Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Вспышки тел (нечто иное)
Даша (фэнтези и фантастика)
Лютеция (стихи)
Я хочу быть (стихи)
Останови меня (стихи)
Кома (стихи)
Фигурка Единорога (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Я сначала пишу предисловие, а книгу читаю потом, чтобы сохранить беспристрастность

(Сидни Смит)

Rambler's Top100







Youngblood

ПЛАН НА БУДУЩЕЕ (Часть 2/1)

Клюкина>

Вы - 794-й читатель этого произведения

План на будущее часть 2/1
- Вот так. А дальше ты помнишь. – Маша смахнула волосы с лица и зевнула.
Она говорила уже медленно, не совсем понимая, где она, и рассказывала она это ему или самой себе. Он то же зевнул, посмотрел в ее, мягко говоря, сонные глаза и предложил:
- Спать уже поздно или рано, но надо. Довести тебя до палатки?
Она в ответ кивнула, и голова ее упала. Он бережно поднял ее на руки и понес спать.
Потом он сел у костра, закурил и подумал, что девчонка хоть и не очень симпатичная, но откровенная и хорошая. Да, он мечтал встретить Мирлин Монро или хотя бы Ксению Собчак, а тут абсолютно простая, с горбатым носом и нелепыми рыжими крашеными волосами. Таких он всегда обходил стороной, максимум дружил и то знал, что они готовы на него наброситься в любой момент, дай он им волю. Он сразу вспомнил, последнюю ночь. Дискотека восьмидесятых, вокруг друзья и куча девчонок, и та симпатичная блондиночка. Вся такая на каблучках и в ленточках, с таким легким ароматом, сумочка на плече. А еще Катя, да, Катя просто отпад, но у Кати есть муж. Да, муж объелся груш. А потом он перепил и пошел в туалет, где резко выключили свет, а потом он вышел в зал, где кроме него самого никого не было.
Вот так просидел он еще минут двадцать и то же пошел в палатку, где сладко похрапывала та, которую ей послал свыше, так он думал, поэтому погладил ее по волосам и уснул рядом.

Утром, вернее уже в обед, Максима разбудил лай собаки и визг Маши. Он неохотно выполз на улицу и довольно подметил, что у палатки царит порядок. Костер горел, на кирпичах стоял котелок и в нем что- то очень вкусное варилось, пахло изумительно. У палатки стоял столик раскладной с бутылкой пива и минералки. Максим посмотрел на плавающую Машу, она уже заметила его и махала ему из воды, и решил выпить минералки. Пока он возился с открывалкой, она уже подбежала сзади и кольнула его пальцами в бока.
- Боже мой, ну, что ты делаешь? – Все его хорошее настроение улетучилось. Он даже зло посмотрел на нее, отчего она отпрянула и забормотала себе под нос, типа извини, прости.
Ей показалось, что она нарушила какую - то границу, нельзя трогать людей, которые не давали на то согласия, она поспешила сказать об этом:
- Ты извини, я не хотела. Просто сегодня такая погода хорошая, настроение на высоте, понимаешь. Я постараюсь тебя не трогать.
- Ну, ты даешь. – Ответил он и глотнул минералки.
- Что?
- Как тебе удается быть такой вежливой и уступчивой, тебя, похоже, хорошо твой муж обрабатывал. – Он не переставал пить, поэтому половину слов было еле разобрать.
- Мой муж очень меня любит, и никто меня не обрабатывал, я такая, какая есть. Просто хочу быть хорошим человеком.
- Как знаешь, но я спасибо по сто раз на дню говорить не собираюсь.
- Никто и не просит. – Маша, немного расстроилась, но постаралась этого не показать.
Она помешала баланду в котелке, состоящую из тушенки и картошки, добавила в нее соли и села позагорать.
« Да, тот еще образец. Знаю я таких, думает, что он пуп земли. Весь такой, лощеный. Наверняка тусует по клубам, либо папочкин сын, либо какой ни будь продажник. Обычно они много зарабатывают. Да, точно продажник. Ох, уж эти продажники. Менеджеры среднего звена. Чаще всего, это люди подонки, нет, они по жизни подонки. Не все, но чаще всего. Дело в том, чтоб продавать хорошо товар, необходимо уметь врать, и хорошо врать, стремиться к абсолютному лидерству во всем. Естественно продажник не может в работе стремиться к победе над всем и всеми, а в жизни нет. Так не бывает. Вот и он наверняка привык к лидерству. Хоть бы спасибо за минералку сказал. Гавнюк» - Маша думала и улыбалась, а Волк радостно мотая хвостом, бегал вокруг нее.
Максим поморщился, и было, шагнул в ее сторону, но словно резко передумал и направился к воде, умываться и чистить зубы. Маша смотрела на его спину.
«Хорошая спина. Крепкая мужская спина, наверно, много девушек обнимали его руки» - мысли ее прервались, потому что он словно услышал ее и резко обернулся.
- Что? – спросил он громко.
- Да, ничего. Подумала, можешь ли ты рыбы наловить?
- Легко, заказывай.
- Хочу карпа.
- Будет тебе карп, покормишь сначала.
- Иди, садись все готово.
Кушали они молча, со стороны выглядело все так, словно они муж и жена, которые вместе сто лет и они друг другу так надоели, что и говорить им уже не о чем. Лишь иногда он вглядывался в ее лицо, пока она прикармливала собаку.
После обеда набежали тучи, и Маша поспешила в машину, там она расправила кресло и, полулежа, расположив ноги на панели, слушала музыку. Мысли были разные, главным образом ее радовало, что теперь она не одна, а значит, жизнь продолжается, значит можно продолжить поиски. Она приподнялась на локтях, и посмотрела на берег, там Максим с видом бывалого рыбака сидел и смотрел на поплавок.
Не заметно она погрузилась в сон.
Проснулась она от хлопка задней двери.
- Черт, ну и ливень. – Максим говорил и мокрой рукой задел Машу за плечо.
- Собака где? – Маша открыла глаза, но шея затекла, и она не обернулась.
- На улице. – Спокойно ответил он.
- Может, вы поменяетесь местами.
- Что?
- Я сказала, что вы должны поменяться местами. С какой стати моя собака мокнет там, а ты сидишь здесь? – Маша, уверенная в своей правоте, открыла дверь и позвала Волка. Собака, промокшая и грязная, запрыгнула ей в ноги.
- Слушай, это всего лишь собака.
- Да, только это МОЯ просто собака!
Максим присвистнул и покрутил пальцем у виска. Маша увидела этот знак в зеркале.
- Сам такой.
- Да, о чем ты, подруга.
- Ты знаешь.
- Да пошла ты. – Он выпрыгнул из джипа и со всей дури хлопнул дверью.
Через две минуты он вернулся.
- Я не хотел тебя обидеть. – Он руками повернул ее голову назад и сказал это в глаза.
- Отпусти.
- Хорошо. Вот видишь, ты мне нравишься больше такой. Человек должен быть агрессивным, когда его задевают. А то все, извините, простите, нате и т.д.
- Значит, тебе нравится, когда с тобой общаются как с козлом.
- Почему же?
- Нет, не так, тебе нравиться, когда с тобой общаются исключительно стервы.
- А что плохого в стервах? Если женщина позволяет себе быть стервой, значит, она успешна и красива.
- Да, а я думала, что быть стервой, значит быть стервой и все тут. Значит, быть хреновой в моем понимании. И вообще, что ты так кипишуешь, можно подумать тебя заставляют быть со мной до конца дней своих. Мы не Адам и Ева, по крайней мере, не я. Если так пойдет дальше, то мы разругаемся в пух и прах. Ты перестань цепляться ко мне, я перестану доставать тебя и все. Мы знакомы два дня. Всего два дня. Согласна, я тоже ожидала, кого ни будь другого. Например, своего любимого. Или кого – то кто смог бы все объяснить, а тут самовлюбленный эгоист.
Максим побагровел от злости:
- Это я эгоист. Я слушал твой бред вчера несколько часов подряд, а ты даже не удосужилась спросить, кто я, где я работал и вообще.
- Я просто не успела. Я хотела спросить сегодня. – В голосе Марии послышалось сожаление.
- Угу. Спросить она хотела. Знаю я, таких как ты. Ты из тех, кто говорит: я слишком интеллектуальна, чтоб заниматься собой. Я вообще с такими как ты не общаюсь по жизни.
- Взаимно. – Успела вставить Мария.
У Максима был такой взгляд, словно перед ним не девушка, а проклятый враг:
- Ты права, слава господу, - он поднял руки к небу. – что ты не Ева. Иначе все человечество было бы обречено, между нами ничего не может быть общего.
- Я с тобой согласна. – Громко и спокойно сказала она.
- Вот и хорошо.
- Успокоился?
- Что?
- Давай расставим точки. Я искала людей не для того чтоб развлекаться, я не ждала свою вторую половину, потому что я уже ее встретила. Все чего я хотела – это узнать, что случилось с нашей планетой, или может только страной. Ты же надеялся встретить девушку, с которой тебе было бы приятно находиться рядом. А тут я. Мы сейчас можем сделать вид, что никого не встречали и разойтись по своим путям. А можем вместе продолжить поиски. Только я буду искать свое, а ты свое. В любой момент у каждого из нас будет право остановиться и уйти. Как ты на это смотришь?
Максим молча слушал и морщился, от чего его лицо становилось милым. Он ответил не сразу, выдержал минутную паузу:
- Слушай, не знаю, что на меня нашло. Ты ведь права, я тупо хотел телочку. Не было и недели без секса, а здесь больше месяца никого, а тут ты. И когда я понял, что ты за фрукт, стало жутковато. Это как если бы я встретил трансвестита.
- Спасибо.
- Нет, серьезно.
- Ладно, дождь кончился. Предлагаю двигаться дальше. Какие будут предложения?
- Челябинск я весь объехал, нечего там делать. Карта есть?
- Конечно. Вот скажи, если бы ты встретил девушку своей мечты, у нее могла оказаться карта? И вообще умела бы она готовить? – Маша улыбалась, и, закурив сигарету, вышла на улицу.
Максим почесал свои темные волосы и пошел за ней собирать вещи.
Через полчаса все было упаковано в машину. Волк уже разместился на заднем сиденье и, виляя хвостом, смотрел в окно на Машу. Маша направила камеру на озеро и с комментарием снимала:
- Здесь я встретила первого человека, его зовут Максим. – Она направила объектив на него. – Макс, скажи, что ни будь.
- Привет. – Он махнул на нее рукой и пошел закрывать багажник.
- Вот, такой не многословный парнишка, с которым мне придется провести еще не один день. Мы отправляемся на поиски людей. Возможно, на самом деле придется начать все заново. Не хотелось бы, а потому вперед и не будем о плохом.
Маша сложила камеру в сумочку и открыла дверь, чтоб сесть за руль.
- Дорогая, может, уступишь бразды правления мне.
- С чего бы это. – Она отвечала мягко и с улыбкой.
- Ну, хотя бы с того, что я мужчина.
- Не аргумент. Доедем до ближайшей тачки, и ты сможешь ее легко занять. А это мой джип и за рулем буду я.
- Ладно, ладно.
- Куда едем?
- Я хотел тебе предложить Москву, все же столица нашей родины и к тому же густо населена, и по пути зацепить пару городов.
- Ладно, штурман поехали.
Маша ловко вырулила с поляны, и они направились на встречу своей новой совместной жизни, не радовавшей обоих.
Два часа они ехали молча, лишь иногда Максим указывал куда повернуть. Погода портилась, и тучи становились черными, впереди виднелись молнии. Маша потянулась за очередной сигаретой, Максим вдруг схватил ее за руку.
- Что это? – Он развернул запястье, где виднелись белые шрамы.
- Ты что слепой. – Маша выдернула руку и сильнее надавила на газ.
- Ты, что хотела себя убить?
- Надо заправиться, готовься.
- Не уходи от темы. Зачем ты это сделала?
- Мне было четырнадцать, так что это не важно.
- Когда мне было четырнадцать, я бегал за девчонками и думал, что жизнь прекрасна.
- Я тоже думала, что жизнь прекрасна и у меня был самый крутой парень в Сысерти.
- Что же произошло?
- Его мать решила вернуться в Казахстан, навсегда. А еще мой отец впервые поднял на меня руку, за то, что я выпила пива. Ударил по лицу.
- Понятно, что было хреново. Но ты не пробовала пожаловаться подруге или сбежать из дома на крайняк.
- Отстань.
- Я просто пытаюсь понять, о чем ты думала, когда кровь бежала по твоим ручкам.
- Признаюсь тебе, только чтоб ты отстал.
- Давай, обожаю исповеди.
- Я знаю, как правильно резать вены. Надо лечь в теплую ванну и вести лезвие вдоль вены, а не поперек. И я всегда это знала.
- Значит, ты не собиралась.
- Значит, не собиралась. О, смотри тачка. Умеешь сливать бензин?
- Так – то не приходилось, но думаю я справлюсь, тормози.
Макс вышел из машины, а Маша приметила, что, даже делая какие – то простые действия он двигается так, словно на него смотрят тысячи поклонников. Он казался красивым и в то же время, каким – то странным и даже нелепым. При высоком росте в метр восемьдесят пять, у него было немного худощавое телосложение, вернее низ – ноги. Да, ноги казались худыми. Он заметил, что она на него смотрит и почему – то показал ей фак. Мария сощурила глаза и топнула ножкой на педаль газа.
- Придурок! – Она гнала со всей мочи и материлась. – Что он о себе возомнил, козел. Да пошел он. Черт. – Она затормозила и, выдохнув, дала задний ход.
Она остановилась, а он продолжал сливать бензин в канистру, словно ничего не произошло. Потом он спокойно закрыл крышку, сложил шланг в пакет и сел в авто.
Дальше снова ехали молча, так прошло еще часа полтора. Гроза разбушевалась настолько, что Мария сбавила скорость до сорока. Дворники не справлялись с потоком воды, и она остановилась.
- Что случилось? – Максим зевнул и посмотрел на некрасивый, по его мнению, профиль.
- Я боюсь. У меня нет опыта в вождении. У меня и прав – то нет.
- Ну, это я сразу понял, по трассе ехать сто километров и собрать при этом все кочки и ямы. Сменить тебя?
- Может, лучше посмотришь ближайший населенный пункт, я бы отдохнула. И помыться не мешало бы.
- Еще рано. Давай тормози, я сяду.
- Хорошо. – И она остановилась, молча поменялась с Максимом местами и уже через пятнадцать минут мирно спала.
« Какая – то чертовщина. Небо черное, дождь как из ведра. Да, Машка вовремя мне руль скинула. Не думаю, что она справилась бы с управлением. Такая девчонка нелепая. И что я на нее взъелся, пожрать сготовила, тачка обмундирована на все случаи жизни. У нее даже аптечка есть. Но, блин страшная. Но она права, мне с ней детей не делать. Так, надо сворачивать. Деревня Карапунька или Тарапунька, главное чтоб дома приличные были, помыться поспать. Потрахаться бы» - Максим потер рукой глаза и свернул с трассы на указатель. Там через триста метров уже встретился первый дом, но Максиму он не приглянулся. Он кружил по деревне, присматривался к домам, пока не остановился у двухэтажного коттеджа. Двери дома были открыты, и он минут десять изучал его содержимое, самое главное, что за домом была прекрасная большая баня. Удовлетворив свое любопытство, он пошел будить Марию.
- Вставай, принцесса на горошине. – Он не очень аккуратно потормошил ее за рукав.
- Что?
- Вставай, доехали до ночлега. Гроза скоро снова разбушуется, не вижу смысла дальше ехать.
- А где мы? – Маша потянулась и взглянула на заднее сиденье, где все так же спал Волк.
- Деревня Тарапулько.
- Чего? – Усмехнулась она.
- Короче я пошел, баню растоплю. Это часа два. За это время надеюсь, ты, что ни будь, приготовишь.
Маша не успела ответить, Максим уже развернулся и ушел.
«Какой большой дом. Наверняка, какого ни будь крутого дядьки. И откуда у людей бабки, откуда такие бабки. Так, в прихожей тухлятиной не пахнет, значит, в доме нет еды. Посмотрим, холодильник большой и пустой, как я и думала. Это что? Дверь в подвал, посмотрим. Хорошо, что взяла с собой фонарь. Ухты, сколько солений и варений, вино, консервы. Хозяева, значит, припасливые были, что нам и на руку. Приготовим ка вареную картошку и консервы. Пару банок с заготовками и мы сыты. Хотя будет ли сыт Максим мне лично, начхать. Попался же тип на моем пути» - Маша собрала все необходимое в корзину и пошла наверх обратно в кухню. Пока на переносной газовой конфорке варилась картошка, Маша пошла бродить по дому. На втором этаже она нашла интересную комнату, скорее всего хозяйки дома или дочери. У окна стоял красивый белый туалетный столик, на нем разные баночки и тюбики. Руки Маши сами потянулись ко всему, она не заметила как уже нанесла на лицо крем и подушилась двумя разными духами, а потом в ящичке нашла краску для волос, с коробочки на нее смотрела красивая брюнетка.
- Спасение! – Воскликнула она и положила краску в карман.
- Маша. – Максим звал ее с первого этажа.
- Я здесь, приду через пять минут.
- Давай, я картошку посмотрел она почти готова. И баня, кстати, тоже.
- Хорошо. – Крикнула она.
Сама же открыла шкаф, отыскала там халат и полотенце. Выбрала себе футболку для сна и по - хозяйски разложила ее на кровати.
Внизу пахло едой, Максим прямо из банки поглощал кабачковую икру.
- Что подождать картошку не можешь? – Маша смотрела на него с призрением.
- Я между прочим делом занимался, баню топил, а ты что делала? Что за запах? – Он бесцеремонно схватил ее за локоть и принюхался к ее волосам.
- Духи, отстань.
- Я иду в баню первым.
- Это почему?
- Не хочу пропахнуть этой дрянью. – Он облизал ложку и пошел мыться.
« Попариться и спать. Блин, реально вымотался с этой дорогой. Что твориться с миром, небо не реально черное было. Ни разу такого не видел. Думаю, что Маша тоже. Странный дом»
В бане было темно, Максим достал еще один фонарь из машины. Перед входом он приглянулся к табличке над дверью и вслух прочитал:
- В человеке должно быть все прекрасно … да, и тело тоже. Согласен. – И шагнул внутрь.

Маша сложила картофель в железную миску и вытащила парочку для Волка, он по - хозяйски улегся в прихожей и спокойно ждал своей порции. Маша погладила его по спине и как - то очень тяжело вздохнула, устала. Привыкшая к тому, что все ее общение сводилось к компьютеру на работе и мужу дома, она была не готова к агрессивному общению. Но, как ей самой показалось, она неплохо справилась и не позволит себя обижать.
«Что – то даже жалкое есть в этом человеке. Да он красивый, но он такой самонадеянный. Обычно рядом с такими легко только тем, кто ими восхищается. Получается, что они всю жизнь живут во лжи, потому что слышат только то, что хотят. Сестра моего мужа яркий пример. Да, я бы не хотела так. Ну и пусть, что мне спать сложнее, слишком много отрицательных мыслей накопленных за день, за жизнь. Они же спят крепко и не думают. Так ведь легче. Эгоизм – любовь к себе движет ими всю жизнь. Но я тоже себя люблю, просто по другому, реально по – человечески»
- Я закончил, можешь идти. Там большой фонарь на улице, я его закрепил снаружи, чтоб через окошко в парилку светило, ну а в помывочной, как – ни будь на ощупь. – Он стоял в одних семенниках и полотенцем вытирал уши.
- Зачем? Я тут свечи нашла в кухне. Вот большие, толстые. Там сухо в помывочной.
- Да, нормально. Могла бы и мне подсказать.
- Я хотела, но ты же там голый…
- Можно подумать, ты не видела голого мужского зада. Твой муж при тебе ходит в трусах.
- Отвали. – И она, состроив, кислую мину, вышла из дома.
Первым делом Маша развела в ковшике краску для волос, без кисти, руками она намазывала ее на локоны. Замотав волосы маленьким полотенцем, она вышла в комнату отдыха и закурила. Так в темноте, пока она ничего не видит, и никто не видит ее, она проплакала. Потом, словно опомнилась, резко встала и пошла мыться.
Черная вода стекала по ее плечам, она машинально поливала себя, уставившись в одну точку. Дальше снова набирала воду в таз, и снова поливала, и опять, пока вода, стекавшая с ее тела, не стала светлой. На секунду она так легко вздохнула, словно с этой краской она смыла груз переживаний. Замотав волосы полотенцем, и накинув на себя махровый халат, она пошла в дом.
«Сей час поем и спать. Хоть бы он уже спал там»
Маша вошла на кухню, положила себе остатки картошки, открыла банку с солеными огурцами и только потянула вилку в рот, как услышала шум в темном углу кухни, словно упала кастрюля.
- Кто здесь! – Вскрикнула она и направила свет фонаря на звук.
- Убери. – Максим заслонил свет рукой.
- Шпионишь за мной?
- Я просто, отдыхал здесь, а потом пришла ты и так увлеченно занялась своим ужином, я просто не хотел тебе мешать. – Голос его сильно заплетался.
- Все понятно, ты нажрался. А я - то думала пообщаться с тобой. Узнать тебя получше, чтоб ты потом не обвинял меня в невнимании.
- Я тебе расскажу. Сей час, только схожу за бутылкой и все тебе расскажу. Подождешь меня, там есть комната с камином, я его разжег. Назначаю тебе там свидание замухрышка.
Маша промолчала на его колкость, она спокойно взяла тарелку и пошла в указанном им направлении.
«Все лучше послушаю его, чем пытаться заснуть, когда сна ни в одном глазу. Интересно, все же, что он там расскажет»
Комната с камином была великолепна, очень красивые резные кресла качалки стояли у огня, а между ними стеклянный стол и шкура медведя у ног. Маша плюхнулась в ближайшее кресло и накрыла ноги пледом, аккуратно сложенном на подлокотнике. Она почти задремала, но Максим уже вернулся.
- Я бы тоже выпила.
- Вот именно поэтому я захватил еще один бокал. Держи.
- Ты словно отрезвел. Что, сбегал в баню и облился холодной водой?
- Нет. Я чуть не убился в подвале, зацепился за какой – то шнур и грохнулся.
- Ха, осторожней надо быть. Не хватало, чтоб последний, возможно, мужчина на земле умер от падения, в каком - то подвале, в нетрезвом состоянии.
- Даже не надейся. Как вино?
- Спасибо вкусненько.

В моей жизни все и проще чем у тебя и сложнее. Родился я в Москве, так бы и жил там, но предки решили развестись, когда мне было шесть лет. И не просто развестись и разъехаться, а разъехаться по разным городам. Маме предложили место в Челябинске и она, не думая, просто согласилась. Даже не знаю, хорошо ли это было тогда. Мне тогда казалось, что мама мой враг, что она меня не то, что не любит, ненавидит. А все из-за отца, мы с ним очень дружили, он меня не баловал и даже ругал, но я очень его любил. Мы не виделись несколько лет, мама не разрешала, а потом он умер. Я себя не жалею, но мне реально жалко его. Мужик был настоящий, не смотря на все его деньги, он был таким правильным. Ну, а его деньги достались его второй жене, которая была беременна от него, но моя сестренка родилась больной и не выжила. Хорошо, что всего этого отец уже не видел. Мать помню, вернулась с завода, глаза в пол, села на диван, ноги под себя поджала, как маленькая и заревела. Я испугался, а она мне:
- Ничего, ты только не переживай. Ему сей час не плохо, ему хорошо. Папка умер, нет больше твоего отца.
Она еще больше разрыдалась, а я убежал из дома. Вернулся ночью, грязный, голодный. А она меня ремнем, так излупила, что у меня до сих пор шрам на заднице остался. Я вообще перестал ей доверять, не мог ее понять, да, что там, мы до сих пор как чужие живем. Привет и пока, может, спросит как дела, а самой пофиг.
А в смысле помощи материальной, то тут я как сыр в масле. В двенадцать лет я уже объездил с ней всю нашу страну и даже побывал за рубежом. В школу с английским уклоном, потом колледж, потом институт, а на выпуск она мне подарила машину. Но я все равно не был особо счастлив от ее подарка, ведь его мне обещал сделать отец.
В двадцать три я устроился менеджером по продажам, получалось хорошо, и уже в двадцать четыре стал директором отдела. По логике вещей осталось жениться и делать детишек. Я не спешил, тусил и брал от жизни все, что захочу. Пока не встретил ее. Она очень красивая, очень. Даже сей час вспоминаю ее, и хочу. Про таких пишут стихи и книги, такие получают в этой жизни главные роли. И я пропал. От всех от друзей, от подруг, делал для нее все. Все – это означает все по высшему. Если ресторан, то самый дорогой, если отдых, то за рубежом, если шубка, то шиншилла. Я не заметил, как деньги, отложенные на покупку квартиры, закончились. И почему я ничего не замечал?! А ведь мой друг пришел тогда и сказал мне, что она меня бросит и уже скоро, но все равно дал мне взаймы и не мало. Не помню, на что ей понадобились деньги, но я без лишних вопросов выложил их. А потом она исчезла. Все вокруг знали, где она и с кем, один я придурок не заметил. На корпаротивке я лично ее познакомил с генеральным, вот с ним она теперь и зажигает. Хотя, может, уже и выше скакнула. Я остался один, с долгами, без своей квартиры и абсолютно опустошенный. Мама тогда мне помогла, она, как только увидела ее, сразу мне сказала, как есть. Естественно ее я не послушал. В общем, мы поговорили, она купила мне квартиру и дала денег, чтоб раздать долги. Я обещал ей все вернуть, но она даже если и брала мои деньги, то тут же покупала, что ни будь мне в дом, то диван новый, то зеркало. Я одно понял, ни одна сучка на этой земле больше не получит от меня ни гроша, а вот я поимею все что захочу. Так что с женщинами у меня разговор короткий. Если удается потрахаться, то на этом все и заканчивается. Правда, был тут один случай, я чуть не повелся. Девочке восемнадцать, только тусить начала, хорошенькая. В общем, я ее уложил, она, конечно, меня потом доставала, как и все впрочем. Мало того ей удалось найти мой телефон, сам лично я его никому не давал. А девчушка вообще скромная такая с виду, недотрога. Я уже решил номер менять, как она меня достала, со своими просьбами о встрече. В итоге присылает смс, типа я беременная, что делать? Я ее послал куда подальше, мы же презиком предохранялись.
Вот и в тот день четвертого мая на дискотеке в клубе, она ко мне прилипала, потом разревелась при всех, думала мне стыдно станет, но я же не лох. Послал ее. Но настроение она мне все же подпортила. Потом туалет, выключается свет, я выхожу в зал под светом зажигалки, никого нет. Поначалу думал, может розыгрыш, может так, прикалываются ребята. Выполз на улицу, светало. Тишина гробовая и «мертвые с косами стоять». Паники я не ощутил, подумал, что тронулся я окончательно, добухался, побрел домой. Шел долго, все всматривался в дорогу, надеясь поймать шофера. Потом обратил внимание на брошенные машины, но мысли были такие «что за идиоты побросали свои тачки?». До дома оставалось километров пять, я не дошел. Сел на скамейку и уснул.
Проснулся, голова болит, замерз. Огляделся вокруг, никого, в общем как у тебя, сначала в магазин зашел, потом давай с сотового пытаться звонить, потом прибежал домой переоделся. Взял тачку свою и поехал по городу колесить, конечно, к маме заехал. У нее на столе свечка, расплавившаяся до конца, и карты разложены, видимо не спалось ей, опять на короля крестей гадала. И что у нее за король, она уже лет пять не с кем не встречалась, только про внуков мне без конца. Посидел я у нее немного, и поехал дальше разыскивать народ.
Мародерством я занялся на третий день, но ума не хватило, как у тебя, залезть в магазин электроники. Я просто ел консервы и бухал, какие там числа были и дни, да я и погоду не замечал. Как - то проснулся в хате и понять не могу, где я? Реально подумал, что сошел с ума и что люди на самом деле на месте, просто я их не вижу, и вообще лежу в дурке, а моя фантазия…
Я ведь даже плакал, как маленький сел на асфальт и разревелся, видели бы меня мои друзья!
На третью неделю загнулся, видимо еда, и выпивка меня доконали. Приехал к маме, залез в ее постель и пролежал с температурой под сорок два дня. Даже с кровати не вставал, все, попрощался с жизнью. Думал, лежал, вот так, брат, закончилась твоя никчемная жизнь. Вроде и вспомнить есть что, но такое все пустое и не настоящее. Мне сон приснился, отец. Машет мне, издалека, а мне восемь лет, я к нему бегу, а он все дальше и дальше. Я падаю, кричу ему. А он улыбается и говорит:
- Вставай.
Сей час даже жутко вспоминать, я ведь никогда не верил. А он мне жизнь спас. Я на коленях дополз до кухни, нашел аптечку. Сначала воду с марганцем намешал, прочистил желудок. А потом глюкозу внутривенно, правда, проколол вену, даже синяк был. Но главное выжил.
Потом прибрался у матери, в кладовке нашел переносную кухню, на газу. Сварил что – то, съел. Оклемался. Понял, надо искать кого – то, иначе, свихнусь. По городу ездил, тоже тачки менял, но все пусто. Даже молился в церкви. Упал там, на колени и кричу:
- Господи, помоги. Никогда к тебе не обращался, а теперь кроме тебя, мне никто не поможет.
Даже ночевать там остался. Опять сон, опять отец. Снится, что мы с ним на рыбалке. И он такого крупного карпа поймал, смеется и мне его показывает. Я вообще рыбак средний. И если и ездил на наши озера, то только выпить, да с девчонками в палатке поразвлечься.
Вот так я оказался на Чебаркули. Жарко, а я пиво с собой привез. Ну и напился и уснул, а тут ты… кричишь.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Серый: Вижу моменты, которые подправил бы. Но своей позиции пока не меняю: повествование - соль. Интрига растет, движение вперед, без прогибов, с внутренней ...   (01.12.2008 9:28:57) перейти в форум

Клюкина: Я все таки так рада, что ты читаешь)))Спасибо   (02.12.2008 7:34:23) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

OlgaLitvinova


Случайное произведение

автор: Евгений Бежанов


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008