Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Кошки-мышки (стихи)
Путник (стихи)
"Локи: Последнее воплощение" (фэнтези и фантастика)
металлолом (нечто иное)
Не сдать человека в смерть... (стихи)
Пилоты уходят в небо (стихи)
Фотография в стиле "ретро" (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Плох тот писатель, которому не верят на слово

(Эмиль Кроткий)

Rambler's Top100







Youngblood

Я шел по темной улице...

Евгений Бежанов>

Вы - 1231-й читатель этого произведения

***

Я шел по темной улице. Меня окружали мрачные стены домов. Из подво- ротен дул ветер, который доносил запах помойки. Иногда сверху что-то капало - и тогда я останавливался и брезгливо вытирал носовым платком каплю.

Скоро я дошел до перекрестка. На углу стояли два человека. Они пере- минались с ноги на ногу, ежились от холода. Во рту у них торчали сига- реты, а руки были спрятаны в карманы.

Я обошел их и свернул налево. Здесь мне пришлось остановиться - у меня развязались шнурки на левом ботинке.

Я сел на корточки и принялся завязывать. Один из тех, кто стоял на углу, направился в мою сторону. Я приготовился к тому, что бы удрать. Но человек прошел совсем рядом со мной, громко высморкался и споткнув- шись о бордюр, свернул в подворотню. Я выпрямился и пошел дальше.

Вскоре я дошел до набережной и присел на парапет. Вода тихо плеска- лась за моей спиной. Наверное, где-то рядом находилась сточная труба, так как слышалось журчание. Я достал карту города и принялся рассмат- ривать ее. В свете фонаря я нашел свое местонахождение.

Решив, что мне стоит еще побывать в некоторых местах, я свернул кар- ту, забросил ее в рюкзак и поднялся. Невдалеке виднелся горбатый мост, к которому я и направился. Было довольно прохладно, да еще заморосил мелкий неприятный дождик. Вообще, стояла самая обычная осенняя погода, иногда дул холодный ветер. Под его порывами я ежился и поплотнее кутался в свой плащ.

Перейдя через реку по мосту, я миновал автомобильную дорогу и пошел по тротуару. Впереди меня, метрах в двадцати виднелся силуэт какого-то человека. Он, вероятно, был пьян - т.к. шел неровно, спотыкаясь и шатаясь из стороны в сторону. Я обогнал его и свернул на аллею. Это был городской парк - вокруг виднелись аккуратно подстри- женные кустики. Да и вообще, все здесь хранило отпечаток заботливых человеческих рук.

Опять подул ветер и я закашлялся. Проклятый кашель - он мучил меня уже вторую неделю. Я достал платок и вытер мокрое от дождя лицо.

Так, ежась и кашляя, я вышел на большую площадь, со всех сторон освещенную огнями. Я остановился, что бы полюбоваться. Погода мне нисколько не мешала - я привык радоваться жизни при любой погоде, и никакие дожди не могли испортить мне настроение. Скорее, наоборот. Ах, как же тут красиво! Как же я люблю этот город!

Дождь усилился, и теперь уже целые струи стекали у меня по лицу, затекая под рубашку. Эти прохладные капли напомнили мне мое далекое и не совсем счастливое детство. Когда я был в пионерском лагере и скучал по маме. Все вокруг веселились и пели песни, а я плакал и хотел домой. Я лежал ночью в своей кровати и не спал - я плакал. Слезы текли у меня по лицу и падали на подушку. Потом я подтянул одеяло, сел, поджал колени, положил на них голову, и так сидел и всхлипывал, глядя в ночь. И слезы тогда так же затекали мне под майку, как сейчас эти косые струи дождя проникали под мою рубашку.

Я вырос, но годы мало изменили меня. Я стал угрюмым, мрачным, но отнюдь не пессимистом. Вероятно, я выгляжу странным, но это мало меня волнует. У меня немного друзей, или, возможно, их совсем нет. Я предпочитаю одиночество шумным компаниям, я люблю ночь. Те, кто знает меня, вряд ли догадываются о другой стороне моего характера. Да и зачем это - каждый человек должен заботиться о своем здоровье и о здоровье родных и близких. Кому есть дело до чужих странностей?

Да, я люблю ночь. И сонная ночная площадь, так красиво освещенная, навеяла на меня мысли.

Я потихоньку шел дальше. Я решил идти, пока не откажут ноги. Посмотрев на название улицы, я понял, что иду по Тверской. Ну что же, мне это было по пути.

Еще раз достав платок, я вытер лицо. Платок уже был такой сырой, что не мешало бы его и выжать. Я скомкал платок и положил его в боковой карман рюкзака.

Мое внимание привлек какой-то человек, который переходил Тверскую с другой стороны. Он шел наискосок и таким образом, что наши пути дол- жны были сойтись. Я отвернулся от него и стал смотреть на витрины. Там стояли манекены в самых причудливых и нелепых позах. Я плюнул - манекены никогда не нравились мне. Я поправил рюкзак, и тут услышал сбоку шаги. Тот человек, который переходил дорогу, уже почти прибли- зился ко мне. Как я и предполагал, он явно намеревался подойти ко мне. Я немного замедлил шаг - человек повторил мой маневр. Я прибавил шаг - и человек прибавил тоже. Тогда я остановился. Незнакомец тоже встал. Мы стояли и смотрели друг на друга. Ну, а если я плюну- подумал я - он тоже сделает это? И я плюнул. Человек тоже плюнул.

Тогда я пригладил волосы и пошел дальше. Ночной гость повторил мои действия и вплотную подошел ко мне.

-Здравствуйте! - сказал я.
-Здравствуйте! - отозвался незнакомец. -Меня зовут Петя.-
-Очень это здорово!- сказал я. -Вы, что же, гуляете? -
-Да!- сказал незнакомец. -Я гуляю. Наверное!-
-Почему-же "наверное"?- спросил я,замедляя шаг. Впереди виднелся переход и горел красный. Я повторил вопрос.
-Наверное, это потому что я не знаю, гуляю я или нет,- ответил нез- накомец по имени Петя. -сейчас, я может, гуляю, а может- не гуляю. Вдруг это не прогулка- а сон? Кто мне докажет, что я сейчас не сплю?-
-Вы странно рассуждаете- сказал я.- Мне это нравиться. Куда вы направляетесь?-
-Я не знаю!- сказал незнакомец Петя.-Мне все равно!- Загорелся зеленый, и мы молча перешли дорогу.
-Да!- сказал Петя.

Я молча посмотрел на него, пытаясь понять его возглас. Однако Петя лишь молча взглянул на меня и пожал плечами. Я рассмеялся.

-Скажи, Петя - спросил я, когда мы миновали перекресток - зачем ты идешь со мной? Разве тебе не нравится гулять одному?
-Мне не нравится- отозвался Петя -Очень не нравится!-
-А вот что касается меня- продолжал я -Я очень люблю гулять один, и я всегда гуляю один. А вот если я не один, то я уже вроде и не гуляю-
-Ты прогоняешь меня? - вдруг обиженно спросил Петя - Я и уйду. -

Я не знал, что ответить. По правде говоря, впервые в моей жизни я был не против, чтобы этот ночной незнакомец сопровождал меня. Вероятно, со мной что-то произошло. Я шел оглядывал сонный город и пытался понять себя.

-А что! - вдруг сказал Петя -Я ведь знаю точно, что я не сплю. Если бы я спал, я бы чувствовал это. Нет это не сон. - И он опять замолчал.

А я молча шел, изредка приглаживая волосы. Ветер постоянно раздувал их, и моя прическа была вообще ни на что не похожа.

Откуда-то сверху падала газета: ветер раздувал ее, переворачивал стра- ницы; она то взмывала вверх, то резко опускалась вниз. Она напоминала раненную птицу.

-Ну, мне пора - сказал внезапно Петя - спасибо за компанию.-
-Да нет, ничего - ответил я, ничуть не удивившись. Петя немного поклонился, а затем потопал ногами и скрылся в темноте какой-то арки. Арка, вероятно вела во двор.
-Что - ж, Петя - подумал я - твоя история не так уж и интересна.

Я шел еще около пятнадцати минут. Я прошел мост у Белорусского вокзала, затем пересек шоссе и, миновав часовой завод, зашел во двор большого ста- рого мрачного дома. Вода глухо журчала в водосточных трубах, раскачивался фонарь и работала сигнализация какой-то машины. Я достал из рюкзака газету и расстелил ее на земле. Газета тут же впитала влагу и намокла. Невзирая на это, я лег на спину и уставился в темное ночное небо.

Я лежал так, довольно долго. Я наверное, даже немного задремал. Разбудил меня, точнее - вывел из дремоты какой- то голос. Я открыл глаза и увидел над собой чье-то бородатое лицо.

-Ну, что валяешься- раздался ворчливый голос. - Лето, что ли? Вставай давай! -

Я понял, что это, по всей видимости дворник, который принял меня за бро- дягу-пьяницу.

Я встал, подхватил промокший насквозь рюкзак . Бородач стоял и смотрел на меня.

-Который час? - спросил я.
-Четыре утра уж, поди... - отозвался дворник и зачем-то потрогал свою бороду.
-Спасибо! - поблагодарил я бородача-дворника.

Потом я снял плащ, подошел к водосточной трубе и немного помыл его под струей дождевой воды.Затем я опять облачился в плащ и направился к выходу со двора.

-Домой иди! - крикнул мне дворник в спину.

Я не обратил на его предложение никакого внимания и вышел на улицу.

Вероятно, лежал я все же долго, хотя я и не мог примерно определить длитель- ность. Мне лишь приходилось руководствоваться моим врожденным чувством вре- мени. Я, в принципе, мог и не спрашивать бородача, который час - я спросил лишь так, для порядку.

Вот я снова иду по дождю и ветер развевает мои непослушные, мокрые волосы. Они слиплись в отдельные пряди, которыми и играет непоседа-ветер.

Я иду и чувствую себя как нельзя лучше. Эта дорога, это путь знаком мне с детства. Эта дорога стала частью моей жизни.

Я шел и думал и мечтал, но вдруг в переди, на перекрестке, увидел две мили- цейские машины. Я немного насторожился, но не замедлил шаг. Чего мне боять- ся? Я не вор и не преступник, я не нарушил закона, я не совершил ничего пло- хого.

Когда я подошел поближе, то мне показалось, будто рядом с машиной,на дороге кто-то лежит. Или что-то. Мне было лишь видно темное пятно на асфальте, а рядом- двух милицейских работников. Они смотрели в мою сторону и как - будто ждали меня.

Я не ошибся и на этот раз. На асфальте действительно лежал человек. А мили- ционеры ждали как раз меня.

- Будете понятым. - сказал мне один милиционер, как только я поравнялся с ним.

При этом он не спросил у меня документы, и вообще ничего не спросил.

- Что случилось? - спросил я.
- Его сбила машина - сказал другой милиционер. -Вы,случайно, не знаете его? -

Я подошел поближе и наклонился. Человек лежал на животе, из под его тела вытекала кровь. Кровь была также на дороге и кровавые капли вели туда, где лежал теперь человек. Как видно, милиционеры перетащили его. Милиционер перевернул человека лицом вверх и я в ужасе отшатнулся. Это был Петя! Как-же это могло быть? Ведь он отстал от меня намного раньше, он пошел домой! Неужели, пока я лежал и дремал под дождем, он как-то ока- зался здесь и попал под машину? Мысли вихрем кружились у меня в голове, а лицо мое, должно быть, выражало страх и изумление.

- Вы знаете его?- повторил милиционер, пытливо глядя на меня.
- Нет- сказал я, сочтя нужным утаить правду.- Он жив?-
- Он в очень тяжелом состоянии- сказал другой милиционер.-Сейчас приедет скорая. Пока неизвестно, умер он или еще жив. Поэтому мы не накрываем ему голову.-

Я выпрямился. - Не уходите!- сказал милиционер, тот, который подошел позже.- Вы будете свидетелем.-

Мне это совсем не нравилось. Я отошел к углу и присел на мокрый бордюр. Милиционеры наблюдали за мной, потом отвернулись. Один из них стал что то говорить по рации.

Скоро подъехала скорая. Выскочили санитары и произошла небольшая суматоха- медики спрашивали- что произошло, а милиционеры что то отвечали. На некоторое время про меня забыли. Благодаря этому я встал и незаметно скрылся в близлежащих кустах. Правда, они были такие редкие, что вряд ли скрывали меня. Но я быстро продрался сквозь них, свернул во двор какого-то дома, обогнул его с другой стороны, перелез через забор и, спотыкаясь обо что-то, вышел на небольшой проулок.

Я понимал, что поступил неправильно, покинув место происшествия. Мне было искренне жаль Петю, этого странного ночного гостя. Я даже раздумывал- не вернуться ли мне, но вовремя взял себя в руки и зашагал дальше. Я не знал, грозит ли мне что-нибудь за то, что я не выполнил приказание милиционеров. И не хотел рисковать. А вдруг Петя очнется и узнает меня? Тогда, получится, что я соврал милиции, сказав, что незнаком с ним. Нет, возвращаться нельзя. И придется идти другим путем. Я решил так и резко свернул направо. Если я буду держаться этого напра- вления, то несомненно попаду туда, куда надо, и наверное, даже быстрее, чем бы я шел по шоссе. Эх, Петя,Петя.

Я шел и думал, каким образом Петя очутился здесь. А может, эти события- некий знак мне? Но как его истолковать?

Подобные мысли теснились у меня в голове еще долго и что бы отогнать их, я решил спеть песню.

Мой ночной голос гулко прокатился по узкому переулку. Он показался мне уж каким-то совсем обессиленным и безжизненным. Тогда я резко оборвал свою песню и свернул в очередной двор, что бы увидеть новые места.

Неудивительно что мне не понравился собственный голос . Я никогда не был хорошим певцом.

В том дворе, куда я зашел, было еще мрачнее, чем в предыдущем. Дом был четырехэтажным, очень старым. Мои шаги отдавались эхом в сумрачном, замкну- том пространстве. Я прошел двор, вышел через другой проход и попал на но- вый переулок. Впереди меня виднелся забор, а справа, метрах в двадцати пя- ти было что-то вроде железнодорожного шлагбаума.

Я направился к шлагбауму. По пути я вспомнил старую историю, которая хо- дила между нашими друзьями еще в школьные годы. История гласила о том, что какие то чрезмерно настойчивые и упорные пионеры нашей школы невероятными усилиями сумели проложить подземные проходы по всему нашему району. Потом эти проходы они превратили в некое подобие метро. У кого-то из моих знако- мых даже имелась рукопись, которую он переписал у одного из тех героев, что копали подземелья.Эта рукопись была не что иное как описание всех труд- ностей и приключений, которые встретились юным метростроевцам в их не лег- ком деле.

Я , к сожалению, так и не видел ни одного из них и не имел возможности удостовериться в существовании этих проходов. Тем не менее, говорят, это правда. Что случилось потом - неизвестно. Это дело затихло и почему-то все время замалчивалось. В чем причина этого? Почему такие события не пре- даются огласке. Разве тут есть что-то позорное или нескромное?

Так, размышляя, я подошел к шлагбауму. Здесь проходила одноколейка, кото- рая вероятно служила подъездным путем на какой-нибудь комбинат.

Рельсы были ржавые; очевидно, этим путем пользовались редко.

Я перешел через рельсы и зашагал дальше. Ветер подул сильнее, и в лицо мне как-будто впились маленькие иголочки. Это дождь, мелкий и промозглый сду- ваемый ветром, производил такое впечатление. Ну и пусть! В большом городе погода никогда не одержит победы над человеком. Это в тундре, в пустыне, или в подобных местах можно сгинуть ни за что, ни про что, а тут...

Я не имею в виду пьяных, которые и в луже могут утонуть.

Ну вот, теперь я принялся рассуждать о погоде. Как видно, мои мысли одоле- вает то, что я вижу и слышу. Это и неудивительно - человек такой по природе.

Я поправил волосы(уже в который раз) и полез в рюкзак. Там у меня был ба- тон хлеба. Ощупав рукой пакет, я убедился , что от хлеба осталась сплошная каша. Конечно, что еще можно ожидать, если у меня весь рюкзак промок до нит- ки.Теперь он напоминал выжатую тряпку, брошенную кое-как на батарею.

Взади послышались шаги. Я не оборачиваясь шел дальше, думая о своем.

-Эй, подожди пожалуйста!-раздался взади голос.

Я обернулся и остолбенел. Меня мелкой семенящей походкой нагонял Петя,по- махивая какой то сумочкой, которой раньше я у него не видел.

-Что это с вами?-спросил он, увидев мое лицо-Это я, Петя.-

Я молчал. Я увидел, что куртка у Пети измазана в крови, а волосы слиплись- на них тоже была свернувшаяся кровь.

-Петя!-сказал я, ноги у меня дрожали-Петя! Уходи сейчаc же туда, откуда пришел. Зачем я тебе нужен?-

Петя наклонил голову и в голове у него я увидел темную дыру. Я закрыл гла- за. Ужас овладел мною. Я не трус, но такие вещи не по мне. Я стал пятиться назад.

Тут Петя выпрямился:

-Я просто застегивал пуговицу.-объяснил он.-А что вы спрашивали? Откуда я? Я гуляю. Наверное!-

-Наверное!-вскричал я- Что значит "наверное"?-

-Это значит- объяснил Петя-Что я не знаю, гуляю я, или нет. Возможно, что я...

-Хватит!- оборвал я Петю-Я все это знаю! Как ты можешь ходить вот так, ког- да тебя сбила машина? Я же совсем недавно видел тебя, бездыханного, возле шоссе. Что все это значит?!-

-Я не знаю-пожал плечами Петя-Что означают твои расспросы?-
-Ты жив или нет?-тихо спросил я.
-Я не знаю.- опять сказал Петя-Не знаю. Кто мне даст гарантию, что я жив? Ты?

-Нет, не я -злобно рассмеялся я-Потому что я сильно сомневаюсь в этом.
-Ну вот.- опечалился Петя-Я так и знал...
-А,ты знал-сказал я-А почему у тебя кровь на одежде, и на голове?
-Это не кровь -сказал Петя, дотрагиваясь до испачканной куртки-Это краска. Я маляр.
-А дыра в голове?-продолжал я.
-Какая дырка?-удивился Петя.Он наклонил голову и я снова увидел дыру.
-Это не дырка, а шрам.-сказал он.-В темноте, может это и похоже на дырку. К тому-же у меня короткая стрижка, и волосы не скрывают шрам.

Я все еще не верил. Я не знал, что думать.

-Петя,у тебя пуговица расстегнулась.-сказал я для того, чтобы он наклонил- ся, и тогда я увижу дырку.

Петя и вправду наклонился.Я пригляделся. Нет. Это была дырка. Вокруг было видно, как порвана кожа, она торчала клочками,а вокруг запеклась черная кровь.

-Зачем обманываешь?-вдруг зло спросил Петя-Иди сюда!- и он направился ко мне неровным шагом.

Я быстро подскочил к забору и в тот же миг перелез через него. За забором находилась стройка. Я прыгал по стройматериалам, влезал на горы строитель- ного мусора, утопал в опилках. Потом я бежал вдоль строящегося дома, мимо автокатков и строительных машин. Я несколько раз упал, перекувырнувшись че- рез голову, пропахал носом лужу, потом, испачкавшись в мазуте, через ка- кую-то калитку выбрался на улицу. Проклятье, это оказалось шоссе, а невдале- ке стояли милицейская машина и скорая помощь. Да ведь это опять то самое место, где машина сшибла Петю. Вот он и сам лежит; голова у него прикрыта. Значит, умер. О, Боже!

Я влез обратно и, тяжело дыша, прислонился к забору. Так вот оно что! Он хочет вернуть меня на место происшествия, он недоволен тем, что я поки- нул его. Но нет! Не выйдет.

Собравшись с силами, я двинулся обратно. Миновал те места, где еще пять минут назад несся , словно обезумевший петух. Потом я, все еще не приходя в себя окончательно, свернул немного налево и продолжал путь.

Проходя мимо опилок, я решил немного отдохнуть. Все так-же моросил дождь. Да что мне дождь, когда я и так вымок до нитки, да еще успел с лужей позна комиться. Бухнувшись на опилки, я тяжело вздохнул. Вот привалило! Не хватало еще, что бы меня преследовала всякая нечисть. И за что это? Чем я перед Петей провинился?

-Эй!-вдруг услышал я голос Пети- Я иду!

Ну нет уж! Я вскочил и опять рванул сквозь чертову стройку. Перемахнув с бетонных плит на очередные опилки, я вдруг увидел внизу Петю. Он стоял и улыбался. Дыра в его голове сияла, как звезда на ясном, ночном небе.

Я схватил камень и что есть силы запустил в него. Камень попал ему в грудь, но, по-видимому ,не произвел никакого впечатления.Я схватил еще один,побольше, и прицелившись ему в лицо , кинул опять.

Но тут я промахнулся- нога моя при броске соскользнула немного вниз и я почти потерял равновесие. Поэтому мой камень врезался в стену строящегося до- ма.

Тут я увидел , что Петя лезет ко мне. Я мигом развернулся и побежал в сторо- ну забора.Перелезу через забор, а там видно будет.

Я хотел уже прыгнуть на забор, как вдруг моя нога соскользнула в яму. И я, с шумом и грохотом свалился куда-то вниз, больно ударился спиной обо что-то, торчавшее из земли и шлепнулся в воду.

Не обращая на все это внимания, я притаился, наполовину скрытый ледяной во- дой. Тишина. Тогда я осторожно приподнялся, произведя ужастный плеск. Потом я нащупал над собою трубу- вероятно, это об нее я и ударился спиною. Спина, кстати, не на шутку болела.

Я забрался на трубу и притаился. Идет!Идет!Я услышал шаги.Затем раздался визг и что-то огромное с шумом пролетело вниз и свалилось в воду. Я тихо сидел. Внизу раздалось оханье, затем фырканье.

Вот черт! В полумраке я увидел милиционера, того самого , который приказы- вал мне остаться свидетелем.

Тогда я осторожно нащупал руками край ямы, уцепился за что-то и быстро вы- лез наверх.

-Кто тут? - крикнул милиционер и завозился внизу.
-Сбоку труба, - сказал я - встаньте на нее, а затем рукой нащупайте плиту.
-Кто здесь? - повторил милиционер. - Кто это? Подождите и не уходите. Это приказ!
-Он жив? - спросил я.
-Умер. - ответил милиционер - Кто это говорит? Ты, Серега? Я больше ничего не говорил и бесшумно перелез через забор.
-Подожди, твою мать! -кричал милиционер из ямы. Но я, не слушая его, быстро шел по улице.

Я шел так пока не вышел к платформе "Красный балтиец". Тут я вздохнул немного свободнее. Черт! Ну и приключение!

Я забрался на мост через железнодорожную станцию и не спеша шел, оглядывая окрестности. Уже немного посветлело, за домами виднелись первые лучи восхо- дящего солнца. Внизу подъехала электричка.

Я остановился и стал любоваться. Вот спереди - Тимирязевский лесопарк. Слева - торчит башня института "Гидропроект" а еще правее- мой дом дом. Спере- ди еще видно Институт Металлургии и Сплавов.

А внизу, набирая скорость, отъезжает электрчка. Эта дорога- рижское направ- ления. С этой дорогой у меня тоже много общего. Да и вообще, весь этот район - мой.

Я стою и смотрю, но тут вспоминаю о том, что случилось сегодня. И сразу из- чезло то расслабленное состояние, которое владело мною еще пять минут назад. Что ж, в путь. Я еще не пришел, куда мне надо.

Впрочем, а куда мне надо?

Эта мысль удивила меня, а затем и рассмешила. Зачем мне куда-то идти? Я ведь просто гуляю. Навещаю свои любимые места. И всегда меня ждет что-то новое!

Вот и вся цель моей прогулки.

Поэтому я зашагал бодро, и просто потому, что мне это нравится!

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

ArhAngel


Случайное произведение

автор: Tatius


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008