Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Сказки народа кенга (проза)
Последний день Дубликата (фэнтези и фантастика)
Воины (нечто иное)
Огонек (фэнтези и фантастика)
здесь хозяин вокзала... (стихи)
Мешок самоцветов (фэнтези и фантастика)
Успеть (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а привычное – новым

(Сэмюэл Джонсон)

Rambler's Top100







Youngblood

Маскарад.

Светлана Соломатина>

Вы - 1740-й читатель этого произведения

Небо взорвалось тысячей огней праздничного фейерверка. Люди выстраивались на площади, и, смеясь, наслаждались зрелищем. В спектре разноцветных искр, не нужны фонари, непрекращающийся водопад света озарял всё вокруг.
Мужчины в старинных камзолах приглашали женщин в кринолиновых платьях. Мгновение, и они кружили на паркетной площади, под музыку взрывающихся огней.

Среди торжества радости, смеха и нарядов минувшей эпохи, я, одиноко стоящая у стены, выглядела нелепо. Мокрые джинсы неуютно облегали ноги, а с волос стекала вода.
С недоумением, я смотрела назад, ища дверь, из которой вышла секунду назад. Но, вместо куска красного дерева, появилась огромная колонна из белого мрамора.
Невольно опустив взгляд вниз, я не увидела привычной одежды. Место влажных брюк и футболки заняло пышное платье с разноцветным подолом. Теперь, я уже ничем не отличалась от любого из посетителей праздника.

Мучительно сдавив виски, я попыталась вспомнить, как попала сюда. Бесполезно. Словно вспышка фейерверка не только ослепила, но и уничтожила кусочек памяти.
С испугом, я отшатнулась от пропавшего входа, делая первые шаги по блестящему паркету. В новых, загадочно приобретённых вместе с платьем, туфлях бежать было неудобно, и я всё время спотыкалась.

Меня быстро подхватил водоворот танцующих пар. Смеясь, они кружили рядом со мной, закрывая выход, и не позволяя вернуться назад. Я пыталась обратиться к ним, но люди меня не замечали. Казалось, узкие прорези масок из бархата закрывали им глаза, а музыка бесконечного фейерверка не позволяла услышать даже собственный голос.
Попавшая в лабиринт лавирующих пар, я озиралась по сторонам, пытаясь разглядеть пятно площади, не занятое очередными танцорами.
Но, не смотря на повышенное внимание, я не заметила, как кто-то подошёл ко мне сзади, и положил руки на плечи.

Резко обернувшись, я увидела высокого мужчину, лицо которого закрывала искусно сделанная маска. Голубые перья окружали глаза, выходя из чёрного бархата, и смешивались с лентами из зёленого шёлка. Кавалер протянул мне руку, приглашая внести свою лепту в великолепие вечера. Чуть помедлив, я согласилась, позволяя ему увлечь меня в танце. Возможно, мне удастся сбежать от него, когда мы окажемся рядом с другой частью площади.
Я пыталась поймать его взгляд, но встречала лишь узкие прорези. Почему-то, мне не нравилась маска на его лице, так же, как и осознание того, что этот аксессуар закрывает лицо каждого танцующего. Что за загадочный маскарад?
Улыбаясь моему партнёру, я хотела разговорить его, но, на каждую хитрость он отвечал лишь лёгким движением губ.

Когда мы начали приближаться к свободной от танцующих части площади, я попыталась вырваться из рук незнакомца. Но, он лишь слегка нажал на мои кисти, не позволяя двигаться без его указания. Становилось страшно. Куда он ведёт меня, и что вообще происходит на этом празднике?
В панике оглядываясь по сторонам, я не сразу поняла, что мы выходим из внешнего круга танцующих. Теперь, кавалер уверенно вёл меня в центр площади, к богато убранным столам и высоким креслам. Я снова метнулась вперёд, вырывая руку. Но мужчина удержал меня без видимых усилий.

Через несколько секунд я, наконец, поняла, куда мы направляемся. Недалеко от угощения, стоял диван, чем-то напоминающий трон. Позолочённые ножки и подлокотники весело сверкали, отражая разноцветные искры. А на красной кожаной обивке лежал человек в маске. Мой партнёр в несколько движений подвёл нас к нему, и, изящно поклонившись лежащему, ушёл.
Перебарывая страх, я посмотрела на незнакомца. Его внешний вид существенно отличался от любого из гостей маскарада. Чёрный плащ прикрывал алый камзол, а такого же цвета маска закрывала лицо мужчины. Длинные тёмные волосы свободно лежали на плечах, сливаясь с плащом. Он бросил на меня взгляд, и, я не смогла понять, заинтересован он, или смеётся.

- Добро пожаловать на маскарад, леди. – Протянул он, вставая. Я застыла, судорожно вспоминая, что делают в таких случаях. Кричат? Убегают прочь? Бросаются на шею? Мне хотелось всего вместе, а потом, исчезнуть с лица земли, лишь бы не видеть этот непонятный праздник. Но, прежде чем я успела выбрать одно из решений, моя спина покорно склонилась перед хозяином маскарада. Теперь, это становилось ясным.
- Не позволите ли пройтись с вами? – Предложил он, протянув мне руку, совсем как мужчина в голубой маске, за несколько минут до него. Или, часов. Отчего-то, я перестала замечать течения времени, и совершенно не понимала, сколько минут, часов или дней назад я попала сюда.
Я вложила свою ладонь в его, и, неожиданно ощутила, что угол обзора сузился. В удивлении, второй рукой я провела по лицу, и с ужасом поняла, что его закрывает маска.

Хозяин маскарада небрежно махнул рукой, заметив моё волнение, и повёл нас вдаль, мимо танцующих.
Через мгновение, мне начало казаться, что я схожу с ума. Мне казалось, что пока я кружила по площади, успела заметить всё устройство загадочного места. Но, теперь, на месте огромного куска паркета находился увитый диким виноградом лабиринт. Мой спутник быстро повёл меня туда, выбрав левую аллею.
Он шёл медленно, но я едва поспевала за ним, сбивая дыхание и постоянно спотыкаясь. Мужчина лишь слегка улыбался, глядя на мои попытки держаться рядом с ним.

Прогулка закончилась в самый неожиданный момент, когда мы вышли к беседке, окружённой стенами искусственного лабиринта. Отпустив мою руку, хозяин маскарада вошёл внутрь, и мне не оставалось ничего, кроме как пойти за ним.
Остановившись, я внезапно поняла, что не устала. Более того, непривычные сперва вещи словно сроднились со мной, и я ощущала только волнительную энергию праздника.
Мой спутник чуть улыбнулся, наблюдая как моё лицо заливает краска. Странно, но, увидев его впервые, я не заметила, что он красив.

- Кто ты? – Внезапно охрипшим голосом спросила я, двинувшись вперёд. Мужчина молча сел на ажурную скамейку, и мне пришлось последовать его примеру.
- Кто ты? – Повторила я более уверенно. Сердце билось как сумасшедшее, и я совершенно не понимала не саму себя, ни причины вспыхнувших чувств.
- Ты уверена, что хочешь это знать? – Спросил незнакомец. Его мягкий голос прозвучал настолько вкрадчиво, что это отрезвило меня.
- Да. – Ответила я, отчётливо понимая, что действительно хочу понять, что происходит. И никто, даже этот красавец с маскарада, не сможет заставить меня забыться.
- Уверена? – Снова повторил он, коснувшись моей руки. На миг, соблазн забыть про любые вопросы затмил мне разум.
- Да. Хочу. – Сказала я, сама до конца не понимая, на что отвечаю. Сознание помутилось, и я облокотилась на спинку скамьи, чтобы не упасть.
- Жаль. – Ответил незнакомец, вставая. Его голос снова стал холодно-безразличным.
- Я хозяин этого маскарада. Принц, король, повелитель, можешь выбирать любое звание, которое придётся тебе по вкусу.
- Почему я не могла заговорить ни с кем, кроме тебя? – Произнесла я, пытаясь унять дрожь. Исчезнувшая, было, волна страха снова сковала меня.
- На тебе не было маски. – Коротко ответил мой спутник, обратив на меня взгляд. И, вновь, вместо глаз, я увидела лишь узкие прорези из алого бархата.

Я хотела спросить, неужели на этом вечере установлены собственные законы, как мужчина встал.
- Нам пора. – Неопределённо бросил он, исчезая в тени аллеи. Промедлив, я бросилась за ним, и моментально оказалась рядом с накрытыми столами. Сад-лабиринт исчез, и его место снова занимала площадь, покрытая паркетом. Только сейчас на ней стояло огромное пианино, а вокруг собирались толпы людей. Танцующие перешёптывались, смеялись, кокетничали. Дамы без конца поправляли платье, а мужчины расправляли края кружевных манжетов. Осознав, что я единственная, кто остаётся вдали, я поспешила занять место недалеко от сцены.
Отчего-то, стало только страшнее оттого, что участники маскарада смотрели на меня с улыбкой, и даже приветствовали лёгким взмахом руки. Я не хотела иметь с этими странными людьми ничего общего.

Шум голосов внезапно смолк, и я обернулась на сцену. Возле рояля стояла худощавая девушка в синем платье. Её шея была столь тонкой, что, казалось, вот-вот переломится от тяжёлого золотого ожерелья, доходившего до глубокого выреза. Талия, до абсурда узкая, безжалостно затягивалась в корсет. Гости одобрительно захлопали, ожидая начала представления. Кажется, эта худенькая дама – певица.
- Пианист! – Визгливым, совершенно не сочетающимся с её хрупкой внешностью голосом, крикнула она. К инструменту подошёл огромный мужчина, с мускулистыми руками и необъятными плечами. Я представила, как этот громила ударяет по клавишам рояля, и совсем не обратила внимания на воодушевление зрителей.

Первые же звуки, вырвавшиеся из под пальцев музыканта, подтвердили мои опасения. Рваная, негармоничная мелодия совершенно не сочеталась с визгливым, срывающимся на крик голосом девушки. Музыка и голос не просто звучали сами по себе, они взаимно исключали друг друга, и хотелось только лишь, чтобы они замолчали.
Остальные присутствующие не разделяли моих порывов. Улыбающиеся, они восхищённо смотрели на выступающих, позабыв друг о друге.
Я попыталась вслушаться в песню, решив хотя бы понять, о чём она. Спустя минуту я осознала, что этого делать не стоило. Девушка пела о красоте самоубийства, и прелести жизни в сумасшедшем доме.
- Ах, право, сходить с ума так весело! – Задорно крикнула она, и её слова немедленно подхватили другие.
- Как замечательно, не правда ли? – Говорили дамы, обращаясь к кавалерам.
- Я не знаю ничего лучше. – Отвечали последние, словно разыгрывая бесконечный спектакль, с заранее распределёнными ролями и сюжетом.

Я хотела подняться на сцену, и спросить у певицы, почему эта мелодия вызвала такую популярность, но та исчезла, вместе с музыкантом, и остальными гостями.
Обернувшись, я заметила, что, непонятным образом, все присутствующие переместились к богато накрытым столам, и уже держали в руках бокалы с вином.
Уже без удивления, я убедилась, что сцена тоже исчезла, а её место снова заняла паркетная площадка.
Побежав вперёд, я поскользнулась, и едва не упала. Меня подхватили чьи-то руки, и в тот же миг, я услышала голос:

- Вам нравится наш маскарад? – Подняв глаза, я увидела хозяина вечера. Он, чуть улыбаясь, помог мне подняться и проводил до стола с напитками. Почти насильно всучив мне бокал красного вина, он снова занял своё место в центре зала.
Одним глотком выпив содержимое, я бросилась к нему, решив, что не могу больше медлить с объяснениями. Ещё немного, и этот праздник сведёт меня с ума.
Голова уже почти не болела от взрывов фейерверка, и я приучилась говорить достаточно громко, чтобы быть услышанной. Даже маска, вначале сужавшая угол обзора, приучила смотреть по-иному.
- Снова ты. – Произнёс мужчина, едва увидев меня.
- Да. Что здесь происходит? Как я сюда попала? Как мне уйти отсюда? – Закричала я, пытаясь вызвать хотя бы малейшую эмоцию на холодном лице.
- А ты сама помнишь, что было до того? – Вкрадчиво поинтересовался незнакомец, позволяя себе лёгкую усмешку. Готовая разразиться тирадой, я внезапно замерла. К своему ужасу, я медленно понимала, что память не сохранила ничего. Даже имени. Все воспоминания исчезли, оставив краткий отрывок, начиная от разговора в беседке.

- Что происходит? – Прошептала я, закрывая лицо руками. И пальцы моментально расцарапало стекло. Несмело проведя по маске ещё раз, я поняла, что не ошиблась. Острейшее стекло.
- Что происходит? Это просто наш маскарад! – Рассмеялся мужчина, залпом выпивая бокал вина. – Смотри. – Прошелестел его голос, и, он скинул маску.
Фейерверк заглушили аплодисменты, раздавшиеся со всех сторон. Маски летели в воздух, сияя великолепием знаменитых мастеров. Зелёные, голубые, фиолетовые, серые, из разного материала и разной формы, они впечатляли. Заворожённая этим зрелищем, я совсем не заметило главного.
Под масками не было лица. Даже нет, само лицо было маской, искусно сделанной из бархата, парчи и шёлка. Под прорезями не скрывались глаза, губы не двигались – место лиц заняла пустота. С ужасом, я смотрела, как эти люди прикрывались ненужным больше аксессуаром, и говорили друг с другом. Они смеялись, кокетничали, совершали все действия, присущие людям, но их не существовало.
Обернувшись, я увидела очередную пустоту вместо лица и алую маску в руках человека в красном камзоле.

- Удивлена? – Коротко спросила маска. К горлу подступила тошнота. Губы двигались на тканевом лице, которое тело держало в руках.
- Посмотри сюда. Каждая из этих масок когда-то была лицом, однажды была человеком, жила. Но, сама жизнь заменилась её иллюзией, игра превратилась в основное действие. И, всё происходящее стало искусственным и непонятным. На лице появилась маска, заменяя всю гамму чувств одним. А затем, маска даже не вросла в лицо, она стала им. И теперь, в радужном вихре маскарада кружатся маски, под которыми нет лиц. Ужасно смешно, неправда ли? – Закончила она, и нарисованные губы раскрылись в жуткой ухмылке.
Я обернулась, и увидела недавних выступающих. Если бы не маски в их руках, то я ни за что не смогла бы узнать их. Худенькая девушка превратилась в женщину огромных размеров, с многочисленными складками по всему телу. В заплывшей жиром шее едва угадывалось золотое ожерелье. А громила, стоявший рядом с ней, оказался иссушённым стариком, с руками, покрытыми тёмными пятнами, и беззубым ртом.
Изменения постигли и самого хозяина маскарада. Красный камзол свисал со скелета. Я едва сдержала крик, понимая, что увлеклась мертвецом. На пальцах его ещё оставались ошмётки кожи.

- Почему? Почему они стали такими? – Спросила я, чувствуя, что теряю рассудок.
- Сходить с ума невероятно весело. Игра быстро становится реальной жизнью. Ложь становится столь похожей на правду, что их нельзя различить. И лицо под маской постепенно исчезает за ненадобностью.
- Почему я попала сюда?! – Закричала я, отчаянно желая только одного – уйти. Найти выход, даже если он будет смертью.
Маска лишь улыбнулась и посмотрела назад. За моей спиной возникло зеркало в золотой раме. И, я наконец-то смогла увидеть себя.
Моё лицо закрывала стеклянная маска, с застывшими каплями крови. Она отражала всё и всех, кроме меня. Я хотела сказать, что никогда не пыталась играть, но внезапно поняла, что не помню больше ничего. Только бесконечное, безумное, и такое правильное веселье карнавала.
- Мой господин, - произнесла я, обернувшись, - Какое развлечение ты подготовил для нас сегодня?

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Sharra Levinsky: Мурашки по коже... А самое главное - такая холодная, расчетливая логика и понятно, что другого конца и быть не может.   (14.01.2010 8:43:48) перейти в форум

Светлана Соломатина: Большое спасибо!) Рада, что вам понравилось, и, что на произвидение кто-то обратил внимание)   (22.01.2010 11:32:53) перейти в форум

Неждан: По порядку. Завязка. Лирический герой оказывается непонятно где и непонятно как. Здесь может быть глубокая задумка автора или отсутствие у него же фа...   (22.01.2010 12:35:32) перейти в форум

Неждан: Кульминация - ну, в общем, с одной стороны предсказуемо (да-да, маскарад как художественный символ имеет вполне определенное значение, по крайней мере...   (22.01.2010 12:46:58) перейти в форум

Светлана Соломатина: Благодарю за отзыв. Завязка - так как повествование идёт от первого лица - героиня сама не знает, как оказалась в этом месте. К тому же, указано, чт...   (22.01.2010 8:40:32) перейти в форум

Анна Морейн: мне очень понравилось!!!   (08.12.2010 4:43:23) перейти в форум

Sasha M.: Понравилось!)   (14.01.2012 10:45:59) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Camlost


Случайное произведение

автор: IRROR


Форум

последнее сообщение

автор: Алексей Владимирович


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008