Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Слёзы и одуванчики (проза)
небоходимость (нечто иное)
Мы никого (стихи)
здесь хозяин вокзала... (стихи)
Кошки-мышки (стихи)
Ты и я (стихи)
Загадка острова Скелетов (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Чем больше сегодня читаешь книг, тем сильней ощущение, что неграмотные ничего не теряют

(Уоррен Брабрук)

Rambler's Top100







Youngblood

Сон 1: Лаборатория снов (из цикла «Копилка склеенных снов»)

Seyanhor>

Вы - 387-й читатель этого произведения

Известно, что природа одарила нас способностью видеть сны очень по-разному. Одни люди не видят снов вообще, другие видят их редко, очень фрагментарно, расплывчато и в крайне бедном цветовом исполнении, а после пробуждения почти ничего из увиденного вспомнить не могут. Лично мне в данном случае повезло немного больше, поскольку при благоприятных обстоятельствах мои сны могут быть довольно стабильными и продолжительными, яркими и цветными, детализированными и логичными, нередко задействующими все органы чувств, а иногда даже частично управляемыми. Мне доводилось слышать, что у некоторых людей эта способность развита в еще большей степени, вплоть до полноценного управления протеканием сна, но все же в своем рассказе я буду говорить лишь о том, что доступно мне самому.

Уже довольно давно я брал на заметку различные нюансы организации своего сна и периодически задумывался о возможности его совершенствования. Но замыслы эти оставались лишь благими намерениями, до тех пор, пока однажды мне на глаза не попалась статья некоего профессора из Сибирского отделения Российской академии наук. В своем труде ученый сделал довольно оригинальные и частично совпадающие с моими собственными наблюдениями выводы о природе и механизмах сна. Правда, чувствовалось, что его интересовал, в основном, лишь теоретический аспект этого вопроса. Тем не менее, данная статья послужила неким катализатором, заставившим меня написать ему письмо с просьбой о личной встрече, после чего, быстро собравшись, я выехал в новосибирский Академгородок.

Ранее я слыхал, что про этот городок-спутник сибирского мегаполиса говорят: «То ли лес в городе, то ли город в лесу». Было заметно, что годы, прошедшие после распада Советского Союза обошлись с поселением интеллектуалов весьма неласково, но все-таки оно до сих пор не потеряло своего уникального очарования и романтизма. Я уж не говорю о необычно высоком в наше жесткое время уровне культурности и доброжелательности большинства местных жителей.

И вот я прибыл по указанному адресу. Было как-то очень удивительно рассматривать со стороны это неказистое и обшарпанное двухэтажное здание, помня о том, что в свое время в нем работали и творили многие известнейшие ученые двадцатого века. Заглянув в основную рабочую лабораторию профессора, я увидел там только двух его ассистентов, пригласивших меня подождать шефа вместе с ними. Где-то с полчаса я наблюдал за их работой со стороны, изредка интересуясь спецификой их жизни в таком типично академическом месте. Наконец, подошел и сам профессор. Я представился, немного рассказал ему о себе, о том, где узнал о нем самом, и что мне, собственно, от него нужно.

Предложил же я ему следующее. Раз уж в числе прочих своих исследовательских направлений профессор занят и механизмами сна, то я готов стать для него в этом деле добровольным, но активным «подопытным кроликом» с последующим правом участия в практическом использовании полученных результатов. Не говоря уже о том, что способности к сновидению у меня отнюдь не рядовые, я обладал для этого достаточным свободным временем и, к тому же, был готов предложить для покрытия первоначальных дополнительных расходов некоторые собственные денежные средства. Но это только для начала, а, вот, если на этом этапе удастся создать какой-либо продукт для показательной демонстрации, то вполне можно будет рассчитывать и на дополнительные инвестиции со стороны, как прогрессивных предпринимателей, так и государственных венчурных корпораций.

А перспективы развития этой темы могут быть весьма и весьма впечатляющими. Во-первых, научившись закреплять и усиливать целостность, яркость и хотя бы первичную управляемость сна, можно завоевать немало будущих потребителей этого продукта, способного заменить многим компьютерные игры и кино. Во-вторых, сумев разработать технологию съема и полноценной интерпретации сигнала с мозга спящего человека, на ее основе вполне реально создать целую новую индустрию развлечений для тех, кто изначально высоким уровнем подсознательного творческого начала природой не наделен. В-третьих, разобравшись, как можно не только снимать с сознания уснувших текущий сигнал, но и внедрять им извне наведенные образы и ассоциативные ключи, возможно будет гарантировать людям получение ими заранее отобранных тематик снов и переживание сознательно выбранных приключений. А потом может найтись и, в-четвертых, и, в-пятых, и так далее.

Кто знает, может быть, сочетание разработанных нами методик управления сном с современными высокопроизводительными компьютерными системами способно будет стать тем, что некоторые фантасты называют виртуальным миром. Почему бы и нет, ведь, научившись вводить в разум спящего человека посторонние образы, можно совместить и их перекрестное взаимодействие с сигналами мозга других людей, хранимыми и обрабатываемыми специальными мощными серверами.

В общем, картинку радужного будущего я нарисовал, теперь дело стало за молчавшими все это время учеными. В процессе своего рассказа я видел, как иногда загорались интересом новых исследований их глаза, как временами затуманивался в результате спонтанных размышлений взгляд. Вот только ранее я дел с профессиональными работниками науки не вел и с их психологическими реакциями был не знаком, так что и предсказать итог их размышлений тоже не мог.

Наконец, профессор сфокусировал на мне свой взгляд и задумчиво выдал долгожданное решение. Все, что я сейчас здесь рассказал, на его взгляд весьма любопытно, но только очень уж фантастично и трудоемко. К тому же, проблемой сна он в свое время интересовался лишь в качестве частного ответвления от основного исследования, посвященного секретам ноосферы. Поэтому полностью переключиться на мой проект он, в любом случае, не может, однако готов принять в нем деятельное периодическое участие в качестве консультанта. Кроме того, он вполне способен перевести на данный участок работ двух присутствовавших при этом разговоре ассистентов, которые неплохо знакомы с его работами и созданными ранее методиками. А, в дополнение к этому, он берет на себя организацию для нас отдельного рабочего места и специального оборудования.

На этом мы и договорились. Я отправился устраивать свое проживание в Академгородке, в чем профессор мне тоже несколько посодействовал, а потом решил немного побродить по его окрестностям. И уже следующим утром совместно с молодыми учеными мы с нетерпением приступили к обустройству предоставленной комнаты, названной нами «Лабораторией сна», и к проведению в ней первых экспериментов.

Сначала нам пришлось решать проблему непосредственно самого сна, ведь засыпание «по команде» – дело весьма затруднительное. К тому же, более-менее осознанно грезить люди начинают лишь в его конечной фазе, ближе к пробуждению, когда мозг уже успевает сбросить с себя усталость предыдущего дня. Попытки просто приходить в лабораторию не выспавшимся после специального ночного бдения были всесторонне обсуждены, но дружно признаны малоэффективными. Затем началась серия опытов с различными снотворными веществами. Легкие и не причиняющие вред организму препараты имели чересчур замедленное, скорее, просто расслабляющее действие, а с более сильными приходилось обходиться весьма дозировано. Тем не менее, начало исследованиям было положено.

Надо сказать, что солидную часть времени у нас занимали, так называемые, мозговые штурмы. В нашем распоряжении находилось немало научных работ в области изучения механизмов сна, проведенных другими учеными из разных стран. Но, к сожалению, для практических целей нам могли пригодиться лишь очень немногие из них. К тому же, мы были сильно ограничены почти полным отсутствием в этой области полезных технологических разработок. В конечном итоге, определив целесообразную последовательность экспериментов, начать работу нами было решено с простейшего – с выявления наиболее эффективных способов закрепления и усиления картины сна.

Как известно многим, видеоряд сна имеет особенность совершать довольно резкие и непредвиденные логические скачки, ломая его целостность и последовательность. Вдобавок, фокусировка и цветовая насыщенность картинки зачастую бывает весьма недостаточной для ее полноценного восприятия и осмысления, она остается в такие моменты, как бы смазанной. Сама по себе подобная расплывчатость образов оставляет подсознанию возможность быстрого переключения на иные вероятностные потоки развития событий. Но из-за нее спящий человек теряет большую часть чувственного удовольствия, словно смотрит плохо настроенный телевизор. А поскольку визуальная информация является для людей основной, то при снижении ее качества проявляется вторичный эффект в виде значительного ослабления восприятия ими во сне запахов, вкусовых и осязательных ощущений, не говоря уже о способности к волевому управлению отдельными нюансами сна.

На решение этой проблемы нас натолкнул опыт медиков, занимающихся лечением больных с повреждением механизма долгосрочной памяти. Самый простой из используемых ими приемов заключается в возможности пациента постоянно видеть перед собой важные для него объекты и символы. Несколько похожим образом поступили и мы.

Хотя расшифровка излучаемых во время сна мозговых сигналов современной науке пока еще не доступна, тем не менее, саму их механическую запись она обеспечивать уже вполне в состоянии. В итоге, чтобы сон не размазывался, не перескакивал хаотично на разные темы и не совершал бесконечные логические выверты, мы обеспечили нечто вроде непрерывной дискретной записи сигналов из соответствующих зон мозга и последующей трансляции записанных комбинаций обратно в них с коротким временным лагом. Сделано это было для того, чтобы человек регулярно «вспоминал» основное течение сна и на его основе генерировал развитие дальнейшего действия.

Все довольно просто – электрохимический мозговой импульс записывается и через долю секунды отражается обратно, в результате чего сознание уточняет и дополнительно детализирует ранее расплывчатую картинку. Затем оно при помощи подсознания почти целую секунду тратит на придумывание дальнейшего хода событий. А потом продолженная и переработанная картинка опять записывается, и этот цикл повторяется заново. Разумеется, итоговая яркость видеоряда больше всего зависит от индивидуальных природных способностей людей, но все же, как выяснилось в результате экспериментов, и простое его закрепление удивительно существенно помогает мощному человеческому мозгу сфокусировать и детализировать изображение на экране сознания.

А через некоторое время неожиданной хорошей новостью нас порадовал и профессор. Оказалось, что у него нашелся знакомый, также проживающий в Новосибирской области коллега, который изобрел нечто вроде машины для засыпания. Точных специфических терминов для описания принципа ее действия я повторить, конечно же, не могу, но он как-то связан с электромагнитным торможением деятельности отдельных зон головного мозга, что приводит к эффекту экстренного засыпания. Вдобавок, в этом же аппарате реализована более технологически простая функция, обеспечивающая легкое и полное пробуждения человека путем слабого электрического укола в соответствующий мозговой сегмент.

В принципе, такая машина могла бы значительно облегчить жизнь людям, страдающим бессонницей, но на современном уровне реализации ее производство для обычных граждан получалось слишком дорогим. К тому же, она был довольно громоздкой, поэтому пока ее приняли на рассмотрение пригодности только в интересах армии, спецслужб и других ныне хорошо финансируемых госструктур. Один из двух экспериментальных образцов этого прибора в тот момент находился на изучении в столице, а вот второй экземпляр ученый согласился предоставить нашей «Лаборатории». Как выяснилось, профессор соблазнил коллегу возможностью расширения функционального применения его пока не достаточно востребованного изобретения. В свою очередь, мы обязались максимально содействовать технологическому упрощению данной машины, чтобы сделать ее более доступной для рядовых потребителей. Да мы и сами были в этом прилично заинтересованы.

Собственно, более простые аппараты для электросна известны уже давно, однако действуют они намного грубее и опаснее для здоровья человека. Старые приборы толкают мозг словно бы всей пятерней, а изобретение нашего нового знакомого касается его одним лишь мизинчиком, точно и бережно. К тому же, данное приспособление помогло нам решить проблему зыбкого балансирования на грани сна и яви. Дело в том, что наиболее управляемым и доступным для запоминания сон является тогда, когда его паутина наиболее тонка, буквально во время легкой дремы. Вот только и выпасть из грез в такие моменты очень просто, для этого достаточно любого более-менее резкого раздражения органов чувств, пусть даже и виртуальных.

Именно поэтому следующим этапом наших исследований стала разработка эффективного введения и удержания людей в состоянии осознанного сна. Сейчас в Интернете можно найти немало методик для достижения этого эффекта, но нам требовалось получить нечто более универсальное, мало зависящее от индивидуальных способностей человека, и, при этом, совместимое с современными компьютерными технологиями. А, следовательно, почти все необходимое пришлось разрабатывать самостоятельно.

Иногда в этом, к сожалению, довольно редком для меня состоянии мне удается подталкивать сны в нужную сторону, вызывать появление на сцене сторонних предметов или персонажей, включать действие на паузу, приближать картинку к себе и так далее. Также вполне возможно осуществить вброс в базовую структуру сновидения какого-либо дополнительного элемента, а потом продолжить отстраненно наслаждаться неожиданностями подсознательного творческого синтеза, в котором используется данный элемент.

К примеру, во время одного из наших экспериментов я гулял во сне по лесу около старого родительского дома, осознанно двигаясь в нужном мне направлении, поворачиваясь в разные стороны и разглядывая окружающие деревья. При этом я совершенно ясно понимал, что это всего лишь сон, и одновременно удивлялся, как же быстро и качественно мозг рисует передо мной такую сложную, состоящую из миллионов деталей и выглядящую совершенно естественно картину. Десятки хвойных деревьев с ветками и иголками, травой и всем прочим синтезировались им просто мгновенно, поддерживая ощущение почти полной реальности происходящего.

Потом я сознательно попробовал вызвать в сон сестру моего школьного друга. Девушка действительно появилась, но почему-то несколько другая и довольно далеко от меня. Усилием воли я быстро к ней приблизился, стараясь повернуть ее к себе лицом и, как следует, разглядеть. Но далее картинка сна начала уже слишком упираться и ускользать, отказывая мне в подчинении, из-за чего я сильно возмутился и сразу же проснулся. Вообще же, в подобном состоянии у меня иногда получается входить с девушками в довольно реалистичный тактильный контакт, хотя, даже и в такой осознанной форме сновидения все равно зачастую словно бы сопротивляются выражаемым желаниям и стараются развиваться исключительно по своим собственным правилам.

Проснувшись в тот раз, я довольно долго размышлял, каким же образом мой мозг умудрялся так мгновенно рисовать всю эту сложную картину? В какую сторону я не повернусь, там уже все детально прорисовано, причем всегда по-разному и практически без малейшей задержки. Вероятно, творческие и вычислительные возможности нашего мозга гораздо выше, чем это нам обычно представляется, и всяким там компьютерам до них еще очень и очень далеко.

Многим известны и такие эффекты снов как их неподатливость и почти животная инстинктивность. Например, раньше во сне мне часто доводилось в панике убегать от различных чудовищ и противников, для чего я обычно применял стандартный прием – забегал за ближайший угол, уходя из поля их зрения, а потом еще несколько раз менял направление своего движения. При этом вся окружающая действительность нередко очень инертно противилась моему рефлекторному желанию: ноги вязли в песке, а пули бессильно падали на землю, едва вылетев из ствола.

Однако в последние годы убегать мне уже почти не приходится. Наоборот, я совершенно спокойно и даже с удовольствием выхожу на бой с любыми врагами, независимо от их количества, причем, как врукопашную, так и с любым оружием. Я неоднократно ловил себя на мысли, что моим телом в такие моменты словно бы управляет кто-то другой, гораздо более храбрый и умелый. Иногда же, четко осознав, что я совершенно не обязан подчиняться внутренней физике сна, мне на несколько секунд доводилось превращаться в подобие легендарного Нео, мгновенно перемещающегося около врагов и творящего настоящие чудеса.

И вот наступил тот замечательный момент, когда наш уникальный компьютеризированный комплекс показал хорошо проявленный и вполне устойчивый результат. Правда, мой личный опыт контроля и управления сном является все-таки не самым ординарным, тем не менее, с первым качественным прорывом в этой области нас можно было уже поздравить. В этот раз мне удалось пережить во сне довольно качественное и цельное приключение из репертуара эпохи Средневековья, с характерными сражениями холодным оружием и осадой живописного замка, с красотами девственного леса и вкусом жареного на костре мяса, со спасением украденной принцессы и тому подобным.

Итак, начало положено. Теперь следует довести первый этап наших разработок до ума, чтобы результат можно было уже наглядно продемонстрировать любому заинтересованному инвестору. А потом начнем двигаться и дальше: к наведенным по сценарию образам, к записи фильмов-приключений напрямую из сознания доноров с хорошо развитым воображением, к коллективному взаимодействию спящих и, быть может, даже к созданию первого образца компьютерно-подсознательной виртуальной реальности. Кстати, отталкиваясь от некоторых наших наблюдений, профессор тоже разработал несколько новых для себя гипотез относительно взаимодействия подсознания спящего человека и окружающей его ноосферы. Но все это нам еще только предстоит совместно проверить в будущем, а сейчас мы готовимся пожинать плоды наших первых в этом деле уникальных достижений.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Орлик


Случайное произведение

автор: Анна Казакова


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008