Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Пропавший без вести (фэнтези и фантастика)
Каллы не вянут, они засыхают. (эссе)
Я вернулся (фэнтези и фантастика)
Без весны (стихи)
Волчий вой (фэнтези и фантастика)
Последний день Дубликата (фэнтези и фантастика)
*** (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Есть три причины, по которым становятся писателем. Первая: вам нужны деньги; вторая: вы хотите сказать миру что-то важное; третья: вы не знаете, чем занять себя длинными зимними вечерами

(Квентин Крисп)

Rambler's Top100







Youngblood

Беги. Не тормози.

Pavlin>

Вы - 802-й читатель этого произведения

Я верю в пацифизм, Добро должно победить, Но как мне жить? Как мне сейчас жить? Так надоело ждать, Так надоел страх, Спасайся сам, а это значит – Бери кирпич и дай им сдачи, Бери кирпич и дай им сдачи, Возьми кирпич и дай им всем… Lumen.


Она бежала, так, словно за ней гнались все бешеные псы из детских кошмаров.
Она бежала, так, словно её преследовала лавина огня.
Она бежала, так, словно устроила гонки со Смертью.
Это так и было.
Она бежала, не смотря на то, что на ногах ниже коленей уже почти не осталось кожи из-за мелких шипастых растений преграждавших путь к цели.
Она бежала, не смотря на то, что на её ступнях почти не осталось мяса из-за острых камней попадающихся на пути.
Она бежала, не смотря на то, что лёгкие разрывались от недостатка кислорода, кружилась голова от чрезмерных нагрузок, всё тело пронзала невыносимая боль.
На бегу, она часто вытирала глаза от пыли и слёз. Она не могла поскользнуться на гладком камне, не могла зацепиться за толстый стебель. Она не имела права упасть. Ради памяти матери она запретила себе падать.
Спина уже начинала чувствовать раскаленное дыхание Веи, а до блестящего огромного предмета оставалось около получаса бега.
Она знала, что не успеет, знала, что сгорит как усохшая колючая растительность вокруг. Через десять минут здесь будет гореть даже земля. Очень жаль, но ей не хватило сил. Очень жаль, но она просчиталась.
Она бежала просто, потому что не могла остановиться.

Кая родилась два года назад. При одном мимолётном взгляде на её сморщенное младенческое тело всем обитателям девятого блока становилось понятно, что ребёнок не проживёт и недели. Но только не матери, не Сарае. Обычная в таких случаях процедура убийства и дележа съедобных частей трупа приговорённого в этот раз прошла не по плану. На совете блока Сарая пригрозила зарезать любого, кто прикоснётся к её единственной дочке. Зная бешеный характер женщины, никто не решился рискнуть. Тем более Сарая была сильным бойцом, и без неё блок мог потерять и без того худой участок пропитания.
А девка всё равно умрёт, может даже жирку нагуляет перед смертью.
Однако через два месяца Кая смогла впервые выйти наружу за едой. Позже, конечно, чем обычные дети, но она вышла из купола. Все долгие недели пока Кая не могла самостоятельно добывать пищу, мать кормила своё чадо. В куполе был обычай кормить детей всем блоком, но не больше месяца. Если ребёнок набирал достаточно сил на самостоятельную кормёжку, его принимали в члены блока. Если нет. Что ж мясо – это хорошая прибавка к рациону из колючих кустарников.
Сарая кормила дочку почти два месяца своими силами – небывалое дело для купола. За опущенные немилосердным солнцем - Веей неполные два часа кормёжки в день она успевала вдоволь наесться сама и прихватить колючек для Каи, благо та практически не нуждалась в пище. Сарая выбегала из купола раньше всех, когда жгучий холод сковывал ноги, и прибегала, когда от раскалённого воздуха загорались волосы. Но она добилась своего – дочь встала в один ряд с обитателями девятого блока.
В один ряд, правда, с самого конца. Кая была самым хилым подростком в куполе. За пределами блока мать не могла её защитить, и Каи была уготована участь слабейшего в любом замкнутом обществе. Участь боксёрской груши, участь жестокого развлечения, участь игрушки, которую можно сломать, изувечить.
Когда она была подростком, над ней жестоко шутили сверстники, её избивали просто ради забавы все кому не лень. Она терпела. Спустя год после рождения, когда Кая стала миловидной девушкой, её стали насиловать. Она не сопротивлялась, понимая бесполезность слабого отпора. Она словно отрывалась от своего немощного тела, думая о сияющем предмете на границе горизонта. В её гулком молчании погибали континенты. Она поджигала свою НЕНАВИСТЬ, заставляя самый яркий огонь стыдливо затухать.
Когда в очередной раз группа парней из шестого блока собрались над ней поиздеваться, Кая поняла, что больше не выдержит. Последняя надежда слабейшего – бегство. Она побежала.… И просто играючи ушла от преследования. С тех пор она не ходила пешком. Она бежала. С тех пор у неё появился план.
Серебристый блестящий предмет на границе горизонта Кая увидела в свой третий выход из купола, когда впервые оторвала взгляд от земли. Он заворожил её сознание. Это было что-то не принадлежащее её миру. Миру боли. Это было что-то большое, ведь оно было видно на огромном расстоянии. Это было что-то прекрасное, ведь оно было не связано с куполом. Это была мечта.
Все расспросы о сущности предмета у матери и соседей по блоку не дали объяснения. Он был там всегда.
Постоянная забота о выживании мешала мечтать. Когда Кая поняла, что её призвание бежать, всё стало на свои места. Добраться до этого предмета, не смотря ни на что – вот суть её жизни.
Она стала тренироваться. Она стала бегать. Когда люди из блоков разбегались по своим пастбищам, она неслась далеко за пределы поделенных районов, где могла в одиночестве насладиться самыми сочными кустами. Она как ветер возвращалась назад, неся, самые сочные стебли своему блоку. Её стали уважать, её стали оберегать, она не перестала НЕНАВИДЕТЬ.

Девятый блок был одним из самых слабых блоков. Они могли рассчитывать на поддержку в войне от седьмого и первого блока, но никто не начинает войну из-за сумасшедшей девки. Все это понимали. Недоброжелатели из шестого и четвёртого блока пытались поймать и изнасиловать дурную девушку. Иногда получалось. Невозможно убежать из закрытого помещения. Только теперь всё изменилось.
Кая стала смеяться. Слыша её смех, пустыня начинала кровоточить. Слыша её смех, камень стонал от невыносимой боли. Слыша её смех у мужчин пропадало желание на несколько недель. От неё отстали. Навсегда. Её стали побаиваться. Не зря.
Впервые решив оббежать купол, она вернулась чуть живая из-за ожогов. Голодная. Через день она стояла около ворот. Руки и ноги были покрыты коркой лопнувших пузырей, а она собиралась повторить свой путь. Повторила, успев по дороге наесться.
Кая легко оббегала четыре круга вокруг купола, когда исчезло то, что её здесь держало. Её мать, прожив, пять с половиной лет совсем одряхлела. Совет решил. Дочери достался большой кусок груди. Кая не отказалась, ведь ей нужны были силы.
Следующим днём, когда даже не все собрались около ворот, она побежала на встречу с мечтой. Никто не выходил так рано, но она криком своим заставила открыть ворота. Очевидцы крутили пальцем у виска, но она не видела, она бежала.

Она бежала, так, словно за ней гнались все четверо Всадников Апокалипсиса.
Она бежала, так, словно её преследовала лавина огня.
Она бежала, так, словно устроила гонки со Смертью.
Это так и было.
Она бежала, не смотря на то, что на ногах ниже коленей уже почти не осталось кожи из-за мелких шипастых растений преграждавших путь к цели.
Она бежала, не смотря на то, что на её ступнях почти не осталось мяса из-за острых камней попадающихся на пути.
Она бежала, не смотря на то, что лёгкие разрывались от недостатка кислорода, кружилась голова от чрезмерных нагрузок, всё тело пронзала невыносимая боль.
На бегу, она часто вытирала глаза от пыли и слёз. Она не могла поскользнуться на гладком камне, не могла зацепиться за толстый стебель. Она не имела права упасть. Ради памяти матери она запретила себе падать.
Спина уже начинала чувствовать раскаленное дыхание Веи, а до блестящего огромного предмета оставалось около получаса бега.
Она знала, что не успеет, знала, что сгорит как усохшая колючая растительность вокруг. Через десять минут здесь будет гореть даже земля. Очень жаль, но ей не хватило сил. Очень жаль, но она просчиталась. От недостатка кислорода и невыносимой жары у Каи начались галлюцинации.
- Беги, у нас есть дела поважней! – прогавкали бешеные псы.
- Беги, а я принесу прохладу! - закричала лавина огня.
- Беги, а я посторожу твоих мёртвых! - закричала Смерть.
- Беги, а я расчищу дорогу! - зашипел шипастый кустарник.
- Беги, не будет камней! - запела земля.
- Беги, а я освещу твой путь! - запела Вея.
- Беги, не тормози! - запело сердце.
И она добежала. Успела.

Корабль ждал. Ждал приказа Человека. Он очень долго одиноко стоял на поверхности этой странной планеты. Время от времени он создавал ремонтных роботов для тестирования и ремонта всех своих систем, а потом снова разбирал их на запчасти. Он ждал. Звездолёт мог ждать бесконечно долго, ведь он был вечен. И он дождался.
Ощутив присутствие мыслящего существа, корабль перешёл из спящего режима в режим работы. Включив экраны от радиации, он переустроил управление. Создав медицинских роботов, и отправив их на транспортировку почти не живого тела, он одновременно создал лабораторию по обеззараживанию необъяснимого воздействия звёздных лучей. Просканировав мозг Человека, искусственный интеллект создал обучающую программу, куда вложил почти всё, что знал сам. Леча тело Хозяйки, он наполнял её разум знаниями. Корабль был счастлив.

Когда Кая очнулась, она знала всё, что ей было нужно и даже больше. Она знала, что эта планета находится под воздействием неисследованных космических лучей, которые ускоряют процесс развития любого живого существа или растения. Она знала, что люди, выживающие в куполе потомки поселенцев из соседней звёздной системы. Она знала, что ИИ корабля любит, когда его называют Жабой. А ещё она знала, как управлять всем вооружением звездолёта.
По дороге из лазарета в командную рубку Кая всё решила. В последний раз, взглянув на ненавистный купол на огромной голографии, она тихо произнесла:
- Жаба, приведи протонные пушки в боевой режим.
- Хозяйка, опасно стрелять протонами в атмосфере. Есть риск поражения моих систем. Я не гарантирую Вашу безопасность.
- Я должна повторять?
- Боевой режим включится через две минуты.

За все усмешки и плевки в лицо. Огонь.
За все обиды и оскорбления. Огонь.
За все удары и пинки. Огонь.
За все изнасилования и мерзкий смех. Огонь.
За постоянный страх. Огонь.
За съеденную мать. Огонь.
За потерянную молодость. Огонь.
За её НЕНАВИСТЬ. Огонь.

Кая проснулась с нехорошим чувством. Произошло что-то плохое. Недоверие памяти.
Корабль, выдержав индукционную волну от своего выстрела протонами в атмосфере, восстановил свои системы и продолжил свою обычную работу. Бортовой компьютер корабля - Жаба красочными голографиями услужливо напомнила Кае о сотворённом геноциде.
Разрушенный купол. Сотни уничтоженных людей. Как она смогла? Ведь там были дети.
Надо бежать с этой планеты.
Надо бежать от воспоминаний.
Надо бежать от совести.
- Жаба готовься к старту.
- Старт через восемь минут.

Попробуй забыть.
Попробуй убежать от себя.
Беги!
Беги, не тормози!

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Край: Очень странный стиль повествования. Очень понравилось. Ты пишешь не за тем, что бы понравиться. Ты пишешь вопреки. Прочитаю остальное. Пока вдохновляе...   (03.08.2008 4:41:09) перейти в форум

Николай Пастух: Смешанные чувства, но понравилось. Не понимаю чем, но понравилось. Спасибо.   (29.04.2010 9:43:17) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Тимур


Случайное произведение

автор: Fantadivina


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008