, что – ли, едет?-
-Ах, ты, старая ведьма- разозлился шофёр. –Ну, я тебя…- и не договорив, он полетел на пол. Да и не только он, а все мы мигом оказались на полу. Я стукнулся коленкой о какую – то железку, и закрыл глаза от боли. Когда боль немного отошла, то я приоткрыл один глаз, и увидел Серёжу, который лежал рядом. –Вокзал- охая, сказал Серёжа.
Он был прав. Действительно, это был вокзал. Пеп, как всегда, затормозил очень резко. Он уже открыл двери, а я всё никак не мог подняться. С улицы раздавался спор шофёра и кондукторши. – Я всё сообщу об этом в парке- кричала тётка. –Я всё про тебя знаю!-
В это время к шофёру подошёл Пеп и любезно передал ему водительские полномочия. Потом он вошёл в салон и поднял меня. Подойдя к Ромику, Пеп развязал его путы.
-А тут у вас тесно- сказал Пеп, оглядев салон. Потом он подошёл к заднему стеклу, и внимательно осмотрел запасное колесо.
-Почему оно на бок свёрнуто?- недовольно спросил Пеп. –Что за хулиганство, ничего нельзя без присмотра оставить!-
-Гитару бы- робко попросил Рома, дёргая Пепа за рукав.
-Иди на вокзал, в зал ожидания- посоветовал ему Пеп. –Там, кажется, кто - то на гитаре бренчит-
Ромик, с трудом разняв онемевшие руки, затрусил к зданию вокзала.
-Интересно, а почему народ на автобус не садиться?- спросил Пеп. –Почему на остановке никого нет? Где люди?-
-Очень просто- отозвался с улицы Серёжа. –Ты приехал на двадцать пять минут раньше времени. Поэтому никто не догадывается, что автобус уже тут…-
-А как ты узнал?- недоумённо спросил Пеп.
-А вот- ответил Серёжа, указывая на табличку с расписанием. –Очень просто-
-Тоже мне, умник- проворчал Пеп, выходя из автобуса, и отталкивая Серёжу. Меня Пеп волочил за собой.
-Эй!- вдруг раздался крик Ромы.
Мы посмотрели в ту сторону, откуда он кричал, и увидели Ромика, стоящего на ступеньках вокзала, и машущего нам. –Идите сюда- кричал он. –Тут такое вообще твориться!-
Мы переглянулись и, в последний раз посмотрев на наш автобус, направились к Ромику, который от нетерпения даже прыгал на месте.
Пеп, недовольный тем, что Серёжа шёл впереди него и закрывал весь обзор, принялся угрожать ему расправой за такие дела. Серёжа недовольно махнул головой, и сказал Пепу, что пора прекратить этот произвол. Пеп приказал молчать, и обогнал Серёжу.
Когда мы вошли в зал ожидания, то увидели такую картину: в самом углу стояли два уже знакомых нам милиционера, а у них под ногами, прямо на полу, сидел Сергей Лучников, наш хороший друг из Москвы. В руках у него была одна из гитар Ромика, на которой он яростно наигрывал Преснякова.
Пеп упёр руки в бока и медленным шагом, вплотную, подошёл к милиционерам. Те о чём – то говорили между собой, изредка поглядывая на Лучникова, а он, не переставая петь и играть, радостно улыбнулся, увидев нас.
-Замолчите и прекратите это!- скомандовал Пеп, видя, что его появление не испугало милиционеров.
Те удивлённо повернули головы, и уставились на Пепа. Лучников перестал играть, и тоже воззрился на него.
-Почему мой друг сидит на полу, о недостойные стражи?- недовольно спросил Пеп, закуривая. –Что это такое?-
-Он нарушил порядок- ответили милиционеры обеспокоено.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Алсвет


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008