Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Я не буду тебя искать (проза)
Мечтатель (фэнтези и фантастика)
Целитель (фэнтези и фантастика)
небоходимость (нечто иное)
Портрет Друга (эссе)
Поэма о разорванных безжалостным временем сердцах. (фэнтези и фантастика)
Все, что оставили после себя Паула и Бруно (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым

(Сомерсет Моэм)

Rambler's Top100







Youngblood

Вестники (литературный эксперимент)

Juls>

Вы - 1256-й читатель этого произведения

Вместо предисловия.
Этот рассказ был написан мной в соавторстве с моим очень хорошим другом, неким Маамом Бимагинуем. Даже нет, не в соавторстве, а в дуэте. :) Вы спросите – почему литературный эксперимент и чем этот рассказ отличается от сотен других, написанных в соавторстве? Мы играли в своего рода шахматы. Литературные шахматы. В реале это означает, что страницу (или сколько получалось) писал он, страницу – я. Было очень интересно, потому что заранее не могли предугадать, куда заведет фантазия оппонента и чем, в итоге, это все закончится. В общем, нам понравилось. Надеюсь, мы и дальше будем работать в таком же духе. Вот что получилось из нашей совместной работы.

- Девушка, - гулким, совсем не похожим на женский, голосом спросила огромная бегемотапотобная, судя по большим выпученным глазам, и пухлым розовым губам, толстая, мрачная продавщица в белом халате. – Вам чего?
Варя, удивленно открыв рот, оглянулась. Никак не могла сообразить: где она и что тут делает. Кое-как пораскинув мозгами, пришла к выводу, что находится в аптеке. Вот только как и главное - зачем она сюда попала? Вспоминая вчерашний вечер, она попробовала восстановить картину прошлого. Утром был университет. Отскучала две пары. Какие-то нудные лекции, название которых не потрудилась даже запомнить. А потом, с Аленой и Мариной пошли пить кофе, к кафе по соседству от учебного корпуса. Там встретили знакомых Марины. Торе пижонов с четвертого курса. У каждого машина, мобила и прочие достояния цивилизации. Парни с наворотами. Маменькины и папенькины сыночки. Варя терпеть таких не могла. Но что поделаешь, подругу ведь не обидишь. А друзей и так мало. Кроме Марины да Алены считай и никого. Парни пригласили в себе на квартиру. Конечно, грех от такого предложения отказываться. Ехать не хотелось. Известно чем заканчиваются такие похождения чаще всего. Но появилась гениальная мысль смотаться в самый разгар веселья, выдвинув веский бронебойный аргумент: «Завтра контрольная, надо готовиться». Доехали быстро. За четверть часа. С начала молча обсиживали место. Потом пошли орудовать на кухню. Марина без маникюра принялась за картошку. Варя и Алена за салат и прочие деликатесы, безопасные для ухоженных ногтей. Стол моментом был накрыт. Лешка сделал коктейль. «Чегевара», кажется, так он его назвал. «Почувствуй, - говорит, - себя наедине с сознанием». Больше всего боялась, что начнут приставать. Марина сказала: «Ты не волнуйся, парни надежные, проверенные. Если что сразу говори мне. Я тебя в обиду не дам». Но жаловаться не пришлось. Саша произнес тост. Варя отхлебнула чуть-чуть и все… На этом в памяти стоял такой внушительный девственный пробел. Мозг начал нормально функционировать только сейчас, задаваясь глупыми вопросами
- Девушка. – Злобно пробасила продавщица, - Ты бери чего или проваливай. Смотри, какая уже очередь образовалась.
Варя оглянулась, и почувствовала на себе с десяток грозных недовольных взглядов.
- У вас есть что-нибудь для памяти? - спросила она.
- Все только по рецепту. Рецепт есть? Без рецепта только аспирин, витамины и презервативы. Без рецепта ничего больше не дам.
- Ничего больше не надо. – Варя развернулась и бегом выскочила на улицу. Вдохнуть свежего воздуха. Становилось не по себе от всей этой нелепости. Желудок ворчал. Больше всего хотелось курить, но сигарет не было.
Завидев киоск поблизости, что стоял возле автобусной остановки, она приблизилась к нему, и стала рыться в сумке в поисках кошелька. Больше всего боялась что-либо важное потерять. Но, благополучно завершив ревизию, она поняла, что все на месте. В целости и сохранности был мобильный, который два дня назад отключили за долги, кошелек и документы. Она облегчено вздохнула, и открыла кошелек. Еще задумалась на мгновение: кошелек был на удивление пухлым. А ведь денег оставалось всего ничего. До стипендии неделя – полуголодная и мерзкая. Открыв кошелек, она чуть не выронила его из рук.
- Дерьмо! – яростно выругалась Варя.
Там лежала добротная пачка стодолларовых купюр и аккуратно сложенный лист бумаги. Не долго думая, она извлекла лист, а кошелек вместе с неожиданным содержимым закрыла и запихала поглубже в сумку. Подальше от своих и чужих глаз. Развернула лист и поняла, что эта записка адресована специально для нее. Там ровным печатным почерком было написано: «Уважаемая Варвара Андреевна, первый ход нами сделан. Деньги можете тратить так, как заблагорассудится. Но учтите, на следующем ходу их у вас не будет. Вообще.
P.S. В институт можете не возвращаться: вас оттуда отчислили год назад. Если, конечно, мы ничего не напутали.
P.P.S. На дворе ноябрь 2004 года. А не 2003. Следующий ход за вами».
-Дерьмо! – вот все что она могла сказать. Больше никаких мыслей не было.
Скомкав записку, она хотела ее выкинуть, но вместо этого сунула в карман. Постояв с задумчивым видом возле киоска и решив ни о чем пока не думать, Варя направилась домой.
«И почему я решила идти домой пешком? - через час корила себя Варя, сидя в холодной кухне, - Это же надо такому случиться - мало того, что ни хрена не помню, так еще и встретить Марину, которая, судя по всему, меня во что-то втянула… а теперь я отдуваюсь. И почему она начала так допытываться, где я была? Да еще и с таким интересом в глазах… как будто хотела сравнить с чем-то… ?»
Не зная, что делать, девушка прошла в комнату и включила телевизор. Рассеянно слушая новости, она села на диван. Через минуту Варя уже спала.

Коридор. Длинный такой, неуютный. Она идет по нему. Зачем? Двери. Открытые. За ними – большая комната. В центре – четыре кресла. В них сидят три человека. Кажется, один из них был другом Марины. Марина?? А она что здесь делает?? Неужели…?

С бешено стучащим сердцем Варя проснулась. Часы показывали четверть второго. «Что за черт, - растерянно подумала девушка, - что это значит? Реален ли этот сон или его навеяли сегодняшние переживания?? Интересно, чем он закончился…»
Так и не придя к определенному выводу, Варя пошла на кухню, поставила на огонь чайник и села, задумчиво глядя на стол. Ей это все определенно не нравилось. Куда же пропал этот год? Может, ей предложили работу… ведь деньги-то за что-то ей дали… Или она попала в какую-нибудь аварию? Тогда было бы все более-менее ясно с провалом в памяти. Но тогда откуда эти деньги и записка? Странно… И почему ей не дает покоя Марина? И вообще, причем здесь она и почему приснилась?
Вдруг лицо ее озарилось. «Записка! – с радостью вспомнила Варя. – Может, я плохо ее прочитала и там дан ответ на все мои вопросы?». Но…увы. Надежды не оправдались. Наоборот – эта злополучная записка только добавила вопросов. Ход? Это значит, от нее ждут чего-то. Каких-то действий. Возможно, свой ход вторая сторона уже сделала. Вопрос в том – какой. «Если я узнаю, что уже сделано, - рассуждала Варя, - то я смогу узнать, что мне делать и при чем здесь я. А может, и вспомню, что было. Так или не так? Так!».
Звонок в дверь прозвучал как вой злобных, изголодавшихся по человеческим душам демонов бездны, не на шутку переполошив Варю. Она вскочила и кинулась открывать, не спросив заветного защитного от всяческих напастей «кто там». Отворила дверь. На пороге стояла Марина. Вернее не стояла, а покачивалась из стороны в сторону, судя по мутному взгляду, пьяная в стельку.
- Вааааречка! – она с объятиями кинулась на шею подруги, - Варюха, а можно я войду?
Не дожидаясь разрешения, она ввалилась таки в комнату, и поместила свое тело целиком на диван. Не удосужившись ни разуться, ни раздеться. Шлепнулась на него со всего маху.
- Варь. А ты простишь меня, дуру?
- Что случилось-то? – спросила она в полном недоумении. Только была смутная догадка на счет того, что предстоящий разговор должен пролить свет на последние непонятные события.
- Варвара! Я поняла, поняла, что у тебя забрали в замен… У тебя забрали год. Понимаешь, год. Именно столько тебя не было?
- Погоди. О чем ты? Давай все по порядку. Могла бы все объяснить, когда встретились.
- Не могла. Они следили за мной, и за тобой следили. Они только когда ты дома не следят, но на улице все знают, что с тобой происходит.
- Давай, рассказывай, - в нетерпении произнесла Варя.
Марина глубоко вздохнула. Всей грудью набрала воздух и залепетала:
- Вестники, Варь. Вестники. Помнишь вечеринку? Хотя конечно помнишь, для тебя-то не меньше суток прошло. Так вот помнишь Сашу, Лешу и Андрея? Они не люди. Они не настоящие люди. Не студенты. Они – Вестники. Они играют с нами – обычными смертными и получают от этого наслаждение и удовольствие. Наслаждение. Вот и с нами они решили поиграть.
- Хорошо, хорошо. – Попыталась успокоить подругу Варя, поскольку та не на шутку разнервничалась. – Не волнуйся.
- Хорошо, я то и не волнуюсь. Слушай, чего они творят-то. Вот скажи. Тебе чего в тот момент больше всего не хватало, когда мы к ни в гости шли?
- Мне денег не хватало, сама же знаешь. Неделя до стипендии…
- С тобой все ясно. Променяла целый год на пару зеленых бумажек. Да? Повезло же тебе…
- А с тобой что случилось?
- Варь! – Марина выпустила себя из рук и позволила себе в голос зареветь. – У меня… У… Меня… Детей никогда не будет…
С этими словами она уткнулась в плечо подруги и взвыла. Варя погладила ее по голове.
- Ну не надо так. Успокойся, - попыталась она утихомирить подругу.
Та кое-как вытерла слезы и сказала:
- Они исполняют наши желания. Ерундовые, малозначащие, на которых мы сами толком не можем сосредоточиться. На исполнение которых у нас вряд ли хватит воли. А взамен они берут то, чем мы совсем не дорожим. К чему относимся легкомысленно. На что в повседневной жизни не обращаем ни малейшего внимания. Понимаешь?..
- Угу, - угрюмо ответила Варя. Теперь-то все стало понятно. Более или менее понятно. Других, более разумных объяснений она не могла найти.
Некоторое время девушки молчали.
- Вестники? – вдруг хрипло спросила Варя. – Вестники чего?
- Как чего? – не поняла Марина, - Вестники того, что начнется после исполнения желания.
-А что потом? Разве это не конец? Они же забрали уже плату – или это не все?
- Плату-то они забрали. Но… Теперь мы зависим от них. Нет, даже не зависим … Мы им ОБЯЗАНЫ. И пока мы не «отработаем», нас не отпустят. У каждого свое задание. Я, например, должна приводить им новые «игрушки» - людей, чьи желания они потом исполняют.
- И ты… ты нас привела? Почему?
- Они… они сказали привести двух человек. И никого рядом не было. Никого, кроме вас. Только Алена им не подошла.
- А найти кого-нибудь другого? Ты ведь знала о последствиях!
- Знаешь, когда Они говорят, что пришло время, я просто ничего не могу поделать. Я беру тех людей, которые находятся рядом… Прости меня. Если сможешь.
- В комнате воцарилось молчание. Слышно было, как в кухне капает в раковину вода.
- Сколько…? Сколько вас? То есть, нас? – спросила Варя.
- Тут, в городе, нас два десятка. Или около того. Наше количество постоянно меняется. Увеличивается.
- А… а ты слышала о тех, кто «отработал»?
- Нет. В нашем городе таких случаев не было. Знаешь, - Марина вдруг залилась истерическим смехом, - по-моему, это навсегда. На всю жизнь. А может, и больше, чем на всю жизнь.
- Марин, а как ты узнала о том, что должна делать?
Марина резко вскинулась:
- А тебе еще не сказали?
- Нет. Я вообще ни с кем не разговаривала. Только эта записка. Но… но там ничего нет. Только слова «…первый ход нами уже сделан…следующий ход за вами». Что это значит?
- Ну ты и попала, мать… О таких, как ты, я только слышала. У нас таких не было… до сих пор.
- Каких – таких?
- Тебе уже дали задание. Только ты о нем не знаешь. И не будешь знать до тех пор, пока не выполнишь. Потом тебе дадут другое задание. И ты опять не будешь о нем знать. Только намеки. Как в записке – мол, «ход за вами» и все такое прочее. Но ты все сделаешь. Независимо от того, хочется тебе этого или нет. Раз тебе не сказали, что тебя ждет, значит, знание о твоем «задании» небезопасно. В первую очередь, для тебя.
- А обязательно делать? Почему? А если я не хочу?
- Хочешь – не хочешь, а будешь. Ты не сможешь этому противостоять. Тебя заставят. Так, что ты даже не почувствуешь принуждения. Или – ты погибнешь. Погибнешь нелепой смертью.
- А кто-то пробовал противостоять? Откуда ты знаешь, что восставшие умрут?
Не знаю. Нам сказали. Лично я предпочитаю этому верить – жить-то хочется, - невесело улыбнулась Марина.
- Мне страшно, - помолчав, прошептала Марина. – Веришь, в последние полгода я стала бояться спать. Мне по-настоящему страшно – а что, если я никогда не освобожусь? Если я всегда буду приводить им новые жертвы? Не хочу, не хочу, не хочу!!!
Постепенно ее шепот становился все тише и бессвязней. Через несколько минут она уснула. Варя сидела рядом и обдумывала все, что ей сказала Марина. Она пыталась понять, что было пьяным бредом, а что – правдой. Сколько она так сидела, она не знала. От невеселых раздумий ее оторвал звук звонящего телефона. За окном уже было темно.
- Варвара Андреевна? – требовательно спросил незнакомый мужской голос.
- Слушаю, - произнесла Варя. Сил удивляться, злиться да вообще реагировать хоть как-то на неожиданные звонки не было. Учитывая тот факт, что телефон-то был отключен.
- Вас беспокоит Сергей, один из Вестников. Мне очень надо с вами поговорить. Вы согласитесь выйти и посидеть в каком-нибудь кафе?
- Хорошо, когда во сколько и где?
- Через полчаса у вашего подъезда. Как вы смотрите на такие обстоятельства?
- Нормально смотрю.
- Я буду ждать.
Варя повесила трубку и отрешенно пошла в ванну. Привела себя в порядок, на столько, на сколько позволяли выданные полчаса, и , одевшись, вышла на улицу. Было еще темно. Двор озаряла пара тусклых фонарей да рогатая луна, в их свете стояла белая, судя по всему, шестерка, возле которой, оперившись на капот, стоял человек и махал Варе рукой. Не высокий, немного сутулый с широкой улыбкой он стоял покуривая и красный огонек сигареты зажигался яркой звездой при каждой затяжке, гипнотизируя, заставляя девушку словно ночного мотылька стремиться к огню, не думая ни о чем.
- Вы будите? - он вытащил из кармана пачку Мальборо.
- Благодарю, - сказала Варя, словно очнувшись ото сна. А парень выглядел молодо, намного моложе ее. Но судя по глубокому чуть хриплому не приятному басу был все же старше, без сомнения старше. Она неловко вытащила предложенную сигарету и закурила.
- Ну что? Куда поедем? - спросил он. - У вас есть какие-нибудь предпочтения?
- На ваш вкус, - стараясь сохранять это успокаивающее безразличие, ответила она.
- Ну тогда садитесь и поехали. Можете не волноваться, я вас пальцем не трону, это не в моих правилах.
- А я и не волнуюсь.
С этими словами они забрались в машину. И под гулкие звуки двигателя устремились в ночные переулки города. Молчали всю дорогу, не решаясь нарушить тишины. Варя все же стеснялась, а оппонент скорее всего просто был увлечен ездой. Доехали быстро, девушка даже не успели докурить сигарету. Но место было не знакомым. Она впервые увидела кафе, застекленное темными, непроницаемыми зеркалами с ярко-синей неоновой вывеской, надпись на которой гласила: "Забвение".
- Отличное название, - улыбнувшись произнес он, - Как нельзя кстати неправда ли?
- Ага! - зачаровано глядя на собственное отражение в окнах промолвила Варя.
- Что будем пить? - уже устроившись у самого окна, которое изнутри оказалось довольно прозрачным, спросил Сергей.
- Для начала кофе, - ответила Варя, окунувшись в странную умиротворяющую, чем-то даже богемную атмосферу неизвестного заведения, - Капуччино.
Официант пошел выполнять заказ, а Сергей откашлялся и сказал:
- Я хочу вам кое-что объяснить...
- Можно на "ты", - поправила Варя. Уж больно нелепо звучало такое обращение в ее сторону. - Можно просто Варя, на крайний случай Варвара.
- Вот и договорились, Варвара так Варвара. Так вот, Варвара, я, как ты уже поняла, один из Вестников, возможно самый главный, но это и не важно. В принципе, меня просто называют главным без моего на то ведома. А так ли это или нет не мне решать. Начну по порядку: мы исполнили твое желание, забрав год жизни. Не такой уж и плохо обмен, согласись?
- Я бы не сказала, - Варя начала злиться, поскольку вспомнила что ей наговорила Марина.
- Да не слушай ты Марину. Во-первых, она вечно всего боится, а во-вторых она дура набитая. Так что ничего особо страшного в том что с тобой случилось нет.
- Ага, нет! А отработка? - девушка сидела вся на нервах, чувствуя что сейчас ей скажут нечто очень важное, конечно, боялась что закабалят каким-нибудь невозможным заданием на всю жизнь, а то и больше.
- Да не будет ничего такого, - успокаивающе промолвил он, словно читая ее мысли, - твое задание простое до ужаса, - с этими словами он лукаво подмигнул Варе, - просто каждую субботу ты будешь встречаться со мной в этом кафе. Не думаю что это так уж сложно и неприятно.
Варя удивленно открыла рот и захлопала глазами. Меньше всего она ожидала подобного предложения. Все: мир окончательно свихнулся, а земля ушла из под ног поменявшись с небесной гладью местами. Сознание вышло проветриться, покинув ее не надолго.
Секундное замешательство организма, как показалось ей, все таки привело в порядок разум, который, скорее всего, был в не себя от последних событий. Теперь же, когда темнота отступила, Варя чувствовала себя вполне довольной, даже стыдно сказать, счастливой.
Вдруг ее лицо омрачилось:
- А что будет, если я не смогу прийти вовремя?
Светлые глаза Сергея потемнели:
- Не хочется говорить об этом, но… Раз уж ты затронула этот вопрос… Не могу сказать, насколько тяжелы – в первую очередь для тебя – будут последствия.. Просто потому, что я сам не знаю, какие они будут, эти последствия. Последствия нарушения поставленных условий зависят от самих условий. В большинстве случаев – это смерть. Или же – работа на нас, которая длится всю жизнь и не заканчивается смертью. В исключительных случаях последствий нет. Но мы предпочитаем не делать исключений, - жестко закончил он.
Варя задумалась. «Из-за такого пустяка – и умирать? Или жить (жить?) в вечном рабстве? Это будет по меньшей мере несправедливо…»
- Да, - сказал вдруг Сергей, - чуть не забыл… Эти «посиделки» в кафе – нечто вроде испытания. Потому что ты должна будешь приходить несмотря ни на что, несмотря ни на какие препятствия. А препятствия будут, в этом можешь не сомневаться.
- Но… но почему?
- Этого я тебе пока сказать не могу.
- А… а намекнуть?
- Ну, намекнуть можно, - улыбнулся Сергей, а потом вдруг посерьезнел, - мы имеем на тебя виды. Как бы странно это не звучало.
- Виды? Какие виды? Неужели…?
- Скажу так: Вестников-людей почти нет. Но мы стремимся пополнить их ряды. Просто потому, что они люди, потому что они ближе к людям, чем мы. Они знают, чем человек дорожит, а чем нет, что ему дорого, а мимо чего он пройдет, равнодушно скользнув взглядом. Видишь, мы становимся гуманнее, - усмехнулся молодой человек.
Варя растерянно смотрела на него. Она не была дурой, она прекрасно понимала, чем это может обернуться и какую выгоду можно из этого извлечь, но ей было страшно.
- А почему именно я?
- Какая же ты странная, Варвара, - засмеялся Сергей, искренне любуясь ее растерянностью, - такое случается только раз в жизни, а ты тут же ищешь ответ на вопрос «почему». Ответа нет. Или же, второй вариант – ответ есть, но я не хочу им с тобой делится. Я еще сам не решил. Могу тебя заверить – все абсолютно безопасно. Безопасно в первую очередь для тебя. Не в наших правилах наносить физический вред людям. Ты абсолютно ничего не теряешь. Наоборот – ты сможешь воплотить в жизнь все, что захочешь. И попутно – помогать нам исполнять желания смертных. Неужели тебе не нравится такая перспектива? И еще – знаешь, в вашем городе нет ни одного человека-Вестника. А так нельзя. Смертные Вестники следят за тем, чтоб такие, как мы, не зарвались. Мы можем требовать слишком многого от человека. Требовать такого, что просто не в его физических силах. Нас нужно одергивать. Вот этим ты и будешь заниматься – если, конечно, выдержишь все. Ты сильная – уверен, выдержишь. А сейчас – давай просто поболтаем о пустяках, чтоб приятно закончить этот вечер?
Они разговаривали долго, на протяжении полутора часов чесали языками, как только могли, и казалось, столь милой и безмятежное беседе не будет конца. Говорили в основном ни о чем. Так, о том о сем и обо всем понемногу. Но, странные дела, доставляла наслаждение не сама суть беседы, и даже не ее тема и слова, что впустую буравили воздух. А сам процесс произношения звуков и букв, витиевато сливавшихся во фразы и слова. Доставлял удовольствие сам процесс обмена информацией. Возможно, так вышло из-за того, что этот разговор позволил отвлечься от всех вопросов, что роем кружили в голове и не давали покоя. Над которыми и задумываться не хотелось. Пока не хотелось.
- На сим раскланяемся и будем прощаться? – произнес Сергей, довольно неожиданно. – Ты уж извини, но подкинуть тебя обратно до дому у меня вряд ли получится. Видишь ли труба непостижимая и нечеловеческая зовет. Не важно в принципе куда, Просто выходит так, что проводить тебя я не смогу, как бы того, небеса тому свидетели, не хотелось.
- Да ладно тебе. – добродушно сказала Варя.- как-нибудь сама. – Варя была не против. Она хотела пройтись до дома в одиночестве, наедине с самой собой. Пройтись по ночной улице и обдумать как следует все это. Навести мало-мальски порядок в голове.
-До свидания тогда? – Он приветливо улыбнулся.
- До свидания, - с обреченным вздохом сказала Варя, глядя как удаляется это существо: сначала в двери кафе, потом в машине и уже затем она провожала красные габаритные огни, исчезающие в полумраке ночи.
Дорога домой заняла не так много времени, как казалось. Около двадцати минут. Сначала по проспекту, а потом уже в знакомы до боли переулок. За то время, что она просиживала в кафе за беседой с Сергеем, погода, что еще совсем недавно казалось спокойной и специально созданной для задумчивых прогулок, успела порядочно испортиться. Для начала, тело согревшееся в теплом уюте «Забвения», ошарашил промозглый ветер. Варя поежилась, подняла воротник неуместного для столь холодного и стремительного ветра легкого пальто, и , спрятав голову в плечи, стремительным шагом направилась в сторону дома. Ветер все усиливался у дул прямо в лицо.
А то что случилось потом окончательно подтвердило догадку о том, что мир начинает ехать с катушек. «Так, должно быть, - подумала она, - гремит съезжающая крыша мира». Небо, не так давно бывшее чистым, затянуло серой черствой пленкой, а из этой пленки раздавались звуки грома, а глаз отнюдь не радовали всполохи молний. А через секунду пошел снег. Не дождь, как положено при грозе, а именно снег, кажется, так называются эти большие мокрые хлопья, что валятся с неба и прямо в лицо, оставляя его не в самом лучшем состоянии.
Добравшись домой, Варя сварила себе крепкий кофе с твердым намерением не спать и разобраться, разложить по полочкам все то, что она узнала от Сергея. Однако как только она села на диван, она сразу же провалилась в сон.
Проснулась она только в обед следующего дня. Ей что-то снилось, она это точно знала, но что – вспомнить не могла. Она знала, что ей приснилось что-то важное, то, что должно ей помочь, открыть на что-то глаза. Но как бы она не пыталась вспомнить, у нее ничего не получалось.
Первым делом Варя решила позвонить Марине и рассказать обо всем, что она узнала. Рассказать не потому, что ей очень хотелось всем этим поделиться, а потому что подруга была более искушенная в делах Вестников и могла указать ей на какой-то подвох. Но трубка ответила длинными гудками. Никого нет дома. Решив позвонить подруге позже, Варя занялась домашними хлопотами. Но, позвонив Марине через несколько часов, ей вновь никто не ответил. Чувствуя внутреннюю, еще не оформившуюся во что-то конкретное, тревогу, Варя решила съездить к Марине домой.
Погода опять не радовала немногочисленных прохожих, рискнувших высунуть нос из дому. Опять валил снег, покрывая белой, немного липкой пленкой все вокруг. «И транспорт, как всегда, не ходит, - обреченно подумала Варя. - Хорошо, хоть Марина не так уж и далеко живет. Придется идти пешком». Поплутав минут двадцать по скользким темноватым улочкам, Варя вышла к обычной пятиэтажке.
Поднявшись на третий этаж, она позвонила в квартиру, в которой уже не раз бывала. Никто не открыл дверь. Только Варя собралась уходить, как кто-то открыл дверь подъезда и моментально разгулявшийся сквозняк приоткрыл дверь, которая только казалась закрытой. «Странно, - подумала девушка, - никогда не замечала за Мариной такой привычки – оставлять открытой входные двери. Она ведь всегда была такой трусихой». Поборов внутренний страх, Варя зашла в гостеприимно приоткрывшуюся дверь.
- Марина! Ты тут? – спросила Варя в темную пустоту. Ответом была тишина. Не зная, как ей поступить, она решила дождаться подругу. Освободившись от тяжелой ткани пальто, она осторожно, чтоб не наткнуться на какой-то предмет мебели, вошла в гостиную. Неяркий свет уличного фонаря бросал в комнату тени, пытаясь осветить то, что никак не должен был освещать. На полу лежал какой-то большой предмет, темнее вечерней темноты, не похожий ни на что, доселе виденное Варей.
«Только не это, - шептала она. – Еще чего не хватало». Ее туфли ступили на что-то скользкое и мерзкое, липкое и противное. Нужно было включить свет и рассмотреть все это дело как следует. Конечно, сомнений быть не могло – это Марина. Но дабы окончательно убедиться в догадках Варя протянула дрожащую руку к выключателю. В луже крови лежало тело ее подруги с перерезанными венами на запястьях. Рядом валялся невесть откуда взявшийся в этой квартире хирургический скальпель. Варя удивилась собственному равнодушию. Никакого шока в помине не было. Только странное желание все переиначить с самого начала. С того самого места, где произошла эта нелепая встреча вестников с их компанией.
«Я не хочу так!!! - кричала она. – Я хочу, чтобы всего этого не было!» Она кричала в пустоту и тишину ночи. В ее крике не было ненависти и злобы. Только боль, только страдание от несбывшегося и понимания того, что судьба оказывается такой зыбкой и непостоянной штуковиной.
«Не-хо-чу!!!» - кричала она дребезжащему в ветре тусклому уличному фонарю, трупу подруги. Кричала в первую очередь самой себе. В голосе звучала невообразимая сила, от которого дрожали стены дома. Дребезжали оконные стекла и по комнате гулял неведомо откуда взявшийся ветер. За окном неистово грохотал гром и сверкали молнии. Варя задрожала, глядя на калейдоскоп из снега и молний. Слушая собственный крик, утопающий в ужасающих громовых раскатах.
- Зачем ты это сделала? - Спросил Сергей.
«О боже! А он откуда тут появился?» - подумала она, глядя на недавнего знакомого. Лик его был грозен. Брови хмуро сошлись на переносице и недовольный взгляд впился в Варино лицо.
- Тебе не для того была дадена сила! – Рявкнул он, - Ты глупая, все равно будет так, как мы задумали…
- Так как вы задумывали не будет никогда, - ответила она улыбаясь. – Ни-ког-да!!!
Гром звучал уже где-то вдали. Сквозь вой ветра слышалось невнятное бормотание Сергея. Часы на стене начали бить полночь, хотя было уже далеко за полночь. Только тиканье их было каким-то странным, непривычным человеческому уху. Варя видела, как растворяется силуэт Сергей, как молнии, словно светомузыка, озаряют квартиру.
- Хватит, - прошептала она, - хватит уже…

- Девчонки, - предложила Марина. – А не пойти ли нам в кафе?
Алена не могла решиться. Переминаясь с ноги на ногу, а Варя решительно и бесповоротно отрезала:
- Не пойдем мы ни в какое кафе, пошли уж лучше ко мне домой. Как вы на это смотрите? Если что, у меня останетесь.
Алена весело закивала головой, а Марина недовольно промычала что-то, но отпираться не стала. Они шли пешком сквозь готовый к зимней спячке город, кутаясь в пальто. Варя смотрела на небо. С запада осенний ветер тянул огромную серую тучу.
- Снег будет. – Сказала она.
- Точно, - подтвердила Марина.
Через десять минут пошел снег. Без вьюги и холодного ветра. Обычный такой первый снег. Смешные звездочки-снежинки мелкими хлопьями посыпали дорогу и весь город. Девчонки, правда, любовались на все это зрелище сквозь окно Вариной кухни.
- Завтра контрольная, - угрюмо пробормотала Марина.
- Ну и что? – спросила Варя.
- Готовится надо.
- Надо.
- Тут пацаны звонили с четвертого курса.
- Никаких пацанов, Марина, - грубо оборвала Варя, - раз уж контрольная, значит будем готовиться.
Марина удрученно вздохнула. А Варя, взглянув в окно, на миг задержала взгляд на белой шестерке. Возле нее стоял невысокий человек в сером, покуривая сигарету. Она вздрогнула, но завидев, что к человеку грациозно подбегает молодая девушка, и заключает в его в горячие объятия, только поморгала глазами и сказала:
- Показалось.
- Ты о чем? - удивленно спросила Алена.
- Да так, не важно это все.
Ход первый ею был сделан.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Игорь Даровский: Тут нужно не рассказ, а роман писать. молодцы соавторы!:)   (22.12.2004 2:24:16) перейти в форум

Event: Нет слов. Есть только желание читать дальше! Продолжение существует?   (22.12.2004 2:30:07) перейти в форум

Juls: Продолжения - увы! - пока не существует... и наверное никогда не будет существовать...   (11.01.2005 4:09:31) перейти в форум

Маам Бимагинуй: К сожалению ли, к радости ли... Писать продолжднения проще всего на свете. А идти самым простым путем - не самое правильное решение. Продолжение приду...   (11.01.2005 9:19:48) перейти в форум

ВИВЕРРА: Странное произведение,но захватывает.Вообще писать таким образом- достаточно интересно. :)   (12.01.2005 9:51:02) перейти в форум

Juls: 2ВИВЕРРА А почему странное произведение??   (13.01.2005 5:57:34) перейти в форум

ВИВЕРРА: Даже не знаю...просто задело.обычно прочитав небольшой рассказ,быстро о нем забываешь.а ваш запомнился :))   (14.01.2005 10:47:24) перейти в форум

Маам Бимагинуй: А я даже в курсе в чем причина подобного влияния этого произведения.Есть мнение что один автор или даже оба являються собственно говоря вестниками, но...   (16.01.2005 9:52:54) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Адриано Herrero Кузнецов


Случайное произведение

автор: Радожива


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008