Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Каллы не вянут, они засыхают. (эссе)
Катерина (фэнтези и фантастика)
Повесть - новости (проза)
Двойная Агрессия (фэнтези и фантастика)
Я хочу, чтобы у меня было фасеточное зрение (нечто иное)
Но знаете, я буду ждать (стихи)
Титановый Мальчик (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Понятия большинства людей о поэзии так туманны, что туманность служит им определением поэзии

(Поль Валери)

Rambler's Top100







Youngblood

Горите, горите за мной города.

Pavlin>

Вы - 716-й читатель этого произведения

Это его седьмая боевая выброска на чужую планету. Это его седьмая карательная экспедиция. Он вполне уверен в своих силах, хотя есть лёгкая нетвердость из-за продолжительного отпуска. Его отсутствие в рядах первой роты было вызвано тяжёлым ранением коленного сустава левой ноги. Два месяца он нежился на солнышке Самары вдали от боевых действий, ожидая, пока новое выращенное колено приживётся к его организму. Но время отдыха-лечения прошло, и он снова со своими друзьями-братьями сброшен на планету Врагов.

Миллит всю свою жизнь медленно продвигался к детской мечте – стать одним из элиты космических Вооружённых Сил. Стать одним из космических пехотинцев. Стать тем, кто огнём и мечом приносит мир Империи. Чтобы стоять в одном ряду с героями Праведной войны, он прошёл множество тестов и экзаменов. Его никогда не смущала статистика самой большой смертности среди пехотинцев и планетарных разведчиков. Он был готов за славу платить риском.
В десять лет, когда было начальное распределение по группам учащихся, он выбрал: “Война”. Родители (два биохимика) удивились, но посчитали это юношескими грёзами. В тринадцать лет при повторном избрании специальности он выбрал: “Вооружённые силы”. Родители ругали, кричали, советовали, гордились своей профессией. Он молчал и жадно впитывал все искорки знания о современных военных действиях и истории человеческой Войны на занятиях. В шестнадцать лет, когда встал вопрос об окончательном выборе профессии, он, в тайне от отца с матерью прошёл тесты на пригодность к Космической Пехоте. Прошёл с огромным запасом набранных баллов. Его физические и психологические данные слегка превосходили проходной бал, зато умственные способности были втрое выше среднего. После последнего экзамена, после недели данной на решение при собрании большого количества знакомых, родных, близких, учителей и преподавателей он вымолвил тихим металлическим голосом: “Космическая Пехота”.
Его родители и родственники сказали, что он дурак. Его учителя сказали, что он дурак. Его приятели по школе сказали, что он дурак. Даже любимая девочка сказала, что он дурак. Хотя все они знали, что показатель его умственных способностей втрое выше среднего. Выше, чем у них.
Попав в армию, он понял, что не всё так просто. Три психолога готовившие его к Войне, предлагали стать военным учёным, военным аналитиком, военным пилотом. Он не соглашался. По их словам у него были наклонности к самоубийству, поэтому он хотел стать пушечным мясом. Он не спорил, но непреклонно повторял: “Я хочу стать космическим пехотинцем”. Он добился своего.
Шесть месяцев учебного гарнизона он учился убивать врагов и спасать товарищей. Ему это нравилось. Он попал в свою стихию. Он обрёл то, что искал восемнадцать лет. Он нашёл свою профессию. Приносить мир через убийство – это его призвание.
Первая его боевая выброска прошла как по маслу, ведь он был готов уничтожать всех Врагов вне зависимости от их возраста и пола. Это было не лёгкое задание, и его подразделение потеряло шесть процентов личного состава. Он прошёл его без малейших шероховатостей. Позади него горели здания и умирали Враги. Позже, при разборе полётов его командиры единодушно утверждали, что он вёл себя как прожжённый ветеран. После первой боевой стычки он стал очень самоуверенным капралом и своим парнем в первой роте.

Сейчас он стал старше, опытнее и профессиональнее. Как самый осторожный сапёр, он дважды проверил свой бронекостюм и десантную капсулу. Эта операция должна пройти без малейшей ошибки и тогда он станет командиром своего подразделения. Миллит мечтал об этом, он стремился к этому. Он был готов.
Его роту сбросили на густонаселённый район вражеского мегаполиса. Через час здесь останутся одни руины и гниющие трупы, благо на бронекостюме каждого пехотинца около двухсот килограммов боекомплекта. Он посеет здесь смерть, чтобы взошли побеги подчинения воле Империи. Тот, кто не может прижать слабого, никогда не станет сильным.
Противовоздушная оборона противника начала заградительный огонь при вхождении первых капсул в атмосферу, но это было бесполезно. Это то же самое, что искать иголку в стогу иголок. На каждую капсулу с лежащим внутри пехотинцем приходиться тридцать фальшкапсул, которые сводят с ума противовоздушные компьютеры. Шанс погибнуть при выброске один к тридцати. Терпимо.
Благополучно миновав огонь противовоздушных орудий, на высоте восьми километров капсула Миллита раскрылась и понеслась на город шрапнельными бомбами. Одновременно первый посадочный парашют принял на себя полутонный вес боевой единицы. Включив горизонтальные реактивные двигатели, Миллит постарался отдалиться от места огненной пляски попадания частей его капсулы в город. Всё шло по плану.
Исчерпав свои ресурсы, первый парашют уступил место второму. И тут случилось то, чего боится каждый десантник. Устаревшая реактивная ракета, выпущенная из мобильного комплекса, несмотря на отводящие импульсы бортового компьютера бронекостюма, попала в парашют, заставив его лопнуть на высоте шестидесяти метров. Гравиикомпенсаторы конечно смягчили удар о крышу, но всё равно его полёт был похож на падение камня с высотного здания. Пробив крышу и три перекрытия этажей, полутонная машина-человек замерла на лестничном марше. На последнем издыхании бронекостюм впрыснул в кровь Миллита все имеющиеся лекарства, что бы потом замереть навсегда. Миллит потерял сознание.

Горит огонь. Большая часть дыма от горящего дерева и пластика попадает в самодельную вытяжку и уносится из зоны восприятия. Но та часть гари, которая остаётся, прогорклой дурманящей волной сковывает лёгкие. Всполохи костра, красуясь на серо-чёрных бетонных стенах причудливыми тенями, приковывают внимание всех обитателей убежища. Всех кроме одного.
Молчат люди. Каждый думает о своём, но страх, как тупой нож рвёт беззащитную плоть, разрывает их души. Закрываясь отрешенностью, они прячут свой страх за скупыми усмешками и немотивированными вспышками агрессивности. Они все боятся снова ощутить на себе страшный налёт имперцев, боятся за свою жизнь, боятся за жизнь своих детей и близких. Все кроме одного.
Миллит не смотрит ни на костер, ни на тени на стенах. Он ничего не боится. Он просто ждёт. Пока в его теле остаётся хоть маленькая искра жизни, миниатюрный темпомаяк будет испускать сигналы о помощи. Его скоро найдут товарищи по оружию, ведь космопехота своих в беде не бросает. Остаётся просто ждать, вскармливая чужими злыми взглядами свою НЕНАВИСТЬ к Врагу. Ко всем кто взял его в плен. Ко всем кто находится в этом подвале и боится. Ко всем кто живёт на этой планете.
Он НЕНАВИДИТ их просто потому, что они Враги. За свою карьеру космопехотинца он уничтожил таких тысячи и всё равно не утолил жажду всепоглощающего неприятия. Они имеют наглость (или тупость) не подчиняться законам Империи. Они или погибнут, или передумают. Лучше пускай погибнут.
Миллит очнулся около суток назад. Ему хватило минуты, чтобы понять, что он не лечиться в корабельном лазарете, а лежит в пластиковых наручниках на грязном полу в подвале вместе с двумя десятками предполагаемых тюремщиков. Он был готов к такому повороту событий, ведь он профессионал. Он сможет выжить. Главное – молчать, не разжигать их злобу.
С момента пробуждения он постоянно хотел пить, но не о чем не просил. Просто лежал и умирал от жажды. Увидев его страдания, хрупкая замызганная девушка подала ему чашу с водой. Пока Миллит решал что лучше: принять милосердие от Врага или умереть, десяти-пяднадцатилетний паренёк ногой выбил чашу и плюнул в лицо Краю. Попал в плечо. Пехотинец сгруппировался и закрыл голову руками. Он был готов к тому, что его начнут бить много Врагов. Но, на его удивление, его не стали избивать. Вышедший из тени пожилой мужчина, почти старик жестко ударил подростка по спине тростью и что-то прокричал. Окружающие люди как-то замерли, подросток убежал в слезах. Девушка снова принесла чашу с водой. Миллит уже не думал, а жадно выпил всё что было. Не напился. Девушка принесла ещё. Улыбнулась. Миллит выпил. Не улыбнулся. Заснул.
Очнувшись ещё раз, он понял, что от него воняет. Находясь без сознания, он гадил под себя. Его загон непереносимо пропах его присутствием. Миллит был готов это терпеть. Надо было ждать. Вновь пришла девушка с водой. Она уже не выглядела такой чумазой, наоборот, сейчас она могла дать фору лучшим проституткам Самары.
- Ой. Фу. Как ты можешь так жить? – засмеялась она на интерглаве.
Край показал зубы.
- Прости, - она сделала грустное лицо. – Пойдем, помоешься. Подожди.
Через десять минут она принесла комплект свежей одежды и предложила ему пройти к месту умывания. Миллит не пошевелился. Он не мог идти обосцаный и обосраный среди Врагов. Они не увидят его слабости. Его до сих пор не спасли, значит сломан маяк. Пришла пора умирать. Вот так вот, лёжа в наспех сколоченном загоне посреди своих экскрементов.
- Какой ты гордый. Ладно. Подожди ещё.
Через полчаса она пришла ещё раз. Но не одна. Два худых подростка тащась за ней, тащили по огромной пластиковой канистре с водой в каждой руке. Пока она раздевала его и мыла, Миллит боролся с рвотой от своей же вони. Далая, как будто не замечая ужасного запаха, мыла его куском пористой пластмассы и всё время щебетала.
Её зовут Далая. Ужасных налётов имперцев уже не было неделю на обе планеты их Содружества. Две её сестры смеются над ней, потому что она помогает пленному имперцу. Похоже, вооружённый конфликт между их народами окончен. Она не замужем, потому что верит в единственную любовь на всю жизнь, а такой пока не было. Правительство Ксении (этой планеты), наверное, договорилось с имперскими чиновниками. Сёстры говорят, что она влюбилась в своего подопечного больного, но это не так. Просто она его жалеет. Миллит здесь не в плену, он может пойти куда ему захочется. Её отец предлагает ему поселиться в своём загородном доме вместе с ней, её двумя старшими сёстрами и мужем одной из оных.
Что? Враг смеет жалеть его – космического пехотинца великой Империи? Задохнувшись от приступа негодования, Миллит попытался встать, но из-за превосходящей порог боли раскалённой рези во всём теле опять потерял сознание.

Дует ветер. Он приносит всплески отчаянья и бархат удобности. Ветер робок, пока напоминает о тёплой любви. Ветер жесток, когда, бросая пылью и всполохами забытой гордости, заставляет просыпаться дряхлую память. Сидя на тёплой деревянной лавочке Миллит шеей чувствует горячее дыхание обнимающей сзади Далаи. Или обжигающее чувство привязанности. Или раскаленное чувство любви. Или прохладное чувство счастья.
А, нет больше желаний, лишь бы Далая дула в ухо, заставляя очнуться. Лишь бы она, смешно надувая щеки, улыбалась, бросая в него полимерными утками в неглубоком бассейне. Лишь бы она, предвидя его оргазм, медленно закрывала карие глаза, чтобы мгновение спустя забиться раненой птицей в сладостной истоме. Нет больше счастья, кроме которого у него есть. Нет больше радости, кроме которой у него есть. А больше ничего и не нужно.
С момента его пленения прошло почти полгода планеты-дома Ксении. Пять стандартных месяцев интервремени. Объявленное шаткое перемирие пока имело силу, что очень удивляло Миллита. Ксения и её подруга по неблагонадёжности Темира были бесконечно слабее по военному потенциалу даже соседней планетарной системы Империи. Но содружество двух строптивых планет, набитых под завязку природными, индустриальными и человеческими ресурсами сохраняло свою независимость. Первые два месяца он с надеждой ждал возобновления боевых действий, остальные три он боялся, что Праведная Война вновь доберётся до этих мест. Просто всё изменилось. Миллит нашёл на планете врагов то, что не мог найти на десятках планет Империи. Он нашёл любовь.

Льётся вода. Всплеск прозрачных капель маленького фонтана на террасе их спальни смеётся над шутливыми похождениями потерявшегося странника двух пальцев Миллита по бескрайним равнинам и горам тела Далаи. Вода стыдливо затихает, видя окончание странствий путешественника, нашедшего искомую лагуну. Вода мгновенно топит в себе маленькие брызги, чтобы они не увидели чистоту неприкрытой людской страсти. Им пока ещё рано.
- Передаём специальное сообщение для всех жителей Ксении. Зарегистрировано военное вторжение войск Империи в космическое пространство нашего союзника – Темиры. По всей территории Ксении объявлено военное положение. Принимайте меры…
Передача головидения обрывается, ведь первый удар всегда наносится по средствам массовой информации населения.
Страх в её глазах переполняет его тело. То чего боишься, всегда приходит в самый неподходящий момент, ведь подходящих моментов для этого нет. Возможно, всё обойдётся.

Ревёт земля. Она разбрасывает вокруг ошмётки своей рваной плоти, извиваясь под градом взрывающих её огненных ос. Земля хочет найти убежище, но у неё нет места, где бы скрыться. Она дико воет, заставляя стонать ветер от невозможности поддержки. Земля кричит, прося огонь сжалится. Огонь, плачет от бессилия, но всё равно растёт от прикосновения нестабильной плазмы к любому физическому телу. Вода, стараясь как можно дольше не подчиняться законам людской физики, остужает раненую землю, но всё равно испаряется. Здесь человек король, и зло - его имя.
Закованные в золото отражающего металла космопехотинцы окружили тихий берег его пристани. Его бывшие товарищи по оружию ломали стены тюрьмы, чтобы освободить закованного в цепи узника. Первая рота долго ждала разрешения освободить своего командира, ведь темпомаяк кричал о помощи. Они, не глядя, уничтожали всех Врагов, находящихся поблизости от своего брата. Всех. Даже женщин и детей. Даже её. Только не брат им Миллит сейчас. Враг.

Разве сторож я брату моему?

Это его восьмая боевая выброска на чужую планету. Это его восьмая карательная экспедиция. Только никакой выброски не будет. Миллит вполне уверен в своих силах, ведь его поддерживает его НЕНАВИСТЬ. Два месяца, пока он проходил реабилитацию от полугодового плена, Миллит подготовился. Он глубоко похоронил внутри себя образ тела Далаи, разорванного на куски лепестковыми пулями. Он утопил в глубокой яме помутнённого рассудка свою злобу, застелив её стальными листами радости спасённого заключённого. В беседах с психиатрами и психологами он был предельно осторожен, чтобы, не дай бог, случайно не выдать своё истинное настроение. Он добился своего: Миллита вновь отправили в первую роту.
На Алкмаре, где он реабилитировался, Миллит купил на чёрном рынке скорострельный карабин с боекомплектом, упаковку взрывчатки и тайком пронёс на “Возмездие”. Огромный десантный корабль, висящий на орбите Алкмара, жил кипучей подготовкой к боевому старту. Сорок четыре тысячи десантников, пилотов и обслуживающего персонала готовились к предстоящей войне. Они никогда не вернуться к своим близким.
При вхождении в систему Кааи (очередной мишени) Миллит достал из тайника карабин и взрывчатку. На борту “Возмездия” ни у кого не было личного оружия. Это строго запрещено. Миллит не боялся вооруженного сопротивления.
При первой попытке не пустить его в запретную для солдат зону он открыл стрельбу. Он успел добраться до командной рубки, прежде чем Враги смогли заблокировать двери. Два магазина для карабина, два заряда взрывчатки и “Возмездие” навсегда потеряло управляемость. Остался последний путь. Пробиваясь через десятки ничего не понимающих Врагов в святая-святых космического корабля, Миллит плакал, вспоминая запах волос Далаи. Входя в помещение генератора ноль-пространства, Миллит улыбался, вспоминая застенчивую детскую улыбку Далаи. Устанавливая заряды на генератор, Миллит радовался скорой встрече с любимой.

Бьётся сердце. Качая кровь по артериям, оно распускает во все стороны низкочастотные волны боли.
Активируя детонатор, Миллит запел гимн первой роты:
- Горите, горите за мной города…

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Андрей Север: хорошо написано, сильные метафоры, классный язык, цепляет, но логически кое-чего не пойму... какой смысл десант сбрасывать на мегаполис? я могу пон...   (07.02.2009 1:28:49) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Wee


Случайное произведение

автор: Евгений Мартынов


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008