Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Оборотни (фэнтези и фантастика)
Натанна (фэнтези и фантастика)
Последний день Дубликата (фэнтези и фантастика)
Повесть - новости (проза)
Правдивая история Герды (стихи)
Таблетка от любви (фэнтези и фантастика)
КОНТРАБАНДИСТ (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Писателю спокойно живется только на минном поле, которое для него постоянно обновляет общество

(Александр Генис)

Rambler's Top100







Youngblood

Круг Солнца. Пролог

Azazello>

Вы - 495-й читатель этого произведения

Хессаадар. Третья эпоха. 4048 цикл от начала эпохи.

Играющие рыжие языки пламени отражались в темных водах Исильмена. То пылал великий город Кайлен, раскинувшийся вдоль щедрой реки. «Ночь последней битвы» предвещала скорый конец эпохи.
Алан толкнул тяжелую металлическую дверь. Она с лязгом отворилась и ударила по каменной стене. Пожар, бушующий за его спиной, осветил пустую комнату с деревянной тумбой в центре. Каждое движение отдавалось острой болью в пробитом копьем плече. Раскаленный воздух обжигал горло. «Нужно спешить, они близко» - звенели в ушах слова отца. Треск горевшего дерева смешивался с лязгом мечей где-то позади.
Тяжело ступая, он двинулся к пьедесталу. На нем покоилась толстая книга с изображенным на переплете солнцем. Дрожащей от волнения рукой, Алан бережно коснулся ее. Его переполняли волнение и тревога – только жрецы имели право открывать Книгу Жизни.
«Отец просил меня. Пять минут назад. Перед смертью. Он просил меня сохранить пророчество. Он говорил – это очень важно и когда-нибудь я сам пойму это. Я не смог ничего сделать, не смог помочь ему. Зачем? Зачем всем это проклятое пророчество? Зачем за него отдают жизни? Я ненавижу тебя, слышишь, я тебя ненавижу!»
Ему хотелось уничтожить эту книгу, порвать, сжечь, чтобы никто и никогда больше не страдал за нее. Он ненавидел ее сильнее, чем тех, кто сжигал город, убивал его близких и друзей. Страдания приносила она - проклятая книга. Но превыше всего было предсмертное желание отца. Алана мучила совесть. Выполнить последнюю волю – его долг. Ради этого пришлось усмирить свою злобу.
Жар пламени, пожирающего все вокруг, наконец, привел Алана в чувство. Отбросив последние сомнения, он открыл книгу и стал судорожно листать страницы в поисках нужной записи. Немногие из них были помечены датой. Он впервые видел эту книгу, а тем более тексты в ней. Даты оставались непонятными. Они сильно расходились с традиционным для гаидин исчислением циклов.
Вот на глаза попались те строки, которые он с таким трепетом искал и теперь старался запомнить каждое слово.

...
Когда Солнечный алтарь, впитавший слезы тысячей алий,
Покроется порочным слоем пыли адской.
Когда белый народ, забывший предков добрый глас,
Нарушит клятву, данную пред пеленою гладкой.
Когда свершится темный договор,
Сольются свет и тьма в порыве смелом.
Освободить Хессаадар от потерявших веру
Предателей защитников крылатых, скверным делом.
Тогда спасители, теплящие надежду, избранники другого мира,
Придут на помощь, с осколками в груди.
Как бывшие защитники земли, разбросаны по миру.
Их связывает цель, но разделяют расстояния земли.
Шесть араил – последний цельный солнца круг,
Возможность осветить мессии смертные владенья.
Но их соединить – работа непосильна. И лишь хранивший веру
Осколки соберет, вернув надежду на спасенье.


- Юнец! – разразился хриплый голос позади.
Алан, испугавшись, развернулся, уже готовый к бою и выхватывая меч из ножен. Лицо встретило новую волну жара. Казалось, обжигающие лоб волосы сейчас вспыхнут, как тополиный пух. Он облизнул пересохшие губы и окаменел от удивления.
В дверном проеме стояло небольшое скорченное существо, закутанное в грязную дырявую робу. Он был похож на бездомного, но высокомерная манера разговора никак не подходила бродяге. Языки пламени смело облизывали его. Их притягивало как магнитом к любой вещи, которая ещё не горела. Существо же, издалека похожее на человека, совершенно не страшилось огня. Одеяние его оставалось нетронутым. Кожа на маленькой лысой голове собиралась местами сморщенными кучками. А мертвенно синий цвет гладкого лица заставлял поверить, что ему холодно.
- Мои слуги остановили армию, а юнец, жалкий мальчишка, пробрался сюда. Ах, ты ведь из семьи лорда Гая, - приметил он именной символ на обгоревшей рубахе, - как твое имя?
Алан ошарашено смотрел, как перед ним стоит персонаж из детских сказок. Рассказами об Аталантэа, как их называли эльфы, пугали всех детей. Дыхание перехватило, будто горло сдавили тисками. Он не верил своим глазам: «Нет, это сон, не может этого быть, павших не существует».
- Алан, - подумав, стоит ли отвечать, бросил молодой воин и добавил, - Гай.
- Как ты сюда попал? Я же приказал убить вас всех. - Оскалился стоявший в дверях. - Ты боишься меня, в твоих глазах ужас, рука дрожит. Как я это обожаю!
- Убирайся отсюда, пока можешь ходить. - Пытаясь придать голосу более уверенные нотки взрослого воина, крикнул Алан.
Слова эхом прокатились по пустой комнате и спешно утонули в звуках огня, пожирающего деревянные строения.
- Мха, ха, - закатился противным смехом раб ночи, - не переживай, я уйду, и ты мне в этом поможешь. Но, вначале, одно крохотное дельце.
Роба его на миг распахнулась, и Алан увидел костлявую руку, обтянутую тонкой тлеющей кожей. Он не мог оторвать от нее взгляда, пытаясь уследить за каждым движением. На устах павшего медленно расплывалась улыбка, когда Гай облизывал вновь пересохшие губы и волнительно сжимал меч. Улыбка отвращала, Алан не мог терпеть омерзительный взгляд, преисполненный ненавистью. Ловкая кисть павшего будто схватила что-то прямо из воздуха, а потом просто щелкнула двумя пальцами.
Книга на стенде вспыхнула огнем еще более жарким, чем снаружи комнаты. Несмотря на все попытки Алан даже не смог приблизиться к ней. Жарило как из кузнечного горна. Когда Гай решил сбить её мечом на пол, кроме горстки пепла уже ничего не осталось.
Алан растерялся. Страх и радость соперничали внутри него. «Книга. Книги больше нет. Отец».
Хохот мрачнее прежнего заполонил комнату. Каменные стены гулко отражали каждый звук. Неприятно закрадывались в уши. Глубже и глубже вползали в душу, заставляя всем телом содрогаться от омерзения. Несмотря на жару, спина Алана покрылась мурашками.
- Свою миссию я выполнил, - вновь заскрежетал довольный голос аталантэа. - Император будет рад новой книге. Она сейчас у него. Наконец! Неужели я получу свободу! Ваш союз выиграл битву, но война не окончена. Саль Арад не сдается так легко. Император обязательно вернется. Хотя теперь, мне плевать на это. Скоро весь ваш альянс развалится. Люди слишком жадны и горды, чтобы делить землю с кем-то еще. Вроде вас, тупых гаидин.
- Ты лжешь, Союз Трех вечен, наши короли заботятся о народе.
- Глуп, ты слишком молод и глуп, крысеныш. Люди – рабы, они всегда будут служить другим. Они не умеют ценить то, чем обладают и всегда стремятся к большему - к власти, к знаниям – им неподвластным и непонятным. Весь ваш искусственный союз – всего лишь притворство, игра высоких родов. Как там говорят? Вы важны для короля, он все сделает, чтобы защитить свой народ. Забудь! Забудь эту дрянь! Вы никто, бездушный скот, королю наплевать на вас всех.
Алан не мог выслушивать эти слова. Злость наполняла его, как сосуд - поднимаясь все выше и выше. Гаидин уважал своего короля за его любовь к народу.
- Король всегда заботился о нас. Мой отец предан ему.
- Все они мертвы и горят во дворце. Вот чего добился ваш король. Твой народ будет служить Великому Господину!
- Никогда! Ни один народ не будет служить твоему проклятому господину! Я лучше умру, чем стану частью той гнили. Скоро люди придут на помощь, - отвечал Алан, пытаясь стоять ровно и не показывать боли в плече.
Падший хохотал все так же громко. Казалось, этот разговор доставляет ему удовольствие. Огонь снаружи все так же яростно пылал. Глаза болели и слезились. Алан сомневался. Неужели это не сон?
- Что ТЫ знаешь о людях? ТЫ! Червь! Хоть раз видел людей в своей жизни? Ты сидишь на шее у своего народа. Наверное, даже не говорил с людьми, а смеешь их защищать! Твой отец научил тебя говорить, но заодно вбил в твою пустую голову все вранье, которым кормят ваших детей, – кидался раб ночи презрительными фразами, запахиваясь в робу глубже прежнего.
- Я, - замешкав, в поисках подсказки заметался Алан, желая скорее кончить разговор, высасывающий последние силы, - я знаю, что люди всегда были нам помощью, они верные союзники. Я знаю несколько людей - они мои друзья.
- Где они? – взревел приспешник. - Где твои люди? Почему они бросили вас в час главной битвы? Почему они позволили сгореть всему твоему народу? Где ваш великий союзник?
- Они придут. Они скоро будут здесь и помогут, - Алану показалось, что павший заметил сомнение в его словах. Люди должны были прийти еще вечером, перед самой битвой.
- Ты хочешь знать, где они? Они сейчас позорно топают домой, они бросили вас. Посчитали, что вы обречены. Король вас предал! Люди вас предали! Тебя, и весь твой народ!
Гай больше не мог терпеть, он чувствовал тошноту от жары. Пузырь терпения лопнул и злость ручьем брызнула из него.
- Нет! Ты лжешь, это ложь, король всю жизнь посвятил народу! Я верю в него! Не хочу тебя слышать, уйди из моего сна! Исчезни! Я не верю в тебя!
- Ха-ха, идиот! Это не сон, ты до сих пор ничего не понял? Все вокруг – реально. Я плевал на твой народ. И на Императора я тоже плевал, он мне теперь не хозяин. Я свободен!
- Заткнись! Заткни свой рот!
Алан уже не контролировал себя. Рука сжала рукоять меча до хруста в пальцах. Им руководила обида. Обида за все страдания этой ночи. За смерть отца и матери, за клевету на короля, за сожженный город.
Гонец тьмы вожделенно смотрел на поднятый клинок.
- Давай, сынок, освободи меня, я устал, здесь слишком холодно…

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Белочка_Та_самая


Случайное произведение

автор: Тюня


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008