Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Каллы не вянут, они засыхают. (эссе)
Катерина (фэнтези и фантастика)
Повесть - новости (проза)
Двойная Агрессия (фэнтези и фантастика)
Я хочу, чтобы у меня было фасеточное зрение (нечто иное)
Но знаете, я буду ждать (стихи)
Титановый Мальчик (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Понятия большинства людей о поэзии так туманны, что туманность служит им определением поэзии

(Поль Валери)

Rambler's Top100







Youngblood

Беслан 2004

Isamar>

Вы - 1245-й читатель этого произведения

Погибшим в Беслане детям посвящается…

«Не понимаю и, наверное, никогда не пойму, как можно не дорожить собственной жизнью, дыханием, возможностью видеть, слышать и ощущать этот мир. Это естественно по природе человека, а все, что находится вне пределов этого – нечеловечно», - так думал Игорь, вот уже привычно ведя за руку сына в школу, в первый класс. Была середина сентября, и воздухе, даже городском, одурманенном смогом, можно было ощутить легкое касание осени. Оно было повсюду: на слегка пожелтевших и готовых сбросить листву деревьях, на остывавшей земле, на лицах людей. «Лица стали серыми – да, именно так. Но, наверное это не осень виновата, ведь есть же странные типы, которые, как и великий А.С. любят это «унылое очарование». Люди стали оглядываться, сторониться незнакомцев, люди стали реально бояться за свою жизнь и жизнь своих близких и друзей. Хотя…войны не было, «миру мир» никто не отменял. Надо же, как несколько дней могут изменить страну, да что страну, мир!..»
- Папа, ты сегодня купишь мне конструктор, который мы видели в магазине напротив нашего дома? – сын вдруг заставил вернуться Игоря к реальности, возвратиться из внутреннего мира мыслей. – Я обещаю тебе, что принесу пятерку по математике, обязательно! – лицо мальчика расплылось в широкой смешной, детской, немного беззубой улыбке.
- Да, Костя, я же тебе обещал, а ты знаешь что папа всегда держит свои обещания? – Игорь постарался как можно более пристальнее посмотреть на сына.
- Конечно, но…- Костя как будто бы о чем-то вспомнил. – Ты исполняешь свои обещания, но твоя работа. Ты, папа, слишком редко со мной играешь.
- Боже, мой сын-первоклассник рассуждает уже как взрослый! Папа просто восхищен твоей логикой сынок! – Игорь от души засмеялся. – Я куплю тебе игрушку, столько игрушек, сколько ты захочешь, и это будет сегодня. Обещаю! – он величественно поднял вверх правую ладонь.
- Пап, а одну из игрушек давай мы с тобой отдадим тому мальчику, которого вчера по телевизору показывали, как он в больнице лежит весь в белых бинтах.
Игорь медленно опустил руку: «Боже, как я ни старался его оградить, все эти события ранили психику даже ребенка. Раз он заговорил об этом со мной, значит, в школе детишки обсуждают это, значит, учителя им что-то рассказывают». Профессиональная привычка психолога раскладывать проблему на ряд более мелких уже начала прокручивать обычную схему в уме, что ж, от реальности нельзя убегать. Раз сын знает, значит, ему нужно объяснить все доступно для него, не скрывая правды, но и не усугубляя ее правдивыми, но жестокими рассказами.
- Конечно, сынок! Если хочешь, мы можем пойти к этому мальчику. Ты хочешь с ним дружить?
- Папа, я не хочу, чтобы ему было больно и грустно одному. Я хочу сам выбрать подарок для него и подарить ему, - мальчик на несколько секунд замолк, на его глазах блеснули слезы, и только тогда он продолжил – Он ведь не умрет, как те, другие дети, правда?
- Правда, сынок, - Игорю стал уже неприятен этот разговор. Он совсем не хотел заводить его в это русло, так волновавшее его самого сейчас. – А вот и твоя школа, мы почти дошли.
Зайдя в здание школы, Игорь поздоровался с охранником, который уже за две недели более-менее привык к новым лицам первоклассников и их родителей, и узнал Игоря и Костю в лицо.
- Доброе утро, Игорь Владиславович! – пожал он руку мужчине. – Доброе утро, Константин Игоревич! - с улыбкой он пожал руку и мальчику, - Вас уже ожидает в 1б классе Наталья Юрьевна!
Лицо Кости засияло счастьем от столь высокого обхождения с его пока еще маленькой персоной, и он, уже взбираясь по ступенькам лестницы, крикнул на прощание отцу:
- Пока, папа!
Игорь прошептал: «Пока» уже, кажется, самому себе. Пожав руку плотному и надежному на первый взгляд охраннику, он быстрым шагом вышел из здания школы, школы, которая жила казавшейся столь привычной мирной осенней жизнью.


Придя в офис, Игорь первым делом включил компьютер и просмотрел сводку новостей за прошедшие вечер и утро. Решив, что утешительного и позитивного во всей этой информации мало, он просмотрел пришедшую корреспонденцию и вызвал к себе зама.
- Скажи мне, Олег, - начал Игорь. – Что ты знаешь о мальчике, которого привезли с места трагедии в нашу больницу, над которой мы взяли шефство?
Зам, вопросительно посмотрев на шефа, неуверенно ответил:
- Я точно не знаю, Игорь Владиславович, но мне кажется в чем – в чем, а в нашей помощи он еще пока точно не нуждается. На вчерашний вечер Алан находился еще в состоянии комы.
- Разве я тебе говорил про нашу ему помощь? – резко оборвал ответ Олега Игорь. – Я просто хотел узнать, можно ли, например, будет пройти к нему в палату.
- Теоретически, - Олег почесал бородку, задумавшись. – Теоретически, я думаю, что это возможно. Если это срочно, я могу связаться с главврачом, и, думаю, мы придем к взаимовыгодному решению.
В ответ Игорь опять не смог сдержать эмоции:
- Господи, Олег, ты просто не можешь не думать о выгоде, о прибыли! Я ценю это твое качество – пробивать всегда и везде интересы компании, но сейчас. Сейчас, не знаю, как ты, а я просто не могу не думать обо всех этих несчастных детях. Я бы хотел им помочь, но, боюсь, что здесь у нас в городе находятся лишь те, кому и, правда, наша помощь еще не требуется, и неизвестно, потребуется ли.
- Да, я тоже не могу не переживать, видя, что творится в стране, - Олег присел в удобное кресло для пациентов и платком вытер со лба пот.
Игоря всегда смешила эта физиологическая склонность зама к потовыделению в моменты особой напряженности, что иногда мешало вести переговоры на высшем уровне. Но сейчас смеяться почему-то не хотелось. Тем не менее, нужно было не забывать, что и текущие пациенты тоже нуждаются в помощи и поддержке, а особенно в разговоре, простой беседе двух понимающих друг друга собеседников.
- Что ж, как бы там ни было, нужно начинать работу. Боюсь, что теперь у нас ее прибавится! Люди сейчас как никогда нуждаются в моральной поддержке.
- Да, это же здорово! Вы представляете, сколько компания… - Олег бодро начал предложение, но, видимо, уже в процессе высказывания осмыслив все заново, он понизил тон, - я хотел сказать: скольким людям компания сможет помочь, - и смешно так улыбнулся одним краем губ.
- Да, Олег, тебя не исправишь! – Игорь в первый раз за этот день еле сдержался об смеха. –Кстати, - продолжил он. – Не забудь связаться с главврачом. Мы с сыном хотим поехать в больницу ближе к вечеру.
- С сыном? – Олег, казалось, был в полном недоумении. – А зачем ребенка-то своего тащить на весь этот ужас смотреть?
- Все, работать, я сказал! – отрезал как можно более вежливее закончившийся разговор Игорь и приступил к текущим делам.


День прошел быстро и очень насыщенно: 4 пациента с легкими формами психоза – немудрено после того, как люди насмотрелись и начитались в СМИ ПРАВДЫ. «Кому нужна эта правда жизни, правда смерти, если после нее не сотни родственников погибших, а тысячи россиян и людей по всему земному шару не могут справиться с ночными кошмарами, вновь и вновь мысленно представляя себя на месте несчастных детей?» – какие только высказывания сегодня не пришлось выслушать Игорю. «Правда нужна, какая бы она ни была, вот только доносить ее надо цивилизованно и профессионально» - так он думал, мчась по Кольцевой. Один раз Игорь вспомнил телефонный разговор с главврачом одной из крупнейших больниц города. Тот сначала долго упирался, говорил, что в реанимацию не допускаются посещения, тем более посторонних. Пришлось сыграть на деловой стороне вопроса между больницей и его частной клиникой, после чего консенсус был найден. Визит в госпиталь был намечен на вечер текущего дня. Сын будет доволен, а это главное!
Мысли проносились в голове, как машины на противоположной полосе проезжей части. Игорь и сам не заметил, как припарковался около детского гипермаркета. Около входа в магазин его уже ждали Костя и его няня – 19-летняя студентка Света.
- Привет, пап! – сын подбежал и вскользь чмокнул его в щеку.
- Добрый день, Игорь Владиславович! – как обычно приветливо и вежливо поприветствовала его Света.
- Привет-привет и вам всем! – Игорь понял, что при виде сына, настроение его тут же скакнуло вверх по шкале позитива-негатива. – Ну что, готов ли ты, щедрый рыцарь, идти по магазинам, делать покупки?
- Конечно, пап! Правда, я еще не знаю, что куплю Алану, но я решу, обязательно! – Костя тянул отца за руку к автоматической входной двери детского мира.
- Алану? – Игорь очень удивился. Сына действительно интересует судьба этого мальчика, которого он даже никогда в глаза не видел. Тем не менее он решил поддержать тему, - Что ж, я думаю, Алан в любом случае будет доволен твоим выбором и твоим вниманием. Пошли! – Все трое зашли внутрь красивого торгового павильона.
В результате долгих и забавных, как показалось Игорю поисков сына была куплена целая груда игрушек: конструкторы, модели машинок с радиоуправлением, разнообразные киборги и другие герои современных, неизвестных Игорю мультсериалов. Не куплена была лишь одна вещь – подарок для больного мальчика. Игорь видел, что сын мечется от одной полки к другой, делая нелегкий выбор между огромным игрушечным танком с дистанционным управлением – «давняя его мечта», вспомнил мужчина – и моделькой самолета для самостоятельного конструирования. «Я такие любил в детстве собирать и склеивать» - с ностальгией вспомнил Игорь. Он посмотрел на экран мобильного телефона. Время поджимало, надо было оставить еще минут 30-40 на дорогу до клиники, ведь на дорогах могут быть обычные будние пробки.
- Сынок, делай выбор быстрее, нам уже пора!
Он видел, как малыш еще больше заметался, но уже не физически, а, скорее, мысленно, глазами перебегая с одного торгового прилавка на другой. Вдруг Игорь понял, что Костю озарило. Мальчишка еще раз осмотрел весь зал, даже не сконцентрировав на отце никакого внимания, глядя как будто бы сквозь него, и понесся в сторону, противоположную от выхода. Игорь и Светлана так и остались стоять в недоумении.
Через несколько минут Костя внезапно появился со стороны секции канцелярских товаров. Утомленные ожиданием взрослые не сводили с малыша вопросительных взглядов.
- Ну, что, ты что-нибудь, наконец, выбрал? – Игорь уже явно давал понять, что нужно спешить. Сын медленной и не слишком уверенной походкой шел по направлению к ним.
Подойдя почти вплотную к тележке с уже выбранными игрушками, Костя опустил в нее небольшую квадратную коробку, завернутую в красивую упаковочную бумагу. После этого он поднял глаза на отца, и, выдержав недолгую паузу, почти шепотом произнес:
- Поехали, папа, я готов.


Почти всю дорогу до больницы никто из троих не говорил. Молчание уже начало тяготить Игоря, ему казалось, что они все уже как будто бы извиняются перед незнакомым пока Аланом, что именно он сейчас там находится в реанимации, а не он, ни Костя, ни Светлана. Задумавшись, Игорь не сразу нашел место для парковки. Около центрального входа в клинику все еще грудились машины телекомпаний и просто одиночные журналисты, пытающиеся выудить из врачей новые подробности. Внимание Игоря привлек врач, дающий интервью всем собравшимся вокруг него репортерам. Лицо врача казалось серым, серым и усталым от бессонной ночи и, может быть, даже не одной. Он выглядел так, как будто бы потерялся в большом и жестоком мире людей, потерялся, как маленький мальчик, который не может все объективно объяснить. Нехорошее предчувствие закралось на секунду в душу Игоря, но он загнал эту мысль в темные закоулки сознания. Обернулся на Костю: мальчик вылез из машины и казался очень напряженным и сосредоточенным.
- Пойдем? – Игорь взял за руку сына и указал в сторону входа.
Костя не ответил, только молча кивнул, прижимая левой рукой к груди таинственную цветную коробочку. Светлана осталась сидеть в машине.
Отец и сын с трудом протиснулись сквозь плотные ряды журналистов, смыкавшись плотным кольцом центральный вход и подступы к нему. Краем уха Игорь услышал обрывки фраз, произносимых врачом и вопросы одного из корреспондентов:
- … Мы сделали все, что могли, ранения были…
- Какие у него были шансы, мог ли малыш…
Начались какие-то перестановки в рядах газетчиков, в толпу слушающих влились другие посетители больницы и просто зеваки, посыпались новые вопросы на представителя медицины. Но Игорю больше ничего не надо было слышать, он все понял. Он делал шаг, а ему казалось, что время между тем, как левая нога поднимется немного от земли, а правая, наоборот, к ней прикоснется носком ботинка, тянется, как будто бы его разрезали на отдельные кадры, и теперь на каждом нажимают «паузу». «Зачем мы сюда пришли, зачем я решил удовлетворить просьбу Кости, зачем?» - много вопросов, но пока ни одного ответа. Тем не менее уже около отделения приемного покоя посетителей встретил милицейский кордон.
- Дальше прохода нет, - мешковатый сержант в помятой серой форме преградил проход.
Игорь, сохраняя прежнее внешнее спокойствие и абсолютную профессиональную ясность мыслей, смело парировал:
- У нас назначена встреча с главным врачом. Вот мое удостоверение, - он вытащил из кармана пиджака бейдж с медицинской символикой компании.
- Секунду, - смягчил тон «серый» - требуется позвонить и проверить информацию.
- Конечно, проверяйте, если требуется, – с одной стороны Игорь был даже рад возникшей паузе. Он мог подумать о том, как же объяснить сыну возникшую ситуацию, как смягчить для него удар.
Пара минут прошла в молчании, только Костя иногда тянул отца за рукав свободной правой рукой, левую же он не отнимал от сердца. Вдруг зазвонил телефон приемной, сержант пару раз тявкнул «Есть!», после чего повесил трубку и уступил проход.
Игорь и Костя, одев белые халаты, шли по длинному коридору больницы, пропахшему лекарствами и пропитанному больным человеческим запахом. Да, Игорь с детства знал этот запах – «больной» - он мог оценить его только так. Запах болезней и печали было сложно описать словами, но если вы хотя бы раз были в больнице, вы знаете его. В какой-то момент Игорь увидел приближающуюся к ним фигуру, тоже в белом халате, но, профессионально оценив, Игорь понял, что халат на пожилом мужчине, идущем навстречу, сидит не как на дилетанте, пришедшего навестить больную жену или тещу, а как на профессионале, который гордится своим белым одеянием. Врач, да, он мог сказать точно, что это врач приближался с каждой секундой все ближе. Наконец, они встретились взглядом – целители людского тела и души. Им не нужно было слов, они поняли друг друга и так. Теперь надо было помочь ребенку, сыну. Это поняли оба, в тот момент, когда главврач посмотрел на коробочку, с которой Костя, казалось, сросся в единое целое.
- Добрый вечер! – врач устало улыбнулся, и было видно, что улыбка эта далась ему нелегко. Мужчины пожали друг другу руки. Пришло время расставить все точки над «i», отступать было некуда. – Игорь…
- Владиславович.
- Да, простите, Игорь Владиславвович! – напряжение на лице врача стало видно еще больше. - Несмотря на нашу договоренность, ваш визит к Алану не может состояться.
Игорь решил, что незачем еще больше мучить человека, поэтому ответил решительно:
- Да, я все знаю. Услышал при входе в больницу, видимо, на пресс-конференции. Мне очень жаль, жаль, что я затеял все это.
Костя стоял молча, но, когда Игорь посмотрел на него, то понял, что сын ничегошеньки еще не понимает. Тем не менее, Игорь решил сначала закончить разговор с главврачом:
- Спасибо, что вообще согласились принять нас.
- С вашей стороны это было очень мило и неожиданно, Игорь Владиславович. Хотя, конечно, много народу сейчас хотят помочь всем, чем только могут.
- Я приношу свои соболезнования вам и всем родственникам Алана. Мы с сыном хотели лишь принести ему подарок и немного скрасить его болезнь, но… – Игорь не знал, какие еще слова подобрать.
- Да, жизнь бывает жестока и несправедлива., - врач опустил глаза. – Простите, но мне надо идти. Слишком много пациентов. До свидания, здоровья вам! – он развернулся и резким четким шагом зашагал прочь, одной рукой сделав быстрое движение около глаз.

Проводив в последний раз взглядом уходящего прочь хирурга, Игорь осторожно взглянул на сына. Тот молча стоял рядом.
- Сын, понимаешь, - Игорю было сложно подобрать слова. – Ты очень хороший и отзывчивый мальчик, я очень рад, что ты у меня такой., но в жизни бывают некоторые вещи, которые не зависят от нас. Твоему подарку Алан, к сожалению, не будет рад.
- Почему? –совершенно искренне поинтересовался Костя.
- Видишь ли, он был слишком тяжело болел, очень страдал, и на небе решили, что он не должен так страдать здесь, на земле. – Игорь выдержал паузу, но не смотрел в глаза мальчику. – Теперь Алан на небесах. Я уверен, что он знает о твоем желании сделать ему приятно и благодарит тебя, но мы… мы ничем больше не можем ему помочь.
- Он умер? – глаза Кости медленно заполнялись слезами.
Было очень сложно произнести это «Да» собственному сыну, но Игорю пришлось это сделать. В тот же момент мальчик, не снимая большого для него, не подходящего по размеру белого халата, побежал в сторону, где только что за поворотом скрылся главврач.
- Костя, ты куда??? – только и смог крикнуть вслед Игорь. Но он уже знал, что не будет догонять обуреваемого эмоциями мальчика.

Игорь сидел на скамейке в приемном отделении минут 5, может быть 10, но ему самому показалось, что прошло, по крайней мере полдня. Вокруг туда-сюда ходили люди: врачи, санитары, посетители, больные, пару раз прошли журналисты, обсуждающие очередную ужасающую детскую жертву, смерть, но все фигуры проплывали мимо взора, как в тумане. И только позже на горизонте возник один единственный, желанный силуэт - Кости. Сын шел медленно, но уверенно. Его сопровождала молодая медсестра, которая что-то рассказывала мальчику. Игорь заметил, что коробки в руках у Кости больше нет.
- Ну вот и твой папа, - молоденькая сестричка улыбнулась мальчику в последний раз и ласково поцеловала его в макушку. – Берегите его, - сказала она, обращаясь уже к нему, Игорю, - у вас замечательный сын. Замечательный, - она еще раз четко. Почти по слогам повторила это слово.

Уже вечером, сидя на коленях у отца, Костя спросил:
- Папа, а тебе неинтересно было, что я хотел подарить Алану?
Игорь посмотрел в прищурившиеся, по-детски хитрые глазки сына:
- Я просто подумал, что ты не хочешь говорить со мной на эту тему. Но, конечно же, мне это очень интересно.
Костя подумал секунду, почесал щеку и все же решил открыться:
- Я купил ему глобус. И я подарил ему его. Тот пожилой дядя в белом халате сказал, что обязательно передаст его маме или брату Алана, которые остались живы. Я подумал, что именно такой подарок ему бы понравился.
- Почему? – искренне недоумевая логике сына, спросил Игорь.
- Потому что я хотел подарить ему весь мир.
Отец внимательно посмотрел на сына, поцеловал в щеку . «Из него вырастет настоящий человек», - подумал Игорь, и глаза его наполнились слезами.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Игорь Даровский: Без коментариев. Помоему здесь они неуместны.   (28.09.2004 5:40:47) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Valkora


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008