Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Кто мы? (нечто иное)
Тайная жизнь моего компьютера (фэнтези и фантастика)
без названия (стихи)
елочное одиночество (стихи)
Хроники Тарда. Эпизод 1. Падение Аргена (фэнтези и фантастика)
Снегопад (стихи)
шахта (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

До изобретения аннотаций на суперобложках автор был вынужден зарабатывать себе имя писательским мастерством

(Лоренс Питер)

Rambler's Top100







Youngblood

24 часа

Alexandra>

Вы - 2198-й читатель этого произведения

Голос Саши Васильева ворвался в его сон, по закону подлости, как раз на самом интересном месте. Радио, из которого доносилась новая песня Сплинов, оповещало Игоря о начале нового дня. Потянувшись, он начал было приподнимать свое тело с кровати, как вдруг ощутил резкую боль в голове и сильную жажду. "А вот и первые признаки похмелья! Ненавижу все это!", - мрачно подумал Игорь.
На ум сразу пришла картина вчерашнего вечера, друзья, подарки- двадцать пять лет, как никак, а потом все по налаженной схеме: выпивка, приколы, разговоры ни о чем и за жизнь, какие-то девушки, все это в густом тумане, а уж, что потом и вовсе выпадает из памяти. Хорошо погуляли. Игорь встал с кровати и осмотрелся: за воспоминаниями о литрах и последовавших за ними танцах и разговорах в его памяти всплыли лица вчерашних "друзей". Его лицо исказила гримаса: "Вот они друзья, как гулять, так это пожалуйста, а как прибраться немного, так это – занятие хозяев", Игорь злился, злился на тех, с кем еще вчера был "закадычными друзьями", злился на всех вокруг.
Привычным движением Игорь сгреб валявшиеся на полу бутылки из-под пива, водки и напитков, а также остатки еды с тарелок в черный мусорный пакет и вынес на лестничную площадку поближе к мусоропроводу.
"И почему это должен делать я? У меня достаточно денег, чтобы нанять домохозяйку, какую-нибудь толстую тетку, чтобы она все это выгребала, а не я!", - думал он на ходу.
Чистя зубы, Игорь без всякого интереса рассматривал человека, смотревшего на него из зеркала. Это был хорошо сложеный молодой парень с короткими каштановыми волосами и бесчувственными карими глазами. Порой Игорь напоминал себе машину, которая четко выполняет свои функции, а когда топливо заканчивается, просто останавливается и ни на что не способна.
После того, что Игорь обычно называл завтраком – пачки чипсов, ну и в честь сегодняшнего похмелья, завалявшейся бутылки пива, мобильный телефон Игоря начал разрываться от непрекращающихся звонков.
"Боже, я еще не приехал на работу, а они уже не могут без меня", - самодовольно произнес он. "Как они мне дороги! Эти работнички – подлизы, которые готовы лизать мне зад за возможность подняться по служебной лестнице, эти начальники, которые боятся, чтобы я не ушел на другую фирму, - они уже в печенках у меня сидят."
Новый звонок по мобильному телефону отвлек Игоря от злобной тирады, и он, не прекращая говорить с коллегой, схватил пиджак, кейс, ключи от машины и быстро направился к лифтам.
Он громко хлопнул дверью, от чего замки автоматически закрылись.
Для Игоря день был уже в самом разгаре, и его настроение было уже испорчено, но некоторые жители того дома еще мирно спали. И в квартире этажом ниже, и пятью этажами ниже тоже...


Утренний луч солнца медленно полз по желтым шторам и кружевной тюли. Он легко скользнул по столу и перескочил на красивую коричневую наволочку. Прорезав комнату по диагонали желтым ярким светом, луч скромно погладил спящую на коричневой подушке девушку. Вера улыбнулась ему и, не открывая глаз, с удовольствием потянулась.
Еще один замечательный день. Пора вставать.
Она сдернула с себя одеяло и с большим трудом села. Подставив лицо солнечному лучу, Вера легонько погладила себя по большому животу, внутри которого еще, наверное, спал малыш. Девушка завернулась в большой из синего мохера халат и, взяв с зеркального столика расческу, принялась расчесывать свои длинные белокурые волосы. Душа девушки пела и требовала музыкального оформления данному утру. Поэтому, отложив расческу, по пути на кухню она включила магнитофон, из которого сразу же стала доноситься энергичная музыка, которая должна была разбудить тех, кто еще спал, а бодрые диджеи заряжали слушателей своим хорошим настроением. У беременных, как ни у кого, день должен начинаться с хорошего настроения. Хотя почему только у беременных??
Напевая знакомый мотив, Вера сделала себе чай и нескромный завтрак. До появления в ее животе малыша Вера представляла из себя довольно хрупкое создание, однако теперь приходилось есть за двоих.
Все еще держа в руках кружку с чаем, Вера подошла к стоящему возле окна мольберту. Она с детства любила рисовать. Краски, кисти, этот неповторимый запах, холсты или бумага - все это магически ее притягивало. Достаточно было легкой мелодичной музыки и инструментов и Вера уносилась в волшебный мир цветов, гармонии и света. Она мечтала, и ее мысли находили отражение в линиях, каплях, предметах. Ее не интересовало, понравятся ли ее картины другим, все равно было, какие ошибки она допустит, просто в мире своей живописи Вера была счастлива, и это счастье наполняло все ее существо, каждую клетку ее тела.
И вот и сейчас она села за мольберт, поставив чашку с чаем на стол, и, улыбаясь всему миру, обмакнула кисточку сначала в воду, а потом в небольшую банку с коричневой гуашью. Ее линии вполне могли бы сформироваться в фигуры. Вы даже могли бы рассмотреть знакомые вам предметы, например, деревья, от момента, когда вырос тоненький стебелек, то как он креп с каждым днем, месяцем, годом, вы можете представить, что он видел, каких диковенных животных и неповторимых звездопадов, до того момента, когда, прожив достаточно, его спилили и превратили в мебель, которая вполне может находиться в вашем доме или в каком-нибудь офисе, например, в офисе Игоря...



В офисе ООО "Софа" кипела работа. Начальство сидело у себя в кабинете и рассуждало на тему будущих перспектив развития фирмы, бухгалтеры корпели над непрекращающимся потоком цифр, специалисты при помощи телефонов и компьютеров решали каждый свои проблемы. Игорь находился в гуще событий, встречался с заказчиками, отдавал распоряжения и проверял их исполняемость.
В середине дня он решил заехать в офис переговорить с менеджером по поставкам, чтобы объяснить ему, чем не доволен клиент, и решить эту проблему. Он встретил последнего в коридоре, пожав друг другу руки, они прошли в кабинет. За этим наблюдала секретарь фирмы. На счет Игоря у нее было свое мнение, и оно сводилось к тому, что он – самодовольный и напыщенный человек, который ничем не дорожит, без желаний и чувств. Они когда-то пытались завязать близкие отношения, но очень скоро Марина поняла, что Игорь не из числа тех, которые способны на любовь.
Дверь кабинета приоткрылась, и оттуда вышел улыбающийся Игорь: он добился своего, поставил себя еще на одну ступень выше всех присутствующих. Марина знала эту эгоистичную улыбку, и невольно отвернулась, чтобы не видеть ее. Игорь сделал шаг вперед, чтобы подойти к девушке, но тут вновь зазвонил телефон. Во время разговора он подошел к окну и стоял спиной ко всем в офисе.
-Да, я слушаю, - произнес он, сразу после того, как нажал кнопку "Принять вызов".
-Здравствуй, Игорь, это Дарья Николаевна, тетя Даша..., - женщина на том конце провода запнулась.
-О, здравствуйте! Как поживаете, тетя Даша, а как дядя? – обрадовался Игорь.
-Как раз о нем я и хотела с тобой поговорить.
-Хорошо. Что-то нужно? Говорите, конечно..
-Игорь, я знаю, как ты был привязан к нему, понимаешь...
-Да говорите, что случилось, - Игорю показалось, что время остановилось. Он был совершенно один в огромном пространстве. Вокруг было темно и холодно.
-Он умер.
Игорь больше не мог слышать, не мог видеть, ощущать что-либо, понимать. Он похолодел, в ушах громко стучал пульс.
-Попал в аварию на машине..., - она еще какое-то время рассказывала о трагедии, прерывая ее всхлипываниями и рыданиями, но Игорь все это слышал как в тумане. У него заложило уши, в горле пересохло, засосало под ложечкой. Он не мог ни говорить, ни мыслить. В голове бились только слова тети Даши: "он умер". Он не понимал, как это могло произойти, почему его дядя... Игорь снова стал маленьким мальчиком, одним в большом холодном мире, ему захотелось убежать, спрятаться где-нибудь, может даже закричать!
Но он не был больше маленьким, и не мог показывать свое горе, чтобы не объяснять никому, что случилось. Нельзя впускать никого в свое сердце, они все равно его не поймут. Взяв всю свою волю в кулак, Игорь заставил себя повернуться к секретарше.
-Марина, напомните мне, пожалуйста, какие встречи у меня сегодня.
-Через полчаса встреча с заказчиками для офиса в центре... - она не договорила, т.к. Игорь чертыхнувшись, рванулся к выходу, - что-то случилось?
-Все в норме, - соврал он. Нет, все вовсе не было в порядке. Невыплаканные слезы жгли ему душу, но чтобы не завыть от внутренней боли, надо было снова доказать всем, что он лучший. Да, это его отвлечет. Только не думать о том, что произошло. Ему нужны были эти заказчики, они готовы были сделать огромный заказ, а подготовленный специально для них договор лежал у Игоря дома. Вчера он хотел лучше подготовиться к сегодняшней встрече и взял его к себе. А сегодня утром совсем про него забыл...


Чертыхаясь каждую секунду, Игорь влетел в подъезд. Добежав до лифта, он нервно то и дело нажимал на кнопку вызова, ничего в ту минуту не желая увидеть сильнее, как открывающиеся двери лифта. "Ну, давай же, давай". Наконец, двери открылись, и лифт стал медленно тянуться на десятый этаж. И почему он так тащится, когда ты куда-то спешишь???
Словно летний ураган в США, Игорь ворвался в свою однокомнатную квартиру. На столе лежал ворох документов. И как среди этого беспорядка можно быстро что-то найти? Он стал быстро перебирать бумаги, которые лежали на столе и в тумбочке. Прочитывая названия, он, громко бранясь, отбрасывал документы на диван, создавая этим еще больший беспорядок. Наконец, откуда-то из самого дна тумбочки он извлек белоснежный листы с мелко пропечатанным текстом договора о большой партии офисной мебели в гомельскую фирму.
"Есть!", - быстро запихнув бумаги в кейс, Игорь пулей вылетел из квартиры, на ходу захлопывая дверь, и снова принялся мучить кнопку вызова лифта, - "Ну где ты???".
Лифт со скрипом остановился, и двери медленно открылись. Внутри этой железной коробки Игорь смог отдышаться и даже успел снова обрести что-то похожее на бодрость духа, несмотря на все, что преподнесло ему утро. Знакомый скрип и ...лифт остановился на пятом этаже. Двери расползлись, и в лифт вошла девушка невероятных размеров, как на первый взгляд показалось Игорю. Присмотревший, он понял, что она беременна. Беременные женщины всегда вызывали у Игоря страх: а вдруг что-нибудь прямо сейчас с ними случится? Он же ничего про это не знает. Конечно, нужно вызвать скорую и все такое, но надо же еще что-то при этом говорить, как-то поддерживать, он себя то не может в сложные минуты подбодрить, а уж чтобы кого-то другого, да к тому же, кто корчится от боли при этом.
Уже пора бы им приехать....но ... какой-то странный звук. На секунду в лифте потемнело. Он пошатнулся, потом успокоился и больше не сдвинулся с места. До Игоря не сразу дошел смысл произошедшего, но голос девушки вернул его к действительности: "О, Нет! Мы застряли".
Вера сообщила вахтеру, что они застряли, и тот пообещал, что разыщет слесаря, и их скоро освободят. Минут десять они стояли молча, каждый погруженный в свои грустные мысли. Игорь понимал, что не успеет на встречу, если их сейчас не вызволят, и старался не думать о дяде Сергее. А Вера старалась не волноваться, чтобы не навредить ребенку. Они иногда поглядывали друг на друга, как бы пытаясь понять, о чем каждый думает. Игорь стал явно высказывать свою нервозность и желание побыстрее отсюда выбраться. Вера не могла этого не заметить и решила начать разговор, ведь неизвестно, сколько им придется здесь просидеть.
-Вы, наверное, торопитесь, не волнуйтесь, скоро нас отсюда выпустят.
-Скорей бы, - он поднял на девушку глаза. Это была довольно красивая девушка со светлыми волосами до плеч, миндалевидными карими глазами и правильными чертами лица. Она была среднего роста, а ее большой живот делал ее бесформенной и неуклюжей. На ней была белая легкая вязаная кофточка с капюшоном и большой полотняный сарафан кремового цвета, на ногах ее были смешные пробковые шлепки с бусинками, делавшие ее очень домашней, от нее просто веяло спокойствием и светлом. Вдруг он словил себя на мысли, что уже слишком долго наблюдает за ней, и очень удивился, видя, что она этого не замечает, потому что делает то же самое. Он ухмыльнулся.
-А я вас уже видела. Вы тоже здесь живете, меня, кстати, Вера зовут, - она очаровательно улыбнулась и протянула ему руку.
Игорь был просто сбит с толку. Еще 15 минут назад он спешил, чертыхался, что все идет не так, как ему бы хотелось, а когда возникала мысль о дяде, то в сердце появлялась такая щемящая боль, что он начинал злиться на всех вокруг. Он был зол и на нее, когда пришлось остановиться лишний раз на пятом этаже и тогда, когда он понял, что придется неизвестное время сидеть с беременной женщиной в лифте, и вообще, он опаздывает на встречу. А теперь?
- А... а меня - Игорь. Я действительно здесь живу, на десятом этаже, только я вас никогда не видел.
-Хе, не удивительно, вы всегда такой занятой, постоянно разговариваете по мобильному телефону и голова ваша забита только одними делами.
Тут Игорь вспомнил про мобильник, он забыл его в машине, полагая, что заскочит домой только на секунду. Он там, наверное, просто разрывается, а он, Игорь, даже не может ничего объяснить.
-А чем вы занимаетесь? – видя его нерешительность, Вера решила проявить интерес.
-Да так, мебелью, продаю ее различным фирмам.
-Вы так увлечены вашей работой....почему? Как вы расслабляетесь?
-О...знаете, это долгая история, уходящая корнями в мое детство, она не интересная, правда.
-Все наши проблемы из детства, - мудро заметила Вера, но ее уже заинтересовал этот высокий брюнет с грустными карими глазами, и отступать она не собиралась. – А мы, по-моему, никуда и не спешим. Вам так не кажется?
Он внимательно посмотрел на эту молодую женщину: зачем ей это? Зачем ей знать, что его не любили родители, что единственным человеком во всем мире был его дядя, который сегодня по нелепой случайности умер. А бывают ли другие случайности, если речь идет о смерти? Зачем ей знать, что он, чтобы самому себе и особенно родителям доказать, что он чего-то стоит работает дни и ночи напролет, что его не интересует любовь и все такое, потому что у него нет времени на серьезные отношения, нет фантазии на ухаживания, нет желания раскрываться кому-то. Почему он должен сейчас ей что-то рассказывать?
-Я думаю, вам, все же, не стоит этого выслушивать. Это не такая уж интересная и веселая история.
-Знаете, Игорь, я и не жду от вас интересной и веселой истории. Я знаю, что жизнь гораздо богаче и сложнее, чем все, что сочиняли про нее. Возьмите даже то, что я сейчас на девятом месяце беременности, через несколько недель, быть может, через неделю, мне рожать, а где моя вторая половина? Мой ребенок не будет знать своего отца, но он не должен чувствовать себя ущемленным. Думаете, это легко? Как ему объяснить, чтобы он не думал, что он в чем – то виноват, как заставить других детей не тыкать его этим, он еще не родился, а я знаю, что уже есть то, что причинит ему боль.
-А где его папаша?
-Хм, - горько усмехнулась Вера, - сбежал, как только узнал, что у меня будет ребенок. Я, наверное, слишком плохо его знала, но мне казалось, мы любили друг друга, мы так долго встречались, в наших отношениях столько всего было, что мне казалось, это должно только скрепить наши чувства. Но нет. Все это было лишь видимостью. Он сказал: "Все было замечательно, пока ты не решила меня заарканить. Тебе что, не нравилось все, как было. Я не собираюсь на тебе жениться. И если ты настолько глупа, что решила этого добиться, забеременев, то забудь про меня". Он еще много всяких гадостей говорил, а потом просто взял , хлопнул дверью и ушел. Больше я его не видела. За своими вещами, которые были у меня, прислал своего друга. Сначала я рыдала навзрыд о несправедливости жизни, о разбитом сердце, разрушенных надеждах, из-за обиды и непонимания от того, кого я любила...
-Мда...печально. Но вы все же оставили ребенка. Решили воспитывать его одна? – для Игоря это был героический поступок.
- Да, он – часть меня, я никогда не смогла бы убить его.
Игорь молчал, он не знал, что сказать, он был восхищен мужеством этой маленькой женщины, вдруг в этом молодом еще немного детском лице он увидел маленькие морщинки – свидетелей усталости и напряжения.
-Но вам же кто-то помогает, ведь так?
-Ну, конечно, моя семья мне очень помогает, я сейчас живу вместе с сестрой, да и родители иногда навещают. Все не так плохо, как я вам тут обрисовала. Уже чуть больше восьми месяцев прошло, и я чувствую себя просто замечательно, я так люблю своего малютку, хотя он еще даже не родился, за это время я очень сблизилась с родными, до этого, из-за Костика, я не могла уделять им столько времени. Так что все хорошо. Теперь, очередь вашей истории, - Вера мягко улыбнулась и подняла на него глаза.
-Честно говоря, мне не знакомы проблемы такого рода, я никогда ни с кем долго не встречался, и никто никогда не уличал меня в отцовстве, - улыбнулся он.
-Вам повезло. А почему у вас нет девушки?
-У меня нет времени. Вы же знаете, я много работаю.
-Ну а теперь вы просто обязаны рассказать историю, "уходящую своими корнями в ваше детство", - засмеялась Вера.
-Ха, ну да, похоже, теперь я не отверчусь, - Игорь просто не узнавал себя. Еще никто из его друзей не был с ним так откровенен, а эта незнакомка рассказала все как на духу, а теперь искренне интересуется его жизнью, просто так, не ради постов или денег, - Что ж, все началось еще до моего рождения. Моя мама очень хотела ребенка и радовалась до потери пульса, когда родился мой старший брат, она в нем души не чаяла и налюбоваться на него не могла. Но вот второго ребенка она вовсе не хотела, так как очень уж намучилась при родах с первым. Когда она узнала, что беременна, скрепя зубами, решила оставить ребенка в надежде, что будет девочка. Но появился на свет я, как видите, мальчик. Мама очень расстроилась, первое время она даже видеть меня не хотела. Отец был все время занят, да и он во всем поддерживал мать, даже если это касалось его собственного сына. Короче, детство было испорчено. Я бесконечно завидовал брату, пытался сделать все, что угодно, чтобы привлечь внимание родителей, но все тщетно.
-Какой ужас, - вырвалось у Веры.
-Ну это был не беспросветный ужас, у меня был дядя Сергей, который был единственным человеком на земле, который любил меня за то, что я его племянник, и я мог просто быть собой. Мы с ним понимали друг друга с полуслова. В детстве он играл со мной, возил на ярмарки и в парк, он был для меня всем, я любил его больше собственных родителей. Он учил меня жизни, искрился веселостью и жизнелюбием. Я восхищался им, я хотел быть таким же. Но мне всегда хотелось доказать что-то, заставить родителей обратить на меня внимание. Я работаю с 17ти лет, я съехал от них при первой же возможности, но, по-моему, они только лишь вздохнули с облегчением, ведь брат, когда мне было 18, а ему 21, женился и переехал с женой в другую квартиру, а родителям приходилось делить крышу мной. Я, правда, часто не приходил домой ночевать, просто потому что меня туда не тянуло. Потом, я стал лучше работать, а мой дядя занялся продажей мебели и взял меня в свою фирму, я с радостью согласился. Моя жизнь постепенно обретала смысл. Я стал лучше своего брата, я зарабатывал больше, у меня машина круче, одежда стильнее, я выгляжу респектабельнее, у меня хорошая работа. Он, конечно, тоже может подняться, но пока семья отбирает у него все силы, и чтобы прокормить ее, он хватается за любую работу без разбора. Вот только родители все равно его поддерживают больше, и я как- то случайно услышал, навещая их на какой-то семейный праздник, как мама плачет и говорит, что несправедливо, что у меня все так хорошо. Черт! Несправедливо! Ты представляешь! Я был просто в ярости. Хлопнул дверью и ушел. Больше я там не появлялся, и никак с ними не пересекался. Единственным родственником для меня остался дядя. Он заменил мне всех – и маму с папой и друзей. А ... а сегодня....а сегодня...он умер.
Наступила долгая пауза. Игорь погрузился в воспоминания, а Вера переваривала все только что услышанное.
-Но, что случилось? – дрожащий голос Веры прорезал тишину.
-Несчастный случай. Автомобильная авария. Какой-то придурок вылетел на красный свет, из-за фуры дядя его не видел, фура вовремя остановилась, а дядя не успел, его машина перевернулась. Он не смог выкарабкаться.
-Господи! Я так тебе сочувствую. Как ты? Как это ужасно...
-Да, ужасно. Сначала я не мог в это поверить, теперь стараюсь не думать, хотя это невозможно. То я вспоминаю детство, потом то, что было вчера. Представляю то, что могло бы еще быть, но уже никогда не будет. Это просто невыносимо.
Она смотрела на его низко опущенную голову, и ее сердце разрывалось на части от жалости и сочувствия к этому молодому человеку. Вера положила ладонь на его руку, желая поддержать его, отдать часть своего внутреннего спокойствия ему. Игорь поднял глаза, посмотрел на ее руку, такую тонкую, изящную, с нежной, чуть загорелой кожей, затем поднял глаза на ее лицо. Он встретил полный теплоты взгляд. В ее карих миндалевидных глазах стояли слезы. Слова были не нужны.
-Спасибо, - прошептал он, спустя некоторое время.
-За что? – искренне удивилась Вера.
-Мы – совершенно не знакомы люди, а ты смогла меня поддержать лучше, чем мои так называемые друзья.
-Но я ничего не сделала, даже не сказала....
В этом, наверное, и была суть.
- Знаешь, - начал было он.
Неожиданно совсем близко от себя они услышали голоса, какой-то шум, и через несколько минут металлическая коробка, в которой они сидели вот уже полтора часа сдвинулась и лифт приземлился на первом этаже. Двери медленно разошлись, и Игорь и Вера оказались на воле.

Они вышли из лифта. В последний раз Игорь взглянул на девушку: она показалась ему феей из волшебной сказки или сна. Но и сказки, и сны нереальны, а надо возвращаться к безумной гонке реальности. Он тряхнул головой, желая растворить воспоминания о произошедшем в лифте. И практически бегом рванул на улицу к своей машине. Включив зажигание и выгнав машину со стоянки, Игорь утопил педаль газа и помчался на встречу. Он не подумал о телефоне, о том, что надо всем перезвонить и объяснить, что случилось, он был полностью поглощен своими мыслями.
Ну и что за сумасшедший день сегодня? Вера...скоро ей придется рожать....ее парень настоящая сволочь, раз смог так ее обидеть....странно все как-то. Я никогда не встречал таких людей. Почему? Может, слишком часто прохожу мимо них? Ведь если бы мы не застряли, мы бы никогда не познакомились... она смогла меня понять, смогла поддержать. Но как ей это удалось? Что вообще со мной? Ведь я уже давно научился не открываться людям, не давать им возможность плюнуть мне в душу. Далеко не всегда можешь услышать от людей то, что хочешь, особенно когда это касается твоих личных катастроф. Да, я научился никому не доверять, ни перед кем не открываться. Кроме дяди. Может быть, я должен был именно сейчас встретить Веру, когда единственный человек, который мог бы меня поддержать, умер? Бред какой-то. Я ее больше никогда не увижу. Наверное, даже не хочу больше видеть. Не хочу менять то, к чему привык.


День близился к концу, по улицам порхал легкий теплый ветерок. Пахло летом: манящая смесь зелени, запахов готовящихся блюд в кафе возле дороги, остывающей после раскаленного солнца дороги и вечерней прохлады. Вере вдруг непреодолимо захотелось мороженного, много-много мороженого. Поэтому ей удалось насладиться вечерней красотой города по пути в магазин. Но уже подходя к супермаркету, ей стало не до вечерних красот. Она почувствовала тупую боль, растекающуюся по организму, сначала Вера списала это на перенапряжение и усталость после такого бурного дня, но со временем, эта боль стала ее беспокоить все больше и больше.


Вспомнив о том, что после вчерашнего дня рождения в холодильнике у него ничего не осталось, Игорь завернул к супермаркету, находящемуся возле дома. Подъезжая к стоянке, он заметил, что что-то происходит недалеко от магазина. Игорь пытался всмотреться в темноту уже наступающей ночи, и вдруг понял, что человеку впереди нужна помощь. Не раздумывая, он вылетел из машины и подбежал к темной фигуре.
-Что с вами? – теперь он мог видеть девушку, и в следующую секунду сам испугался своего голоса: - Вера?
-Кажется....я.....- ее глаза были полны страха. Когда-то Игорь боялся такой ситуации больше всего на свете, но теперь почему-то это его не страшило, он взял девушку на руки и понес к машине.
Через полчаса гонки по дорогам и ободряющих слов Игоря они пересекли полгорода и оказались в больнице. Врачи забрали беременную на осмотр, а Игорь томился в ожидании. Его мозг отказывал работать, он не хотел ехать домой, не убедившись, что с Верой все будет в порядке, это было все, о чем он мог думать в тот момент. Но время все тянулось…медленно ползли стрелки на часах. Игорь решил больше не ждать манны небесной, а пойти и все узнать самому. Он вошел в закрытую дверь и оказался в длинном коридоре. Вдоль по коридору стояли небольшие диванчики, на которых кое-где сидели женщины, ожидающие врача или просто отдыхающие после долгого спуска с верхних этажей . Пройдя дальше, он вдруг позади себя услышал шум и голоса. Обернувшись, он увидел нескольких человек, которые везли каталку, на которой лежала Вера.
-о! Привет! Ты еще здесь? – она улыбнулась, он просто поверить не мог, что она может улыбаться, для него все это представлялось бесконечными муками, - пожалуйста, будь со мной во время этого, мне нужен кто-то знакомый.....сестра с мужем уехали к родителям в другой город и они не смогут......- одной рукой он нежно взял ее руку, а палец другой приложил к ее губам, показывая, что не надо ничего объяснять, он непременно пойдет с ней.
То, что происходило в операционной Игорь видел как в тумане. Сегодняшний день был просто необыкновенным. Сегодня умер его дядя, а сейчас он видит чудо рождения ребенка. Он смотрел как маленький кровавый комочек достают из тела Веры, как ей становится легче, он гладит ее по голове, видит, как ребенка вытирают и заворачивают в одеяльце. Он слышит его громкий крик, оповещающий всех вокруг о том, что он родился, что у него сегодня день рождения. Игорь смотрел на этого маленького мальчика и на Веру, и не мог поверить, что ему разрешили присутствовать при таком необыкновенном событии. Этот малыш так мал, пару минут назад его не было, а теперь он полноправный житель планеты Земля. Ему предстоит открывать для себя что-то новое, может он станет легендой, может, создаст что-то, без чего людям трудно будет обходиться. У него еще все впереди. Все дороги перед ним открыты. Игорю стало не понятно, как мог его отец отказаться от него, даже не взглянув. Ему захотелось оградить его от всего, что может плохо повлиять на его жизнь, сломать ее, навредить ему. Вдруг Игорь понял, что на самом деле не имеет права вмешиваться в жизнь этого ребенка, но что еще хуже, что даже имей он это право, он не мог бы оградить его от всего. Ведь в жизни столько обстоятельств, не зависящих от родителей, которые влияют на детей и которые меняют не только их взгляды, но и всю их жизнь. И тут Игорь остановился. Он вдруг осознал, что все его беды от него самого. Да, родители не облегчали ему жизнь, но он вместо того, чтобы найти себя и никогда себе не изменять, просто старался стать то как можно хуже, чтобы его заметили, то как можно лучше, чтобы им гордились. И за всем этим он совсем забыл, кто он есть на самом деле. Этот истинный Игорь не был интересен даже ему самому. А он требовал этого от других. Как слеп он был!
Снова взглянув на малыша, который был уже в руках Веры, он почувствовал, что заново родился, что и он только что вышел из беспросветной темноты, что в первый раз глотнул воздуха...


Игорь взглянул на часы: было немного заполночь. Эти двадцать четыре часа преподнесли ему больше, чем долгие годы его жизни. Еще двадцать четыре часа назад он был самовлюбленным недалеким парнем, у которого есть деньги, но нет друзей. Еще двадцать четыре часа назад у него был дядя, но не было чувств. Еще двадцать четыре часа назад он не любил жизнь. Он видел в ней корысть, злость, зависть, предательство, эгоизм. И он привык быть частью этого мира. Но за эти двадцать четыре часа он понял, что жизнь не такая долгая, чтобы так ее растрачивать, что она может оборваться в любой момент и ты на перед об этом никогда не узнаешь. Он увидел, что мир все-таки не без добрых людей, просто за этой не верой в них, он их не замечал. Он понял, что каждый отвечает только за свои поступки и лучше постараться изменить жизнь, если это в твоих силах, чем жалеть о том, что она плоха. Для Игоря эти двадцать четыре часа открыли дверь в другое измерение давно знакомых ему вещей. Но неужели нам всегда надо доходить до предела своих психологических способностей, чтобы нам открылась какая-то жизненная тайна? Должен ли каждый человек пережить такие двадцать четыре часа? Может, стоит просто более внимательно относиться к жизни. Ведь жизнь богаче, чем все, что когда-либо писали про нее.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Игорь Даровский: Хороший рассказ.   (27.10.2004 4:48:41) перейти в форум

Wizard_mea: Полностью согласен с Игорем.   (02.11.2004 8:45:53) перейти в форум

Гид: Очень красивый рассказ... я не верю в преображение за двадцать четрыре часа, только если в сказках, но, может быть, это и возможно, в сказке, когда вс...   (03.11.2004 5:53:52) перейти в форум

Михайлова: Очень близко по философскому смыслу с фильмом Игра   (11.06.2006 7:16:40) перейти в форум

NataliaS: я просто в восторге.Мне очень понравилось.спасибо огромное!   (14.10.2006 9:43:15) перейти в форум

Советская шоколадка: Идея замечательная. Глубокая, серьезная. Знаете, если и может быть такое преображение человека, то с откатом назад. Через некоторое время его опять по...   (16.12.2006 3:36:34) перейти в форум

Morpher: Канеш откатится, но к тому что есть! Либо всю жизнь будит с этим жить, как в сундучке)   (03.02.2007 2:59:06) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

fragmut


Случайное произведение

автор: rainbowway


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008