Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Фантазер (фэнтези и фантастика)
Не стреляй, Мирабель (фэнтези и фантастика)
Вырываясь (стихи)
Кошки-мышки (стихи)
лекционнолюбовное (нечто иное)
Кто ходит в гости по утрам... (фэнтези и фантастика)
Не сдать человека в смерть... (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Кто ясно мыслит, ясно излагает

(Никола Буало)

Rambler's Top100







Youngblood

Сон 2: Наследники погибших миров (из цикла «Копилка склеенных снов»)

Seyanhor>

Вы - 418-й читатель этого произведения

Вот уже около полутора веков миновали с тех пор, как в рамках вспомогательных структур планетарного правительства было основано научное Агентство, занимающееся изучением наследия расположенных на разных планетах цивилизаций, по разным неизвестным причинам исчезнувших с лица Вселенной. В течение первого столетия его сотрудники входили в состав всех межзвездных экспедиций, направлявшихся к потенциально обитаемым мирам. Крупица за крупицей работающие в Агентстве профессионалы собирали информацию о немногочисленных потерянных расах.

Но все круто изменилось в тот момент, когда был изобретен способ быстрого и относительно недорогого перемещения людей в другие миры посредством внепространственного прокола Кульчицкого. Как выяснилось, разумная жизнь разбросана по Вселенной гораздо щедрее, чем это ранее предполагали наши ученые. И, как следствие, планет, совершенно покинутых своим населением или содержащих руины погибших в результате каких-либо обстоятельств цивилизаций, тоже было открыто довольно много.

С этого момента главной проблемой Агентства как историко-археологического общества стала ограниченность его материальных ресурсов, а также нехватка квалифицированных кадров, действительно готовых к сложной и длительной поисковой работе, эрудированных и удачливых, умеющих находить жемчужные зерна в кучах малополезного бытового мусора. Его руководство, подталкиваемое влиятельными группами лобби, просто разрывалось при выборе планет, которые следовало бы исследовать в первую очередь.

Но вот, примерно через десятилетие работы Агентства в таком авральном режиме для решения этой проблемы было найдено весьма необычное и изящное решение. Специальным постановлением правительства в его структуре учредили полунезависимое подразделение, которое занялось широкомасштабным привлечением и отбором в него исследователей-энтузиастов со стороны. Отныне каждый археолог-любитель и каждый более-менее грамотный охотник за сокровищами мог предложить свою кандидатуру на должность внештатного изыскателя, в составе небольшой команды откомандированного для поиска ценностей на ту или иную планету.

Основной задачей таких летучих исследовательских отрядов было выяснить, имеет ли данная цивилизация достаточно достоинств для присвоения ей в ряду других более высокого приоритета. Эти команды проводили локальные и беглые точечные раскопки, охватывающие в итоге огромные территории, изучали руины древних строений, искали исторически и технологически интересную документацию, а также особо ценные для земной науки артефакты. И, если повышенную значимость конкретной планеты удавалось рационально обосновать, то в распределении очередности последующих крупных научных экспедиций она сразу же продвигалась в первые ряды запланированных целей.

А те изыскатели, которые нападали на действительно великолепные следы, впоследствии нередко становились известными и весьма обеспеченными людьми. Именно поэтому желающих попробовать себя в этом деле было еще больше, чем золотоискателей, в свое время хлынувших в Эльдорадо. Разумеется, на первых этапах массы этих авантюристов, по мере возможности, просеивались сквозь сито земной бюрократии, ежегодно отбиравшей из десятков тысяч претендентов лишь несколько сотен тех, кто допускался до конечного этапа профессионального отбора. На первых порах финальные испытания проходили, в основном, непосредственно на Земле и были относительно простыми и искусственными. Так продолжалось в течение нескольких лет, пока однажды в распоряжение Департамента по привлечению персонала, работающего в составе археологического Агентства, не была отдана ныне легендарная планета Слэнгори (ударение делается на первый слог).

Слэнгори – это самоназвание данного мира на языке его последней погибшей цивилизации. Людям оно стало известно после того, как работавшие там в составе одной из полноценных научных экспедиций ученые расшифровали структуру ее основного диалекта и сумели прочитать часть сохранившейся документации. В свое время эта планета вызвала огромный энтузиазм всего земного научного сообщества, потому что на ней в почти нетронутом состоянии сохранились целые города. Но, к всеобщему сожалению, она оказалась пустышкой, в том смысле, что все найденные на ней технологии уступали земным, история была запечатлена крайне фрагментарно, а культура казалась какой-то совершенно бессмысленной. Вот эту-то планету после сворачивания на ней всех научных изысканий и было решено приспособить в качестве финального полигона для претендентов на роль охотников за сокровищами, желающих в дальнейшем работать в археологическом Агентстве уже на регулярной основе.

В пользу данного выбора сработали несколько фактов. Во-первых, было признано, что Слэнгори отныне не представляет для науки значимого интереса. Во-вторых, в отличие от многих погибших миров, она не была планетой сплошных пустынь и джунглей. В некоторых местах остатки ее городов и инфраструктуры сохранились так хорошо, словно их население исчезло всего лишь каких-то лет пятьдесят назад. Поэтому разносторонний опыт участникам отбора был обеспечен. И, в-третьих, побывавшей здесь научной экспедицией был обнаружен один чрезвычайно удобный для целей Агентства факт.

На протяжении веков вся внешне фрагментарная история Слэнгори, как стержнем объединялась общей доминирующей религией, хотя, не исключено и то, что это была просто философия или традиционный уклад жизни всей здешней цивилизации. Главные символы этой культурной составляющей, почти без изменения сохраняясь на протяжении всех известных эпох, украшали личные предметы светской или религиозной элиты, свидетельствуя об их главенствующем статусе внутри группы. Такими предметами могли быть кольца, ожерелья, тиары, посохи и прочие стандартные атрибуты власти, хотя чаще всего в силу своей компактности и универсальности попадались именно кольца или перстни.

Но уникальность этих предметов, передаваемых из поколения в поколение среди крупных и мелких властителей, определялась не ими самими, а наличием на них тех самых главных религиозных символов, обычно скрытых для глаз и проявлявшихся лишь под воздействием на предмет излучения строго определенных частот. Возможно, отзываясь на облучение волнами ключевой длины, данные артефакты в свое время служили их владельцам чем-то вроде пропусков в учреждения высшей государственной или религиозной власти.

В общем-то, сами по себе все эти вышеописанные предметы серьезной научной ценности не представляли, являясь лишь модными безделушками, которые так полюбили коллекционировать некоторые представители элиты на Земле. Но, так или иначе, на самой Слэнгори они были довольно редки, и под ногами, разумеется, не валялись. К тому же, по причине их высокого символического значения данные артефакты чаще всего хранились в надежно скрытых местах, в личных тайниках знати, в недоступных ворам сокровищницах и так далее. Причем, чем более уникальным являлся артефакт, свидетельствующий о ранге полномочий его владельца, тем выше он ценился, и тем сложнее его было отыскать.

Вот на этом-то и был основан замысел руководителей Департамента подбора персонала, отбирающего новых сотрудников для регулярной работы в составе археологического Агентства. Каждый год в крупнейший из найденных городов Слэнгори переносились до тысячи претендующих на получение этой работы начинающих изыскателей. Попав туда, все они обеспечивались необходимым набором спецоборудования и простейшими транспортными средствами, после чего приступали к самостоятельному свободному поиску оставшихся на планете атрибутов бывшей местной знати. Кроме того, все кандидаты имели равные возможности для изучения уже ранее накопленной о планете информации и, решив, откуда конкретно предполагают начать свои исследования, запрашивали переброску поближе к месту работы.

По приблизительным оценкам ученых всего на планете могли находиться порядка десяти тысяч подобных символов власти, а предъявить для подтверждения своей квалификации в качестве изыскателя требовалось всего один-единственный предмет. Вот только наиболее доступные из них уже были найдены в уцелевших населенных пунктах в результате работы официальной научной экспедиции. Еще часть была собрана участниками первых циклов отбора. А оставшиеся предметы могли быть разбросаны по всей территории планеты, от городов и деревень, до горных пещер и пустынных оазисов.

Чтобы отыскать новые артефакты, требовалось сначала найти ключи для направления поиска, а потом нередко приходилось преодолевать еще и разнообразные защитные ловушки. Естественно, чем более уникальным оказывался найденный предмет, тем более высокий рейтинг получал поисковик в профессиональной шкале Агентства. А чем выше оказывалась его оценка, тем на более перспективную планету в начале своей карьеры он впоследствии мог быть направлен.

В принципе, претендентам совсем не возбранялось работать и командами, тем более что на начальном этапе направления их поисков пересекались довольно часто. Но, как и в классических случаях с поисками настоящих сокровищ, их дележка нередко приводила к опасным конфликтам, особенно в связи с тем, что властные артефакты на Слэнгори обычно находились строго по одному.

Агентство, конечно же, пыталось избегать подобных осложнений, стараясь еще на Земле подвергать кандидатов серьезной проверке на психологическую устойчивость и порядочность. Но все же жизнь есть жизнь, так что определенная статистическая убыль среди будущих археологов в результате подобных инцидентов место все-таки имела. Вдобавок к этому, некоторое количество кандидатов оказывались серьезно ранены или даже погибали в процессе преодоления охранных ловушек на пути к уже обнаруженным тайникам. А кто-то оказывался жертвой и просто неудачного стечения обстоятельств, и естественных явлений природы.

Вот и вся предыстория. Как вы, наверное, уже могли догадаться, в этом отборочном цикле среди авантюристов, штурмующих тайны Слэнгори, довелось оказаться и мне. Еще на Земле изучив некоторые особенности бюрократического аппарата здешних аборигенов, я изначально имел несколько зацепок, с которых стоило бы начинать поиски. А, попав на планету-полигон, я был допущен к уже более конкретной и развернутой документации, оставшейся после падения этой цивилизации. Совместив воедино информацию из реестра, фиксирующего сведения о денежных выплатах аристократии в казну государства, с данными о географическом расположении их домов и поместий, а также, вычленив из нее отметки об уже сделанных на данной территории находках, я получил несколько довольно перспективных зон для своих поисков.

Сам процесс нахождения мной конкретного артефакта напоминал продвижение по некой цепи интеллектуальных ключей, хотя, конечно, эта работа была, скорее, кропотливой, нежели романтичной. Но, так или иначе, свое кольцо со скрытыми на нем атрибутами власти я раздобыл. Более того, я уже сумел достаточно достоверно установить его подлинность и отправлялся в ближайший пункт регистрации находок, но… меня совершенно банально ограбили конкуренты. Грустно, конечно, но делать нечего, пришлось все начинать сначала. Хорошо еще, что я остался жив и даже невредим, потому что к тому времени у меня накопился уже достаточный опыт для относительно быстрого поиска аналогичного кольца в другой географической точке планеты.

Если свою первую находку я сделал довольно далеко от цивилизованных районов, то, поняв доминирующий образ мышления слэнгорийских носителей власти, для дальнейшего поиска я вернулся в один из уже хорошо освоенных небольших городов. Странным образом это забытое поселение напоминало мне о Прибалтике или городках северной Европы. Такие же брусчатые мостовые, готическая архитектура крупных строений, аккуратные жилые домики и многочисленные маленькие фонтаны. Только здесь все это было давно заброшено, частично разрушено и покрыто приличным слоем растительности. Свой второй артефакт я нашел на удивление легко и быстро, но на этот раз для его сохранности приемами конспирации постарался уже не пренебрегать. И только, добравшись до регистрационной конторы, я позволил себе, как следует, расслабиться.

Как и положено типичному бюрократическому органу, отдел фиксации артефактов был закрыт на обеденный перерыв, так что мне пришлось немного подождать в общей комнате. Но теперь, когда все трудности и опасности свободного поиска были уже позади, я даже наслаждался этим вынужденным отдыхом. Свою находку я зафиксировал еще на входе в контору, и сейчас оставалось лишь отдать ее специалистам для установления подлинности и ценности. Вообще-то, обнаружение новых символических предметов происходит не так уж и часто, однако в этот раз вместе со мной в приемной находились сразу двое других претендентов – довольно зрелый мужчина и молодая девушка.

Поскольку теперь опасаться было совершенно нечего, то, убивая время, мы охотно демонстрировали друг другу свои артефакты. Собственно, сам я уже проверял почти такое же кольцо раньше, поэтому был практически уверен, что пустышкой оно у меня не окажется. Ожерелье, принесенное девушкой, тоже выглядело весьма многообещающе. А вот перстень мужчины, наверняка, был просто дешевой подделкой. Во время поисков мне и самому не раз встречались подобные изделия, являвшиеся, по сути, лишь красивой бижутерией.

Не знаю, чем в итоге закончилась оценка находок моих коллег, но я свое испытание прошел. Ценность у меня получилось добыть не особо значительную, так что и планету для начала официальной археологической работы мне предоставили весьма пыльную и неуютную, с климатом, похожим на внутреннюю территорию земного Аравийского полуострова. Огромные каменистые пустыни этого мира, оттеняемые немногочисленными оазисами, не раз заставляли меня усомниться в правильности выбранного рода занятий. Да и цивилизация на данной планете оставила после себя наследие, по уровню развития соответствующее бедуинам времен нашего Средневековья.

Впрочем, работы нашей разнокалиберной и еще совсем неопытной команде хватало всегда. Множество раскопок посреди последних небольших поселений, изучение периодически находимых предметов более ранних эпох. А в конце первого месяца поисков нам повезло наткнуться на захоронение какого-то весьма значительного местного вождя. Кучки украшений, драгоценная утварь и прочие безделушки – конечно, совсем уж без внимания они не останутся, но все равно выглядели слишком банально. И тут, совершенно неожиданно, в каком-то дальнем уголке склепа, в странно хорошо сохранившемся футляре мы обнаружили ЭТО!

Наша потрясающая находка оказалась оружием, холодным оружием, вполне соответствующим по своему стилю стандартам данной исторической эпохи. Средней длины одноручный, слегка изогнутый клинок, напоминающий по форме саблю или шашку, только намного уже, всего сантиметра два по ширине лезвия. Все, по-прежнему, кажется обычным? Согласен, но только до тех пор, пока я не скажу, что клинок этого оружия был изготовлен по какой-то сумасшедшей технологии, никак не вязавшейся с общим уровнем развития данной цивилизации.

На вид это было нечто среднее между неизвестным нашей науке металлическим сплавом и полупрозрачным пластиком, наполненным в глубине клинка голубоватым свечением. При этом, в результате трения сабли о воздух, то есть, при классическом рубящем ударе интенсивность ее свечения резко усиливалось, а по кромке лезвия даже будто бы искры проскакивали. Возможно, вследствие именно этого эффекта хороший удар найденного клинка мог запросто перерубить современный стальной рельс. Вот уж не думаю, что у туземцев данной планеты существовали средства персональной защиты, способные противостоять такому серьезному оружию.

Впрочем, в сфере научных изысканий мы с партнерами были пока еще лишь дилетантами, поэтому всех скрытых особенностей этого артефакта определить, естественно, не могли. Пусть им занимаются специалисты разного профиля уже на Земле. Вот, только одно я почувствовал сразу же, как только взял этот феноменальный клинок в руки. Невольно вызывая предчувствие приключений и волшебства, в голову закралась мысль, что по своему внешнему виду и неожиданным возможностям он слишком уж похож на один из тех разбросанных по мирам «Великих мечей», которыми переполнена литература в жанре фэнтези. Кто знает, может, многочисленные легенды о них и не являются такой уж чистой воды вымыслом?

Разумеется, эта находка наделала в Агентстве немало шума и вынудила его, не дожидаясь других результатов раскопок, резко усилить количественный и качественный состав нашей поисковой группы. Мы же с коллегами удостоились солидной порции внимания со стороны общественности и научных кругов, прослыв главными экспертами по данной планете. Но то началась уже совсем другая история, а этот эпизод из моей жизни в качестве археолога-любителя завершился вполне удачно.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Dominik


Случайное произведение

автор: finix_observer


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008