Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Рояль и я... (стихи)
Пилоты уходят в небо (стихи)
Искусство художника Шерсть (нечто иное)
Парад (проза)
Я хочу быть (стихи)
метать бисер перед свиньями? (стихи)
"Локи: Последнее воплощение" (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Ничего не читал. Он был не читатель, а писатель

(Эмиль Кроткий)

Rambler's Top100







Youngblood

Блеклый мир

Сергей Сувидов>

Вы - 573-й читатель этого произведения

БЛЕКЛЫЙ МИР.

1.
Я брел шаркающими шагами по знакомым улицам. Предутреннее молчание новостроек дало мне возможность беспрерывно блуждать, не отвлекаясь на предстоящий дневной гул. Переполненные мусорные баки стояли грузной чередой, распространяя гнилой запах, и я, ускоряясь, удалялся от них. Потом снова замедлял шаг, обретая собственный темп беспричинного шествия. Подошвы моих изношенных туфель соприкоснулись со многими дорогами разных районов, но это утро застало меня у подножья высоких новостроек. Своим видом они внушали мне абсолютную неприступность. Я чувствовал, что я здесь посторонний. Но, так как обитатели этих домов еще не разомкнули своих глаз, я пребывал в уверенной беспечности. За очередным углом передо мной возник мрачно-сонливый пятиэтажный дом. Я не ожидал увидеть эту рухлядь, осажденную со всех сторон последними достижениями строительства. Странное соседство времен привлекло мое внимание. Я все еще желал идти дальше, тяжело ступая, обходя полноводные лужи, образованные от недавнего дождя. Его, кстати, мне пришлось переждать, прячась под козырьком оживленного супермаркета.
Отведя взгляд от упомянутого дома, я в том же намерении шагнул вперед, и угодил ногой в глубокую лужу. Не успел я окончательно обсохнуть, как моя правая штанина превратилась в мокрое грязное бремя. Ко всему этому прибавилась усталость всего тела, которую до этого я старательно игнорировал. Нужна была не большая передышка. Окинув взглядом безлюдный дворик, я обнаружил лишь одну скамью, но, к моему удивлению, она была занята какой-то девушкой.
Одежда на ней была преимущественно домашняя, то есть халат и тапочки, но все это почти полностью скрывала большого размера мужская кожаная куртка. Впрочем, долго рассматривать ее я не стал, мои ноги до того ослабли, что у меня не оставалось сил на раздумия, и я решился потеснить эту девушку.
Мне не удалось приблизиться так, чтобы она этого не заметила. Услышав мое появление, она тут же встала и вошла в подъезд. Я не помышлял о знакомстве с ней, но и не хотел врываться помехой в ее раздумия. Уже сидя на скамье, склонив голову, я заметил, что невольно жажду ее возвращения. Казалось, что даже несколько пустых слов брошенные ей смогут послужить для меня отвлечением от замкнутости в себе, которая словно черная дыра пожирала мои мысли оставляя лишь задымленный сигаретами пустой череп. Чтобы не терзать себя такого рода предположениями я попробовал восстановить в памяти события вчерашнего вечера. В этом не легком деле мне как всегда помогала сигарета.

2.
За неделю до этого вечера телефонным звонком я был приглашен на годовщину свадьбы моего старого, но не очень близкого знакомого. С большой неохотой мне пришлось принять приглашение. За час до назначенного времени я принялся потрошить шкаф. Это не потребовало много усилий. Шкаф, как всегда, грустил пустотой. Скудность моего гардероба объясняется отсутствием желания гоняться за новизной и тем, отчасти, что мой характер не расположен к накоплению тряпья. Облачившись в парадное, я, стоял у зеркала, думал о том, что не смогу и не захочу заставить себя поддаться настроению праздника. Но нарушить обещание я не мог и, с не большим опозданием, все же явился туда. Мне было хорошо известно, что их семейный уют давно и неуклонно сводился к одним только ссорам и громким скандалам. За общим столом я пробыл недолго, лишь только обратил на себя внимание и вручил виновникам торжества скромный подарок. Гости уже успели разбиться на отдельные, о чем-то громко голосящие, группы. Прихватив стакан кровавого вина, я удалился в крохотную пустующую комнату. Ее убранством служили выкрашенные белой краской стены, а полу развалившееся бабушкино кресло-качалка. Покойную бабку я лично не знал, но пару раз слышал о ней. Ее, впрочем, как и многих на исходе жизни часто упрекали и не могли простить ей излишнее долголетие. Теперь это кресло уже успело остыть от воспоминаний о, когда-то прикованной к нему, хозяйке. Я осторожно умостился в его продавленную нишу и в последующие час-полтора маленькими глотками пил вино, пытаясь представить себе эту избитую десятилетиями женщину. За это время меня никто не потревожил.
Шум топота танцующих ног, а также пьяные перекрикивания заметно утихали. Сумерки начали плавно скрывать от меня пространство комнаты, к которому я успел привыкнуть. Участники буйства уже разошлись, а я, не будучи участником, все еще присутствовал. Нужно было наконец-то выйти и постыдно себя разоблачить. Не уверено оторвавшись от кресла, я на ощупь пошел в сторону двери. Крепко ухватившись за дверную ручку, я толкнул ее от себя. Любая реакция хозяев на внезапное мое возвращение для меня маловажной. Войдя в гостиную, я застал их за уборкой праздничного стола. С их лиц уже слетела вынужденная улыбка. Увидев меня, они слегка удивились, но лишь на мгновение, а затем с натяжкой улыбнулись и вновь возобновили затеянную уборку.
- Ну, все, я пошел, наслаждайтесь семейным счастьем,- сказал я, поворачиваясь в сторону выхода.
- А ты попробуй, возьми с меня пример, приговори себя на долгие счастливые годы,- с завистливым отчаянием вскричал он.
Так и закончилось то, что не должно было начаться.
Спешно перебирая ногами ступени, я вышел из подъезда и отправился в ночь. Редкие фонарные столбы освещали мою фигуру, когда я пересекал их территорию. Забредая почти в каждый круглосуточный магазинчик, я тратил деньги для того, чтобы наполнить нутро алкоголем. Затем и последовало то самое беспричинное шествие, что привело меня в этот дворик и к моему бессилию.

3.
Я, сидя на скамье, смотрел мутными глазами, как мои ноги бессмысленно ковырялись в болотистом из отцветших листьев покрове. Местами в бессонном бреду возникали краткие осмысления глупости ситуации. Я понимал, не ясно, но понимал, что произошедшее со мной было последствием надоевшей серости моего тесного мирка. Серость и блеклость я видел во всем, это были преобладающие тона моей повседневности. Причина обнаружилась, и теперь мое положение стало стократ глупее.
Пока рациональные тропы размышления понуждали меня к анализу причинного и беспричинного, ко мне беззвучно подошла она.
- Не люблю пить кофе в одиночестве, - спокойно сказала она.
- А я кофе вообще не пью, - вяло сказал я, и добавил: - предпочитаю чай…зеленый.
- Чай так чай. Пойдем со мной, чайник уже закипел.
Не спрашивая моего согласия, она взяла меня под руку, и увлекла за собой в подъезд. Мы поднялись на второй этаж. Я, держась за шаткое перило, молча ждал пока она возилась с замком, и боролся с усиливающиеся слабиной в ногах. Наконец мы оказались внутри. Ее, с тонкой кистью рука, указала мне на одну из застекленных дверей. Открыв эту дверь, я на мгновение ослеп от блеска белизны кафеля. Не отступая, я прошел в глубь комнаты, прикрывая ладонью глаза. Когда зрение, восстанавливаясь, начало привыкать к свету, я увидел не четкие очертания стола. Над столом висела огромная люстра, ставшая причиной временной потери зрительного ориентира. Комната оказалась просторной и заметно ухоженной кухней.
- Располагайся, - услышал я за спиной, - только убедительная просьба, не у окна, а в остальном, ни в чем себя не ограничивай.
Мой выбор пал на стоявший в углу обшитый велюром большой стул.
- Чая, к сожалению, у меня нет, - сказала она, обернувшись ко мне. – Может все-таки кофе.
- Не откажусь и от кофе, - одобрительно ответил я.
Зачем согласился, я ведь ненавижу эту гадость? Но это самый малозначимый вопрос из всех, что меня мучили.
- Час назад я провела одного человека, - завела она монолог.- Решила присесть у подъезда, а тут ты. Лицо у тебя хмельное, ну я и испугалась. Но потом, понаблюдав за тобой из окна, решила для себя, что ты безобиден и, к тому же, одинок.
- Я не…
- Можно я закончу, - настояла она. – Так вот. Думаю, чего тебе там сидеть одному, да и мне малость скучно. И вот мы здесь. Давай, что ли, знакомится?
- Это очень даже уместно в нашей ситуации, - подметил я, учитывая всю странность.
- Меня зовут Даша, - сказала она, будто окунувшись в приятное воспоминание.
- Даша? - Переспросил я, а потом сказал, - доброе имя. Есть у меня знакомая с таким именем, добрейшая девушка.
Теперь мне захотелось озвучить свое.
- А меня…, - я не успел закончить.
- Можно я подарю тебе новое имя, - вспыхнув идеей, оживилась Даша. - Просто, судя по грусти в твоих глазах, прежнее имя тебе ничего яркого не принесло.
- Разве дело в имени? - подыгрывая ей, я изобразил легкое удивление.
- Отныне ты Глеб.
Мы оба скромно рассмеялись, но я не знал, как воспринять свое переименование, как забавную игру в перевоплощение или же всерьез.
Даша смотрела на гладь поверхности кофе, держа чашку обеими руками, прижимая ее к груди. Переменившись в лице, она сидела неподвижно и чашка с нетронутым кофе, словно приклеенная остывала у нее в руках. А между тем оставалось огромное множество незатронутого в наших отношениях.
- Я закурю, - спросил я, заметив на столе пепельницу.
Даша одобрительно кивнула головой и подвинула ее ко мне. Кухня наполнялась ароматом сигаретного дыма. Мы сидели как на черно-белом фото, каждый в своей задумчивости. Ее, никому недосягаемой, задумчивости способствовали густеющие сумерки, в которые Даша посылала притягательность своих глаз. А мне просто не хотелось уходить, и я много курил, что и послужило продолжением необычного для меня, во всех смыслах, вечера.

4.
Даша, вернувшись в себя, резко повернулась ко мне. Выразив недовольство на красивом лице, спросила:
- Глеб, ты хочешь, чтобы я задохнулась. Зачем столько курить?
Я мгновенно с усердием затушил только начатую сигарету. Затем, отодвинув переполненную пепельницу, ждал дальнейших слов. Они поразили меня мягкостью.
- Если ты так сильно любишь дым,- сказала она, привставая, - тогда пойдем, я покажу тебе кальянную библиотеку.
- Как ты сказала, кальянную библиотеку?
- Именно так, - подтвердил мягкий голос. - Ты удивлен?
- Скорее да, чем нет, – признался я, следуя за Дашей.
- Это моя выдумка. Мой скромный вклад в уют этой квартиры, – потом добавила. - Отцовская библиотека очень подошла для этих целей.
- Для каких?
- Для курения, но не для такого, каким ты мне кухню завонял.
После этих слов Даша, приостанавливаясь, пропустила меня вперед, и я увидел воплощение моей давней мечты. Помещение обустроено в писательском стиле. Подобные показывают в телепередачах про рабочий быт выдающихся писателей. Я попытаюсь коротко описать увиденное.
Все без исключения стены являлись одним сплошным многоэтажным стелажом. Вложенные в него книги пестрели различными цветами обложек и бесчисленными названиями. Кальян гордо стоял у дальней стены в соседстве дух больших с пестрой вышивкой подушек. «Судя по въевшемуся запаху, она частенько здесь просиживает часы, покуривая кальян», - подумалось мне.
-Глеб, тебе знакома бессонница? – прошептала Даша, оглядываясь по сторонам с таким восторгом, будто была здесь впервые.
-К сожалению да, - сказал я. – Знаком.
-А почему к сожалению?
-Ты относишься к ней иначе?
-Нужно уметь ею пользоваться и извлекать максимальное наслаждение, - растягивая слова, сказала она. – Я тебя научу.
Мы уселись на подушки перед кальяном, и некоторое время раскуривали его. Приятный как некое таинство процесс! Даша, потянувшись, достала одну из бесчисленных книг и бережно положила ее на пол между нами.
Поинтересовавшись о качестве моих ощущений, она спонтанным образом начала рассказ о своей яркой жизни. Оказалось, что ее отец уже несколько лет живет и работает доктором в Ливии. Мать, с трудом получив развод, живет и процветает в Италии в законом браке за итальянцем. Оба родителя не бедствуют и регулярно поощряют единственную дочь деньгами за сознательное старание в учебе. Но, по Дашиному признанию, университет она не посещала уже очень давно.
Сама история меня не впечатлила, но ее фантастическое изложение поразило меня до бессловия.
-А что за книгу ты выбрала, - прервал я образовавшуюся после рассказа тишину.
-Точно, совсем забыла, - вскрикнула она. – Это на случай, если мне удастся уговорить тебя послушать кальянные стихи.
- У тебя здесь все кальянное?
- Практически.
С первых строк я узнал стихи из цикла « Цветы зла» Бодлера.

5.
С небывалым упоением я вслушивался в звучащие нотки Дашиного голоса, когда она, зачитываясь, погружалась в мир мрачных красок стихотворений. Такая не похожая на тех, что до нее оставались со мной наедине.
- Смерть любовников.
- Что? – спросил я.
- Так стих называется, – объяснила Даша.
- Кстати об этом, - хотел я продолжить.
- Это исключено изначально, - утвердительно произнесла она и нацелила все внимание на книгу, но уже безмолвно. Я, укоряя себя за то, что прервал идиллию из-за низменных желаний, пошел на кухню. Сев у окна я закурил последнюю сигарету.
- Она не любит, когда занимают ее место, - раздался чужой спокойный голос.
Я вскочил со стула и застыл в немоте. Передо мной стояла высокая, лет тридцати, привлекательная женщина.
-Где Дашка? - Спросила она.
-В кальянной, - не смело выговорил я.
-Это на всю ночь, - сказала женщина. - Ты присядь. Коньяк будешь?
-Буду.
Мы молча выпили пол бутылки. Так как мои сигареты закончились, я выкурил несколько ее дамских.
-Понимаешь, - обратилась она ко мне, - я не буду вдаваться в подробности, а просто скажу: нам третий не нужен. Понимаешь о чем я?
-Могу догадаться, - стихшим голосом выронил я. - Но зачем она меня пригласила?
-Просто не терпит одиночества.
-Скуповатый ответ.
-Другого не жди.
«Ничего себе. Вот тебе и серая повседневность» – думал я, идя, домой.


версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Клюкина: Очень понравилось, концовка не ожиданная. Всегда интересно читать о странных людях, не таких как все.   (05.09.2008 7:55:35) перейти в форум

Неждан: Неоднозначное впечатление. Презрение к реалиям окружающего мира, "нонконформизм" героя мне показались каким-то позерством. Текст перегружен "непрост...   (05.09.2008 1:43:18) перейти в форум

Клюкина: У меня по русскому 3-ка с натяжкой, поэтому когда я читаю любые произведения, никогда не задумываюсь о причастных оборотах, падежах.... может и плохо ...   (05.09.2008 2:04:51) перейти в форум

Неждан: несколько деепричастных оборотов подряд делают предложение неудобоваримым, даже если читатель не отличит деепричастный оборот от правого хука. Правил...   (05.09.2008 2:34:19) перейти в форум

Клюкина: Я не против русского языка, просто пыталась Автора оправдать, я правда не заметила никакой сложности в чтении. А плюс это ему или минус мне?!   (05.09.2008 3:07:02) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

k.D


Случайное произведение

автор: Lucy Rozenberg


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008