Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Моя дорога. (эссе)
Не сдать человека в смерть... (стихи)
Я вернулся (фэнтези и фантастика)
Думаю, вдоль позвоночника линия сгиба (стихи)
У ЭШАФОТА (стихи)
Вперёд, Россия! (фэнтези и фантастика)
журнальный столик (нечто иное)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Говорить и писать можно все, что думаешь, но думать следует осторожно

(Нора фон Эльц)

Rambler's Top100







Youngblood

От жизни много не беря.

Ксения Торкова>

Вы - 1489-й читатель этого произведения

1 часть.
Я родился в простой русской семье, в 1985 году 15 марта.
Когда мне было 16 лет меня увлекла музыка, настоящая музыка, как я считал, - русский рок. Что это и как его использовать и для кого – я не знал. Знал только, что классно поет: “Наутилус Помпилиус”, “ДДТ”, “Аквариум”, “Машина времени”, “Кино”, “Агата Кристи”,“Крематорий” и т.д. Относилось ли это все к русскому року – сказать сложно.
Первая гитара, первая сигарета, первый стакан водки, первая девчонка, первый поцелуй, первая женщина. В принципе, больше мне ничего и не надо было.
Самое интересное, что я не шлялся по дворам, был примерным мальчиком, ходил в музыкальную школу. Но зато в выходные я оттягивался на всю катушку: слушал все, что хотел и пил все, что захочу.
Это продолжалось не так долго, вскоре, я захотел абсолютно самостоятельной жизни – забросил институт ( о чем родители не знали), поругался с предками по поводу денег и моей жизни. Долго это терпеть я не мог. И в возрасте 18 лет покинул квартиру, предварительно оставив записку: “Ждать не надо, не приду. Андрей.”



Был конец апреля. Весна в самом разгаре: полно симпатичных девчонок; сухих, теплых подъездов; высоких крыш.
“Снова к нам приходить весна.
Журавли вернулись домой.
Мальчик по дороге идет
В поисках бананов и сна.
Снова к нам приходит весна.
Девочки надели банты…”

“Не ругай меня, но потекла вода,
И мне пора из дома, дома
По ручьям, по звездам, по чужим домам,
Все это знакомо, кома.
Солнце мне в глаза”… ( Ва - Банкъ)

Я закурил свои Pall Mall Lights и отправился. Куда? Не знаю.
Знакомых у меня много, но друзей очень мало. К сожалению, мой лучший друг, Олег, уехал в Германию на 3 месяца, естественно, он не знает, что со мной случилось. Больше ни к кому не хотелось обращаться – начнут лечить и учить. В первое время хотелось устроиться на работу, что я и сделал уже 5 дней назад. Я работаю в баре барменом. Кстати, ремесло это сложноватое, но я учусь. А вот где я буду жить? Вот это вопрос. Его-то я и не продумал…
Я прошел еще несколько шагов и сел на скамейку. Действительно, и где я буду жить? Перед тем как уходить из дома я его не задавал. Почему? Наверное, думал, что само все наладиться.
Сразу вспомнился “Калинов мост” “Уходили из дома” и строчки въедались в мозг:
“Это было весной, когда мы все уходили из дома,
Времена, когда мы навсегда уходили из дома.
Не ищи меня мать – ушел день обнимать,
Ты прости меня мать: пропал ночь обнимать”.. .

Наступил вечер. Похолодало. За 4 бесцельных часа я прошел от своего дома к Чистым прудам. За это время я успел зайти перекусить в кафе. Кафе это я любил, потому что можно было видеть все, что происходит на улице. В основном там прогуливались мамаши с колясками, толстые дядьки с портфелями возвращались с работы, ребятня, которая шлялась по улицам от нечего делать, иногда интеллигентные старушки, возвращавшиеся со спектакля в театре. Приятно и тихо. Там продавалось очень вкусное кофе, и всегда можно было покурить. Тогда мне приходили в голову строчки Воскресенье “Так бывает”:
“Счастье – это только лето в ожидании весны,
Краткий миг во власти света посреди кромешной тьмы.
Цель закатов и рассветов, долгих зим, коротких лет,
Тень вопроса, след ответа – крылья есть, а счастья нет…”

Я смотрел на небо… Красиво, когда – то у меня была такая же девушка, с такими же яркими глазами, как некоторые звезды на этом темном небе. Где она сейчас? Может, сидит так же на скамейке, на другом краю земли, и ее обнимает какой-то рыжий парень, шепча ей на ухо комплименты, при этом левой рукой гладит ее бедра… Жалко, меня сейчас никто не погладит, хотя бы по головке, никто не пожалеет и не берет к себе домой. Хотя я сам на это напросился, сам сделал свой выбор.
Я очень устал, сам не зная отчего, поэтому решил переночевать на скамейке. Все удобства для этого у меня были: теплая куртка и удобный мягкий рюкзак.
Засыпал я под весенний ветерок, который шуршал сухими листьями, напоминавшими об осени, до которой было еще очень далеко. В ушах звенела музыка, постепенно она стихала. На ум пришла строка: “Вот такая вот музыка, вот такая, блин, вечная молодость.”

Утро было тяжелым, башка трещала, конечности меня не слушались. Кое-как сев на скамейку, я закурил, подумал о Космосе, встал и начал собираться. Было около 8 часов утра. Собравшись с мыслями, я понял, что заночевал тут на бульваре. Осмотревшись, я вспомнил, что здесь находится заброшенный вокзал, как оказалось, на самом деле, он не заброшенный, просто там действуют 2 пути направления: туда и обратно, а все остальные пути забиты недействующими товарными и пассажирскими вагонами. Почему-то я решил, что идти мне надо именно туда, что я и сделал. Идти оказалось недолго.
Я завернул за угол – осталось совсем чуть-чуть. Передо мной открылся небывалой роскоши вид: засраное поле старых вагонов, куча ворон и воробьев, большая свалка отходов. Да… Может, развернуться, плюнуть на все это – пойти к Машке. Она всегда примет и никогда ничего не спросит, правда, она жутко ревнует. Ну и ладно. Только я собрался развернуться и пойти к ней, как сзади меня раздался какой-то мокрый и рваный кашель. Я обернулся: за мной стоял пацан лет 10 с черными волосами, шустренький на вид, одет он был в спортивный костюм, в шлепанцах, ничего примечательного в нем не было, таких много на вокзале. В общем, только я собрался развернуться обратно, как он прохрипел: “ Парень, ты заблудился что ль, может тебе помочь”. В его голосе не было угрозы, только какая-то надежда, а, может быть, и не надежда, а какая-то тоска. Фиг разберешь. Он снова прохрипел с каким-то интересом: “Ты из дома сбежал что ль?” Я молчал. Так продолжалось минуты 2. Интересно, откуда парень догадался? Я ответил: “ А что, похоже?” Он посмотрел на меня как на идиота и прохрипел свою очередную серенаду: “Ты что, не в курсе, это место для всех, кто сбежал из дома или для тех у кого его нет. В простонародье это место называется виселица”.
А почему виселица? – спросил я.
А потому что здесь виснуть все, когда хотят, вот поэтому и виселица.
Если честно, я думал, что история этого места уходит, далеко в историю первых вокзалов и вагонов. Ан нет, все очень просто.
- Слушай, а как тебя зовут? – спросил я черноволосого паренька.
- Шурик, а что?
- Да не, не чего. И долго ты здесь виснешь?
- С сеструхой я здесь уже год. Копим деньги, жить хотим и уехать куда – нибудь.
Кто приходит, кто уходит, кто возвращается и не возвращается.
Только я задумался о доме. Парень опять прохрипел: А как тебя зовут?
- Андрей.
- О, Ленка пришла. – обрадовался Шурик.
Я обернулся: за мной стояла девчонка лет 14-15, с русыми волосами до плеч, зелеными волосами, острым носиком. За спиной у нее был рюкзак. На ногах старые кроссовки, сама одета в драные джинсы и черную футболку. В зубах она держала сигарету – Девочка со взглядом волчицы.
- Новенький? – спросила она.
- Не знаю, странный какой-то – ответил Шурик.
- Ну ладно, заходи. – сказала Лена.

Я так и ничего не сказал. Мы прошли к какому-то вагону, залезли внутрь. Мы прошли в какое-то купе. Пока я шел за ними, в других купе была абсолютная тишина. Я осмотрел купе: стол, какой обычно, когда едешь в Питер, в углу под столом стояла бутылка пива, а на столе, к своему удивлению, я обнаружил 3 книги: Г.Г. Маркес “Любовь во время чумы”, Гофман “Песочный человек”, собрание сочинений том 12 В. И Ленина. Интересное собрание книг.
- Присаживайся – сказал Шурик.
Я сел. Удивительно, но за окном был уже вечер, ведь я недавно проснулся...
Захотелось покурить. Только я хотел спросить об этом, Ленка подвинула мне пепельницу.
- Ну рассказывай.
- О чем?
- О себе, о жизни твоей.
- Для чего?
- Чтоб было, будешь нам помогать.
- Помогать? Кто б мне помог.
- И тебе поможем. – сказал Шурик.
- Ты пока помолчи, иди книжки почитай. – сказала она брату.
Шурик поднялся на вторую полку, взяв с собой Ленина.
- Работаешь?
- Да, завтра моя смена.
- Молодец. Сколько зарабатываешь?
Вот это допрос.
- Ну 7 тысяч пока.
- Ты не против, если 1 тысячу ты будешь нам отдавать.
- Нет, не против.
- Ну и хорошо. Тебя завтра разбудить?
- Разбуди, подожди, а как здесь с личной гигиеной?
- Душ и умывальник в соседнем доме на первом этаже.
- А вас впускают в дом?
- Да.
- Шур, извини, сегодня ужина не будет, у меня денег нет.
- Да ладно, я еще с голода не умер. – грустно прохрипел Шура.
- Может, вам купить чего? – спросил я.
Лена хмыкнула : Мне ничего не надо. Шур, ты будешь?
Шурик попросил какой-нибудь воды и хлеба – оголодал парень. Я сгонял в магазин. Купил ему сока, каких-то булочек, яблок, а себе 2 бутылки пива и сигареты.
Когда я пришел, то увидел, что Ленка уже спит, а Шурик читал книжку.
- Ух ты! – воскликнул Шурик: Это мне?
- Тебе, тебе – ответил я.
- Ну, спасибо.
Я поинтересовался у Шурика, после того, как он съел булку, где работает Лена.
- Если честно, то не где.
- Как это?
- А так вот.
- А что же она делает?
- По Арбату шляется, на гитаре играет, там побегает, тут побегает: иногда чего-нибудь перепадает.
- У нее есть паспорт?
- Нет.
- А как вы сюда попали?
- Мы из дома сбежали. «Папа – инвалид, мама – пьяница, соответственно дочь – красавица.» Ну, короче, надоело ей такое отношение к себе и ко мне: постоянно бьют, за водкой просят бегать, жрать нечего, денег тоже нет. Вот, и сбежали.
Я больше не стал задавать вопросов. Допил свое пиво, выкурил сигарету, разложил матрас и лег, уставясь в изъеденный, заржавевший потолок. Я смотрел на него, а потом вдруг резко отрубился и погрузился в царство Морфея.

Проснувшись, я понял и почувствовал, что мне ничего не остается делать:только работать на своей работе, получать деньги, помогать людям, с которыми я живу.

Я посмотрел на верхнюю полку: Шурик дрых. Ленка проснулась и долго смотрела на меня в упор с соседней полки.
- Ты чего?
- Да, нет, ничего, просто ты был бы намного симпатичнее, если бы побрился.
- Блин, хорошо бы. – сказал я и потер подбородок.
- Дом где, знаешь? – спросила она.
- В котором вода есть, знаю.
- Ну и отлично.

Я встал, одел джинсы, взял с собой бритву с пеной, полотенце, чистую футболку и отправился к дому.
Долго идти не пришлось. Когда я вышел из вагона, чувствовал себя очень странно, даже загадочно, как будто я не из вагона вышел, а из другого измерения. Пошел к дому. Дом красовался среди этого металлолома, как Эйфелева башня среди грязного Парижа. Подъезд у этого дома был обрушен, лестницы полуобвалились. Я зашел на первый этаж. Сзади я услышал 2 мужских голоса, я обернулся: шли 2 каких-то бомжа. Один был босиком, в драных портянках с белой футболкой ( которая уже был давно не белая), среднего телосложения, с хитрыми бегающими глазками, лысый, без двух передних зубов, на вид около 55. Прямо герой песни “Бомж” Сектор Газа:
Я бычок подниму, горький дым затяну,
Люк открою, полезу домой.
Не жалейте меня, я прекрасно живу,
Только кушать охота порой…
Второй был молодой, лет 25, с закатанными рукавами на рубашке, в грязных джинсах, светленький и очень худой – одни кости. Они о чем-то мило разговаривали.
- Я тебе морду набью, если не принесешь – говорил старик.
- Кто кому еще. – робко отвечал парень.
- Молчи. – ответил старик и задвинул ему по затылку.

О! – обратил на меня внимание старик: Ты кто? Неужели, здесь живешь, первый раз вижу.
Помыться что ли? Ну мойся, мойся, пока вода бесплатная.
И он указал мне на дверь, за которой скрывался душ, умывальник и даже унитаз.
Подожди – задержал меня старик: Тебя как зовут?
- Андрей.
- Смотри, Андрей, смотри, здесь жить нелегко, даже, если ты ненадолго к нам забежал. Тут такие заморочки иногда бывают… У-уууу – протянул он: Кстати, меня Володей зовут, а этот м…к – Аврелий.
- Да не м…к я – начал оправдываться парень.
- Ладно, ладно. Опять же как ты мог его потерять, ты же…
Дальше слов я не разобрал, потому – что зашел в ванную комнату. Странно, в ванной было чисто, не считая, заржавевшие трубы и кран в умывальнике. Все прилично и цивильно. Я принял душ, побрился, умылся, одел чистую футболку. Был свеж и чувствовал себя как никогда. Когда вышел из ванной, то бомжиков уже не было. По пути я встретил Ленку, которая направлялась к дому. Она ничего не сказала, а только выразительно посмотрела. По – моему, я нравлюсь этой девчонке – подумал я: А она…
Блин, сколько времени, наверное, я опаздываю на работу. Я быстренько добежал до купе, взял, что нужно на работу и поспешил в бар.
Шурик еще спал.
На работу я успел. В баре было славно, но пока никого не было. Кого вы хотите увидеть в баре в 9 часов утра?
Приходил я на работу рано: помогал хозяину. Бар был небольшой, как раз, примерно, мой размерчик: маленький, светленький, уютный, всегда с хорошей музыкой и напитками.
Хозяина звали Владимир Илларионович. Добродушный дяденька заработал деньги на каком – то предприятии, потом оно распалось, и Владимир Илларионович купил себе бар. Хозяин он был хороший, обещал повысить зарплату всем со следующего месяца.
В баре работало 3 человека: я, Серега и Лика. Я был официантом, Серега был поваром, а Лика бухгалтером и официанткой, а также она была любовницей нашего хозяина. Мне очень нравилось здесь.
Дела бара шли хорошо.
Сегодня был спокойный день. Все как обычно. С работы я ушел в 12 часу ночи.
Когда я пришел домой, тьфу ты, на виселицу. Ленка ждала меня и с ехидной улыбкой сказала: Ну как наработался?
- Да ответил я и уселся на койку.
- Где Шурик? – спросил я
- На улице болтается.
- Слушай, - спросил я: А откуда он берет эти книги?
- Из библиотеки.
- Он ходит в библиотеку? – удивился я.
Тут пришел Шурик.
Как дела? – спросил он.
Нормально. – ответил я.
Он сел рядом со мной и уставился в окно.
Я открыл пиво и отдал его Ленке. Ленка взяла его, глотнула и поморщилась: Это что? Сибирская корона? Лучше Невское. Спорить я не стал: у всех вкусы разные.
Шурик достал из сумки яблоко и начал его сосредоточенно грызть и вдруг спросил меня: Андрей, вот если бы вся наша жизнь была мифом, ты стал бы в ней жить?
Я немного подумал и ответил: А наша жизнь и есть миф. Просто каждый выдумывает сам себе свой миф.
Я так не думаю – ответил Шурик: Я думаю, что для каждого из нас миф уже существует, уже как бы записан. То есть твою жизнь уже кто-то читает, пока ты на Земле.
Лена молчала. Лен, а ты, что думаешь?
А я думаю, что жизнь – это не миф, это реальность. И никогда жизнь, мифом не будет и не могла бы и быть, даже если ты очень этого захотел. А если бы была бы мифом: меня бы точно не было.
Тут я перебил весь разговор: Вы что-нибудь ели сегодня?
- Да, нас Володька накормил. Знаешь Володю? – спросил Шурик.
- Знаю.
- Так он откуда-то хорошие продукты приволок. Сегодня колбасой угощал.
- Хороший мужик. – согласилась Лена.
Я посмотрел на наручные часы: 3 часа ночи.
- Вы спать не хотите?
- Хотим, даже очень одобряем – ответил Шурик.
Мы разложились, я погасил свечку и лег спать.
Буквально через 10 минут, я услышал шубуршание около моей койки. Блин, кому не спится? Я достал зажигалку и огляделся: около моей койки, обнюхивая крошки, бегала крыса. Увидев меня, она застыла и посмотрела на меня черными бусинками своих глаз и…
Вот, тварь, жить не дает.
Я лег опять и заснул крепким, здоровым сном.
Когда я проснулся, Ленки уже не было, а за столом сидел Шурик и читал.
- Привет, Шур!
- Привет.
- Что читаешь?
- Да так ерунду какую-то.
Я встал, оделся, умылся в доме и пришел обратно. Шурик смотрел в окно. И вдруг сказал:
- Знаешь, ты мне очень нравишься, я всегда хотел такого брата. Но ты не думай, что я не люблю свою сестру.
- Считай меня старшим братом – ответил я.
- Можно? Здорово! У меня теперь есть старший брат! Пойдем к тете Маше: она нас по настоящему забратает.
- Забратает?
- Да, ну, мы станем братьями по обычаю наших законов.
- Здесь есть законы?
- Есть, но тебе знать их не надо. У тебя есть совсем другие обязанности.
- Что за обязанности?
- Потом расскажу, сейчас даже не спрашивай.
- Ладно, хорошо. Мы брататься пойдем сейчас?
- Да.
Мы поднялись. Шурик взял с собой какую-то книгу в кожаном переплете, немного полистав ее и щелкнув языком, положил ее в пакет.
- А где эта тетя Маша?
- В лесу.
- В каком лесу?
- В лесу поездов.
Мы шли по рельсам, натыкались на груды мусора и на лужи, размышляли как их лучше обходить.
Тут я увидел костер. Вокруг него расположились мужчины и женщины разных возрастов.
Шурик сказал: Только тихо, не говори ни слова, пока не спросят чего.
Мы подошли к костру. Я разглядел людей. Они молча сидели у костра, у каждого явно была своя глубокая проблема. Все хмуро смотрели на костер и, видимо, ждали то ли эту тетю Машу, то ли еще кого – нибудь. Все они были грязные и в рванье, каждый изредка подбрасывал в костер сучки и поленья, некоторые курили, другие ковыряли грязь под ногтями. Но общее, что у них было это - абсолютное молчание.

Шурик оставил меня на улице, а сам ушел в вагон. Через несколько минут поманил меня рукой. И опять предупредил: Молчи, как рыба. Пока лично тебя не спросят. Понял?
Я кивнул.
Мы молча шли по коридору. Также молча мы дошли до последнего купе. Шурик постучался. Нам открыли дверь. Там сидела тетка, прилично одетая( в строгую юбку и пиджак с рубашкой). На вид ей было около 40 лет.
Шурик представил нас. Тетя Маша мило улыбнулась и предложила нам сесть. Шурик достал книгу и отдал тете.
Она полистала ее и открыла примерно на середине.
- Вы хотите стать братьями?
- Да – ответил Шурик.
- Ну и хорошо.
Она повернулась ко мне. Я чувствовал себя как на бракосочетании.
- У тебя есть семья? – спросила она.
- Да – ответил я.
- Хорошо.
- У тебя есть родные братья или сестры?
- Нет.
- Хорошо.
Она достала чистый листок бумаги. Что –то записала там. И заставила расписаться.
Расписываться надо было пером. Шурик ловко поставил какую –то закорючку, а я прилежно вывел свою. Потом тетя забрала эту бумагу и положила к себе в дипломат.
Ну хорошо.
До свидания, - пробормотал я.
Тетя посмотрела на меня недоуменным взглядом и сказала: Хорошо.
Шурик больно пнул меня в бок. Мы вышли из вагона и, как только мы дошли до нашего поезда, Шурик разразился ругательствами: Я же просил тебя ничего не говорить, пока тебя конкретно не спросят! - и далее в том же духе.
Я тупо смотрел, как меня материт парень младше меня на 8 лет. Когда он успокоился, я тихо спросил: Ты все? Он промолчал, развернулся и побрел к дому. Эй, постой – закричал я – Мы же все-таки как никакие братья. Ведь так? Он остановился, повернулся ко мне и побежал. Я поймал его на руки. Да, мы с тобой братья, - заплакал Шурик. Я стал его успокаивать. Он встал на землю. Пойдем в дом, – предложил Шурик.
- Зачем?
- Помнишь Володю с Аврелием?
- Помню.
- А ты знаешь, что они ученые.
- Нет. А какие они ученые?
- Они хотят… Ну, короче, они сами тебе расскажут. У Володи в доме целая лаборатория. Там так здорово, ты бы видел. Там очень красиво.
- Ну, пойдем.
Он взял меня за руку и мы пошли к дому.
У дома расползлась темная глубокая лужа. Кое - как перепрыгнув через нее мы вошли на лестницу. Шурик повел меня вверх по лестнице. Уже оттуда я услышал бульканья, грохот и ругань Володи: Да что ж ты делаешь! Аккуратней надо! – и еще немного матерных слов. Мы подошли к двери. Шурик постучался: Можно?!
- Кто там?!
- Это я, Шурик, и мой брат, Андрей.
- А, заходите.
Аврелий открыл нам дверь. У меня зарябило в глазах. Там было очень много света, не просто много, а слишком много. Аврелий, дай им очки! – закричал Володя. Я почувствовал как, кто-то одел мне на нос очки. Я открыл глаза. Ух ты! - вырвалось у меня. Вся комната была заставлена стеклянными колбами, которые блестели всеми цветами радуги. На большом столе по середине комнаты стояла большая длинная машина, сделанная из стекла. Из нее торчали тысячи трубочек. А внутри машины переливалось жидкость золотого цвета. Я подумал, может они алхимики? Вдруг машина заурчала и из одной из трубочек вылилась жидкость зеленого цвета. Аврелий подошел и собрал ее руками в колбочку. Просто руками! Что это??!
- Ты чего, Андрюха? - спросил Володя.
- Я, да, я, ничего…
- Ты испугался, что ль? – продолжил Володя. – О как ошалел! – засмеялся он.
Я, действительно, ошалел. Я разглядывал комнату, пытаясь найти на стенах хоть какие –то чертежи, того, что они делают. Но ничего не обнаружил. Поймав мой смущенный взгляд, Володя проговорил:
- Мы, брат, занимаемся ловлей света. С помощью этой машины мы хотим поймать свет, грубо говоря, поймать его так, чтобы можно было подержать его руками. Над этим мы работаем уже 3 года, и у нас есть продвижение, и очень заметное. Объяснять я тебе не буду, все равно, не поймешь.
- А можно узнать, что за жидкость зеленого цвета вы собирали руками?
- А, это плазменная краска. Мы ее тоже собираем, вдруг понадобится.
Я никак не мог сообразить: откуда у них оборудование, откуда знания и идея изъятия света. Конечно, машину они могли сделать сами, но она была настолько идеальна, что я усомнился в этом. Вся из стекла, без единой трещины, без поломок и так далее. Неужели, они сделали ее сами! Все- таки я не удержался и спросил:
- Вы сделали эту машину сами?
- Да, ты что! Обалдел что-ли! Нет, конечно, мы ее украли из музея алхимика.
- Из какого музея?
- Алхимика, в Праге.
- Вы были в Праге?
- Были, мы везде были. Да, Аврелий?
- Угу. – отозвался Аврелий, которой наблюдал за работой машины.
Шурик в это время смотрел, как переливается жидкость красного цвета в одной из части машины. Володя взялся за инструменты непонятного происхождения, подошел к аккумулятору и начал там шуровать. Аврелий стал заниматься поимкой зеленой краски.
И я решил, что пора уходить, чтобы не мешать работать. Я взял Шурика за руку, и мы пошли в свой дом.
Ленке дома не было, наверное, сегодня она придет поздно. Завтра мне надо было на работу и я хотел лечь по
раньше спать.
Я закурил сигарету, Шурик рядом в слух читал мне Гофмана. Глаза сами по себе закрывались, я зевнул и вдруг услышал пронзительный крик. Я аж подпрыгнул на месте!
- Ты чего, испугался? – спросил Шурик.
- А ты что, нет?
- Это наш великий композитор зажигает. – засмеялся Шурик.
- Это кто?
- Да слоняется тут один, Леонидом зовут. Все хочет найти чистый звук, совершенный, причем именно из гитары. Вот, дурак! Даже не знает, как выглядит этот звук совершенный!
- Может, знает?
- Да, ничего он не знает. Много из себя строит, мол он самый – самый. А на самом деле, ничего он из себя не представляет. И гитара у него фуфловая, уже разваливается.
Вдруг я вспомнил, что тоже, когда играл на гитаре… Неужели это было так давно?!
- Ты можешь меня познакомить с ним? – спросил я
- А зачем тебе?
- Просто интересно было бы познакомиться с новыми людьми, тем более я когда –то играл на гитаре.
- Давай завтра, а? А то я уже засыпаю.
- Хорошо, давай завтра.

Опять работа. Серега после работы предложил сходить в какую – нибудь кафешку неподалеку. Я согласился.

- Что- то с тобой странное твориться, парень. – начал Сергей.
- Что именно? По – моему, все нормально.
- Да, что – то ты мне не нравишься в последнее время, измученный какой – то, подавленный, нервничаешь часто. Что случилось?
Я рассказал ему все, что со мной произошло. Сергей молча смотрел на кружку с пивом.
Я не так давно его знаю, но, мне показалось, что парень Серега хороший: всегда ответственный, знает как развлекаться и не отказывает в помощи, которая ему по силам.
- Н да.. Ты, Андрюха, попал. В такую ж… тебя занесло.
Я не знал, что на это ответить.
- Когда ты начал рассказывать про алхимиков и про эту Тетю Машу, а потом про гитариста, я уже подумал, что ты на что-то явно подсел: на кислоту или на герыч.
- Да ты что, офигел! До этого я не собираюсь опускаться.
- Я знаю, на это ты не способен. А все же то, что ты мне рассказал, смахивает на фантастико-мистические рассказы заядлого наркомана.
- Нет, это правда.
- Я стараюсь в это поверить. Кстати, тебя ищут родители.
- Откуда ты знаешь?
- Они приходили к нам. Но Владимир Илларионович сказал, что ты недавно уволился. Наверное, решил, что, если тебя ищут родители, значит так надо и не его это дело. Ты исправно ходишь на работу, очень помогаешь ему, так что подставлять он тебя не решился.
- Передай ему огромное спасибо – он меня сильно выручил.
- Передам.
Мы еще немного посидели в кафе. Он спросил меня, что я буду делать дальше, предложил пожить в своей квартире. Я отказался, ответив, что пока меня все устраивает.

Я пришел домой во втором часу ночи. Шурик не спал, Ленки опять не было.
- Ленка пропала, - объявил Шурик.
- Ты уверен?
- Нет, не уверен! Она так, шляется и уже вторую ночь домой не приходит! Издеваешься что ли? – огрызнулся Шурик.
- Ну, давай, не будем разводить панику. Если она не вернется до конца недели, следовательно, будем ее искать.
- Сегодня что?
- Пятница.
- Хорошо, будем ждать до воскресенья.
Шурик залез на вторую полку, повернулся к стенке и заснул.
Вдруг я вспомнил о несчастном гитаристе, с которым Шурик обещал меня познакомить. Но было уже поздно, да и в каком поезде и вагоне жил этот чудак, я не знал.

Сегодня у меня был выходной. Солнышко весело играло на грязном стекле поезда, золотистый луч блуждал по моему лицу, пытаясь меня разбудить.
Я открыл один глаз. Сначала то, что я увидел, показалось мне сном, открыв второй, я понял, что ошибаюсь. Напротив меня сидела тетя Маша и беззвучно плакала. Шурика не было. Увидев, что я проснулся, она выдавила из себя пару неясных предложений:
- Лена. Шурик там. Что – то с ней.
Дальше она говорить не могла, потому что разразилась немыслимыми рыданиями.
Я резко вскочил и выбежал на улицу.











версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Виктория-Флаура


Случайное произведение

автор: СИРена


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008