Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Кормчий (Падение) (фэнтези и фантастика)
Сизари (фэнтези и фантастика)
Парад (проза)
Искусство художника Шерсть (нечто иное)
Волшебный рисунок (стихи)
Творцы Миров (главы 1, 2) (фэнтези и фантастика)
Бродил туман (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Проза – это слова в наилучшем порядке, а поэзия – наилучшие слова в наилучшем порядке

(Сэмюэл Кольридж)

Rambler's Top100







Youngblood

Хроники Тарда. Эпизод 1. Падение Аргена

$rvr4vr>

Вы - 2526-й читатель этого произведения

Ночь взорвалась канонадой осколочных мин класса «Зубы дракона», сердце совершило затяжной маневр, да так и не вернулось на свое законное место. Застрекотали турели, с небольшим отставанием огрызнулись ДОТы, тьму рвали пунктиры трассеров, а прожектора выхватывали черные маслянистые тела воинства тьмы. Искореженные, абсолютно нарушающие все каноны симметрии и золотого сечения, противоестественные, невозможные, невообразимые мерзопакостные создания шли сплошным шевелящимся потоком, авангард которого сейчас методично перемалывал в равномерный паштет шквальный заградительный огонь.

Дешевый трактир, в дешевом захудалом городишке, что может быть хуже? Только непомерно дорогой грешок, висящий на душе. Отвратительно. Артес зябко завернулся в свою непонятную хламиду, злобно глядя на разномастную пьяную толпу из-под глубоко надвинутого капюшона. Он ждал, и его терпение подходило к концу. Если бы кто-то смог присмотреться к этому одинокому, серо-нелепому человеку, он бы заметил, как на изнеможенном лице гуляли сполохи неведомых мучений, а тело слегка потрясывало, словно в лихорадке. Вот сквозь гудящую толпу сомнительной социально принадлежности к нему подобрался тот кого он так бесконечно долго ждал. Глаза курьера суетливо шныряли по трактиру, выискивая по одному ему известным признакам возможные помехи предстоящей сделке. Но Артесу уже было все равно, он больше не мог терпеть.
-Принес? – Нетерпеливо, сквозь зубы, спросил он пришедшего.
-Конечно, брат паладин, - ответил торговец снами, улыбаясь, демонстрируя миру коричневые мерзкие зубы.
-Молчи, пес!
-Что, тянут грехи тяжкие? И к вам святым братьям они липнут, что же с тобой будет, если узнает святая матерь наша инквизиция, а?
-Не твоего ума дело, не смей угрожать мне, Крыс! И, черт возьми, давай сюда!
-Конечно, конечно, мы простой люд должны угождать вам, святым защитникам нашим, - с издевкой в голосе твердил Крыс, он знал, что паладин сейчас в его власти…
Пакетик с мерзко серым порошком поменялся хозяином со звонко звенящим мешочком. Довольный собой некто по кличке Крыс удалился, а Артес юркнул в отхожее место. Покинул он сие помещение совсем другим человеком, на лице снова загулял румянец, глаза блестели отголосками неземной музыки и видений. Мир снова стал ласковым и теплым, предметы сгладили свои углы, и даже безумно шумящая толпа перестала вызывать безудержную ненависть, заставлявшую до хруста сжимать рукоять плазменного бластера. Юный паладин (к слову к этому времени он уже избавился от сомнительного вида накидки, и теперь не скрывал свою личину) подошел к тому что здесь называют баром.
-Пива мне, - вальяжно кинул он бармену, - и получше, не ту кислятину, что обычно ты спаиваешь местной шушере.
Бармен кивнул, и кинулся выполнять заказ. Артес удовлетворенно кивнул, и сел за стойку. Он был готов простить всему миру многие грехи, и себя в том числе.
-Слышал, крепость Бардин пала, адское отродье лютует как никогда.
-Да ты что?! Пора сматываться из этого городишки, скоро наша очередь.
-Если уж крепость пала, то наш церковный гарнизон и подавно не удержится, прости господи за сомнения.
Но тут до говоривших вдруг дошел факт присутствия здесь представителя церкви, и они напугано затихли. Но Артес лишь тихо выругался – погибать в ближайшее время пусть даже за святое дело не входило в его планы.
****
-Бог, хотел что бы мы своим потом и кровью доказали нашу доблесть и Веру, что бы мы пройдя через мучения и боль присоединились к его небесному воинству в вечной борьбе против Врага нашего. Братья! Настал наш черед доказать что только свет нашей Веры способен противостоять порождениям тьмы! Тучи сгущаются, над этим городом, за нами Святая земля. Скверна идет! Она поглотила крепость Бардин, наши братья доблестно сражались, и я верю что это ослабило адскую орду богомерзких тварей. Мы выстоим! За Веру, за Бога, за матерь нашу Церковь!
-Аминь! – грянуло со всех сторон на слова понтифика.
-Аминь! – запоздало и растеряно повторил за ними я.
-У нас два дня на подготовку обороны, братья, и да пребудет с нами Бог.
Нас всего две сотни, пусть не так давно к нам поступили комплекты тяжелых доспехов «Серафим», и почти сотня средних «Анафем», но тьма что смогла сломить Бардин, это не шутка! Это тотальная смерть, и даже нечто хуже смерти....
***
-Артес, тебе досталась «Анафема».
-Серафимов для себя приберегли? – огрызнулся я.
-Побойся Бога, брат. Благодари преподобного Арга, за то, что не идешь в рядах простой пехоты, ибо есть грехи на тебе, недостойные белоснежных доспехов!
Я почувствовал, как мое лицо краснеет от переполнявшего меня гнева.
-Прибереги пыл для Скверны, послушник, - предостерег меня комендант, - трижды прочтешь епитимию перед боем, кругом марш!
Я, стиснув зубы, ушел.
***
Тревога была поднята на закате. Началось. Сердце застучало напуганной птицей, забилась в клетке грешной плоти. Ты давал клятву, что бы сказал твой отец? Отец погиб, он не сдался, он взорвал зарядник своего «Покояния» испепелив немало Скврены, и не дал свое тело в их грязные лапы, или что там у них. А сможешь ли ты? Тварь ты дрожащая или право имеешь на место возле Его ног? Это твой шанс искупиться…
Дальнейшее воспринималось мной как битый цветной витраж. Осколки. Осколки…
***
-Боркес, ты прикрываешь отряд брата Перу, без твоего прикрытия простой пехоте не выстоять. Артес, Арг взял тебя с собой. Будешь охранять церковную площадь, не сомневайся, вам достанется достаточно Скверны. Арис…
Но я уже не слушал… Церковь… всем известно что в первую очередь Скверна стремится захватить Алтарь, черт возьми они посылают меня на смерть, крепись… ты паладин, а мы себя не жалеем… никогда, во имя Веры….
***
Средний костюм «Анафема» - модификация устаревшей системы «Ангел», легкая и маневренная боевая броня. Два спаренных пулемета системы «Катарсис» в наплечных пилонах, два трехзарядных гранатомета на крайний случай, и усиленные железными мускулами руки для ближнего боя. Не густо, но не и не мало. Вечно скупой Комендант расщедрился по случаю, и выдал нам двойной боезапас серебряных освященных пуль – сеющих опустошения в рядах богомерзких тварей не слабее знаменитой силовой косы «Гнев Господен», что ставится на тяжелые «Серафимы». Именно они создают неповторимый «ангельский» вид этим шедеврам церковной бронетехники. Из заплечных эммиторов, силовые поля струятся, словно призрачные крылья, воинственных ангелов. Глядя на таких красавцев, сразу хочется верить в непобедимость Света, но я никогда не был в плену ложных иллюзий – родной, опостылевший Арген нам не отстоять… Боже пусть твоя карающая длань будет с нами в эту ночь.
Техники облачали меня, или как у нас говорят: запаковывали. Элемент к элементу, деталь к детали - все герметизировалось практически «на смерть». Где-то на глубине сознания, маленькое, скукоженное существо, наводило мосты убийственных ассоциаций, от которых куски белоснежной брони представали в моем воображении то камнями в моем надгробии, то единственным спасением. Мой иссушенный страхом разум сейчас хотел только одного: оказаться подальше отсюда, и еще, пожалуй, щепотку «ангельской пыли». От этой мысли по телу прошла дрожь, и во рту образовалась необычно жидкая слюна. Черт… «Слышишь, я запрещаю тебе думать об этом» - мысленно, словно заклинание твердил себе я, будучи уверенным, что моя жизнь окончится раньше, чем эта ночь, и даже раньше, чем придут демоны дурмана, ломающие мои кости и волю, словно простые спички.
Ворота бухты приема открывались медленно и неторопливо, и сквозь увеличившийся зазор тьма пускала свои мерзкие лапы, но тут же, в страхе отдергивалась, натыкаясь на безжалостные клинки прожекторов. Я словно в тумане делаю первый шаг, он калибровочный – броня должна привыкнуть к своему хозяину. На автомате отрабатываю основные упражнения, доспехи что-то твердят мне успокаивающим и даже каким-то бесконечно родным голосом, но я не слушаю, я молюсь. И в этих молитвах все, и страх, и боль и стыд. Да я знаю, что Богу эти сопли совершенно не нужны, ему нужны твердые воины, способные стать лучом света в царстве тьмы. Но я слаб, слаб на столько что до сих пор не могу побороть свой тайный порок. Вот звучит команда на выход, бесстыдно выгоняющая нас из утробы родного ангара, где мы проводили сотни часов в беспрерывных тренировках и бесконечных тестах. Где читались общие молитвы, и слышался громких смех. Теперь это все остается за спиной, как и святая земля, в буквальном и переносном смысле соответственно. Ночь встречает нас обманчивой тишиной, и даже две луны над головой смотрят хищно и неотрывно. Что ж, им сегодня будет на что посмотреть.
***
Почти две сотни закованных в высокотехнологичную броню рыцарей вышли из ангара, что бы присоединится к основным пехотным силам. Дальше святые отцы церкви нашей распределяли воинов по ключевым местам города, инженерные когорты не без помощи пехоты уже подготовили плацдарм к жестокой обороне. Площадь забаррикадировали так, что Артес не узнавал некогда до боли знакомые места. В принципе площадь изначально готовилась к обороне, боковые проходы без особого труда закрывались тяжеленными воротами, центральный же въезд остался свободным для прохода. Инстинктивную, яростную тактику Скверны орден знал даже слишком хорошо, что бы устраивать такие глупости. Однажды, была предпринята попытка занять круговую оборону и отсидеться за баррикадами, нечисть, взбешенная такой трусливой тактикой, разнесла полгорода на кирпичи, и ворвавшись в импровизированный форт широкими неконтролируемым потокам растерзала обороняющихся. В такой обстановке даже элитная, вооруженная до зубов рыцарская гвардия была бы растрепана буквально на молекулы, и полным составом отправлена к разгневанному Господу, чего уж говорить про маленький безымянный гарнизон. Гораздо разумнее оставлять беспрепятственный проход тварям, блокировать его плотным заградогнем, и фугасными минами. А затем молится, чтобы не дай Бог, патроны кончились раньше нескончаемого потока богомерзких тварей.
Как только куцая колонна защитников вошла в охранный периметр, шустрая пехтура тут же засеяла проход «Зубами дракона», что ж, этакий сюрприз изрядно проредит первую волну, а потом уже некогда будет восстанавливать минное поле, только знай себе стреляй и перезаряжай. В конце прохода высились два ДОТа ощетинившихся разномастными калибрами. У основания торчали парочку автоматических турелей, но надежды на эти швейные машинки были слабенькие - ставились они, скорее для придания огню должной плотности.
Тактический канал, только что немой как ледники Ада, был потревожен зычным голосом преподобного Арда:
«Доложить готовность!»
«Все на месте, готовы к встрече» - ответил эфир.
«Что с гражданскими?»
«Всех не смогли, дай Бог, половина влезла, не рассчитано местное убежище на такую-то толпу»
«Бог ты мой, идут! Атакуем, вперед, вперед…» - дальше эфир взорвался грохотом выстрелов, воплей, ругательств и скоротечных молитв. Даже отсюда были видны вспышки на западной окраине города. Что-то взорвалось, осветив небо вспышкой. Пехота суетилась, занимая свои позиции, лишь только два рыцаря в доспехах стояли, и если командир в блестящем Серафиме не суетился лишь из-за полной бессмысленности любых маневров до начала прямого контакта, то его подчиненный просто оцепенел от постыдного для паладина страха.
«Артес, первый раз всегда страшно, помолись, а лучше вспомни отца, он и не из таких передряг выкарабкивался, лет шесть назад под Артавой только я с ним считай и выбрался, выберемся и сейчас». – раздалось на приватной волне.
«Но в последний раз он не выкарабкался… сер» - ответил явно волнующийся Артес.
«Просто меня не было рядом, сын мой, да прибудет с нами разящий клинок святой Веры»
«Аминь…» - но этого слова уже никто не слышал…
***
Не часто в нашей жизни происходит так, что некогда абстрактный долг и не менее призрачная честь толкает тебя на немыслимые прежде поступки. Меня пол жизни готовили к этому, готовили по воле отца, терпели мои выходки, но только из-за уважения к нему. Меня учили воевать, и я обучен... но не умею, ибо никогда не делал этого кроме, как на условных макетах. Никогда я не пил из полной до краев чаши страха, никогда мое плечо не ощущало тяжелой, не смотря на костлявость, руки смерти. И вот позади меня подпирает честь и подгоняет долг, а спереди стоит глухая стена ужаса небытия. Чувствовалось в них что-то от молота и наковальни, только я никак не мог понять, что из них убийственный в своем неумолимом полете молот, а что непоколебимая как сама твердь железная спина наковальни, об которую мне сегодня предстоит расшибиться...
В писании написано: «Страх убивает разум, Вера вот твое единственное и безотказное оружие, Веруй и вольется в тебя мужество и доблесть». Во мне нет страха, во мне нет… Боже, если выкарабкаюсь, брошу эту не иначе как Дьяволом выдуманную гадость. Но сейчас дай мне сил…
Ночь взорвалась канонадой осколочных мин класса «Зубы дракона», сердце совершило затяжной маневр, да так и не вернулось на свое законное место. Застрекотали турели, с небольшим отставанием огрызнулись ДОТы, тьму рвали пунктиры трассеров, а прожектора выхватывали черные маслянистые тела воинства тьмы. Искореженные, абсолютно нарушающие все каноны симметрии и золотого сечения, противоестественные, невозможные, невообразимые мерзопакостные создания шли сплошным шевелящимся потоком, авангард которого сейчас методично перемалывал в равномерный паштет шквальный заградительный огонь. Но, не смотря на чудовищные потери, Скверна наступала, медленно, но верно покрывая проход своими соплеменниками, факт гибели которых остальных не смущал нисколечко. Ард что-то кричал в эфир, остервенело лупя из своих импулсников. А я все смотрел на наступающий ужас… и тут меня как прорвало, такая мерзость не может существовать, просто недолжна, выжечь эту гниль каленым железом и вовсе не мирным атомом, иначе никак. И я вдавил гашетки, полосуя отвратительно шевелящуюся массу. «Катарсисы» не подвели, весело жужжа, рой напитанных энергией алтаря пуль влетел в стаю, каждая пуля прошивала за раз по несколько тварей. На секунду показалось, что Скверна дрогнула под нашим суммарным натиском, но вот из копошащейся массы вырвались пара настоящих великанов, они перли на ДОТы, не обращая внимания на огонь и собственных соплеменников путающихся под ногами. Турели просто затоптали, в одной из них детонировал боезапас, испустив прощальный фейерверк и порешив изрядное количество мелочи, после чего она благополучно заглохла. Я, недолго думая, запустил две гранаты, одна угодила в изрядно изрешеченного гиганта, разворотив ему все тело, вторая угодила в мелюзгу, разметав ее по стенам. Но второй «танк» и не думал останавливаться, он всей своей массой грянул в укрепленный ДОТ, разом проделав в нем огромную дыру, куда тут же хлынула кровожадная стая. Сквозь непрерывную стрельбу послышались предсмертные вопли обороняющихся, и торжествующие крики исчадий ада. Второе укрепление стая покрыла полностью, и тот стал похож на шевелящийся черных холм, Стая, словно девятый вал вывалилась на площадь. Особо не целясь, выпустил еще две гранаты, но видимых результатов это не принесло. Врагов слишком много.
Арг решительно бросился в атаку, его импульсники не замолкали ни на минуту, он топтал и рвал нечисть, каждый взмах его крыла выкашивал сотни черных тел. Силовая коса, натужно взывая, взлетала вновь и вновь, сея опустошение. Походя, он рассек второй танк, и тот, обливая округу чернейшей ядовитой кровью, развалился на две аккуратных половинки. Уже вся площадь была залита останками нечисти. Где-то в этом ужасе была погребена наша пехота, да прибудут они к Создателю с гордо поднятой головой, ибо смерть их достойна. Мой боезапас подходил к концу, я выстрелил последние две гранаты.
-Отступаем! Их слишком много, - кричал Арг, пятясь и огрызаясь огнем.
Мы отступали, поднимаясь по храмовой лестнице. Она относительно узкая и стая несколько подрастеряла свое главное преимущество. Между нами наметился отрыв, да и тварей стало несколько поменьше. Неужели отобьемся? Тщетны были мои мольбы, Скверна отрыгнула из своего нутра очередной сюрприз. И беда пришла с самого неожиданного направления. Довольно крупные твари с длинными тонкими, словно паучьими членами посыпались на нас сверху. На Серафим Арга прыгнуло сразу трое, один ударившись в силовое крыло, полетел мне под ноги, и я с огромным удовольствием топтал уродливое тело. Его более везучим друзьям удалось зацепится за броню преподобного, и повалить его на грешную землю. Арг словно снежный ком покатился вниз по лестнице. Я с ужасом смотрел, как Скверна накрыла его с головой. Он еще боролся, когда на меня прыгнул еще одна проклятая тварь, ей в одиночку удалось свалить мой более легкий костюм. Усиленные механическими мускулами руки сжались на горле твари, и я давил до тех пор, пока уродливая голова не отделилась от тела, испустив неистовый фонтан черной крови. Я вскочил, натренированным движением выхватывая из-за спины меч. Последний мой козырь в этой битве, и я был настроен пустить его в ход. Закаленная сталь рубила тварей без устали. Я пробивался к своему командиру, уже и не надеясь что успею.
Неожиданно этот кошмар закончился, и я стоял посреди оскверненной церковной площади. «Серафим» нашелся в десяти метрах от предполагаемого падения. Мертвый раскуроченный металл безжизненно лежал передо мной. Господи, прими его в ряды войска своего, он был лучшим из нас.
«Братья, все кончено?» - спросил я на общей волне. И ответом мне были лишь треск атмосферных помех.
«Кто-нибудь, ответьте мне, это Артес, во имя Бога, прием» - снова и снова я спрашивал эфир, но, как и прежде ответом мне была тишина.
На востоке светлело, я и не думал, что дождусь рассвета… один. Как назло про меня вспомнили некогда убежавшие в ужасе демоны дурмана. Меня лихорадило и ломило в костях, но я уныло брел по развалинам родного города. Лениво чадило что-то на окраине – черный дым отчетливо был виден на фоне светлеющего на глазах неба.
***
Одинокий рыцарь шел среди покосившихся обгорелых зданий. Тут и там на его пути попадалось жуткое наследие недавней битвы, искореженные погибшие в неравной битве братья в некогда белоснежной броне лежали среди черных останков былых врагов. Кровавое и отвратительное блюдо привлекло неисчислимое полчище мух и прочих падальщиков покрупнее. Как не странно их пиршество не нарушало неестественную тишину поля брани, лишь ветер завывал в разбитых окнах, и покачивал сорванные с петель двери. Вдруг, от одного дома послышался сдавленный стон, одинокий рыцарь встрепенувшись бросился на звук…
***
Голос шел из-за одинокого зарешеченного портала в подвале здания некогда бывшего хорошей гостиницы. Артес, даже припомнил хозяина – старого доброго Фенриса, так любящего рассказывать свои бесчисленные байки подрастающим соседским детям. Когда-то и он, разинув рот, слушал эти увлекательнейшие истории, но, то было в прошлой жизни, далекой и беззаботной. Громыхая по мощеной дороге тяжелыми ботинками брони, он прильнул к решетке, и несколько минут напряженно вслушивался. Почти потеряв всякую надежду услышать что-либо, Артес разочарованно развернулся. Но, тут же, резко вернулся обратно.
-Помоги, - ясно прозвучало из подвала, и на свет вышел хозяин голоса. Артес обрадовался знакомому до боли лицу. Но, Фенрис вел себя странно. Он засмеялся безумным смехом, и скрипучим голосом пробормотал, сбиваясь на смешки и издавая странные звуки, - Маленький демон решил пожить снова в моей голове, он такой ласковый, такой милый.
И только теперь Артес смог разглядеть неестественно бледную кожу старика, а следом и еле заметные следы разложения. Он отринул от проема под дикий хохот зараженного и с диким воплем расстрелял того последними своими патронами. И даже после этого старик не затих, он приглушенно хрюкал и всхлипывал, то завывая то затихая. С тяжелым предчувствием закованный в броню воин пятился, не решаясь, обернутся на шорох за спиной.
***
Я все понял мгновенно - эта битва проиграна. Город осквернен навсегда. Мои руки крепче сжали рукоять меча, и я, до боли закусив губу, развернулся. На улицу стекались бывшие жители, соратники и друзья. Шагали словно сломанные куклы, а кто-то в обмундировании церковной пехоты просто полз, ибо лишен был нижних конечностей. И все что-то кричали, смеялись, грозились, бредили. Демоны победили, мы проиграли.
«Уходите, исчезните с этого мира, чужаки…»
«Так сладко, они разговаривают со мной, слышишь, Артес?»
«Прочь чужаки, прочщ… вхаха»
А я стоял и ждал смерти, полный решимости встретить ее мечом, а потусторонний ужас полз по моей спине, стекал по лицу капельками пота, и уже ничего не значила усиливающаяся ломка. Ничего… Господи…
Вдруг ожил экстренный канал связи:
«Говорит инквизитор, Фредерик Са. Город потерян, жители заражены, если меня кто-нибудь слышит, я взрываю алтарь, если кто-то остался, немедленно уходите… Боже, они ломятся сюда, держите двери братья, держите!» - дальнейшее оборвалось грохотом, выстрелами и воплями. Следом где-то со стороны храма полыхнуло, синим, сверхъярким светом…

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

kronos13: Приветствую. Все, что могу сказать, если вам важно мое мнение. Рассказ являет собой кучку обрывков, без абзацев, зато со звездочками, которые здесь а...   (21.01.2010 11:42:41) перейти в форум

$rvr4vr: Задел тебя этот Серафим) Не знаю, эта история просто пересказ сна, и для меня как-то было неважно как его назвать, главное что бы в антураже удержатьс...   (21.01.2010 2:12:29) перейти в форум

kronos13: Полагаю правильным извиниться за резкость, так как первоначально превратно составил мнение о вас по рассказу. Хоть я, не отказываюсь от сути моей крит...   (21.01.2010 9:14:52) перейти в форум

kronos13: Насчет языка - принимая во внимание разницу в писательском опыте - я пишу четыре года, мои советы могут показаться бесполезными, но: Первое, что брос...   (21.01.2010 9:24:17) перейти в форум

$rvr4vr: Писатель как правило тоже. К сожалению =)   (21.01.2010 10:37:43) перейти в форум

stn: "дешевом городишке грешок висящий на душе. непонятную хламиду,... капюшона." С первой фразы ши-шке-щи. Почему хламида НЕПОНЯТНАЯ? Дальше - Он ж...   (22.02.2010 3:46:18) перейти в форум

Diedra: А почему бы хламиде не быть непонятной? Хламида насколько я знаю - это плащ, одежда. Мне лично сразу представилось громоздкое одеяние сшитое наспех. ...   (22.02.2010 6:27:52) перейти в форум

$rvr4vr: Да да, именно такую хламиду я и имел в виду.   (22.02.2010 6:37:13) перейти в форум

stn: "Непонятная хламида" - вполне нормальное выражение. Просто в данном контексте, если эта хламида надета на Вас, то почему именно Вам она непонятная. Вы...   (23.02.2010 3:08:31) перейти в форум

$rvr4vr: По хорошему вообще бы переписать всю вещь от православного третьего лица   (23.02.2010 3:16:41) перейти в форум

Diedra: "Артес зябко завернулся в свою непонятную хламиду..." Написано ведь не я завернулся в непонятную хламиду. Она на Артесе про которого нам рассказывают....   (23.02.2010 9:55:45) перейти в форум

$rvr4vr: Вряд ли я смогу потеряться, стиль у меня уже сложился =)   (23.02.2010 12:48:54) перейти в форум

Vilena Solnechnaja: Добрый день! Можно у Вас поинтересоваться, откуда взялось такое название, почему Тарда? Не подумайте ничего плохого, это просто праздное любопытство)   (24.05.2011 1:04:20) перейти в форум

$rvr4vr: Из головы. Названия просто по звучанию подбирал)   (24.05.2011 6:06:23) перейти в форум

$rvr4vr: Я понял, да. Косяков куча. Но это нормально, в общем-то.   (19.06.2011 12:03:38) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

MagomedoffDenn


Случайное произведение

автор: UnknoWn


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008