Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
На запах шоколада (стихи)
июнь 12 (стихи)
Рай (фэнтези и фантастика)
В зеркалах (стихи)
русалочка (стихи)
А может, (стихи)
Парниковые девушки (в поисках солнца) (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Без повторений нет глубины

(Григорий Ландау)

Rambler's Top100







Youngblood

Дикий зверь ч.1 Гл.5 - 10

ЦеZарь>

Вы - 583-й читатель этого произведения

Глава 5
- Эй, мужики, - раздалось под утро за дверью, - Подъем! Хватит дрыхнуть, - дядя Саша открыл дверь, - встаем, поднимаемся, убираем постели.
Андрюха уныло поднялся.
- Степа! - дядя раскачал мальчика, - Поднимайся, лежебока. Здесь те не дома.
Степа промычал что-то и открыл глаза.
- Шевелитесь, ребята, - он посмотрел на старшего и его перебинтованный торс, - Как спина?
Андрюха одевал штаны. Он не смотрел на отца.
- Да вот, болит, чего-то…
Младший, было, засмеялся, но тут же осекся, почувствовав на себе тяжелый взгляд дяди. Потом его почувствовал и старший. Повисло молчание. Очкастый урод наблюдал за тем, как на Андрюху падает красная футболка "СССР" с изображением серпа и молота. Он так и ушел, не нарушив тишины.

На усадьбу сквозь прозрачное небо обильно лил солнечный свет. Мальчишки тащили на участок четыре массивных бревна.
- Это что, из леса? - откуда ни возьмись, появился дядя Саша. Андрюха встревожился.
- Да... да нет. Просто так... на дороге лежали.
Бревна не останавливались, грозный дядя провожал их взглядом. Братья вышли на поляну, бросили бревна и отдышались.
- Я щас сдохну! - откликнулся Степа.
- А ты думал, в сказку попал? - сказал большой и куда-то направился. Вернулся с двумя пилами-ножовками.
- Ворота строил у себя когда-нибудь? - кинул он заскучавшему брату. Тот обернулся.
- Что? А? Нет.
Андрюха протянул Степе инструмент.
- Сначала пилишь это дерево. Вот так, посрединке.
Младший взял пилу и наметил прорезь.
- А ты что?
Андрюха уже пилил другое бревно. Под звон металла на участок вошла маленькая красавица-Светочка с подружкой. Ребята их будто не замечали. Светочка злорадно смотрела на старшего и показывала пальцем.
- Это он сломал мне куклу!
Подружка поглядела на Андрюху как на последнего человека.
- Вот гад!
Степа на секунду остановился и посмотрел на девочек. В руках у маленькой принцессы красовалась уже новая кукла. Старший пилил не останавливаясь; опилки летели во все стороны.
- Больше никогда не буду играть с мальчишками, - заключила она и повела гостью к песочнице.
- Уфф! - вытер пот со лба младший, - Что теперь?
- Допилил? - спросил Андрюха, а сам смотрел на девочек.
- Ага!
- Красивенькая, правильненькая, просто лапочка... - презрительно качал головой старший, когда сестра была уже на безопасном расстоянии.
- Эй, ты! - окликнул кто-то. Это был не Степа и уж точно не отец. Андрюха поднял глаза.
- Стас? Что ты здесь делаешь?
- Поднимайся, СССР, разговор есть.
Андрюха бросил пилу, встал и подошел вплотную к незваному гостю. Тот был чуть ли не наголову его выше.
- Тебе чего здесь надо?!
- Ты девочке куклу сломал?
Степа встревожился. Девочки мирно играли.
- Ты из-за этого приперся?!
- Отвечай! - грозно рявкнул Стас и крепко схватил Андрюху за плечо.
- А ну р-руки!!! - и в ответ Андрюха обеими руками толкнул Стаса в грудь, да так, что тот чуть не упал. Обретя равновесие, он зловеще попер на Андрюху, тот решительно двинулся навстречу.
- А ну вали отсюда!
С крыльца послышался голос отца:
- Андрей, что у вас там такое?
Андрюха пристально смотрел на Стаса, Стас - на него.
- Ничего, па, - они стояли друг напротив друга: только тронь, - все в порядке.
Стас медленно уходил и все глядел на оппонента, глядел, пока не пересек калитку и не скрылся.



Глава 6


Андрюха шумно выдохнул и, скрывая волнение, присел на корточки и снова собрался пилить.
- Что это за л-лох? - опомнившись, с чувством произнес Степа.
- Да вот... чуд-дак один. Брат Ленки. Когда-то мы дружили, но по...
- Какой Ленки? - перебил Степа. Андрюха молча показал место, где играли две девочки.
- Подружка нашей принцессы. - младший усмехнулся, Андрюха принялся за бревно. Тут из окна высунулась его мама.
- Андрюша.
Без реакции.
- Андрюша!
Он перестал пилить и раздраженно рявкнул: - Ну что?!
- Надо бы картошку почистить, я хочу на обед сделать пюре с отбивной.
Степе эта идея явно понравилась. "Ц!" - недовольно произнес Андрюха и сказал: - Ладно, сейчас допилю...
- Тетя Света! - неожиданно отозвался младший брат, - А можно я почистю?
- Нет, нельзя, - отрезала она. Андрюха помыл руки и вошел в дом.
- Нет, правда, я умею, я дома скока раз... - настаивал Степа, - Показать?
- Да брось. Андрей, вот. - и мама дала Андрюхе ножик, указав на кучу грязных картофелин на полу, - Там уже Барбара начинается, я пошла.
- Ну тетя Света... - капризничал Степа, - Ну пожалуйста.
- Да перестань ты! - раздражался старший. Тетя тоже злилась. С одной стороны, племяннику нельзя было доверять это дело, но как же можно пропускать Санта-Барбару...
- Ладно. Андрюш, пусть он... А то ведь не отвяжется, - и она ушла, закрыв за собой дверь.
- Ну держи, если очень хочешь, - сказал старший и протянул брату нож.
- Я хочу в отдельный мешочек, - требовал Степа. Андрюха посмотрел на него как на идиота.
- Зачем?
- Ну-у, в общем... Чтобы... Просто дай и все.
Андрюха пожал плечами, открыл дверцу шкафа и достал небольшой полиэтиленовый пакетик. Степа взял его, расправил, поставил на пол, поднял с пола картофелину и начал неумело счищать в него шкурки.
- Да ты не так! - накинулся старший, - Дай покажу. - он отобрал у Степы нож, - Надо чтобы тонкая шкурка была, а ты прямо с картошкой срезаешь.
- Ага, да, все понял, отдай.
- Нет, ты мне скажи, ты понял?
- Да, я понял. - Степа уже раздражался, - Дай сюда.
Андрюха задумался. Он перестал чистить, но и ножик не отдавал. Казалось, он собирался сказать что-то важное.
- Отдай, слышь? - стоял на своем Степа.
- Хорошо, - созрел большой брат, - я отдам, если скажешь, зачем.
- Что зачем?
- Зачем отдельный мешок?
Степа изменился в лице и посмотрел на брата. Около минуты оба молчали. Младший снова уставился на свой мешочек.
- Скажу зачем, если отдашь.
Андрюха повертел головой. Младший потянулся за ножиком у него в руке, но тот отвел руку. Степа заныл: - Ну отдай, ну пожалуйста! - на глазах выступили слезы, - Я хочу!
- Не ори, все услышат, - спокойно говорил брат, - Я тоже хочу.
- Чистить?
- Нет. Хочу, чтобы ты сказал зачем. И хватит реветь, как девчонка!
Степа пристыдился. Стало ясно, что ножик он просто так не получит.
- Я просто не хочу... - он запнулся.
- Ну... - выпытывал старший.
- Я просто не хочу, чтобы...
- Не хочешь, чтобы...
- Я не хочу, чтобы его кормили дерьмом! - наконец признался Степа.
Андрюха на минуту замолчал. Он готовился объяснить брату то, чего бы тот все равно не понял.
- Слушай сюда, - сказал он, - Перестань плакать и сосредоточься. Понимаешь, это для тебя важно, что ты ешь. Для меня, для мамы... Даже для Светочки. Но свинье все равно, она по-другому...ну это... как его... да. По-другому думает. По-другому вообще... Ей это ничего.
- Отдай нож.
- И не только свиньи. Попугаи тоже жрут свое дерьмо.
- Правда? - удивился Степа, и старшему показалось, что еще не все потеряно.
- Я тебе говорю.
- Но все равно отдай. Тетя Света мне разрешила!
Ну уж против этого Андрюха не мог пойти. Он отдал Степе ножик, и чистка продолжилась. Старший был уже не нужен и решил, что может уходить.


Глава 7
Степа провозился полтора часа и пошел достраивать ворота. Санта-Барбара сегодня была
неинтересной, но тетя добросовестно досмотрела все до конца, прежде чем начать готовить
обед.
Ворота были почти сделаны, оставалось только собрать. Андрюха достал большие гвозди и молоток. Стоя на большом газоне, над распиленными бревнами, он обдумывал положение, а Степа ждал от него решений.
- Черт! Я не подумал, - заключил Андрюха.
- Что? - повернул голову Степа.
- Да ничего. Дощечки нужны.
- Зачем?
- Как зачем? А на чем ворота будут держаться?!
- Мда-а, - Степа сделал вид, что думает. Андрюха поглядел в небо, потом перед собой, потом на брата.
- Так. Есть мысль. Подожди меня, я скоро.
Он убежал за калитку и исчез. Степа присел. Он знал, что ворота все равно будут готовы, и предвкушал игру в футбол. Они с Андрюхой в одной команде, еще кто-нибудь... Можно будет играть всей деревней. Они вдвоем сделают всех!
Размечтавшись, он не заметил Андрюху, который уже шел с большой доской.
- Ничего не трогал?
Степа поднял глаза: - Что? Нет.
Большой задорно улыбнулся: - Сейчас пилить будем.
- Опять?
- А ты думал, в сказку попал?
- Кр-руто! Где достал?
- Серый дал. Там у него на чердаке этих досок до хрена. Пока дед в лесу, мы это...
Степа радовался от всей души. От жары у него сгорели икры, но он этого сейчас не замечал.
В самый разгар работы, когда звенели пилы, вышла тетя Света и позвала ребят есть.
- Черт возьми! - выругался Андрюха.
Пила со звоном упала на землю. Злой Андрюха пошел мыть руки. Его примеру последовал и Степа. За ним никто не следил, и он просто ополоснул руки без мыла.
Они вдвоем вошли в дом. При виде длинного накрытого стола с красивой скатертью, с обилием хрусталя на ней, блюдец и салфеточек около каждого младший раскрыл рот. Казалось бы, это был простой обед... Степа обо всем забыл и двинулся к еде.
- Ты куда? - неожиданно услышал он от брата и остановился в недоумении.
- А ты куда?
Андрюха поворачивал в спальню.
- А переодеться?
- А это еще зачем? - удивился Степа, однако пошел вместе с ним. В спальне уже стоял дядя Саша в трусах.
- Не спрашивай, - отвечал Андрюха, - просто делай что говорят.
Он открыл шкафчик и привычным движением взял с полки костюм.
- Та-ак, - произнес дядя Саша, глядя на Степу, - А тебе... Черт! Что же у меня на твой размер? - И стал копаться в шкафу. Степа тем временем разделся до трусов и взглянул на брата. Тот был уже одет. Все как надо: черные брючки, черный пиджачок, белая накрахмаленная рубашечка и галстук. Наконец дядя что-то нашел и бросил на диван.
- На, переодевайся.
- Но па, - не понял Андрюха, - Это же... Он же утонет в этом.
Дядя Саша медленно повернулся к сыну.
- А ты уже оделся?
- Д-да, вроде да.
- Ну так иди за стол, чего встал!
Пиджак оказался чуть ли не по колено Степе, штаны сползали, ремень пришлось застегнуть очень туго, а штанины - завернуть, чтобы мальчик не наступал на них.
- Ну все, - заключил дядя, все еще в трусах, - иди к остальным, мне самому одеться надо.
Как только Степа зашел в комнату, раздался звонкий смех Андрюхи. Он был так заразителен, что смущенный Степа сам чуть не засмеялся.
- Ты че? - спросил он. Андрюха никак не мог совладать с собой.
- Ты... Ха-ха... Ты выглядишь как идиот!
- Да пошел ты, придурок!
- Хватит, мальчики, - вклинилась тетя Света, - Мы же обедаем! В самом деле, что это дядя Саша так... Ничего найти не смог, что ли?! Садись, Степа, не обращай внимания.
Степа сел за стол рядом с братом. Андрюха старался на него не смотреть, чтобы снова не засмеяться. Но долго он не смог продержаться.
- Ха-ха-ха! - и посмотрел на мать, как бы оправдываясь, - Я не могу.
В этот момент открылась дверь, и вошел дядя Саша. Смех вдруг резко прекратился, будто его и не было. Дядя подошел к столу и сел напротив ребят.
- Ну, господа и дамы, - сказал он, точно произносил тост, - приятного вам аппетита.
К удивлению Степы ему никто не ответил. А ему и не принято было отвечать: он командовал парадом.
Звенели тарелки и ложки. Громко чавкал Степа.
- Какие вы все у меня сегодня красивые, - говорил дядя Саша, поднося ко рту кусок свинины, - особенно ты, дитя мое, - и обнял свободной рукой рядом сидящую Светочку, - Дорогая, - обращаясь к жене, - не пора ли нашей невесте жениха искать?
Светочка прямо вся раскраснелась. Тетя ничего не ответила, лишь улыбнулась и покачала головой.
- Да, - вдруг как из-под земли возник Андрюха, - Стаса какого-нибудь...
Степа прыснул. Дядя посмотрел на сына.
- Может Стаса... А может и нет. Не нам решать, - и заглотил свой кусок.
Степа все это время чувствовал себя как бы не в своей тарелке. Не из-за того, что брат посмеялся над ним. Просто все выглядели так чисто, опрятно, достойно, а он утопал в нелепом костюме, и ему казалось - а может, так оно и было - что эти люди сдерживаются только из вежливости, а сами думают, какой же он неряха...




Степа глодал последние кости. Тетя с дядей давно поели и разошлись. Светочка уже играла в песочнице.
- Ты давай, шевели зубами, - бросил Андрюха, моя посуду, - Щас этот начнет свиней кормить - такой душок пойдет...
Степа поглядел на загон сквозь оконное стекло и обглоданную отбивную. Там уже шатался очкастый урод. Он разливал все прелести свинячьей жизни в продолговатый ящик во всю длину свинарника. Запах и правда стоял что надо.
- Ты только посмотри, - на минуту отвлекся Андрюха, - он и сейчас во фраке.
Младший не говорил ни слова. Он смотрел на то, как упоенно жрут помои свиньи, и не мог понять, что заставляет их это делать. И если они такие умные, если они знают, что их убьют, то почему бы им не убежать… допустим, когда дядя открывает загон или просто не сигануть через барьер?
- Ты поел? - Спросил Андрюха, - Я уже все вымыл, осталась только твоя тарелка.
- Слушай, - говорил Степа, не сдвигаясь с места, - а Светочке-то купили новую куклу.
- Правда? Да что ты говоришь.
- Надо бы и ее искромсать...
- Слушай, не тормози, давай тарелку.
Степа встал из-за стола и положил тарелку в раковину.
- Нет, я серьезно. Шоб знала...
Старший брат задумался и опустил глаза.
- Может быть, надо, а может и нет, - он начал мыть тарелку.
- Если ты не искромсаешь, я сам это сделаю, - решительно заявил Степа.
- Да? - повернулся к нему Андрюха, - Ну флаг тебе в руки.
Младший ушел из комнаты. Андрюха вымыл тарелку и крикнул ему в след:
- И сними свой дурацкий костюм!



Глава 8
Да, несомненно, наши герои были лучшими друзьями. Они любили друг друга, берегли друг друга, боялись друг за друга. Но Степа в сущности был малышом, и он плохо умел отличать друга-животного от друга-человека. И если бы его спросили, кто из них его лучший друг, он бы не смог ответить честно. Он кормил своего любимца картофельными очистками, пока никто не видел, отворачивал от других свиней, чтобы никто не покушался на его добро. И пусть само животное принимало все это как должное и может быть даже не испытывало любви к мальчику, ему оно целиком и полностью заменяло любимую кошку, оставшуюся в городе. Он даже хотел смастерить ему "отдельную квартиру", но взрослые оказались против. Так и не смогли объяснить, почему. Однажды брат застал его за кормлением поросенка с руки и закатил скандал.
- Ты что делаешь, осел!
Младший тревожно обернулся.
- А-а…что?
- Да ничего! Она ведь может тебе и руку оттяпать!
Степа улыбнулся.
- Она? Ни за что. Она меня любит.
- А кроме нее здесь нет свиней?! – отчитывал Андрюха, - И вообще кончай это дело, кончай, слышишь!
- Нечего приказывать, - обиделся Степа, отходя от загона, - расприказывался тут!



Королевская семья шикарно ужинала под низкие частоты телевизора.
- О, завтра жарко будет. Самое время в футбол, а? – залихватски поглядела тетя на Степу.
- Угу, - угрюмо буркнул он, не отрывая глаз от пола.
-Ну, начнем! – Предложил глава семьи. Загремели ложки и тарелки. Степа с аппетитом накинулся на свою отбивную. Отец Андрюхи параллельно смотрел какой-то фильм и то и дело хохотал. Дамы смеялись за компанию. Одни франты сидели угрюмые и только и делали, что жрали.
- А вы что такие…- произнесла тетя Света, глядя на Андрюху.
- Какие? – исподлобья спросил он.
- Да вот какие-то не такие, - иронизировала она, - повздорили никак?
- Да нет.
- Можно еще свинины? – попросил Степа.
- А ты не лопнешь?
- Ты прости меня, братишка, - неожиданно сказал старший брат, - погорячился я. Просто хотел вернуть тебя с небес. Все умирают, тут уж ничего не поделаешь. Но ведь мы же все равно друзья? – И Андрюха располагающе улыбнулся брату и протянул руку. Степа нехотя поднял на Андрюху угрюмый взгляд, посмотрел в глаза и вдруг просиял в улыбке и пожал руку.
- Друзья.
- Так-так, - начал дядя Саша, глядя в газету, - а ведь сегодня футбол!
- Че, правда? – обрадовался Андрюха, - когда?
- В полпервого.
- А кто играет? – заинтересовался Степа.
- А тебе-то что? Тебе в десять баиньки.
- А че так рано? – возмутился мальчик, - дома…
- Дома было дома! – отрезал дядя.
Парень обиженно нахмурился.
- Саша, - начала тетя Света, - не надо так строго с мальчиком, он же…
- А ты не суйся. Он же не какая-нибудь девочка Наташа, прально я говорю, Андрей? – повернулся он к старшему. Тот неуверенно кивнул, - Он настоящий мужчина, будущий солдат.
Тетя покачала головой, но ничего не сказала.


Ночью Степа решил тихо включить телевизор у себя и таки посмотреть матч. Но не тут-то было: он оказался заблокирован. Все предусмотрели эти подонки-взрослые. И самое обидное то, что Андрюха остался с ними. Ну ладно, по-видимому, придется прослушивать через стенку, но что так можно услышать…
- Это хоть та программа? – несомненно, тетин голос.
- Конечно. Сейчас начнется, - громыхает дядя, - Ну, все верно. ЗЕНИТ-ротор. Реклама просто. Сейчас посмотрим – и свиней кормить, Господи!
- Когда резать-то будем? – тяжко вздыхает тетя.
Степа встревожился.
- Конечно, пора. Если сам сдохнет – так есть нельзя будет, - замечает Андрей.
- Когда-когда, - отвечает дядя, - Что у нас завтра? А-а, целый день придется в гараже провозиться, может и до ночи не управлюсь. Карбюратор долбаный! Давайте-ка с утречка… Да, с утречка, часов эдак в девять, после завтрака.
Андрюха произносит что-то очень тихо, Степа не расслышал.
- Да ты что, смеешься? – Отвечает на это дядя.
- Нет, правда, я могу, показать?
- Можешь? – сощурившись, спрашивает отец.
Кивок в ответ.
- Ну тогда давай. Ты же тоже…
Отец встал со стула и оголил мощный торс.
- Давай, попробуй.
Андрюха стал скован и тревожен.
- Ну-ну, смелей!
Он прищурившись смотрел на грудь отца, левая рука что-то нащупывала на столе.
- Эй, ребята, футбол! – объявила мама.
- Да не-ет, - лукаво протянул дядя Саша, - тебе нужно вот это, - и он достал из ящика стола большой трехгранный железный клинок. Андрюха невольно поморщился.
- Бери, - говорил отец, протягивая его сыну. Но тот стоял как вкопанный.
- Бери, я сказал!!!
Парень вздрогнул от отцовского крика и, переборов себя, взял инструмент в руки. Наощупь он оказался холодным.
- А теперь давай, - диктовал отец, - Давай, иди на меня, я – твоя свинья.
Андрюха стоял на месте и тяжело дышал, но в глазах было намерение.
- Мальчики, - отвлеклась мама, - Что там у вас… Что вы…
- А ты не лезь! – грубо оборвал отец. Андрюха медленно сосредоточенно поднял глаза на отца.
- Давай, иди, тебе никто не мешает.
Степа мог слышать четыре громких шага.
- А теперь бей. Сюда, - показал он на сердце, - вот.
Парень застыл с холодным клинком в руке. Кого он боялся больше: себя с оружием, или «свою свинью»?
- Стойте-стойте, - вклинилась уже все понявшая мама, - ты хоть подстрахуйся, - и дала мужу разделочную доску, - вот, держи здесь.
Он взял доску, как бы делая одолжение, и заслонил ею грудь. Андрюха пристально
смотрел на место, где сердце.
- Давай, поднимай, размахивайся и… быстрее, я ведь могу и убежать.
Лихая улыбка и горящие глаза: нет, от него никто не убежит!
Он изготовился, отвел руку с клинком назад и со всего размаху саданул по доске.
Отец покачнулся, мать сделала погромче телевизор.
- Молодец! А теперь быстрее, точнее и сильнее, так чтоб я упал.
Степа отчетливо слышал комментарии трансляции из той комнаты, но они почему-то теперь были ему неинтересны. Андрюху уже было не узнать. Глаза горели ярким огнем, хищная улыбка на лице…
Следующий удар оставил на доске глубокий отпечаток. Мама пыталась что-то сказать, но там, где играли эти двое, ее уже не было.
- Отлично! Молодец! – хвалил отец, убирая доску, - Вот теперь я знаю, что ты можешь.
Сын ухмыльнулся и, опуская клинок, то ли случайно, то ли специально задел бедро отца, словно намазав его красным.
- Ау! – вскрикнул тот.
- Ой, извини, папа, - произнес Андрей, - больно?
Мама отвлеклась от футбола, повернулась к мужу и увидела кровь на полу.
- Андрюша, ты с ума сошел! Это же не игрушки. Опять проблем себе хочешь?
Ему было наплевать, что она говорит. Он сам не понял, что натворил, и страх, словно электроток, пронизывал его с головы до ног. Мама пошла за бинтом. За стенкой Степа рисовал себе немыслимые картины.
Взгляды встретились: угрюмый, злобный и жалкий, трусливый.
- Сынок, ты это нарочно? – сказал отец и стал расстегивать ремень на штанах.
Неожиданно Андрюха поднял клинок. И тогда он впервые увидел, как папа боится. Подоспела мама с бинтом и открыла от удивления рот.
- Андрей, Андрюша, ты что?
- Опусти клинок! – псевдо-грозно крикнул отец, но уж Андрюху-то он не смог бы обмануть. Недобрый огонек блеснул в его глазах, они сказали «нет».
- Опусти, сказал!!!
Парень отвел руку назад, затем резко сделал выпад – отец отскочил, поскользнулся и с грохотом упал навзничь. Это был тупик. Они долго смотрели друг на друга. Дрожь уже прошла у обоих, дыхание Андрюхи выравнивалось, папа уже не скрывал испуга. Кровь сочилась из раны и капала с клинка.
Сын злобно ухмыльнулся и бросил оружие на пол.
- Назавтра остаешься без завтрака, - промямлил очумевший отец, а парень спокойно повернулся и, не сводя ухмылки с лица, медленно пошел спать.



Глава 9

Степа весь будто примерз к стене и дрожал, когда в комнату вошел старший брат.
- Ну че, не спишь? – кинул он, расстилая постель.
Младший не отвечал и только с опаской поглядывал в его сторону.
- Футбол слушал?
Андрюха услышал, как у Степы стучат зубы, и медленно подошел к нему.
- Что такое? Ну? Что случилось?
Степе стоило усилий посмотреть брату в глаза.
- Все в порядке, успокойся, чего ты?
- Т-ты дрался с дядей Сашей? – выдавил он наконец.
- А-а, так вот, в чем дело, - улыбнулся старший, - да не бойся ты…
Ласковая улыбка немного успокоила младшего, но в ней было что-то, чего он не мог понять.
- Но зачем? – спросил он, - он же взрослый; он твой папа.
- И что?
- Как что?! Ведь с папой нельзя!
Андрюха сел на кровать, где лежал брат.
- Да успокойся ты, мы не дрались вовсе.
Степа проникновенно посмотрел в глаза старшего.
- А как все было? Расскажи!
Андрюха опустил глаза.
- Не все ли равно?
- Нет! – настаивал младший, - Ну расскажи. Пожалуйста!
- Я тебе сказал, мы не дрались!!
Степа растянулся в постели и повернулся к стенке.
- Просто понимашь, - начал он, - со взрослыми низя. Низя, я точно знаю!
Старший ухмыльнулся: - Зато теперь пусть только рот раскроет.
Наступила тишина.
- Ты хотел его зарезать? – как-то очень просто сказал Степа. Но Андрей совсем не удивился.
- Я его полоснул.
- Че, правда? – засмеялся младший от удивления.
- Правда, - улыбнулся в ответ Андрюха.
- Ни фига се! Класс!
Старший брат заглянул Степе в глаза.
- Успокоился? А теперь спи, - сказал он и сам пошел в постель. Взбив подушку, он с наслаждением заснул.



- А-а! Андрюха! – закричал среди ночи младший.
Через секунду из кровати высунулся взъерошенный недовольный брат.
- Ты че, сдурел?! Что стряслось?
- У меня голова болит, я не мо…
- Слушай, не надо, а? Ложись и спи. Если привидение появится, я тебя защищу.
Уж в этом-то Степа не сомневался.
- Ты его уже завтра?
Андрюха печально вздохнул.
- Да.
Степа помолчал.
- Понятно.
Брат ни с того ни с сего взорвался: - Я тебя предупреждал! Я с самого начала говорил! Разве нет? Или скажешь, не говорил? Ты что, так ничего и не понял?! Все тебе разжуй да в рот положи?
- Ты че орешь? – вспомнил братец.
- Да ни че!
Андрюха отвернулся к стене. Кровать скрипнула в тишине, как бы продолжая его монолог.
- Лежи да спи, вот че!

И опять наш ранимый Степа заплакал. Брат заснул и уже не слышал его, взрослые за стенкой давно спали. Он крутился, вертелся, избивал подушку; скоро заложило нос, пришлось брать тряпочку и сморкаться. Он очень не хотел того, что должно было случиться. Он вдруг ясно осознал, как он этого не хотел.
Слезы высохли.
План созрел.



Глава 10

Будильник – на три. Нет, на полчетвертого. Все еще будут спать. А сейчас и он заснет.
Течение уносило его далеко-далеко в дальние уголки памяти, где они вдвоем и с родителями ходили по воде. Ему лет шесть, большому – одиннадцать; лодка родителей плывет сзади, они не мешают детям. Вот гребут дети, оба, разом, разгоняясь до головокружительной скорости, вот Степа брызгает Андрюху, тот смеется и брызгается в ответ и ненароком отпускает весло. Родители поддевают его, они просят детей их подождать, но какие там родители… Они – властители морей, они – королевские пираты. Плывут под развевающимся черным флагом с черепом. Их никому не догнать, а если уж догнал – берегись! Вот стоит Стефан Максимофф - гордый капитан в красивом расшитом мундире, в треуголке, и глядит в бинокль.
- Эндрю!
- Да, сэр!
- Поднять паруса!
- Есть поднять паруса!
Через мгновение на мачтах раздулись мощные паруса и ветер погнал корабль навстречу преключениям.
- Что-то не везет нам сегодня, - щурится Стефан, опуская бинокль, - похоже, прямо по курсу испанцы.
- Не может быть! – отбирает Эндрю бинокль и глядит некоторое время в необъятную пустоту, - Тысяча чертей! Чтоб меня!
- Всем – чтоб были готовы!
- Есть, сэр!
Матрос тут же исчез, капитан нервно сплюнул и покрутил головой. Ну и денек предстоял…
Фрегат погнал пуще прежнего. Нос лихо рассекал волны по воде.
- Эндрю, подготовить орудия!
- Юнга Хокинс, сэр!
Капитан обернулся.
- Ах, это ты, Джим.
- Чем могу служить?
Стефан не спеша вытащил сигару и закурил.
- Ты что, глухой?
- Есть подготовить орудия!
- Погоди.
Юнга замер. Капитан повернулся к нему и посмотрел в глаза.
- У тебя есть шанс. Покажи, на что ты способен.


Недобрая весть разнеслась по кораблю. На горизонте уже виднелись силуэты. Стефан хладнокровно бросил сигару на палубу и ушел в каюту.
- Ну что, Эндрю, никак наш Александер не угомонится…
- Бесчестная собака! Клянусь дьяволом, это сражение станет для него последним!
Капитан подошел к двери и, открыв ее, еще раз поглядел на матроса.
- Не надо… - и вышел обратно на палубу.

Испанцы были уже на расстоянии пушечного выстрела. Ядра то и дело тонули в воде, не долетая до корабля каких-то сотен метров.
- Орудия – к бою! – Раздалось с палубы.
Под палубой грянул десяток пушек, корабль хорошенько тряхнуло, капитан поморщился. Лишь когда дым за бортом рассеялся, стал отчетливо виден громадный трехпалубный вражеский корабль. Над высокими мачтами развевался гордый трехцветный флаг. Без единой царапины враг продолжал неумолимо приближаться.
На палубе началась суета. Матросы бегали, что-то кричали, капитан как будто их не замечал, лишь смотрел в бинокль и отдавал приказы:
- Право руля! Будем драться на расстоянии.
Испанцы тоже волновались. Стефан уже слышал их голоса.
- Сэр, они возьмут нас наабордаж! – Прокричал Эндрю.
- Никогда! Огонь!
И снова десяток выстрелов.
- Мы попали в нос!
- Вижу, не слепой. Полный вперед!
Корабли медленно равнялись. Только сейчас стало заметно, насколько испанцы превосходят фрегат Стефана. Их было раза в два больше, судно выглядело выше и солиднее. Ответный выстрел пропорол форштевень и корму с левого борта. Враг приближался слева, капитан встревожился.
- Право руля!
- Капитан, у нас крен!
- Черт возьми, Джим, все-то ты замечаешь. Орудия – к бою!
Но, видимо, испанцы дали эту команду раньше. Грянул оглушительный выстрел.
- Джонс!
- Боже, Джонс! – Послышалось с кормы. Стефан не сразу понял, что произошло. На миг он убрал бинокль и пошел назад. Навстречу уже бежали матросы.
- Сэр, сэр, - кричал, запыхаясь, Эндрю, - Джонса убило!
Капитан поник.
- Где?
- Т-там, за каютой.
На некоторое время Стефан замолк.
- Ну и что? – Неуверенно произнес он, - Все по местам, чего разбегались! Больше не беспокойте меня такой ерундой!
Тем временем вражеский фрегат все ближе подходил к левому борту.
- Право руля! – В который раз скомандовал капитан.
- Не успеем, - отозвался рулевой.
- Я сказал, право руля! – Взревел Стефан.
Но было поздно. Заскрипели абордажные крючья, враг крепко-накрепко сцепился с фрегатом. Как муравьи, испанцы забегали по палубе, обнажая сабли. Началась резня.
Команда Стефана отважно сражалась, но, видимо, удача сегодня была не на его стороне. Испанцы по очереди расправлялись то с одним, то с другим, не оставляя матросам Стефана никаких шансов. Сам он мастерски защищался: тела врагов отлетали направо и налево. Кто-то задел его плечо, по лбу сползала струйка крови. Нет, еще не конец. Пока он жив, точно не конец. Испанцы все меньше липли к нему, но вокруг творился ад. Стефан помогал любому матросу, который находился в поле зрения, но всех спасти он был не в силах.
Все меньше оставалось своих людей, все больнее жгли раны на теле. Стефан увидел юнгу Хокинса, окруженного испанцами вокруг мачты. Испанцы были повержены в миг ударами со спины, но кто-то все же успел проткнуть Джима и пригвоздить к мачте. Бой был почти закончен, английский корабль начал тонуть. В неприятеле, воткнувшем последний нож в сердце юнги, Стефан с удивлением узнал Эндрю.
- Эндрю… Ты… Что делаешь?!
Матрос оробел и опустил глаза. Корабль тонул, и было уже все равно, он мог сказать:
- Они… - он шмыгнул носом, а может, всхлипнул, - они обещали мне жизнь…
Стефан никогда не сдавался. В этот раз он умрет, потонет вместе с кораблем, но не сдастся и не оставит своих. Ему некуда было спешить. Он помолчал, подбирая слова, и, наконец, сказал: - Эндрю. Ты знаешь, я не держу на корабле предателей.
Затем он достал из камзола пистолет и направил его на матроса.
– Получай – с этими словами он прострелил голову Эндрю, и тот без звука, будто отключенный, упал на палубу, чтобы больше не подниматься. Подниматься… подниматься…





версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Егор Пoдонкин


Случайное произведение

автор: elenashutova


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008