Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Создатель. День четвёртый (фэнтези и фантастика)
Смелость (нечто иное)
Де Люп 2гл. (фэнтези и фантастика)
Хроника глобального бреда - кн.2, ч.2 (фэнтези и фантастика)
Артефакт (фэнтези и фантастика)
Ты скажешь: стихи никого не спасут от жажды... (стихи)
Сожженные мемуары (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Раскавычьте классику цитаты, останется ли он классиком?

(Виктор Коняхин)

Rambler's Top100







Youngblood

001 Начало вторжения

AdimKov>

Вы - 1241-й читатель этого произведения

Всё началось с того, что исследовательские спутники вечных странников обнаружили пригодную для жизни планету. Их данные показали, что у неё кислородная атмосфера, обилие лесных массивов, зеленоватый океан и все условия для наличия органической жизни. Поскольку планета находилась очень близко к границе Хаоса, её решили называть «Зелёный Ад». Его жизненные формы представляли огромный интерес для касты учёных с планеты «Малая Родина» и космических станций класса «Титан». Причина была в том, что веянье Океана Хаоса не всегда губило жизнь и некоторые твари могли выработать к нему энергетический иммунитет или же принять, став частью негативного потока, отчего звери обращались в кошмарных мутантов и демонов. В обоих случаях их стоило изучить, чтобы узнать сильные и слабые стороны уникальных существ. Так же был поднят вопрос о наличие гуманоидов. Возникло мнение, что на планете джунглей, чья жизнь родилась и окрепла под напором Хаоса, могут выжить лишь хищники, нет места для разумных существ, а пришельцев будет встречать тропический ад. Поскольку синтэры являлись пустынными эльфами, они заселялись поближе к суховеям юга или преображали землю под свою экосистему. Пустынь на планете не наблюдалось, поэтому военные, с присущим им размахом, решили, что колонисты займутся терраморфингом по принципу «лес-пустыня» при помощи вакуумных бомб, а птички, зверушки, арахниды и ядовитые гады никуда не денутся, пока солдаты построят колонию. Этот план понравился штабу «Малой Родины», но новые данные о планете и теории учёных потеснили амбиции военных.
Снимки планеты показали, что её окружает радужное сияние. Оно являлось ответной реакцией на излучение Великого Океана, и хотя его волны накатывали довольно редко, крошечный шарик выдерживал удары негативной энергии. Получалось, что обитатели «Зелёного Ада» защищены от мутаций и демонических воплощений, к тому же их аура могла превосходить по силе большинство духовных сфер, известных синтэрам. Таким образом, совет «Малой Родины» написал о новой планете менее агрессивный прогноз и постановил, что она станет объектом изучения, после того, как синтэры высадятся и без лишнего шума выстроят свою колонию на «Зелёном Аду». Сразу же возникло множество предложений со стороны «Титанов» и завязался своеобразный тендер, посвящённый тому, как различные фракции собираются реализовать уникальные возможности планеты.
Главная проблема борьбы состояла в том, что «Титанов», как и синтэров, было много, а в их обществе шло тонкое соперничество меж нациями-кастами. Они назывались «Тремя Великими Домами» и дробились на прирождённых владык, строителей и разрушителей. Первый Дом звался «Лайян» и нёс символику льва. Второй «Альвэн», чьё знамя украшал феникс. Третий «Дарилиан», символом которого стал скорпион. Три Дома вели спор и спешили достичь удалённой солнечной системы, где находилась планета, и каждый рассчитывал обустроить её на свой лад, при этом избегал открытых столкновений.
Наибольший ажиотаж в Трёх Домах вызывал вопрос поиска гуманоидов, ведь в случае их обнаружения план колонизации мог измениться самым радикальным образом. Окажись они эльфами, им предстояло пройти через ассимиляцию, а если местные аборигены не соответствовали потребному для синтэров генотипу, то им следовало слегка подвинуться в сторону, став союзниками или же врагами вечных странников.
Вскоре учёные «Малой Родины» опубликовали фото со спутников, обнаруживших «кубики цивилизации» в глубине джунглей. Вот тут-то и началась лихорадка.
Позарившись на «Зелёный Ад», лайяны рассчитывали превратить его в грандиозную лабораторию по изучению природы демонов Океана Хаоса, благо, что он располагался под боком. Альвэны, как строители, планировали возвести на поверхности комплекс, чей излучатель должен был научиться дублировать естественную ауру этой планеты, для защиты всего Упорядоченного. Дарилианы, будучи нацией солдат, желали первыми найти эльфов-аборигенов, чьё существование оставалось под вопросом, и поглотить их кровь.
Из-за своей прямоты Третий Дом не стал готовить флот для экспедиции и негласно послал на Грань свой «Титан». Он уже вынырнул из гравитационной воронки, ускорявшей путешествия в космосе, а прочие Дома только начали созывать волонтёров. Учитывая известные всем синтэрам законы ассимиляции, у первой волны оккупации было пять лет, чтобы покорить планету и ещё столько же на споры и трения с остальными Домами.
Поскольку все аборигены принимали волю Единого Творца лишь из-под палки, дарилианы дали волю учёным, но готовились к военным исследованиям. Обычно разведка боем обрушивалась с небес в десантных кораблях или же путём теллепортации в глубокий тыл. Ступив на поверхность земли, синтэры использовали лучевое оружие и буквально выжигали очаги сопротивления. Таким образом, получалось, что аборигены встречали не милость Единого, а «конец света» и крах привычного мира. Это было началом нового порядка, призванного защитить весь Остров Порядка силами отдельно взятых миров. Именно такая судьба ждала всех низших эльфов и детей от кровосмешения, а вечные странники называли это «торжеством», и очень его любили.

Вот и сейчас две синтэрки расположились на кровати в мрачной комнате и готовились к праздничному дню, рисуя крест Единого Творца на своём лице. Окружавшая их обстановка казалась гораздо интереснее «художеств» и совсем не походила на каюты военных. Жилплощадь была мала, но сентиментальная хозяйка умудрилась забить её всевозможным хламом, создававшим для неё комфорт. К примеру, мягкое кресло соседствовало с мини турником у дверей в ванную комнату, а напротив спортивного агрегата замерла плюшевая гора из полусотни мишек, зайчиков и «чубзиков», сотканных иными расами. Эти игрушки смотрелись нелепо на фоне шкафчика с огромной снайперской винтовкой «Семёрочка», бившей на семь километров, правда на данный момент она не могла выстрелить в отсутствие бойка. Столь же «мило» выглядела подставка с перевёрнутым на бок шлемом-черепом хаосита, ныне хранившем букетик цветов в дырке от пули. Подобные ему вещи являлись ритуальными трофеями, положенными любому из дарилианов, но хозяйка предпочитала собирать не амуницию, а безделушки, плакаты, фотографии и марки, купленные ею в различных цивилизованных мирах. Обладательница этих вещей являлась очень необычной личностью, как и её лучшая подруга. Обе были различны, хотя принадлежали к Дому Дарилиан. Они родились в начальной фазе ассимиляции низших эльфов. Первая была здесь гостьей: желтокожей, широкоплечей и мускулистой, практически валькирией с серебряными глазами и горбинкой на носу. Её тёмно-каштановые волосы стригли под боевые шлемы, а позади причёски «Горшок» имелась косичка. Из домашней одежды она предпочитала безрукавку с боксёрскими шортами. Всё это производило необычное впечатление по меркам эльфов. Она и сама была со всех сторон необычной, а звали её Лин Дарилиан Чаран или же ЛинЧ.
Что же касалось хозяйки Киры Раны, то она являлась полной противоположностью воительницы. Лицом и телом маленькая синтэрка напоминала подростка, впрочем, ей было семьдесят лет, поэтому Кира успела сформироваться, как женщина, но в душе оставалась «ребёнком». Кожа синтэрки несла светло-розовые тона, узкие глаза почти всегда сохраняли серебристый цвет радужки, а уши были излишне длинными и острыми для дарилианов. В общих чертах, она походила на «птичку», ведь большая часть её крови принадлежала долговязым альвэнам, однако рост эльфийки оставлял желать лучшего. И раз уж речь пошла о кровосмешении, то хотелось бы подметить, что в её облике скрывалась ещё одна нестандартная черта: во рту эльфийки имелись мощные, острые зубы. Передние резцы не отличались от обычных, но дальше начинались парные клыки и даже коренные зубы были слегка заострёнными. Эта особенность порождала много комплексов, учитывая то, как чистокровные синтэры относились к «гостящим эльфам» на борту их «Титана». Они, конечно, не хамили, но могли устроить ей комиссию и депортацию. Чтобы не навлечь на себя беду, Кира старалась не выделяться и, хотя она часто улыбалась, её зубы оставались прикрыты. Ещё одной уловкой была популярная стрижка «горшок». Одежда Киры Раны также соответствовала массам: она составляла штамповочные брюки, майку и носочки, однако сидела мешковато, как и все вещи, не рассчитанные на великовозрастных детей.
Расположившись напротив лучшей подруги, Кира наносила ей ритуальные знаки на лицо с помощью кисточки и багровой краски. Поскольку в комнатке не имелось зеркала, это было взаимной услугой и хорошим поводом для беседы:
- Дорогая Кир, - ухмыльнулась Лин Чаран, щурясь от кисточки, - по-моему, я созрела до важного, творческого решения! - она выразительно дёрнула бровями.
- Ты решила примкнуть к кружку гуманистов? - поинтересовалась ушастая синтэрка.
- Нет! - ЛинЧ погрозила ей пальцем.
- В кои-то веки, захотелось взять отпуск и посетить «Малую Родину»? - она вздохнула.
- Не-а-ат… - протянула Лин Чаран, сунув руку в гору подушек, среди которых валялся плюшевый медведь в тельняшке, принадлежавший Кире Ране.
- Быть может… - начала Кира, опустив кисточку.
- Я стала у распутья! - перебила её Лин. - Как ты думаешь, ушастая… - она выдержала паузу. - Что мне взять с собой в первый день экспансии?
- Конечно же цветы! - посоветовала ей Кира Рана. - Мы ведь надеемся встретить там иных эльфов! Мы принесём им мир и защиту! По крайней мере, так говорит комиссар.
- Огнемёт, - изрекла ЛинЧ низким голосом.
- Ай-я-яй! - маленькая синтэрка покачала головой. - А может не стоит?
- Что значит: «не стоит»? - весело передразнила её Лин Чаран. - Ты видела публикацию фото с беспилотника, который запускали разведчики? Ты заметила там маленькие силуэты источников тепла, ютящихся неглубоко под земляными холмиками? - добавила ЛинЧ.
- Нет, - Кира Рана слегка отвела взор.
- Это хоббиты! - объявила Лин торжественным тоном.
- О, нет… - расстроилась ушастая синтэрка.
- О, да! - обрадовалась Лин Чаран. - Любой из нас обязан искоренять ошибку Единого Творца. Директива гласит…
- «Политика Острых Ушей», - перебила её подруга без особого энтузиазма, - не люблю я подобные вещи… - добавила она.
На этом моменте вновь прибывшим следовало бы вспомнить, что «Политика Острых Ушей» подразумевала геноцид любого, кто располагал ими, но был далёк от эльфов на генетическом уровне. Лин не являлась генетиком или идеологом тотального уничтожения «заячьих норок» вместе с хоббитами, однако зачистку врага воспринимала как личный вызов. Она была прирождённым бойцом, поэтому выкладывалась на двести процентов, как завещал товарищ Ким-Лей-Кил Дарилиан – верховный комиссар ударной группировки родного «Титана». Этот замечательный эльф всегда был на линии фронта, воодушевляя бойцов, до тех пор, пока снайпер не отделил душу героя от тела. Его не стало, а фраза продолжала жить, призывая воинов к брутальной резне, и этим «делом» сержант Лин Чаран занималась не хуже подчинявшихся ей мужчин. Валькирия могла стрелять, колоть, жечь, бить и сворачивать шеи в поте лица, при этом вообще не испытывала угрызений совести. Совсем иначе обстояли дела Киры Раны: её чувствительность мешала рубить от плеча, зато помогла ей стать снайпером прикрытия. Эта должность обязывала следить не только за врагом, но и за штурмовиками, чтобы спасать жизни метким выстрелом. Кира часто прикрывала спину Лин Чаран, потому дарилианка брала её на любую операцию, что сближало их гораздо сильнее, нежели обычная дружба. И если уж кого-то беспокоили их близкие отношения, то ЛинЧ могла набить им морды, затем рассказать, как приютила сироту Киру Рану, став её тётушкой. По правде говоря, снайперша предпочитала избегать слова «тётя», несмотря на то, что Лин Чаран дала ей всё, включая каюту на «Титане». Отдельного внимания в этом моменте заслуживала сама Лин, потому что гигантская космическая станция брала на борт лишь чистокровных представителей Великих Домов. Вечные странники считали «Титаны» не только «молотом войны», но и ковчегом, где жили лучшие из носителей их генов. Как следствие, полукровные синтэры могли лишь гостить, а чтобы прописаться на станции им требовались очень влиятельные друзья. Лин Чаран располагала такими друзьями, но на «Титан» её заселил любимый папочка-инквизитор. С его же благословления она стала воспитывать полукровку Киру Рану и очень этим гордилась. Каждый раз, когда дарилианы посылали ЛинЧ в бой, она брала за собой Киру. Вот и сейчас она строила планы на воспитанницу, слегка недоумевая по поводу её апатии в адрес грядущего вторжения:
- Ты не рада? - удивилась Лин, подставляя нос под кисточку.
- Нет. В смысле да! - усмехнулась подруга, рисуя крест. - Я думала, что мы не будем воевать, а просто встретим сёстер-эльфов и будем учить их...
- И братьев! - добавила ЛинЧ, ухмыляясь.
- Ну да, и младших братьев, - юная синтэрка покивала, завершив рисунок.
- Не вешай нос, подруга! - Лин Чаран перехватила кисточку и, взяв Киру за затылок, провела черту на её лбу. - Я понимаю твою тревогу, - она чиркнула крест-накрест, - мы высадимся, разведаем, покорим, затем начнётся насаждение семени Единого Творца, - ЛинЧ провела кисточкой над бровями Киры. - Вижу, что тебя это беспокоит. А между тем в ассимиляции участвуют все, - она завершила «Крест Творца», проведя жирный штрих от скулы до скулы, - так что нам с тобой опасаться нечего. Я бы сказала, что это большая привилегия. И потом, - Лин Чаран, как художник, осмотрела её лицо, подув на краску, - зря ли я устраивала тебе свидания вслепую? Вот для меня это первая ассимиляция аборигенов, несмотря на все ордена, но я абсолютно не нервничаю. Ещё ни один низший эльф не смог уйти от воли Единого Творца. Раз наша военная партия сказала: «будем насаждать!», значит, так оно и будет! Затем родятся дети, и ничто не сможет прервать цикл поглощения. А наша роль в нём проста…
Она была по-своему права: штурмовики, в роде ЛинЧ, одинаково легко вырезали толпы врагов или же принудительно зачинали детей от противоположного пола. Это не означало массового надругательства над покорённым народом, однако у низших эльфов и впрямь не было шансов. Отбрасывая «оружейный вопрос», можно было заметить, что синтэры являлись тяжеловесами среди известных перворождённых рас. И хотя вес играл не самую важную роль в подневольном зачатии, вечные странники всегда добивались своего. К примеру, важнейшей деталью спаривания эльфов являлось сближение их душ: обычные перворождённые веками ходили вокруг да около, но аура синтэров могла «заражать», как паразит из астрального мира. В материальной сфере они были столь же неотразимы: «Семя Единого Творца» считалось у них святым даром, при этом делилось на «женское» и «мужское». Оба типа клеток легко сливались с носителями иного генофонда и вытесняли его уже в третьем поколении. Таким образом, в Упорядоченном встречались разные полукровки, вроде: недосинтэров, челотеров, оркасинов и даже тролельфов. Последних из списка полагалось расстреливать на пару с родителями, потому что эльфы-синтэры запрещали ксенофилию. Их нелюбовь к ублюдкам с эльфийским геномом сильнее прочих била по хоббитам, а вот иные народы могли спасть спокойно и, конечно же, эльфам-аборигенам с «Зелёного Ада» не следовало бояться неизбежности…
- Ита-а-ак, - протянула Лин Чаран, и выдернула из подушек букет, - я дам тебе цветы, а себе закажу огнемёт, - предложила она Кире. - В любом случае звери боятся огня, и он же производит неотразимое впечатление на дикарей. Думаю, я буду неотразима в первый день! - подытожила она. - Раз уж мы покрестились, пора идти на сбор в столовую.
- Стоп! - воскликнула Кира Рана. - Мы что-то забыли! Который час?
- Ровно восемь по космическим часам, - Лин взглянула на руку, - а это значит…
- «Лотерея Счастья»! - хором изрекли они и почти наперегонки бросились к телевизору.
Как только включился экран, на нём проступила типичная для дарилианов пропаганда из новостей, затем выпуск подошёл к концу, и на экране возникла надпись:

«Проявите внимание! Следите за своей меткой. Мы начинаем лотерею!»

Через пару секунд телевизор «взорвался» музыкой и чередой картинок с пляжами, гостиницами, бассейнами и прочей мишурой, которой развлекались эльфы в отпуске. Периодически под резкий звук и вспышки цветов на экране проскакивала чёткая цифра, и подруги радостно переводили взор на своё предплечье. Фокус этого показа состоял в том, что клип выводил на экран чей-то артикул. Каждый синтэр имел на левой руке штрих код, служивший ему как паспорт и пропуск. Метка Лин слева направо несла цифры личности, определяла двести тридцать пятый подвид Чаранов, указывала третий, дарилиановский Дом, и трёхсот сороковую серию. Вечные странники считали, что последнее число является своеобразной «пробой» чистоты, древности и близости к Единому Творцу. К примеру, полубоги носили метку на лице и были лишь Одиннадцатыми по счету, а старейшинами общин почитались господа Сорок Пятые. Несмотря на такую игру чисел, в обществе вечных странников не было дискриминации, хотя математический подход они любили в любом деле.
На данный момент ЛинЧ и Кира занимались подсчётом своих шансов на победу: они с «квадратными» глазами таращились на экран, стараясь рассмотреть очередной элемент ребуса из штрих кода, но как бы они не торопились сосчитать, телевизор всегда опережал их. Вот и теперь экран высветил чужие инициалы. Этот счастливчик должен был немедленно собирать вещи, чтобы пропустить вторжение, умчавшись на курорт. Что же касалось проигравших, а их были миллионы, то они не ощущали горя, чувствуя дикий подъём, гордость за себя и решимость покорять:
- Да и плевать! - задрала нос Лин Чаран, моргая от рези в глазах. - Я не знаю, кто на этот раз поедет загорать, но ему же хуже: он пропустит наше торжество!
- Да-да! Вперёд в столовую! - подержала её заметно взбодрившаяся подруга и, спешно переодевшись в мундир, выскочила вместе с Лин в коридор, чтобы наперегонки с другими синтэрами помчаться в праздничный зал, где собирались штурмовики и командиры.

Путь к месту встречи был непримечательной чередой коридоров в недрах космической станции «Титан». В конце пробежки перед эльфами распахнулись стеклянные двери и вспыхнули лампы, освещавшие столы с завтраком над которыми возвышалась трибуна, установленная по случаю торжественного брифинга. На ней стоял один из Сорок Пятых, правивших отсеками «Титана». Подобные ему старейшины сейчас принимали гордых бойцов по всей станции. Стоило отметить, что далеко не все эльфы собирались лететь на планету в первый день вторжения, однако боевая станция пребывала в полной готовности на случай чрезвычайных происшествий, и каждый из синтэров должен был почувствовать себя особенным в это праздничное утро. Для бодрейшего начала, в столовой, как и на всём «Титане» грянул гимн Третьего Дома Дарилиан. Обычно его включали во время утренней зарядки, но момент-то был особенным, и всем полагалось петь и радоваться:
- Мы рождены, чтоб мифы выбить былью! - орала ЛинЧ, радостно вытаращив глаза на трибуну. - Чтоб защитить пространство и простор! Сковать миры священной цепью дружбы, а на врагов навлечь мученья и позор!!!
Список таких обязанностей был велик, но его урезали по случаю речи старейшины.
- Здравия желаю, товарищи дарилианы! - начал Сорок Пятый. - Я приветствую доблестных штурмовиков-покорителей! Желаю удачи разведотрядам! Призываю к бдительности инженерные войска! Кланяюсь нашим великим пилотам и магистрам телепортационных операций! А вот танкистам попрошу сегодня не наливать! Мы ведь не хотим напугать до смерти наших товарищей низших аборигенов! - добавил он под дружный хохот армейского строя. - Мы знаем, как важна эта миссия и как мало отпущено времени, - продолжил синтэр, поправляя жёлтые очки, - поэтому, порошу вас проявить хладнокровие, мужество, - изрёк он, а кто-то толкнул ЛинЧ в бок, - и терпение. Я знаю, что каждый стремится оставить свой след в истории защиты Упорядоченного и породить благословенное потомство, однако мы должны проявить осторожность! Нынешняя миссия требует тонкого подхода, ибо Единый и представители Великих Домов следят за нами. Чтобы не посрамиться и не учинить резню, наш великий товарищ генеральный секретарь принял решение задержать полномасштабное вторжение. Каждый из вас получит личный указ о своей роли в этапах умеренной операции и приложит все усилия для достижения единой цели! Помните, что Единый Творец с нами и мы его воля! А теперь, товарищи, выпьем и отведаем хлеб этого дня!
Старейшина поднял стопку с «огненной водой», а каждому из солдат полагалась добрая чарка с лимоном и горячая закуска с отрубным хлебом. Со стороны могло показаться, что эльфу стакан водки – крах любого дела, но дарилианы были крепче всех перворождённых: для провала миссии им требовалась выпить бутылку и ещё два часа на прогрев моторов. Таким образом, все, даже Кира Рана, сделали глоток, затем расселись за столами, чтобы подкрепиться. Поскольку старейшина Сорок Пятый исполнил свою роль и покинул сцену, никто не мешал воинам распустить языки, делясь радостными мыслями. На фоне их гула звонко гремели ложки, тарахтела посуда, и суетились рослые повора-альвэны, подававшие добавку воинам. Лин Чаран, как всегда, ела быстрее всех и требовала больше всех, ведь с её ростом и весом полагалось дополнительное питание:
- Ещё дарилиановской лапши! Живее, товарищ альвэн! - окликнула она эльфа и тут же получила дымящуюся тарелку с макаронами и некими «комочками», напоминавшими крошечными тефтельки из белого мяса. - Вот что я вам скажу! - продолжила Лин, мотая на вилку. - Хоть нам и не дадут воевать, - она прервалась, кусая, - в общепринятом смысле, я слышала, что ордена получат все, кто отличится. Я даже каталог заказала, где опись подвигов для тех, кто захватит планету.
- Можно подумать, мы там будем в виртуальные игры играть! - усмехнулся штурмовик, сидевший напротив. - Как ты это представляешь? Убил пять врагов – получил медаль?
- Нет, - синтэрка нахмурилась, - сделай всё грамотно и получи орден! Я готова с вами поспорить на трудовой талон за месяц, что выбью регалий так пять, не меньше. И ещё одну багровую звезду на погоны!
- То есть, подскочишь из сержантов раньше меня? - фальшиво улыбнулся ей офицер, попивая из гранённой чарки. - Вот уж чего не будет, того не будет, ЛинЧ, - добавил он на полном серьёзе. - Я не твой командир, но хватит и того, что ты на задании топчешь всех, как пожарная лошадь. Помнится, из-за твоего напора, нас прошлый раз чуть не накрыли хаоситы, пока мы тебя прикрывали. А теперь ты решила в погонщики выбиться?
- Ах, извините, товарищ Рей, - Лин выразительно взглянула равного по званию, - я уж и забыла, что с вашим метром шестьдесят вам не угнаться за мной на поле боя.
Она, как бы невзначай, поиграла мышцами и выгнула шею на бок, на что сухощавый эльф лишь промолчал, покачивая ложкой. Ему было, что сказать ей, как офицеру, но гордыня чистокровного не позволяла Рейю Дарилиану размениваться на «мелочи», вроде Лин, норовившей дорасти до двух метров. Это было пустяком, но все прекрасно помнили, как ЛинЧ дружески нокаутировала его во время боксёрской дуэли, поэтому синтэр теперь предпочитал слова кулакам, а рапорты нелепым склокам.
- Смотри у меня, - изрёк Рей, поднимаясь из-за стола, - на моей памяти и командоры, споткнувшись один раз, падали до рядовых.
- Чем выше лестница, тем больше зубов вылетает, - парировала она, покосившись на встревоженную Киру Рану. - В любом случае, моя ступенька не ниже вашей, - подмигнула Лин Чаран, - ну это пока… - она допила «огненную воду» залпом. - Честь имею, товарищ. Пойдём, ушастая! - ЛинЧ обернулась к подруге. - Пора получать амуницию!

Подкрепившись и зарядившись азартом для борьбы, синтэрка вместе с подругой направилась в арсенал. В отличие от прочих военных, Лин знала, что в этот день войско не обойдётся без неё, поэтому воспользовалась связями, заранее приписав себя и Киру к группе военных исследователей. И хотя начало экспансии протекало как мирная разведка на дикой местности, ЛинЧ тайно надеялась повстречать там какого-нибудь зверя, демона или хаосита. Ей хотелось «поразмяться», после пяти лет мирного труда на «Титане», к тому же тщеславие требовало единоличных подвигов без группы из десяти штурмовиков. В случае с участием в разведке дарилианке полагался лишь один напарник, поэтому она решила взять лучшую подругу и устроить игру в «большую охоту». Лин Чаран любила такие приключения, а вот Кира Рана смотрела на них с неодобрением, но юная эльфийка всегда прикрывала подругу. На данный момент ей предстояло исполнять роль связника и наблюдателя, а вот ЛинЧ выпала роль захватчика фауны. Это подразумевало, что рослой дарилианке полагался контейнер для сбора образцов, охотничья винтовка с дротиками и малым лучемётом, вместо подствольного модуля. Синтэрка должна была высадиться на планете, выполнить задачу, затем радировать через Киру об успехе и выйти в зону эвакуации. Столь простая миссия досталась большинству из первой волны вторжения, но Лин осталась недовольна:
- Что значит: «два десятка растений, дюжину жуков и мелкого зверя»?! - возмутилась она, общаясь с офицером у распределительного окна, затем гневно вернула приказной лист в щель для выдачи документации. - Вы бы мне прописали нормальное поручение!
- Что значит: «нормальное»? - передразнил её хмурый лайян, чья широкая физиономия едва помещалась в окошке. - Тебе мало, что я, в обход устава, записал тебя в первый ряд?
- Товарищ, дай мне шанс проявить себя! - Лин поиграла бровями. - Быть может, добыть образец крупной кошки? Килограмм так на сто пятьдесят?
- Может тебе, госпожа лошадь, еще гранатомёт выдать и подряд на мёртвого слона? - эльф рассердился, ведь прекрасно знал Лин Чаран. - Бери то, что велит партия! А теперь засунь руку в сканер и бегом в арсенал за винтовкой и прочим снаряжением.
Подчинившись, ЛинЧ сунула левую руку в специальное кольцо считывающего устройства, чтобы компьютерная сеть получила её артикул для выдачи амуниции. То же самое сделал Кира Рана, но без лишних разговоров: она уже доверила содержание своей задачи Лин, поэтому следовала за ней повсеместно. Чуть позже они вышли к арсеналу, где полсотни дарилианов получали оружие на выдаче. Подождав, пока минует очередь, эльфийки стали у широких окон арсенала и вновь отметились на сканере. Получив их данные, стоявшие за прилавком альвэны-оружейники нажали на своих пультах красные кнопки. Через миг в дальней стене распахнулись дверцы и по монорельсам выехали зажимы с пластиковыми мешками. Оба были набиты всевозможной амуницией для войны в джунглях, но вещи подруг сильно разнились. Толстый пакет ЛинЧ хранил в себе штурмовой лучемёт и тяжёлую броню, а в упаковке Киры Раны лежала винтовка и тёмный костюм «лёгкого штурмовика» с противогазом.
Чтобы облачиться в любимый доспех «среднего штурмовика», Лин отошла за ширму, разделась до белья и взглянула через зеркало на свой присинг, цепочкой имплантатов протянувшийся по обе стороны позвоночника. Он являлся отличительной чертой всех штурмовиков и предназначался для синхронизации нервных импульсов с экзоскелетом из псевдомышечной ткани. Эта вещь заслуживала отдельного рассмотрения в виду своих качеств: она походила на сырое мясо, однако была крепкой, сухой и эластичной. Свойства её волокон регулировались при помощи пульта на талии: он менял температуру, делал их герметичными или же сверхпрочными в ущерб скорости. Поверх такого скафандра всегда надевался бронежилет, прикрывавший грудь, цифровой шлем с гермоворотом, поножи, наплечники и поручни, хранившие голографические приборы связи. К ним относились так называемые «браслеты»: первая экономная модель представляла собой пару креплений, державших на предплечье длинный прямоугольник с компьютером, сенсорным экраном и проектором; вторая энергоёмкая модель состояла из толстого «кольца» с батареей, начинкой, сканером и проектором, позволявшим двигать рукой элементы проекции, тем самым управляя программами браслета. Эти устройства упрощали жизнь синтэров и хорошо смотрелись на их доспехах, которые сияли позолотой и окружались силовым полем, чей генератор хранился в жилете, питаясь за счёт оранжевых кристаллов. Столь необычный костюм должен был выставить штурмовика богом в глазах врагов Единого и, несмотря на недостатки, служил эльфам многие века.
Униформа Киры была гораздо скромнее: ей не полагалось сферы силового поля, зато выпуклые пластины на груди генерировали «лобовой щит», чьё поле держало любые удары. Состав прочих вещей в костюме «лёгкого штурмовика» ничем не отличался от амуниции, используемой спецназом по всему Упорядоченному, за исключением особо прочного гермоворотника и красноглазой маски-противогаза.
Надев сегменты доспеха, Лин Чаран возгордилась, ощутив себя великим воином, практически сказочным рыцарем. К счастью, дракона ей убить не довелось, не считая варана, задушенного эльфийкой после бурного праздника в людском зоопарке. Это событие не прибавило синтэрке чести, однако после инцидента солдаты стали уважать Лин и всегда уступали ей дорогу, даже на выходе из арсенала, где дожидалась Кира.
Вместе они проследовали к регистрационной зоне, где пары разведчиков выстроились для памятного фото по случаю начала вторжения. В случае успеха их поместили бы на страницах «Вестника Ассимиляции», или же некролога, случись беда. На данный момент эльфы даже не думали о столь мрачных вещах, поэтому были весьма радостны и ехидны. Как и любой завоеватель, они предвкушали лёгкую прогулку по чужой земле. И в самом деле, разве могли их остановить аборигены?
Лин обсуждала этот вопрос, веселясь вместе со всеми, пока в переходном отсеке не загорелась лампа, затем она с Кирой стала маршировать вслед за штурмовиками.
Общее число разведчиков насчитывало пятьдесят воинов: десять тяжёлых в укрепленных доспехах «Подавитель», двадцать «средних», и столько же «лёгких». Им полагалось стать частью перовой волны наземной операции. Для её выполнения эльфы взяли не только контейнеры под образцы, но и исследовательское оборудование. Их устройства анализировали биосферу, погоду, сейсмическую активность и прочую «чушь», знать о которой обычным бойцам не полагалось, ведь их ждала охота.
Готовясь к ней, Лин Чаран вновь воспользовалась связями и нарушила протокол: им с Кирой полагалось орудовать лишь теми образцами оружия, что предписал аналитический отдел военной партии, но дарилианка тайком заказала любимые вещи из личной ячейки арсенала. Лин хранила там трофеи и оружие, подвергшиеся модификации, которую она осуществляла собственноручно. В случае с охотой, Лин сочла, что лучемёт не годится для отстрела зверья и запаслась автоматом.
Это оружие было создано людьми с планеты «Матушка» в созвездии «Милки Вэй», и со временем расползлось по Упорядоченному. Воины ценили его за простоту и мощь семи миллиметровой пули, а оружейники расширяли список достоинств автомата разными модернизациями и наименованиями. Никто на свете не смог бы перечесть все вариации этого устройства, но производители оружия называли его по первоисточнику: «Ай-Кей».
Тот, что болтался за плечом у ЛинЧ, имел круглую обойму, лазерный прицел и модуль-гранатомёт, а звался он «Федя». Это имя нацарапал на прикладе его старый хозяин, отдавший свою «мотыгу» за разбитый экзоскелет, который Лин сняла с мелкого офицера хаоситов. Она осталась довольна сделкой, наладила «Федю» и купила ему боеприпасы, часть из которых легла в рюкзак, вместо прибора с жутким названием «Фото Прес-Сканер Арахнидов». Поскольку Лин Чаран не желала гоняться за бабочками, она избавилась от сачка и взяла мешок для дичи. Дарилианка рассчитывала выслужиться в обход устава, ведь первая высадка была почти спонтанной, и никто не мог полностью контролировать процесс. ЛинЧ, как офицер со стажем, хорошо знала все погрешности военной системы, поэтому не волновалась в отличие от Киры Раны:
- Но ведь товарищ комиссар сказал, что… - не унималась она, крутясь под ногами.
- Спокойствие. Только спокойствие, - Лин Чаран легонько потрепала её волосы. - Не этому ли тебя учили матёрые снайперы? Расслабься, ушастая, - синтэрка усмехнулась. - Три года назад я обещала тебе объяснить смысл чужого слова «Са-фа-ри». Ты помнишь? Так вот сегодня будет практический урок! Давай-ка хватай сумки и лезь в «Химеру»! - она указала на мощный транспортник и направилась вперёд, помогая низкорослым мужчинам затолкать их вещи в глубину багажного люка.
Хотелось бы пояснить, что «Химера» являлась главным транспортным аппаратом и единицей огневой поддержки. В целях снижения затрат топливных ресурсов она обладала парой турбин на верхней части фюзеляжа и ещё четырьмя на крыльях, для атмосферных полётов, а также крайне энергоёмким двигателем, искажавшим гравитацию для перемещения в космосе и внутри «червячной норы».
После того, как поклажа штурмовиков улеглась на место, они дружно забрались в летательные аппараты и, усевшись в кресла, ждали старта. Чтобы открыть ангар, ведущий в космос, диспетчеры выждали, пока техники и грузчики перейдут в герметичную зону, затем активировали стеклянные щиты. Пока барьеры медленно опускались в герможелоб, пилоты «Химер» включали датчики у себя над головой. Тем временем экипажи продолжали болтать, сидя вразвалочку. Кое-кто вспомнил анекдот про хаоситов, иные включили музыку, звучавшую под вой сирены, а ЛинЧ, вопреки бодрому началу, мрачно взирала под ноги. Это был один из её ритуалов: эльфийка справедливо полагала, что готовясь к операции на базе можно было хоть на ушах ходить от счастья, а внутри «Химеры» начиналось поле боя. Она не любила злить своего ангела-хранителя, поэтому игнорировала беспечное хвастовство разведчиков, способное сглазить любое начинание.
Как только урчащие насосы откачали из отсека весь кислород, мощные шлюзы стали открываться, впуская звёздный свет, проходивший сквозь облака туманностей. Вскоре транспортные корабли включили гравитационные двигатели и оторвались от палубы ангара. Двигаясь по горизонтали, они медленно выплыли наружу, затем ускорились. Сидя в «Химере», можно было слышать гул приборов, стрекотание навигации и треск корпуса. Этот звук был не оптимистичным, но Лин не боялась шума:
- Выше нос, Кир! - она подмигнула подруге, вцепившейся в поручни от перегрузки. - Не первый год летаем! - добавила ЛинЧ и, расслабившись, взглянула на лобовое стекло.
За ним не наблюдалось ничего нового для космоса: пыль, астероиды, далёкое солнце и хлам, летавший вокруг «Титана». Гораздо интереснее выглядела его внешняя станция под названием «Врата-4». Она могла считаться звёздным крейсером из-за своих размеров, однако у неё в центре находился овал кольца. Эта конструкция создавала внутри себя гравитационную воронку, телепортировавшую вещи в подобные же врата, высланные вглубь солнечной системы. Затрата энергии на такое перемещение оправдывала себя, ведь не мог же транспортник лететь до планеты из глубокого космоса, где находился «Титан»? Благодаря вратам и своему силовому полю, «Химеры» проскользнули сквозь «червяную нору» и вынырнули у луны «Зелёного Ада». Там находилось три станции: одна боевая, на случай атаки врага, и две телепортационных, для ускоренного сообщения меж «Титаном» и наземными отрядами. Миновав зону врат и облетев теневую сторону луны, эльфийские корабли стали приближаться к планете и тут началось самое интересное: они увидели свечение, окружавшее чужой мир.
- Уровень Хаотических всплесков оптимальный… силовые щиты включены… - бубнил в микрофон пилот «Химеры», а солдаты вылезли из кресел, прильнув к иллюминаторам.
Их взорам открылась невероятная картина: вокруг планеты и за её пределами мерцало «северное сияние», расползавшееся по безвоздушному пространству, как облака пыли, а в дали, за пределами солнечной системы, виднелось марево галактики. Это была иллюзия, ведь поверх неё отчетливо угадывались странные всплески, бурления, кипения, пляска цветов и вечное движенье, чья «мембрана», будто вода, отражала космос Упорядоченного. Вот так выглядела та самая Грань, что отделяла Остров Порядка от Океана Хаоса. Чтобы достичь её на «Химерах», потребовалось бы не одна сотня лет, а то и целая вечность, но всё равно гибельная черта проходила слишком близко к материальной вселенной. Веянье её массы было гораздо опаснее солнечных ветров и радиации: оно обладало своим собственным излучением, способным извратить все формы жизни, поэтому корабли синтэров обладали усиленной обшивкой. К сожалению, она не могла полностью уберечь от Хаоса, но сейчас их защитницей являлась планета: её тень давала гораздо больше, чем золотое напыление и силовые щиты, поэтому корабли летели по безопасному маршруту.
Пока «Химеры» приближались к «Зелёному Аду», штурмовики обсуждали по рации учение о Грани Хаоса. Они слышали о ней из лекций старейшин, но, ни разу не видели. Считалось, что заглянувшие за мембрану непременно сходили с ума, затем погибали, а длительное наблюдение издалека порождало вольнодумие, больные фантазии и тягу к греху. Несмотря на такой жуткий список, вечные странники, как заворожённые, смотрели на лик своего великого врага, и так продолжалось до тех пор, пока пилоты не закрыли иллюминаторы защитными створками.
- Все по местам, - произнёс командир корабля в микрофон. - Мы входим в атмосферу.
Услышав это, ЛинЧ встрепенулась, отринув задумчивость, быстро пристегнула Киру Рану и уселась в соседнее кресло, стиснув зубы в ожидании новой волны перегрузки. Через минуту за бортом «Химеры» разразился рокот, шипение, дикий рёв и треск, а затем всё разом оборвалось. Корабль тряхнуло, и теперь он снижался, взяв курс на зону, где синтэры планировали развернуть свою первую базу.
Это место располагалось на вершине погасшего вулкана. Эльфы выбрали его из-за изолированности от окружающего мира. Там уже закрепилась первая группа вторжения, начавшая развёртку наземных врат телепортации. Устанавливавшие их инженеры были преимущественно альвэнами, избранными за врожденный дар творения. Несмотря на противоборство, представители Дома Альвэн были полностью лояльны дарилианам: они не стали бы доносить владыкам родного Дома, ведь слишком давно жили на «Титане» Третьего Дома Дарилиан и успели с ним породниться. Таким образом, представители касты рабочих были лишь винтиком в системе.
Строители ликовали, встречая «Химеры» с первыми воителями, а наверху готовилась третья волна, состоявшая из лайянов, обязанных следить за ходом работ и вести полевые исследования. Представителям Дома Лайян очень повезло с работой, ведь это дарилианам предстояло лезть в джунгли за образцами, пока учёные и руководители сидели в тылах. Все штурмовики прекрасно знали о таком положении, но не завидовали тыловикам. Воинов Третьего Дома охватила лихорадка: дарилианы всегда были самыми энергичными из всех синтэров, но уже пять лет не участвовали в боях. Их «силушка» требовала выхода и могла выплеснуться лишь на обитателей планеты, поэтому учёные не ждали образцов, принесённых цельным куском, а альвэны-инструкторы вновь поучали штурмовиков:
- Мы понимаем вашу страсть к войне и разрухе, однако напомним указ старейшин, - пояснили они, выстроив вновь прибывших пред заправляемыми «Химерами». - Всякий, кто учинит насилие над аборигенами-эльфами, будет арестован и публично казнён, после первой стадии ассимиляции. Всякий, кто учинит геноцид хоббитов в обход «Политики Острых Ушей», будет проведён через строй. Всякий, кто посеет вражду меж синтэрами и иными племенами будет выдан представителям оных для расправы. Помните, что начало экспансии несёт строго исследовательский характер. Мы обязаны ознакомиться со всем, что наполняет этот уникальный мир, затем решить его судьбу. Мы не планируем военных действий в течение полугода, поэтому постарайтесь не подвести наших владык. Вольно! Разойтись! - скомандовали они, позволяя штурмовикам отдохнуть перед высадкой в лесу.
- Вот ведь хлыщ! - усмехнулась Лин, кивнув на комиссара-альвэна, чей рост превышал два метра. - Сидит тут в обнимку с гаечными ключами и думает, что его указы применимы к джунглям! - она легонько толкнула Киру в бок. - Что думаешь, ушастая?
- Думаю, нам придётся нелегко, - юная эльфийка поправила ремень винтовки. - Это не гладкая пустыня. Здесь целый мир-лабиринт из джунглей, болот и оврагов. Думаю, нам не стоит спешить, - она с придыханием взглянула на радужное небо.
- У нас оружие и спутниковая карта! - ЛинЧ одёрнула её. - Всё прочее – пустяк. Сейчас утро? - она взглянула на огромные часы, установленные над мобильным бункером в центре базы. - Солнце сядет через двадцать часов, значит у нас полно времени! Ну, что же вы, товарищи?! - дарилианка окликнула штурмовиков. - Добудем трофеи к прибытию лайянов или ждём отмашки наших альвэнов-пацифистов?!
- Похоже, что вы, сестра, горите энтузиазмом? Честь имею! - обратился к ней альвэн из отдела связи, куривший с рабочими, отдыхавшими после работы в бункере.
Откровенно говоря, этот синтэр не располагал к общению из-за резкого, немного картавого голоса, но в первую очередь отталкивал не тон, а его наряд. Он был одет в грязные брюки на подтяжках, заляпанные местной грязью сапоги и не носил рубашки. Такой наряд позволял рассмотреть странную татуировку, покрывавшую тело линиями с точками и квадратами, будто план-схема. Отдельного внимания заслуживали штрих коды, выбитые на плечах и груди, хотя понять их шифр не представлялось возможным.
- Во-первых, товарищ, - нахмурилась ЛинЧ, - во-вторых, не имею чести.
- Очень зря, - улыбнулся синтэр. - Меня зовут Эмиль-Весу Альвэн Дарилиан, а ваш благородный отец много рассказывал о напористости своей Лин. Вижу, что он был прав, - подметил синтэр, прищурив чуточку раскосые глаза.
- Мой отец? - удивилась дарилианка. - Не видела его уже лет пятьдесят, - призналась она, потирая косичку. - Приятно, что вы его повстречали, но что вам нужно, товарищ альвэн?
- Поступил приказ на снятие с текущего задания пары бойцов. Нам необходим опытный штурмовик, - пояснил эльф, прикусив папиросу, затем надел командирскую фуражку. - Я уверен, - продолжил он, после того, как ЛинЧ отсалютовала, - что вы особа неспособная заниматься охотой наэм-м-м… - протянул Эмиль, рассмотрев её амуницию.
- На бабочек… - буркнула синтэрка под нос.
- С автоматом на бабочек. Очень хорошо, - ухмыльнулся альвэн. - Могу я предложить вам охоту на свежий метеорит с миноискателем? Видите ли, у нас тут ситуация… - изрёк он, не дожидаясь встречного вопроса. - За неделю до начала работ по созданию этого лагеря наши спутники зафиксировали падение небесного тела. Три дня назад мы выслали команду поисковиков, и с тех пор от них нет никаких вестей. Ваша роль проста: найти их.
- Разве я могу отказаться? - удивилась ЛинЧ, ощущая искорку от музы приключений.
- Зная вашу резкую натуру, я предложу вам ряд привилегий в случае успеха, - посулил он, - скажем так, отмену ряда директив. Вы ведь слышали о наказаниях за погрешности?
- Я понимаю. Вы не обойдетесь без посторонней помощи и не желаете портить себе карьеру, запрашивая подкрепление? - осведомилась Лин, не желая ходить вокруг да около.
- Абсолютно верно, - согласился синтэр. - Место падения весьма опасно: там находятся дебри, болота, а под землёй есть залежи магнитной руды. Электроника даёт сбой в этом квадрате, но вы опытны и находчивы, а с вами отправится десяток моих подчинённых. Я уверен, что всё пройдёт гладко, ведь первый отряд мог заплутать без компаса и карты, или же утонул в болоте… вот ведь раззявы! - добавил он и тихо сплюнул. - Если вас терзают сомнения, я замечу, что мы выдадим вам сигнальные факела и оборудование, а над зоной будет пролетать по пять «Химер» в час, - продолжил альвэн. - Это будет лёгкой задачей. Итак, вы согласны примкнуть к нам? Мне созывать команду?
ЛинЧ согласилась участвовать в поисках альвэнов. Прочие штурмовики улетели на охоту, заявив, что она пожалеет и измажется по уши, но синтэрка лишь усмехнулась, ведь доверяла своему чутью. Ей казалось, что на болоте приключится нечто особое, вроде эпического поединка со спрутом-убийцей или же отстрела бешеных обезьян, укравших первую группу. Чтобы ни произошло, Лин хотела получить за это медаль, а быть может и орден. Она вообще обожала коллекционировать всевозможные регалии. Размышляя о славе и наградах, дарилианка вместе с Кирой познакомилась со спасателями, затем села в их «Химеру» и умчалась в сторону болот…

С высоты птичьего полёта зона падения выглядела как сплошная клоака: даже при близости горных хребтов, тропическое болото наступало на склоны, покрывая множество километров. Где-то в центре этого месива, под покровом огромных деревьев скрывалась воронка от небесного тела, и там же сгинул отряд Эмиля. Призадумавшись о причинах пропажи, Лин Чаран постукивала пальцами в обойму автомата. Несмотря на тревогу, она решила, что всё пройдёт гладко и одной из первых выскочила наружу, когда корабль приземлился на пустынном островке посреди топи. Очутившись на скользкой земле, синтэрка оглядела мир поверх мушки автомата, затем включила голографический браслет, высветивший снимок местности. Как и следовало ожидать, система навигации постоянно зависала, путая север с югом. Связь с базой тоже прерывалась, проходя сквозь помехи.
- Вот ведь засада, - пробормотала дарилианка, отключив устройство, затем обернулась к транспортнику, из которого выгружались альвэны.
Чтобы прочесать болота, эльфы запаслись шестами, баграми, верёвками, оружием, эхо-сонаром для определения глубины в заводях, а также дрессированными зверями.
Первейшими друзьями синтэров являлись пустынные собаки-альбиносы и троглодиты. Представители обоих видов являлись продуктом генной инженерии. Псы были наделены геном ускоренного роста и «штамповались» на конвейере. Их жизнь была коротка, а внешность напоминала помесь гиены и бультерьера с огромными ушами и языком. Щенки троглодитов рождались без пробирки, но нарушали все законы природы, напоминая гибрид льва и ящера. Столь дикий союз делал взрослых троглодитов аналогом боевой лошади, способной целиком проглотить врага или порвать передними лапами с когтями на трёхпалой кисти. Несмотря на хищную натуру, ящеры-химеры обладали интеллектом. Синтэры ценили их выше, чем собак, запрограммированных стать «разменной монетой» для хозяина, но на данный момент от зверей не требовалось жертвенных актов.
Выпустив их из клеток, эльфы посадили тварей на поводок, науськивая ищеек на запах вещей, принадлежавших пропавшим альвэнам. Кира Рана также участвовала в подготовке собак. За время полёта она познакомилась с одной из них и теперь играла в «потягушки», вырывая у сучки эльфийский сапог, а в ответ на рывки собака крутила головой и рычала, задорно махая хвостом и хлопая мясистыми ушами.
- Куси! Болька! Болька! Болька! - дразнила её эльфийка, называя по имени, пока не шлёпнулась, выдернув рваную обувь из собачьих клыков.
Она приземлилась задом в грязь, под угрюмые взгляды альвэнов, после чего Лин Чаран потянула её за руку и всучила повадок, чтобы не пришлось бегать за озорной собакой.
- Как ребёнок, в самом деле, - пробормотала дарилианка, отряхнув подругу. - У нас тут важная операция, а не детсад. Ты стрелок, а не кинолог, - добавила она, вернув Больку настоящему хозяину, после чего разговоры закончились и эльфы приступили к поискам.
Можно было бы долго описывать их блуждания по тропическому болоту среди зыбкой грязи и гула огромных комаров, но это вряд ли отразилось в последующих отчётах. Самое интересное началось, когда ищейки учуяли альвэнов и потащили отряд в непроглядные дебри. Поскольку день подходил к концу, под кронами деревьев уже царил ночной мрак, а всевозможные звери начинали поглядывать на гостей пылающими глазищами. Синтэры не боялись их урчания, однако большинство спасателей решило повернуть назад и только ЛинЧ тянула их вперёд. Она вручила поводок Больки Кире Ране, а сама включила ночную оптику шлема и готовилась прострелить любую из тварей, что прятались на вековых деревьях. К счастью для эльфов, местные звери побоялись нападать, и вскоре джунгли опустели, что крайне насторожило Лин. Синтэрка ждала неприятностей, поэтому первой заметила поваленные деревья и странную полосу в земле:
- Ну-ка смотрите… - она присела у борозды и, осветив её зелёным фонарём, подозвала альвэнов жестом. - Выглядит так, как будто здесь проехал бульдозер и протащил за собой огромное бревно. Вы посылали сюда наземную технику? - Лин Чаран оглянулась на главу спасателей, но он лишь покачал головой, сопя сквозь защитный шлем. - И это, по-вашему, след от падения метеорита? - продолжила она недовольным тоном.
- Мы здесь впервые, - заметил синтэр, коснувшись запёкшейся грязи. - Выглядит так…
- Как будто приземлился корабль, - перебила его ЛинЧ. - Вот, - она мелькнула светом, озарив сломанные стволы. - Пролом в кронах на лицо. Неужели вы проглядели, как на планету упал корабль?! - возмутилась эльфийка. - Быстро вызывайте подкрепление. Я хочу, чтобы вы связались с базой и «Титаном». Через полчаса здесь должен быть отряд штурмовиков, инквизиторы и комиссары! Ну?! - она толкнула радиста.
- Слишком сильные помехи… - изрёк альвэн, покрутив переключатель рации.
- Похоже, что кто-то врубил глушитель связи… вот ведь засада, - ЛинЧ стянула шлем, а остальные эльфы столпились вокруг неё, решая, что делать дальше. - Чуете? - спросила Лин, потянув носом. - Сырость отдаёт дымком, - пояснила она, тем, кто также стянул защитную маску. - Похоже, где-то здесь засели матросы с разбитого корабля. Предлагаю нагрянуть к ним на огонёк и скрутить всех до выяснения обстоятельств.
- Будет разумней послать за подкреплением, - напомнил ей глава альвэнов. - Мы ведь не профессиональные воины и не спецназ!
- По-моему, он прав, - согласилась Кира Рана, уставшая от блужданий по трясине.
- Но ведь у вас есть оружие и собаки, - ЛинЧ усмехнулась. - Если вы решитесь ползти до острова, чтобы вызывать подмогу, то утоните в темноте. А подавать сигнал ракетами не стоит: они лишь спугнут нашу добычу. Нужно бить, а потом разбираться.
- А с чего ты взяла, что мы будем атаковать? - предводитель альвэнов нахмурился.
- А с чего ты взял, что твой пацифизм поможет нам вылезти из этой дыры? Нет уж, товарищ! - она надела шлем. - Я готова поспорить, что те, кто упали сюда, убили ваших предшественников. Нужно отомстить. «Греафенсэ» им и автоматный штык в пузо!
- Нельзя объявлять «Греафенсэ» кому попало! Это слишком возвышенный термин мести, - погрозил ей пальцем глава спасателей. - Не играйся словами, глупая девочка.
- Я играюсь вот этим, - синтэрка хлопнула по своему автомату. - Ну, а вы? Струсили? Или мы одна команда? - ЛинЧ окинула взором притихших спасателей. - Значит, ни шагу назад! Если вы боитесь ночного леса, мы пойдём на запах дыма, узнаем, что произошло, убьём врагов и переночуем в их лагере, - она распрямилась и, подождав, пока альвэны встанут на ноги, зашагала вслед за Кирой, удерживавшей собаку на коротком повадке…

У синтэров было множество противников на просторах Упорядоченного, однако никто из них понятия не имел о расе и фракции врагов, затаившихся в дебрях. Откровенно говоря, миролюбивые альвэны до последнего верили, что инцидент на болоте обойдётся, однако разведка местности показала, что они заблуждались:
- Единый Творец, прими его бессмертную душу, - произнёс один из спасателей, когда щенок троглодита унюхал тело расстрелянного синтэра, гнившего на дне борозды.
Эта находка коренным образом переменила взгляды эльфов на потенциального врага. Дальше они шли, молча, и очень скоро выбрались к низине. Росшие вокруг впадины деревья полностью скрывали это место, поэтому никто из первой волны не мог разглядеть треугольный силуэт звёздного корабля. Судя по всему, в миг крушения он спланировал над джунглями, «проколол» лесной массив и, проехавшись на брюхе, свалился на дно огромного оврага. Его экипажу повезло: большинство из чужаков уцелело и разбило лагерь под боком у своей посудины. Они сидели тихо, как блеклые тени, жарили на костре какую-то тушку, говорили на неизвестном языке, и всё же затаившиеся эльфы сумели оценить обстановку. Синтэры подметили, что в лагере десять воинов с разной амуницией, и ещё трое перемещаются меж костром и шлюзом корабля. Потенциальный капитан сидел у огня, тем временем из его посудины доносились странные звуки.
- Люди, - прошипела под нос ЛинЧ, присмотревшись к ним. - Это не исследователи и не торгаши, - она оглянулась на Киру, прильнувшую к оптическому прицелу. - Похожи на наёмников, - добавила она, толкнув в бок предводителя спасателей, - видите тех амбалов? Они даже ночью не снимают экзоскелеты, а под боком тяжёлые пулемёты. Я бы сказала, что это берсерки, если бы знала, что перед нами войска Хаоса. Прочие люди – так… шелупонь, - подытожила она, прячась за земляным бугром, - десяток винтовок, пистолеты, мундиры. Этих вояк можно взять тёпленькими, если подождать пару часов. Я готова поспорить, что в стеклянных бутылках у них спирт, а значит… - предположила Лин, как вдруг со стороны лагеря раздались злые крики.
Вновь приподнявшись над бугром, Лин Чаран и прочие эльфы увидели, как смертные вытянули из шлюза синтэра в обрывках инженерного костюма. Подтащив связанного эльфа к огню, они некоторое время «беседовали» с ним, периодически лупцуя по голове. Вскоре к нему подошёл некто пожилой в костюме медика и ткнул иголкой в шею. Пока альвэн валялся в ногах у солдат, его родичи-спасатели решили атаковать и стали обходить лагерь с флангов. Эльфы крались вдоль земляного обрыва, люди били пленника по лицу, а тем временем Лин и треть отряда вышли на левый фланг, где обнаружили часового. Он поглядывал на «потеху» в низине и, громко бранясь, лупил комаров, вившихся над лысой головой, как вдруг позади него мелькнула тень с ножом. Это была ЛинЧ: она пырнула его под ребро, тихонько затащила под куст и добила врага без единого звука. Расправившись с солдатом, дарилианка вместе с альвэнами залегла на окраине. Подобная же картина приключилась на правом фланге, куда ушла Кира Рана и её группа прикрытия.
Настал черёд для атаки, и тут синтэров ждало потрясение: устав колотить пленника, один из врагов притащил из трюма цепную пилу «Мечта Колониста» и приноровился отрезать эльфу ноги. Поскольку избитый альвэн молчал, солдат замахнулся, как друг грянул выстрел, его голова разлетелась на куски, и пила шлёпнулась, едва не задев пленника. Это послужило сигналом к нападению: насмотревшись на зверства смертных, альвэны как с цепи сорвались. Они не располагали тяжёлым оружием, но ринулись в штыковую. Эльфы стреляли на ходу, а впереди них неслись псы и щенок троглодита. Именно собаки приняли на себя первый удар от испуганных людей: солдаты успели пристрелить пару псов, но ещё трое повисли на них, ломая кости мощными челюстями. Щенок также показал коготки: он пронёсся серой тенью под ногами у врагов, грызнул одного за голень, затем подпрыгнул и, ухватившись лапами, повис на втором. При виде этого, стоявший рядом солдат выстрелил из пистолета по твари, но попал в её жертву. Троглодит тут же сиганул на него, цапнув за лицо, и вместе они повалились на землю. Через миг лучемёты альвэнов накрыли огнём отстреливавшихся людей, и большинство из них погибло. Кое-кто успел скрыться за огромным бревном у костра, но больше всего проблем эльфам доставили тяжёлые пехотинцы, ведь их броня располагала щитами, аналогичными силовому полю «средних штурмовиков». Удерживая рокочущие пулемёты одной рукой, они потеснили синтэров и накрыли огнём двоих из нападавших. Увидев такой порот событий, Лин Чаран выстрелила из подствольного гранатомёта в мягкую почву под ногами несокрушимого воина. Расчёт был на то, что граната не детонирует, разбившись о поле, а рванёт через пять секунд, когда разъярённый человек сам шагнёт на взрыв. Так и произошло. Когда хлопок разворотил одного из пехотинцев, на втором повисли собаки, троглодит и четыре эльфа. Вместе они захватили врага «тёпленьким», несмотря на экзоскелет: врождённый дар творить руками помог альвэнам прикосновением волшебных дланей расплавить суставы костюма, после чего воин обратился живым истуканом. На этом моменте победители решили, что битва окончена, ведь они прижали к земле струсивших людей, приставив ножи к их глоткам. Враги не сопротивлялись, увидев, что начальство сдалось: их капитан капитулировал, когда на него уселась рычащая Болька и осторожно взялась зубами за кадык. В это же время к месту драки подошла Кира Рана и остальные. Оценив обстановку, синтэры занялись пленником.
- Единый Творец… - ныл он, пуская алые слюни. - Мои зубы! - эльф схватился за лицо, как только ему развязали руки. - Я обещал себя беречь. Жена меня убьёт! - простонал альвэн, завалившись на бок.
- Однако! - усмехнулась ЛинЧ, одной левой выдернув урчащую пилу из грязи. - Я бы на твоём месте боялась не жены, а этой штуки! - она продемонстрировала ему «Мечту Колониста», после чего альвэн вдруг упал в обморок.
Пока синтэры приводили его в чувства, командир спасателей подошёл к шлюзу корабля вместе с двумя синтэрами, заглянул внутрь и тут грянул выстрел пистолета.
- Ай, блин!!! - разорался предводитель, выкатившись наружу. - Он меня прострелил!
Секундой позже эльф шлёпнулся на землю, зажимая внешнюю часть бедра, а к нему подскочила ЛинЧ со своим автоматом. Прежде чем задавать вопросы, она разрядила пол обоймы в темень корабельного трюма, затем оттянула раненого в сторону, слушая, как внутри гремят ответные выстрелы. Через миг наступило «затишье», наполненное гулкой руганью, доносившейся из корабля.
- Да что там такое?! - не выдержала Лин Чаран.
- Там проклятущий медик засел! - прошипел раненый эльф.
- Он что, один? - удивилась дарилианка. - Один?! - переспросила она и, сунув автомат Кире, активировала щит на полную мощь, затем с криком: «А-а-а!!!» ворвалась в трюм.
Она исчезла в потёмках, прогремело ещё несколько выстрелов, разразилась суета, гром, треск и хруст стекла, затем наружу выкатился медик с шестизарядным пистолетом. Его сорок пятый калибр не смог навредить ЛинЧ, но эльфийка была злой, как бес:
- Пошел вон!!! - орала дарилианка, лупцуя врага сапогами, а как только он попытался схватить оружие, Лин Чаран притопнула, сломав ему кисть, и на этом бой за низину был окончен. - Я думаю, это моё… - изрекла она, подняв чужой пистолет.
- Живее внутрь! - глава спасателей одёрнул своих подчиненных. - Проверьте там всё!
Он остался сидеть, занявшись раной, пока альвэны залезли в корабль и через пару минут стоявшие над пленниками эльфы услышали их вопли:
- Они мертвы!!! - завопил синтэр, выбравшись наружу, и сдёрнул с лица маску. - Они замучили их до смерти!!! Всю группу! - он дважды ткнул пальцем на шлюз и тут уж все, кроме надзирателей изъявили желание осмотреть корабль.
ЛинЧ строго-настрого запретила Кире приближаться к трюму, затем осмотрела тела эльфов. Она повидала всякие зверства на войнах, поэтому лик мёртвых альвэнов ничуть её не задел. И в самом деле, что могли придумать солдаты, кроме как забить их до смерти, отрезать кое-кому длинный нос или же прострелить живот, чтобы умирал подольше?
- Вот ведь звери, - изрекла она, выбравшись наружу, и тут же увидела, как один из пацифистов с криком: «Ненавижу!» вырывает кишки пехотинцу в экзоскелете.
Дарилианка спешно отвела оторопевшую подругу в сторонку, прижав её противогазом к своему бронежилету, чтобы она не увидела кульминацию потрошения. Сама же ЛинЧ отнеслась к этому спокойно, ведь знала, что мягкосердечные альвэны были ущербны: они умели лишь любить и ненавидеть, поэтому не стоило мешать им, изливать свои чувства. Единственными, за кого вступилась Лин, оказались два труса, покусанный командир и доктор, которого она объявила своим пленником. Синтэрка не испытывала жалости к чужакам, но, в отличие от вспыльчивых альвэнов, она не забыла, что пленных полагается допросить. Этим пришлось заняться ей, ведь командир отряда был простым инженером, а прочие могли угробить захваченных людей. Пока наиболее добрые из числа альвэнов стерегли пленников, Лин попыталась разговорить их, включив микрофон на своём браслете. К сожалению, простые солдаты говорили на неизвестном ей наречии, и только командир с плешивым доктором изъяснялись на всеобщем языке: первый не мог внятно говорить после укусов, а второй был «гордой птицей». На первых порах дарилианка пыталась вразумить его, но тут спасённый альвэн начал орать, что врач – главный изувер в этой банде: именно он резал носы, жёг глаза, рубил чресла и при этом молился богу.
- Это правда? - обратилась эльфийка к злодею на всеобщем языке.
- Вздор! - доктор задрал свой острый нос. - Я – человек науки! Зачем мне такое?!
- Врёт! - не унимался бывший пленник. - У него на груди медальон с заклятьем Хаоса! Он изувер, содомит и маньяк! Убейте его! И проверьте! А лучше порежьте!
- Можно подумать, мы здесь на очной ставке! - огрызнулась ЛинЧ. - Ты бы лучше силы поберёг, товарищ! Ну а вы… сударь? - нахмурилась она, переходя на всеобщий.
- Послушайте меня, молодой человек, - возмутился доктор. - Вы, конечно, хорошо сражаетесь, но ничего не понимаете!
- Во-первых, не человек, а синтэрка, - ЛинЧ на показ стянула свой шлем-маску, - во-вторых… - она выдержала паузу. - Ты всерьёз думаешь, что словами спасёшь свою шкуру? - дарилианка усмехнулась, поигрывая трофейным пистолетом.
- Давайте вы арестуете своего болтливого друга, и мы поговорим, как цивилизованные люди, - предложил медик, потирая сломанную руку, в ответ на что, эльфы расхохотались, а избитый людьми альвэн вдруг помрачнел лицом.
- А ты шутник, профэссор, - подметила Лин Чаран с грубым акцентом, - быть может, пошутишь дальше, и обоснуешь свой бред? - предложила она, а тем временем Болька уселась напротив избитого эльфа и стала потихоньку рычать.
- Послушайте… сантирка… - врач попытался объясниться. - Нас было двадцать пять человек на скоростном корабле «Разведчик». Экипаж из гардемаринов, три офицера, пять тяжёлых пехотинцев и двое штатских. Вы строите из себя умную, а теперь скажите, мне, дураку, как в космосе с герметичного корабля может пропасть половина экипажа? Нет, стойте! - он задрал подбородок. - Я объяснюсь! - спохватился медик, решив, что его сейчас и впрямь убьют. - Наша миссия была выдана «Полисом». Вы ведь знаете, что такое «Полис»? Нам поручили проследить за формированием больших и малых кораблей в этой солнечной системе…
- Каким ещё формированием? - ЛинЧ нахмурилась, предвкушая очередную засаду.
- Первая планета от солнца. Эта - третья. Вы же в курсе? - он натянуто улыбнулся. - В тени второй планеты мы нашли боевой флот. Его нельзя так просто обнаружить из-за солнечных ветров. Но мы преуспели, произвели замеры и собрались покинуть этот сектор. Наш корабль оснащён системой невидимости. Понимаете? Мы могли бы уйти, но внезапно капитан решил приземлиться на этой планете. Решение – бред. Ну, кому нужна посадка в этой дыре? Так мы подумали, - врач придвинулся поближе к эльфийке, - но нас обманули… - прошептал он ей на ухо. - Среди нас был чужак. Он убивал нас одного за другим, а тела пожирал. Мы думали, что избавились от него, когда «Разведчик» потерпел крушение, затем на нас напали ваши, между прочим, бойцы. Мы победили их. Вы уж извините нас, - добавил медик срывающимся голосом, - а потом наш негласный лидер лично пытал пленных. Мы даже не поняли, как это произошло, но он… вернее оно. Оно заняло его место. А затем им стал он, - доктор кивнул в сторону рычащей псины.
- И долго вы ещё будите бредить, уважаемый? - перебил их разговор спасённый альвэн. - Даже идиоту ясно, что он врёт! Почему бы вам не скрутить его и не сдать комиссарам? Пусть они разбираются! А мне бы в наш госпиталь. Зубы лечить… - добавил он жалобно.
- Знаешь что, товарищ… - ЛинЧ неспешно оглянулась на избитого эльфа и подняла оружие. - Я была на вашей базе, но что-то не заметила там госпиталя…
В следующий миг случилось невероятное: сидевший на земле альвэн вдруг дёрнулся и ткнул удлинившимися руками в животы ближайших синтэров. В тот же миг стало ясно, что у спасённого пленника вместо кистей отросло нечто, вроде лезвий. Сражённые ими шлёпнулись на спину, теряя кровь, затем альвэн распрямился, сшиб ещё одного эльфа и на ходу преобразился. Он увеличил свой рост до трёх метров, из-за его спины появилось ещё четыре руки с когтями-жалами, глаза стали зелёными, затем из черепа прорезались рога.
- Демон!!! - воскликнул один из перворождённых и угадил на удар кривой ногой.
Через секунду разразилась драка: синтэры впадали в ярость при виде тварей Хаоса, и сразу же бросились на врага. Собаки также не отставали, но гадина оказалась быстрее всех: она разметала альвэнов, опрокинула Киру Рану, получив выстрел из её винтовки, затем отбросила ЛинЧ и, схватив врача, укусила его за сломанную руку. Через миг в спину твари ударило несколько вспышек от лучемётов. Выронив человека, демон-перевёртыш припал на колено, затем Лин Чаран разрядила в него свой автомат. Враг завалился на бок, а эльфы били его ногами, пока не растоптали, будто соплю, и только после этого вспомнили о пострадавших. К сожалению, раны в живот задели брюшные артерии, и двое скончалось на месте, а доктора ждало ещё одно «маленькое» испытание:
- Покажи-ка мне свою руку, - предложила ему ЛинЧ и, увидев, как по его коже расползаются багровые пятна, кивнула синтэру, чтобы он принёс ей людской тесак для расчистки леса, и отрубила прокушенную конечность по самое плечо.
- Это яд демона-паразита из гиблых миров у Грани, чьё веянье сделало кровь и тела живых существ рабами Хаоса. Тебе повезло, что ты сохранил свободу! - пояснила она, пока альвэны любезно прижгли культю доктора, затем настал черёд убитой твари.
Альвэны сожгли демона вместе с телами людей и стали совещаться, как быть дальше. Поскольку враг укусил лишь одного из смертных, перворождённые решили, что ему не удастся возродиться. Для подстраховки они упаковали пленников в трофейные мешки, как опасный материал, затем подали сигнал «Химерам». По прибытии на место падения из транспортных кораблей высадилось подкрепление и военные следователи. После этого поисковой отряд вернулся на базу с добычей и подробными новостями о происшествии.

- Итак? - осведомилась Лин, сев напротив Эмиля, пившего утренний чай в бункере.
- «Химеры» с вашими пленниками отправились на промежуточную станцию, там их обработают и допросят, как полагается, - ответил синтэр, поигрывая ложечкой.
- Я в курсе, товарищ командир, - она кивнула, недобро поглядывая на собеседника.
- Так чего же вы хотите? Медаль из ящика? - Эмиль-Весу фальшиво удивился.
- Почему вы солгали? - нахмурилась ЛинЧ. - Я не оператор радара, но даже слепой отличит траекторию падения метеорита от дуги, которую закладывает подбитый корабль. Вам ведь доложили, что на его обшивке есть следы от оружия? Нашего оружия.
- Дорога моя Лин, - вздохнул синтэр, - вы хороший солдат, но никудышный политик.
- Зато я на раз ломаю носы и люблю получать ответы! - дарилианка подмигнула.
- Это угроза? - осведомился командир, не меняя добренького лица.
- Просто цитата из моего личного дела, - пояснила она, постукивая пальцами о стол. - А вы – молодец, - добавила ЛинЧ, - знали ведь, что я сгоряча перебью всех, кто пережил падение и даже захвачу пару трофеев для комиссариата. Мой последний вопрос: зачем?
- Неужели вы думаете, что мы можем допустить присутствие людей в ключевом мире? - Эмиль развел руками. - На этой земле можно водрузить лишь одно знамя. Смертные это слишком алчная масса, чтобы упустить планету набитую органикой и ресурсами. Я готов поспорить, что они могли бы призвать сюда одну из своих «великих» держав-колонистов. Этот корабль выполнил свою миссию, передал нам данные о месте скопления вражеской флотилии, затем перешёл дозволенную черту. Мы его сбили, чтобы не разнюхивал почем зря. Что ещё вы хотите услышать?
- Они сказали, что работают на «Полис», но на тот момент ими руководил перевёртыш. Аморфная тварь, - подметила Лин. - Надеюсь, вы упомянули об этом в рапорте?
- Несомненно, - кивнул альвэн, - у вас тоже будет возможность дать показания по этому делу. А что до «Полиса», то в нём полно ваших шпионов. Полагаю, вы удовлетворены?
- В следующий раз, когда будите выносить свою грязь чужими руками, потрудитесь не лгать. Это существенно упростит любое дело! - предложила ему ЛинЧ на полном серьёзе. - А теперь прошу прощения, товарищ командир, у меня нет времени на болтовню. Охота не ждёт, - она привстала и, «случайно» опрокинув термос с чаем, зашагала прочь.

Следующая высадка в джунглях была начисто лишена интриги и большой политики: Лин Чаран и Кире Ране предстояло изловить мелюзгу, описанную в их листе. Чтобы охота прошла без осложнений, они выспались, взяли контейнеры и вооружились для захвата живых образцов. Больше всего на свете, ЛинЧ не хотелось лезть в дебри с сачком на бабочек, но, по крайней мере, ей не запрещали брать с собой автомат и лучевое оружие. На них была вся надежда: Лин всерьез рассчитывала усыпить транквилизатором большую кошку, вроде пантеры, или изрешетить её, а череп забрать себе для коллекции. Ей очень нравились такие вещи, а вот Кира Рана не разделяла жестоких взглядов подруги: юная эльфийка была без ума от зверушек и шанс поохотиться с Болькой на поводке, казался ей лучшей наградой. Она пребывала в отменном настроении и шла чуть впереди, удерживая псину. Лин Чаран старалась не отставать, периодически метясь ружьём для дротиков с подствольным гранатомётом. Сохраняя дистанцию, эльфийки углубились в западном направлении от базы. К счастью для них, навигационные приборы работали отменно, позволяя увидеть себя при помощи спутников. На этот момент вечные странники успели вывести на орбиту около пятидесяти наблюдателей, поэтому любой из исследователей мог «осмотреться» в порядке очереди. К сожалению, спутники не покрывали весь материк, а часть квадратов была закрыта кодом доступа. У Лин на этот счёт имелось особое мнение:
- Разведчики опять норовят нас опрокинуть! - изрекла она на третий час их блужданий по джунглям. - Я готова поспорить, что засекреченные квадраты скрывают цивилизацию. Согласись Кир, было бы гораздо занятнее шпионить за местными аборигенами, чем ломать ноги по чащобе… - она вздохнула и, поправив ремень автомата, зашагала на запад.
Некоторое время они шли, молча, затем Кира Рана с интересом ловила жуков, сажая их в банку с помощью пинцета. В качестве лучшего трофея им попался удав, правда, забрать его не представлялось возможным из-за размеров. Эту тварь пришлось нашпиговать дротиками, примотать к голове радио-маячок и оставить на произвол судьбы. Расчёт был таков, что змею подберут пилоты «Химеры», но они были слишком заняты. Отсутствие свободного транспортника ничуть не расстраивало синтэрок: у них оставалось десять часов до захода солнца, и местные дебри были нечета тёмным болотам. Редколесье, близость реки и просветы в кронах позволяли легко продвигаться вперёд. Когда настало время привала, Кира Рана отлучилась вместе собакой в сторону зарослей, и тут Лин Чаран ждал небольшой сюрприз.
- Смотри, что я нашла! - воскликнула подруга, вернувшись со стрелой в руках.
- Мой новый пистолет покруче будет! - отмахнулась ЛинЧ поигрывая трофеем и тут же спохватилась. - Где ты её взяла?! - она подскочила, и Кира тут же повела её сквозь кусты.
Чуть позже они вышли на неприметную прогалину, где имелось кострище, шалаш и самодельная «кладовка», вырытая в земляном бугорке. Внутри схрона было пусто, как и в ночлежке. Зола костра успела обратиться грязью от дождя, хозяева этого места оставались загадкой, но всё равно подруги обнаружили великолепный объект для изучения.
- Вот она… цивилизация! - выдохнула Лин сквозь шлем. - Жаль, ванной и туалета нет. А в целом ничего. Простенько и со вкусом! - пошутила она, заглянув в шалаш, затем спрятала радио-маячок, чтобы команда исследователей могла осмотреть важную находку.
- Что дальше? - поинтересовалась Кира, натянув поводок, чтобы псина не убежала.
- Похоже, что хозяева забросили ночлежку, - предположила ЛинЧ, ковыряя кострище огромным ножом. - Вряд ли их напугал рёв «Химер». Мы слишком далеко от базы. Ёлки-палки! - воскликнула она, кивнув со злостью. - Я надеялась получить орден, как первый ловец эльфов в этом мире! - призналась дарилианка. - Ты слышала об особой награде для исследователя, захватившего первый образец эльфа-аборигена? Это самый престижный орден из всех, что я видела в каталоге! Ему самое место на моём мундире!
- Лучше оставь эту затею, - посоветовала ей подруга. - Здесь сотня разведчиков. Через неделю их будет ещё больше, а за месяц на планете отстроят лагерь и разместят гарнизон, - она села рядом с собакой, таращившейся на облака и погладила её уши. - Каковы шансы, что ты поймаешь аборигена раньше остальных?
- Не умничай! - погрозила ей пальцем Лин.
- Я лишь вызываю к логике, - пояснила эльфийка, стараясь успокоить рычащую собаку.
В этот момент позади них раздался лёгкий шорох. Болька отреагировала первой. Если бы не Кира, то псина умчалась в дебри, поэтому она оттянула её к кустам и спряталась, вместе с ЛинЧ, подстерегая хозяев. Сидя в засаде, собака затихла наравне с подругами. В этом была заслуга юной эльфийки, ведь она умела обращаться с животными. Пока она держала руку на голове Больки, Лин Чаран тихонько проверила духовое ружьё и зарядила свой новый пистолет трофейными пулями, в которых находились «жучки». Они могли пометить жертву и привести к ней, в случае бегства, поэтому синтэрка твёрдо верила, что не упустит свою добычу. ЛинЧ уже приготовилась стрелять по кустам, как вдруг из них выглянула огромная ящерица с крысой в зубах и, оглядевшись по сторонам, убежала.
- Вот ведь собака, - Лин тихо выругалась, встала, затем оглянулась и остолбенела.

¬

Позади неё стоял абориген. Он был ниже ростом, поэтому скрывался в редких зарослях, однако ЛинЧ хватило беглого взгляда, чтобы распознать в нём рыбака, ведь чужак держал снасть и корзину. Его одежда ограничивалась серыми штанами, а вот лицо оказалось гораздо занятнее: длинные уши аборигена опустились вниз от испуга, фиолетовые глаза расширились, черты лица выглядели нелепо, как и прическа дикаря. Судя по всему, эльф удивился не меньше синтэрок с их жуткими шлемами и принял за демонов. Он попятился, и прежде чем Лин выстрелила из ружья, синтэра получила рыбиной по голове. Шлепок гигантским лещом опрокинул низкорослую Киру, затем абориген отбил ногой собаку и стал ретироваться, а ЛинЧ выстрелила ему в плечо из пистолета. Ранка от «жучка» была не существенна, однако жгла не хуже соли, поэтому дикарь разразился воплем и с невероятной скоростью бросился сквозь кусты.
- За ним!!! - рявкнула Лин Чаран и побежала следом, не обращая внимания на Киру.
Шагов через двадцать, она споткнулась о корень, затем её опрокинула собака и сверху шлёпнулась подруга, а вот дикарь всё бежал и бежал, прыгая через стволы и ветки, будто спортсмен на чемпионате. Секунд через пять он затерялся в лесу и даже орать перестал…
- Ну, ничего себе! - ЛинЧ взглянула на голографическую карту, где по спутниковому снимку неслась алая точка от «жучка». - Ты за сколько стометровку сдаёшь?! - обратилась она к подруге, но Кира Рана предпочла смолчать. - Что за мерзавец?! Не мог подождать, пока я надену беговые тапки! - сострила дарилианка и помогла подруге подняться с земли.
- Вот и всё! - некоторое время спустя, Лин ткнула пальцем в метку «жучка». - Выдохся рыбак! Всего-то триста метров! - она дёрнула затвор автомата и пошла, глядя на карту.
- Стой! - окликнула её Кира. - Тебе не кажется, что это уже слишком? - она указала на оружие. - Ты собралась его убить?! - возмутилась юная эльфийка.
- Догоню и тюкну прикладом в темечко! - ЛинЧ усмехнулась, на что её подруга лишь недобро засопела респиратором своей маски. - Да успокойся ты! - дарилианка обернулась, догадавшись, о чём думает Кира Рана. - Куда ему от нас бежать? Мы догоним, на раз! Вспомни о том, что он первый треснул тебя лещом!
- Ты ничего не понимаешь! - обиделась она. - Ты напугала его! Зачем было стрелять?!
- Да он же первый в драку полез! - заявила Лин. - И вообще, хватит болтать! Ты видела, какие у него уши? Он явно слышит нас не хуже зверей! Так что режим молчания и вперёд. Догоним этого спринтера, пока он не отдышался…
Поскольку эльф передвигался, они вышли на него через час блужданий по джунглям. На стороне синтэрок была высокая технология, средства защиты и оружие, однако они не учли, что абориген уходил от погони на своей территории. Он знал там каждый овраг и, услышав, что за ним идут демоны с ужасным зверем на верёвочке тут же забирался в непролазные дебри или же перебирался на другую сторону пропасти. Дикарь не знал, что в ране засел крошечный «стукач» и вёл себя так, будто контролировал ситуацию. Со стороны могло бы показаться, что он проявляет интерес к чужакам, но Лин считала иначе:
- Трус худосочный! Ну, ничего, не уйдёшь, - приговаривала она, наблюдая за картой. - Думаю, он догадался, что его чует наша собачка, а значит, он попытается её убить. Ну, что я говорила? - изрекла ЛинЧ, когда отметка стала двигаться в их направлении, как бы «приглашая» продолжить беготню. - Он идёт к нам в руки! Устроим на него засаду!
- Ни за что!!! - воскликнула Кира. - Я не стану подставлять мою Больку!
- Да ладно тебе! - успокоила её синтэрка. - У него даже копья нет. Что он нам сделает?
Она получила ответ через час, когда начало смеркаться, а сидевшая на привязи собака зарычала в унисон с вибрацией браслета. Прячась в кустах, Лин хорошо видела опушку, где они оставили псину, но абориген был незаметен в джунглях. Ни оптика, ни карта, ни датчик движения не смогли выявить его, а между тем он сидел на дереве с луком.
- Мать твою!!! - воскликнула ЛинЧ, когда в её шлем ударила стрела.
Это попадание не причинило вреда, но взбесило настолько, что дарилианка подскочила и несколько секунд палила над головой из автомата. О том, чтобы подстрелить эльфа дротиком не могло быть и речи, ведь он удрал, испугавшись грохота, зато Болька осталась цела. Кира обрадовалась такому исходу событий, чем немало рассердила подругу, затем осадила её гнев на словах и пообещала, что в следующий раз не промажет.
После вечернего инцидента синтэрки вышли на связь, объяснив стрельбу встречей с крокодилом, затем дождались «Химеры» и вернулись на базу, сдав капсулы с жуками и прочими тварями, собранными в лесу. Занявшись отчётом о проделанной работе, ЛинЧ, с присущей ей «мудростью», не упомянула о дикаре. Она желала поймать его раньше всех и обменять на орден. В тоже время среди воинов шли беседы на схожую тему, но никто из охотников не нашёл ни малейшего намёка на присутствие дикарей. Таким образом, Лин решила, что не могло быть и речи о запросе особых средств для охоты. Сверх того, заказы на амуницию теперь оформлялись через Эмиля-Весу, которому доверили обязанности распределителя поручений и завхоза. Судя по тому, как Эмиль вёл дела, получалось, что он сам рассчитывал заслужить престижный орден и всеми силами пресекал возможность охоты на первого эльфа. Всё это подтолкнуло дарилианку к идее того, что охота на дикаря – личный вызов, посланный самой судьбой. Вот с такими мыслями она засыпала на койке в бункере и всё смотрела на свою карту в голографическом браслете, где дремала точка «жучка», затем выключила её и сунула прибор под подушку.
- Спи-спи, хитрый абориген, - пробормотала дарилианка, - завтра тебе понадобится много сил, чтобы не сломаться на пробежке…

Лин не утратила веры успех, поэтому уклонилась от миссии по защите отряда геологов и взяла задание на охоту, затем снабдила Киру Рану новой винтовкой. Цифровой прицел, датчик движения и самый лучший транквилизатор в дротиках не должны были оставить ни единого шанса дикарю, но он сумел преподнести им сюрприз.
Как только «Химера» начала снижаться, Лин удивилась близости сигнала, исходящего от датчика, но виду не подала. Высадившись на опушке, она тут же стала озираться по сторонам и в первую очередь осмотрела деревья. Приметив на одном из них громадный домик-гнездо, ЛинЧ догадалась, что сигнал идёт оттуда и, дождавшись пока Кира с Болькой вылезут из транспортника, достала клеть, где пускал слюни щенок троглодита. Этот гад был самым настырным в выводке при бункере, поэтому лучше всех подходил для травли древолазов. Зверь пока ещё не знал, как пахнет его добыча, но Лин не унывала: дарилианка помахала рукой пилотам, чтобы они летели восвояси, дождалась, пока их корабль покинет лесную плешь, и обернулась к гнезду.
- Он что, до сих пор там прячется? - удивилась ЛинЧ и открыла клеть. - Взять! Наверх! Куси! Держи! - скомандовала она, и тварь послушно бросилась к дереву.
Забравшись на него, троглодит юркнул в гнездо, порычал, пошумел, но ничего не произошло, и вскоре он высунул голову, раскрыв зубастую пасть.
- Да что такое?! - рассердилась Лин и, будучи слишком тяжёлой для разведки наверху, попросила Киру подняться в гнездо.
Ботинки «лёгкого штурмовика» обладали шипами и отлично подходили для подъёма. Вскарабкавшись по лианам и сучкам, напоминавшим лесенку, эльфийка забралась в схрон из веток. Осветив его фонариком, она обнаружила кусок коры, установленный, как стол. Поверх него лежал железный нож и свежий листик, на котором блестела заноза «жучка».
- Вот ведь хитрец! Кыш! - скомандовала она, потеснив троглодита от «окошка». - Лин! - она окликнула подругу. - Он обманул тебя! Вырезал датчик! Как он догадался?!
С этими словами Кира Рана спустилась вниз, показав дарилианке находку. Пока они обсуждали план действий Болька со щенком стали рычать. Оглянувшись, подруги сразу притихли, ведь их беглец преспокойно стоял на возвышенности, скрестив руки на груди. Судя по всему, он давно наблюдал за незваными гостями и не питал к ним дружеских чувств. От такой наглости ЛинЧ сделала динамик своего шлема погромче и крикнула, привлекая внимание к себе:
- Что ты задумал?! - рявкнула она, а эльф крикнул то же самое и, спрыгнув за бугор, скрылся в зарослях. - Он решил поиграть? - Лин сунула под нос троглодиту «жучок», затем пустила его вперёд и побежала следом, призывая Киру жестом руки.
Выследить аборигена с двумя гончими было не так уж трудно, но проблема была в том, что он сам позволил взять след. Его коварство стало очевидным, когда подруга Лин вдруг вскрикнула и на полном ходу угодила в яму-ловушку. Она лишь чудом не поранилась о колья на дне старой, замшелой ямы, а как только Лин попыталась вытащить её, беглец объявился на дереве и принялся метко швырять камнями. На этот раз его не испугал автомат, а вот зубы троглодита вынудили дикаря сбежать. Наконец, вытащив Киру из ловушки, Лин Чаран поклялась, что набьёт дикарю морду, прежде чем загонит дротик в его зад. Эта уверенность придала сил для нового витка погони, в ходе которой эльфийки чуть не утонули в трясине. И вновь абориген был тут как тут: следил за ними, но боялся подойти. Как только они выбрались, дикарь вновь продолжил свою игру.
Полдня синтэрки гонялись за ним, избегая всевозможных опасностей, и тогда беглец придумал особо злую шутку: он замедлился ближе к вечеру, а когда подруги решили, что победа близка, они с разгону вылетели на очередную стоянку. На этот раз их встречали совсем другие аборигены. Подруги обрадовались, увидев острые уши, затем пригляделись и поняли, что угодили на обед, потому что их окружали дикие орки в масках из коры. Никто из вечных странников понятия не имел, что на планете обитает племя серокожих, поэтому Лин Чаран и Кира Рана стали пионерами, а заодно и первыми убийцами. Они лишь защищались, но орков совсем не испугал автомат: воины, как бешенные, ринулись на чужаков, размахивая железным оружием, и полегли все до одного. ЛинЧ стоило отдать должное за такую бойню: она практически в одиночку уложила весь лагерь. Поначалу, дарилианка била по громилам-самцам, а как только из нор вылезли кровожадные самки, пришлось накормить их свинцом. Эта жестокость была вполне уместной, ведь Лин слишком хорошо знала расу орков: будь то дикарь с копьём или же космический пират с бластером, орки всегда дрались до последнего и без скидок на возраст и пол. Нападки их мелких выродков стали лишним подтверждением, но Лин Чаран без церемоний прибила их прикладом, затем огляделась по сторонам, переводя дух.
- Какой кошмар! - только и смогла произнести Кира Рана, усевшись на грязную землю.
- А чего ты хотела? - кивнула ей подруга. - Мы здесь, как на войне! - она стала рядом и включила силовой щит, опасаясь, что абориген может выстрелить из лука. - Насколько я понимаю, - продолжила Лин после длительной паузы, - мы угодили в охотничий лагерь. Давай убираться отсюда, пока на шум ни прибежали жлобы с племенной стоянки!
И вновь им пришлось улететь, несолоно хлебавши, если не считать орчей крови, забрызгавшей их с головы до ног. Отчёт по поводу бойни занял десять листов и остаток ночи. Принимал его сам Эмиль-Весу, не упустивший возможности напомнить Лин о её манерах. В конце концов, он согласился замять инцидент в обмен на встречные услуги. В качестве первой, Эмиль предложил Лин сопроводить его подчинённых к месту расстрела. Несмотря на то, что синтэры знали всё о физиологии орков, их интерес к дикарям был огромен, по причине их иммунитета к ауре Хаоса. Лин прекрасно понимала важность исследовательской миссии, но вновь предпочла умолчать о хитром эльфе.

Вопрос поимки беглеца злил её всё сильнее, и на следующий день дарилианка решила пренебречь конспирацией. Играя ва-банк, она взяла самые лучшие приспособления для охоты на двуногую тварь, щенка химерной ящерицы и две пары псов, чтобы они помогали её троглодиту и Больке. Управиться со всеми было бы непросто, зато полноценная свора могла бы по всем законам охоты выгнать беглеца на выстрел дротиком.
Показав ученым Дома Лайян лагерь орков, Лин Чаран стала выгружать из «Химеры» ящики с научным скарбом. В нём скрывались её инструменты, включавшие: тепловизор, клетки с загонщиками и летающего робота-шпиона. Этот инструмент обладал «дисковым двигателем», позволявшим летать в магнитных полях планеты. Несмотря на сложную конструкцию, он был размером с мяч, мог развивать большую скорость и улавливать органику при помощи сканера. В качестве образца для охоты Лин загрузила в него «жучок», сохранивший на себе кровь аборигена. Этого хватало для слежки, но сперва он должен был попасть в зону видимости робота. ЛинЧ совсем не беспокоилась об этом, ведь нутром чуяла, что остроухий подлец где-то рядом: следит исподтишка и думает, как бы сотворить ещё одну гадость.
Её догадки подтвердились, как только учёные затолкали вонючих орков в пластиковые мешки и умчались на базу, оставив Лин и Киру «охотиться на обезьян». В этот момент абориген вновь позволил заметить себя и опять начал играться, уводя синтэрок навстречу ловушкам. Он хорошо подготовился: прыгая по деревьям, дикарь провёл их через топь и сгубил двух псов в быстрой речке, но теперь это была совсем другая охота, ведь за ним летел робот и норовил ударить током, сбив с дерева. Треск шокера был меньшей из проблем эльфа, ведь ЛинЧ била по нему дротиками, а свора не давала слезть вниз.
Под конец этой беготни затравленный абориген всё же спрыгнул на землю и понёсся по руслу пересохшей реки. Скорость была запредельной, но охотницы не отставали, ожидая, что собаки окружат добычу. Внезапно дикарь юркнул в щель меж глыбами, стоявшими в русле, парочка шустрых псов протиснулись следом, затем раздался возглас, крик, собачий визг и шум боя. Услышав это, Кира Рана испугалась не на шутку, но Лин Чаран сказала: «прорвёмся!», подозвала отставших троглодитов и стала обходить камни с фланга. В качестве оружия она избрала лучемёт, а подруга взяла пистолет и поводки, на которых болтался весь зверинец, включая её любимицу Больку. Вместе с роботом-ищейкой они обошли полумесяц валунов, и тут их ждал сюрприз:
- Ого! - воскликнула Лин, увидев, что её собаки убиты маленькими копьями и лежат в обнимку с трупами дикарей, а беглеца поймала шайка голозадых карапузов.
Это были хоббиты, но совсем не те, которых рисовали в рекламе изобильных стран и фермерских угодий, а дикие, зубастые аборигены. Их тела покрывала глиняная краска, а из оружия осталось лишь дубьё с острыми железками. Двое из них лежали при смерти в грязи; ещё пара старалась скрутить эльфа и вырвать из его рук кинжал; третий махал над ними пращей, ничуть не боясь попасть по своим дружкам. Судя по их манере борьбы, полурослики хотели захватить перворождённого живьём, чтобы свершись некую гадость. При виде этого безобразия ЛинЧ даже растерялась, опустив ствол, робот, яро верезжа, полетел щипать вопящего эльфа разряженным шокером, Болька струсила, а кровожадные троглодиты вцепились в умирающих дикарей. Лишь Кира отреагировала, как снайпер и, пальнув из лучевого пистолета, прожгла дырку в голове того, кто душил эльфа древком копья. Вспышка от выстрела напугала всех без исключения, поэтому беглец откатился прочь, хрипя что-то на своём языке. Увидев чужаков, хоббит с пращей крутнулся и влепил камнем по голове юной эльфийки, разбив ей глазницу маски. Кира Рана шлёпнулась на землю, обхватив лицо руками, а ЛинЧ заорала и носком сапога забила нос хоббита в вглубь черепа, затем получила камнем по голове от его дружка. Это было не существенно, как и тычок лезвием в броню на её рёбрах. Догадавшись, что оружие не поможет против «демонов», последний хоббит бросился на утёк, но Лин отстрелила ему ногу и, догнав, жала на курок, пока не перегрелся лучемёт. Расстрел происходил на глазах у эльфа. Когда от врага осталось жареное месиво, дикарь завопил, как резанный, и побежал, куда глаза глядят. Лин Чаран не желала его упускать, но ей пришлось доверить погоню роботу с троглодитами и заняться раненной подругой. Склонившись над Кирой, она убедилась, что синтэрка цела: пострадал лишь её шлем, чья правая глазница покрылась сеткой трещинок.
- Папа был прав: бойся хоббитов с камнями! - изрекла ЛинЧ, поставив Киру на ноги. - Идти сможешь? - спросила она, указав на берег реки, по которому взбирался абориген и его преследователи. - Ну, давай! Не отставай! - дарилианка подбодрила подругу и полезла вверх, держа наготове пистолет с транквилизатором.
Он всерьёз полагала, что избитый эльф не уйдёт от робота, постоянно бившего его током, но в один прекрасный момент дикарь ткнул его своим кинжалом. «Чудо техники» перегорело, и беглец продолжил карабкаться наверх. Единственное, что обнадёживало охотниц, так это истеричное поведение аборигена: ему уже не хотелось «играться», он просто спасал свою шкуру и лез на гору, с которой нельзя было спуститься иным путём. Благодаря карте, Лин догадалась, что загнала добычу в ловушку и старалась не отставать. Кира Рана держалась наравне, но с трудом ориентировалась, поэтому решилась снять повреждённую маску. Вместе они забрались на площадку над пропастью у сухой реки, и на первый взгляд успех был очевиден: дикарь замер на краю, где лежал большой валун с плоской макушкой, по бокам его обходили троглодиты, по центру стояли охотницы, а позади них чернел раскол в камнях. Бежать было некуда, но внезапно абориген присел за камень и затих, будто мышь.
- Стоять!!! - крикнула ЛинЧ, звеня динамиком шлема, и её «ищейки» тут же замерли, ожидая команды. - Он что, серьёзно думает спрятаться вот так?! - она указала на валун и расхохоталась, толкнув подругу вбок, но тут позади них раздался скрежет и сопение.
Обернувшись, подруги увидели что-то круглое и волосатое. Это было пузо, чуть ниже имелись когтистые лапы, куцый хвост, а опиралось оно на громадные лапы, как у горилл. Башка существа также напоминала обезьянью, вот только нижняя челюсть заходила на верхнюю, и красные глазёнки едва виднелись под густой шерстью.
- Медведь!!! - воскликнула Лин, пятясь назад и доставая из-за спины лучемёт.
- Троль… - пискнула Кира и мгновенно отскочила, затем вдруг подняла безоружные руки. - Успокойся… только успокойся… - забормотала она, но зверь не послушался: он схватил ЛинЧ и тут же выронил, получив выстрел в предплечье.
Рана жгучим лучом ничуть не напугала великана: он раззявил пасть, бросившись на охотниц. Наперерез ему выскочили троглодиты и были тут же убиты. Отбросив их, тролль направился вперёд, и следующий выстрел повредил его правую лапу в момент удара, отчего он провернулся на месте. Уклонившись от когтей, Лин Чаран прострелила зверю ноги, живот и грудь, затем на глазах у перепуганной Киры изрешетила голову. С ним было покончено, но осталось ещё одно дельце:
- А ну, вылезай!!! - крикнула ЛинЧ, обращаясь к аборигену, сидевшему за камнем.
- Что же ты делаешь?! - Кира Рана схватила подругу за плечо, мешая ей обойти укрытие. - Прекрати! Ты ведь всё время пугаешь его! Так нельзя!!!
- А как тогда?! - удивилась дарилианка, сопя шлемом.
- Дай мне! - предложила она и, потеснив подругу, направилась к валуну.
Заглянув в укрытие, где сидел беглец, синтэрка увидела грязного, трясущегося эльфа, наставившего против неё надломленный кинжал. Ей сразу же стало жалко этого бедолагу, а вид лезвия и бешеные глаза дикаря ничуть не смутили Киру Рану. Она приблизилась к нему, присела и вытянула руку, тихонько заговорив о какой-то ерунде. Естественно эльф ничего не понял и не заметил, как ЛинЧ обходила его сзади. Несколько секунд он смотрел на лицо эльфийки, не мигая, затем встрепенулся и, как показалось Кире, перестал бояться. Абориген протянул ей руку, робко коснувшись толстой перчатки, прикрывавшей пальцы синтэрки, затем придавил ребристую ткань, спросив что-то на своём языке.
- Что? - удивилась Кира Рана. - Что ты хочешь? - спросила она, и тут в шею аборигена воткнулся дротик.
- Есть! Попался!!! - воскликнула Лин подняв дуло пистолета и грозно подалась вперёд, но дикарь уже не сопротивлялся: он начал заваливаться на бок, уцепившись за воротник Киры, затем обмяк и вытянулся, пуская слюни. Его глаза едва не вылезли из орбит, зрачки расширились, как блюдца, уши задёргались, а тело сжалось, трусясь мелкой дрожью.
- Зачем ты так?! - возроптала её подруга, поднявшись с земли.
- Чтобы он не пырнул тебя своим ножичком! - пояснила ЛинЧ, затем стала упаковывать аборигена в мешок, едва не сломав иголку в его шее. - Ну же! Помоги мне! - прикрикнула она, трухнув добычей, но Кира осталась на месте, отстранённо взирая на происходящее. Через пару секунд она опомнилась, вынула дротик и помогла синтэрке обмотать эльфа ремнём, чтобы его голова торчала наружу, а тело осталось внутри ткани. Покончив с упаковкой, Лин Чаран и Кира Рана осторожно спустили дикаря с горы, затем пошли прочь от пересохшего русла, где валялись мёртвые аборигены. Их «манёвры» были логичны: «Химера» могла подобрать подруг прямо со скалы, но тогда им пришлось бы отвечать за расстрел «мирных жителей» и уничтожении фауны. Поскольку никто не хотел проблем, подруги преодолели пять километров, затем Лин взяла рацию и вышла на связь.
- Я захватила образец! Живого эльфа-аборигена! Корабль мне! Срочно! - заорала она в приёмник, чем немало удивила альвэна-диспетчера.
- Принцесса Лайяна… это вы? - охнул эльф. - Почему вы вещаете на иной частоте?
- Что? - не поняла его ЛинЧ. - Раймо, раззява! Это ты?! - воскликнула дарилианка, узнав связника. - Ты меня не узнал? Это же я! Лин! Высылай мне «Химеру» и орден!!!
- Ничего не понимаю! Объяснитесь! - пробормотал эльф сквозь шум помех.
- Говорит Лин Дарилиан Чаран! Штурмовик! - она ответила по уставу. - Сегодня в очереди на эвакуацию я буду первой! Организуйте мне «Химеру» для полёта к вратам! Время прибытия час! Все претензии и вопросы будут потом! - дождавшись ответа, Лин отключила рацию и уселась на землю, вздохнув с облегченьем: её затея удалась, а впереди ждала награда и ещё больше сюрпризов…

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Навья: Интересно!))) Понравилось!))) Я, конечно, не очень знаю фэнтези, так что ничего не могу сказать про "затертость" сюжета...но в принципе идея хорошая!)...   (26.10.2010 5:47:44) перейти в форум

AdimKov: Премного благодарен! Вы - мой первый комментатор) Если вам и впрямь понравилось, то пролог (вы ведь его уже читали?) и вторая глава к вашим услугам.   (26.10.2010 7:32:44) перейти в форум

Anato Lu: Отлично, немногословно но всё же ))   (08.02.2011 6:41:38) перейти в форум

AdimKov: спасибо. здесь, знаете ли, вообще нет коментатров и нормальных читателей... (но это мой субьективный взгляд) http://sullenman.deviantart.com/ советую ...   (08.02.2011 7:21:49) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Princess Bloom


Случайное произведение

автор: Дмитрий Юртаев


Форум

последнее сообщение

автор: Нерв


актуальные темы


На правах рекламы

Это же так просто - холодильник gorenje.

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008