Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Нарушение (фэнтези и фантастика)
Игра в побег (эссе)
Привет, друг! :) (проза)
Тень исчезнет, если включить свет (нечто иное)
Без весны (стихи)
Серьёзные забавы Часть III (фэнтези и фантастика)
Я. Ты. (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Перечитывайте написанное, и если вам попадется особенно изысканный оборот, вычеркивайте его

(Сэмюэл Джонсон)

Rambler's Top100







Youngblood

"Локи: Последнее воплощение"

Kim Lee>

Вы - 1322-й читатель этого произведения

Вы верите в богов? В принципе, это не особо важно - ведь они тоже в вас не верят. Они просто живут день за днем, как и люди. И живут они не где-то там далеко, - нет!- они живут среди нас, неразличимые в толпе. Их время прошло, но их жизни остались... Просто несколько глав о том, как сложно быть богом в наше время.

ЛОКИ: ПОСЛЕДНЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ

Глава первая: Позабытые

Локи лежал на кровати, почти с головой укрывшись одеялом. В последнее время он чувствовал себя не лучшим образом и это плохо сказывалось на окружавшем его пространстве. Рыжие волосы бога потускнели, в глазах уже не плясали озорные искорки и даже свечи, заботливо расставленные вокруг его кровати, горели неровным пламенем, угрожая в любую минуту погаснуть.
- А я все равно не понимаю, чего этот нытик так убивается, - вздохнул Арес.
Высокий и темноволосый бог войны не стал оборачиваться к своему собеседнику, зная, что старик и без того прекрасно его слышит. К тому же, грек не любил отвлекаться от работы, и оторвать его от компьютера в минуты особой занятости было почти не возможно. В повседневной жизни он, Арес, был простым программистом, и его это вполне устраивало.
- Ты не понимаешь... - Прошептал Локи, плотнее укутываясь в одеяло. Огненного бога бил сильный озноб, но он никогда бы не признался нахальному греку в своей слабости.
- Вот, сынок, выпей это, и тебе станет легче, - улыбнулся седой старик, поднося почти к самому лицу бога чашку с отваром череды, ромашки и зверобоя.
- Зачем? - тяжело выдохнул Локи, но сил его было недостаточно, чтобы оттолкнуть руку старика.
- Ты пей, а вопросы потом будешь задавать - улыбнулся старик и обернулся к Аресу. - А ты, античный ты наш, не издевайся над ним. Не видишь что ли, что рыжему плохо.
Арес недовольно поморщился. Хоть старик и был на много веков младше бога войны, но за долгие века постоянных перерождений грек уже привык проявлять уважение к старикам.
- Оставьте меня в покое, - прохрипел Локи и вдруг закричал: - Оба! Не надо!
Свечи вспыхнули, и пламя их поднялось почти к самому потолку, разбрасывая по маленькой комнате снопы искр.
- Хэй, ты что творишь?! - взвыл Арес, резко обернувшись от компьютера и плеснув в лицо молодому огненному богу чашку давно остывшего чая. - Ты тут все спалишь и переродишься, а кто мне будет ущерб оплачивать?
Старик удивленно смотрел то на разозлившегося Ареса, то на промокшего Локи, но сохранял молчание, предпочитая не вмешиваться в спор двух разгоряченных богов. Бог войны и бог-обманщик готовы были метать друг в друга молнии, и старый бог-мудрец предпочитал быть наблюдателем, а не случайной жертвой их спора.
- Ты не понимаешь, - вздохнул Локи, глядя в глаза греческому богу, и губы его растянулись в зловещей улыбке. - Я не могу переродиться.
Лица богов, куда более древних, чем рыжий скандинав, вытянулись в немом изумлении.
- Я не могу переродиться, - повторил Локи.
- По мне, так это не повод для того, чтобы ныть, как капризный ребенок, - пожал плечами Арес, отворачиваясь обратно к компьютеру.
- Я подросток, - мрачно уточнил Локи.
- Вот я и говорю, - улыбнулся бог войны. - У тебя прекрасное молодое тело.
- Прошло десять лет с тех пор, как ко мне вернулась память после перерождения, - вздохнул Локи, откидываясь обратно на ворох подушек, подложенных заботливым стариком. - А тело ни на год не постарело.
- Так это же здорово, - улыбнулся Арес. - Я вот через пару десятков лет стану немощным стариком и буду с нетерпением ждать перерождения, а ты будешь все так же молод и силен.
Локи посмотрел на третьего бога, седоволосого старика, сидевшего у его кровати, в поисках поддержки, но тот молчал, обуреваемый собственными мыслями о том, что Арес в чем-то прав, ведь сам он уже много десятков лет ожидал, когда кто-нибудь придет в его святилище, чтобы призвать на помощь древнего и могучего бога, позволив ему переродиться вновь.
- Вообще, - продолжил как ни в чем не бывало Арес, - я сам переродился исключительно благодаря популярному телесериалу, а ты, рыжий, оказался редкостным счастливчиком.
- Почему это? - удивился Локи.
- Почему-почему, - передразнил его грек. - Да потому что как минимум трое чудаков из твоего пантеона регулярно перерождаются, что бы не случилось, хоть про вас кино и не снимают.
- Это да, - поддержал Ареса старик. - Мне еще нравится, что твои последователи сохранили древние города почти неизменными. Где-то даже сохранились вашими храмы. А мои последователи уничтожают все, что связано с их прошлым, будто память о древних богах - это что-то грязное.
- Ты что-то разговорился, старик, - пожал плечами Арес. - В любом случае, положение нашего рыжего друга лучше, чем перерождаться раз за разом и вспоминать, кто ты на самом деле.
- И почему я в этом не уверен? - вздохнул Локи, отворачиваясь к стене.
- Эй, что у нас новенького?! - воскликнула Афродита, вбегая в комнату с присущей ей легкостью.
- Я девчонка, - пробормотал Локи, прикрывая голову подушкой.
- Это уже не новость, - отмахнулась богиня и весело рассмеялась.
- Ох, все, - вздохнул старик, поднимаясь со стула. - Всегда рад с вами пообщаться, но ваша античная семейка слишком многочисленна, чтобы общаться со всеми сразу.
Арес передернул плечами, проглатывая готовую вспыхнуть злобу на старика. Все-таки, что бы там ни было, а старик был достаточно древним и могущественным, чтобы спорить о чем-то.
- Еще увидимся, Локи, - улыбнулся старик, проводя ладонью по волосам трикстера. - Ты только подумай как следует, чего ты на самом деле хочешь.
- Я хочу вернуться в Асгард, - прошептал Локи, проваливаясь в сон. - Я хочу вернуться, Перун. Хочу снова... Оказаться... Дома...
Старый Перун знал свое дело, и отвар трав, приготовленный им специально для ослабшего от долгой болезни Локи, должен был вскоре поднять огненного бога на ноги, сбив температуру и придав ему сил.
Локи уснул, а вместе с ним уснули и все его переживания. Во сне он был спокоен и безмятежен. Ему снился великой город богов, возведенный среди облаков по ту сторону неба. Снились прекрасные боги, так и не дождавшиеся перерождения в новом мире, но они были живы и готовы в любой момент поддержать его в дружеской забаве или веселой шалости. Локи был счастлив, пусть счастье это было возможно только во сне.

Глава вторая: Дождь

Локи брел по улице, поддерживаемый под руку прекрасной Афродитой, но был не в силах думать о канонической красоте гречанки. Прожив достаточно долго среди людей, он уже не мог различать настоящую красоту и те подделки, что сотворяют люди, желая быть похожими на богов. Отрицая богов, люди хотят быть на них похожими. Сколько бы Локи ни жил среди людей, а понять их он так и не смог...
- Не важно выглядишь, - вздохнула Афродита, заглядывая в глаза своему спутнику. - Может, ты голоден?
- Знаешь, Дит, если в одно существо несколько дней подряд запихивать еду, то его, скорее всего, стошнит, - криво усмехнулся Локи.
- Ну, давай я хоть как-нибудь подниму тебе настроение! Сил нет смотреть на тебя в таком состоянии.
- Не надо, - отмахнулся трикстер, но богиня не обратила на это никакого внимания и, крепко вцепившись в его руку, потащила упирающегося Локи в ближайший магазин.
- Ты только посмотри на себя, чучело! - причитала богиня любви и красоты, поставив трикстера перед зеркалом.
Из зеркала на богов смотрела невысокая девушка-подросток с бледной кожей и длинными рыжими волосами, одетая в слишком длинные для нее джинсы и мужскую рубашку, почти достающую по длине до колен. Одеждой с Локи поделился Арес, и выбирать было почти что не из чего. Это отражение совсем не нравилось Локи, и трикстер давно уже перестал даже пытаться что-то изменить и только удивлялся упрямству отдельных представителей греческого пантеона, пытавшихся как-то приукрасить его нынешнюю внешность.
- Ничего мне не нужно, - пробормотал Локи и широкими шагами направился к выходу из магазина, но оказавшись на улице все же сделал несколько шагов назад, вернувшись под крышу магазина. Странное поведение скандинава привлекло к себе внимание Афродиты...
- Что-то случилось? - спросила богиня, нагнувшись к самому лицу Локи.
- Н-ничего! - трикстер нервно дернулся, но все же пояснил: - Там начинается дождь...
Афродита вышла из-под крыши магазина и почувствовала, как несколько холодных капель осеннего дождя коснулись ее лица. Дождя еще не было, но тяжелые тучи уже набухали мрачной синевой, готовые вот-вот пролиться на землю живительной влагой.
- Ты не любишь дождь? - богиня обернулась к Локи, и тот, бледнея все сильнее, с трудом нашел в себе силы ответить ей.
- Я же бог огня...
Локи попытался улыбнуться богине, но почувствовал слабость. Недавняя болезнь отступила, позволив ему вернуться к своим скитаниям, но все же напоминала о себе в те минуты, когда трикстер не был готов. Так случилось и в этот раз - силы покинули Локи буквально в мгновение, заставив древнее божество прислониться к дверному косяку, чтобы сохранить равновесие. Мимо спешили по своим делам люди, поглощенные мыслями о плохой погоде и предстоящем дне, они не замечали, что невысокая рыжая девушка, сопровождаемая белокурой подругой, тяжело ступая по мостовой, ищет укрытие от надвигающейся грозы.
- Я помогу, - раздался над самым ухом Локи хрипловатый женский голос, и над головами богов раскрылся большой черный зонт.
- Спасибо, - улыбнулась Афродита. - Ты очень вовремя. Давай отведем его куда-нибудь в тепло, пока он совсем не разболелся.
Шаг за шагом, не в силах поднять голову, Локи шел по улице, доверившись своим проводницам.
Он не любил дождь, но это было не совсем правдой. Локи нравилось смотреть, как тяжелые капли ударяются в оконное стекло, чтобы превратиться в тонкие ручейки, убегающие вниз, туда, где они потеряют свою индивидуальность, впадая в ручей побольше, чтобы в итоге принести свои воды обратно в реку, которая когда-нибудь впадет в море, чтобы потом, поднявшись к небу, снова пролиться на землю дождем. К его огромному сожалению в городских условиях круговорот воды в природе сводился к попаданию в канализацию, откуда вода уже вряд ли продолжит свой путь.
Локи сидел за столиком одного из тех кафе, в меню которых представлены разве что обветренные салаты на одноразовых картонных тарелках, и угрюмо рассматривал улицу по другую сторону окна.
- Вот, - бросила высокая женщина в черном деловом костюме, ставя перед Локи пластиковую чашку с горячим кофе. - Афродита сказала, что ты сильно болел...
- Ты пришла за мной? - спросил Локи, не отрывая взгляд от окна.
Черный шелковый платок, покрывавший голову женщины и почти скрывавший ее лицо чуть колыхнулся:
- Нет, милый Локи, я всего лишь случайно проходила мимо.
- И что же ты делаешь в этом городе, Хель? - холодно осведомился трикстер, поворачиваясь к богине Смерти, и взгляд его, казалось, был способен проникнуть под непроницаемую черноту шелка ее платка.
-Приехала по делам, отец, - выдохнула черная богиня и, заметив приближение Афродиты, добавила уже гораздо громче: - Конференция по организационным вопросам смерти в нынешнее время. Этот ваш Танатос, дорогая Афродита, сущий бес, когда дело доходит до бюрократии. И почему ваш пантеон выбрал мужчину в боги смерти?
Афродита вежливо улыбнулась черной богине, не в силах смотреть на непроницаемый мрак платка, окутавшего лицо этого воплощения ужаса.
- Почему ты не приходишь за мной? - тихо спросил Локи и, опрокинув на пол чашку с кофе, подняла из-за стола.
- Это твоя темница, отец, и не в моих силах разорвать эти узы, - пожала плечами Хель. - Возьми зонт, а то дождь еще не скоро закончится.
Они снова остались вдвоем. Локи и Афродита брели по пустынным улицам промокшего города. Красное и белое, узник и его странная надзирательница, укрытые большим черным зонтом самой смерти, брели в этот час по улицам города, жители которого даже не подозревали об этом.


Глава третья: На крыше

Два трикстера сидели на крыше, разглядывая мерцание городских огней где-то далеко внизу. Обычно боги одной иерархической ступени разных пантеонов не очень охотно встречались, потому что такие встречи порождали лишь пустые ссоры, но боги-шутники находили общение друг с другом забавным и куда охотнее делились опытом. Вот только встречи их зачастую не были веселыми и наполненными шутками и забавными проделками, потому что на душе у каждого из них было много такого, что был способен понять лишь другой трикстер.
- Не, брат Локи, мне решительно не хватает звезд, - воскликнул Койот, откидываясь на спину и пытаясь разглядеть хоть что-то в желтовато-сером мареве городского неба.
Улыбчивый и мечтательный Койот нравился Локи куда больше, чем трикстеры других пантеонов, совмещавшие в себе не только черты шутников, воров и обманщиков, но и торговцев, во всем ищущих личную выгоду. А Койот был простым и веселым, с ним было как-то очень легко разговаривать.
- А звезд вообще не осталось, - грустно улыбнулся Локи. - Волки все съели.
- Врешь ты все, брат Локи, - возразил Койот. - Звезды родились из крови змеи, и никакие волки не смогут их съесть. Потому что волки не станут есть змеиную кровь.
Локи внимательно посмотрел на Койота, и глаза того пронзительно блеснули в свете городской ночи. В какой-то степени Койот тоже был волком, ну, или находился в родстве с волками, но Локи прежде не доводилось слышать, чтобы веселый пройдоха Койот рассуждал о системе мироздания в своем пантеоне. Или, все же, не в своем?
- Слышал, ты теперь у греков живешь, - сменил тему Койот. - Ну и как там у них?
- Душно, - улыбнулся Локи.
И снова помолчали, размышляя каждый о чем-то своем. Локи догадывался, что заговорив снова, Койот наверняка сменит тему, ведь такая сегодня выдалась ночь, что хочется говорить обо всем на свете, но слова никак не хотят подбираться друг к другу, чтобы выразить какую-нибудь мысль.
- А я тут фенечку сплел, - вдруг и как-то невпопад радостно воскликнул Койот. - Красивая!
- Слушай, брат Койот, - очень осторожно начал Локи. - Что-то ты сегодня какой-то сам не свой.
- Да? - удивился Койот. - С чего бы это?
- Вот ты мне и скажи, - пожал плечами Локи.
- А ты слышал про паука Ананси? - снова сменил тему Койот. - Он теперь владелец крупной сотовой сети. Паук владеет сетью - смешно ведь, да, брат Локи?
Локи тяжело вздохнул. Уж в чем, а в умении увиливать от ответа его брат-трикстер преуспел как никто другой.
- Хорошо тебе, брат Локи, - вздохнул Койот. - Тебя все еще помнят. И даже почитают.
- Если бы тебя не помнили, то вряд ли ты сидел бы на этой крыше.
- Это да, брат Локи, - кивнул Койот. - Но меня помнят, потому что где-то далеко в пустыне, наевшись галлюциногенов, видят говорящий койотов. А сам я все чаще становлюсь лишь тенью их видений.
Рыжий бог внимательно посмотрел на своего собеседника, но маленький мальчик, в теле которого жил дух гордого Койота, лишь поплотнее запахнулся в куртку, старательно избегая взгляда скандинава. И Локи вдруг стало очень жаль этого веселого бога, которого почти позабыли в стремлении искоренить всех последователей его пантеона. Койот и паук Ананси - вот, пожалуй, и все, кто остался от некогда известной и почитаемой группы богов.
- Локи, - тихо позвал Койот, подсаживаясь поближе к брату-трикстеру. - А чем ты так разозлил Демиургов, что они так поступили?
Локи вздрогнул. Действительно, чем?

Глава четвертая: Ночь

Афродита, легкая, как первое утреннее дуновение ветра, ворвалась в комнату привычным ей легким шагом. Не ожидавший ее появления Арес слегка дернулся, но все же смог взять себя в руки и с широкой улыбкой, озаряющей его лицо в минуты общения с сестрой, повернулся к прекрасной богине.
- Ты представляешь, - опустила приветствие богиня, - этот рыжий предпочел моему обществу компанию этого мальчишки Койота!
- Не вижу особой разницы, - пробормотал Арес, но вслух он все же попытался успокоить обиженную сестру: - Ты же знаешь этого рыжего. Локи - всегда только Локи.
- Ха! - вскинула голову гордая богиня. - Вот именно! Он все еще Локи!
- Только иногда он забывает об этом, - вздохнул бог войны.
Прекрасная Афродита замерла посреди комнаты, заламывая руки. Она молчала и рассматривала узор на старых обоях,лишь изредка бросая взгляд то на брата, то на расставленные на полках подсвечники, помогавшие Локи чувствовать себя лучше холодными городскими вечерами. Богиня до крови закусила губу.
- Ты ведь тоже пытался? - сверкнула глазами прекрасная богиня.
- Пытался, - не стал отрицать Арес. - Пару лет назад это было чем-то вроде забавы...
- И на что это было похоже? - спросила богиня, присев на край кровати, отданной Локи.
Арес пожал плечами. Врать сестре он не привык, но и правды сказать ей не мог, потому что и сам толком не понимал, что происходило с телом Локи в тот момент, когда его сердце останавливалось.
- Ты уделяешь слишком много внимания этому второсортному трикстеру, - вздохнул грек, возвращаясь к компьютеру.
Дверь снова распахнулась. На пороге, окруженный ночной темнотой стоял Локи. Хотя, трикстер не совсем стоял, скорее он тяжело опирался о дверной косяк, и взгляд его мутных карих глаз слепо скользил по комнате. Наконец, Локи сделал несколько неверных шагов и завалился на ковер.
- Да он мертвецки пьян! - воскликнул Арес, вскакивая со стула.
- Но как? Ему же не продают спиртное! - удивилась Афродита, помогая брату переложить рыжего бога на кровать.
- Паучок со всех ног бежит по стенке, - напевно пробормотал Локи. - Паучок-паучок, скрылся в паутинке!
- АНАНСИ! - взвыл Арес, хватаясь за мобильный телефон.
Афродита присела на край кровати около поверженного зеленым змеем трикстера и приложила ладонь к лбу рыжеволосого бога. Локи тихонько вздохнул, и окружавший его туман начал отступать, подчиняясь воле прекрасной гречанки. Афродита погладила рыжего бога по голове и обернулась к брату, пытавшемуся что-то втолковать телефонной трубке.
- Это паукообразное вообще лыка не вяжет, - прорычал Арес, откладывая телефон в сторону.
- Ты уже слышал, что Ананси стал очень важной персоной среди людей?
- Ха! Да я на него теперь работаю, - угрюмо сообщил Арес. - И не сомневаюсь, что таким образом они отпраздновали возвышение старого паука над простыми смертными.
Арес бросил недовольный взгляд на спящего трикстера и крепко сжал зубы, из всех сил стараясь сдержать свой гнев и не проявить подобной слабости перед сестрой. Вместо всех слов, готовых было сорваться с губ, Арес предпочел действие. Он взял с полки свечу и поставил ее в небольшой стеклянный фонарик, висящий у изголовья кровати Локи.
- Все-таки, ты заботишься о нем, - улыбнулась Афродита.
- Вовсе нет, просто он верит, что огонь этого фонаря отгоняет от него призраков прошлого...

Глава пятая: Двое

Сидя на кровати, Локи мерно покачивался вперед-назад, вперед-назад... Это движение казалось ему бесконечным. Голова рыжего бога раскалывалась от жуткой мигрени, в глазах все плыло, но Локи всего-лишь сидел на кровати и раскачивался в такт своим мыслям. Так продолжалось бы до бесконечности, если бы не стакан, появившийся перед самым лицом трикстера.
- Надо же, аспиринчик! - буркнул Локи.
- Наш геро-о-о-ой, - задумчиво протянул Арес, расплываясь в широкой улыбке. - Головка бо-бо?
- Плохая шутка, - Локи поднял мрачный взгляд на грека.
- Оно еще и говорит! - рассмеялся Арес. - Ну, раз говоришь, то выкладывай, что ты там вчера учудил.
- Ничего я не чудил!
- Да ладно тебе, - еще сильнее завелся любопытный Арес. - Сун Укун сегодня все утро пел тебе дифирамбы. На китайском!
Последние слова Ареса долетели до слуха Афродиты, которая все утро провела на кухне, готовя завтрак для брата и Локи, перед которыми уже стоял маленький раскладной столик. Услышав, что Локи проснулся, прекрасная богиня поспешила закончить приготовления и уже готова была войти в комнату, когда до услышала, как брат упомянул короля обезьян.
- Ой, а я и не знала, что Укун звонил, - улыбнулась богиня.
- Писал в аську, - поморщился Арес. - НА КИТАЙСКОМ!
Локи прикрыл глаза, пытаясь унять головную боль, и мысленно вернулся в события минувшей ночи. Он снова шел по пустынной ночной улице рядом с Койотом, и маленькое индейское божество все никак не решалось попросить, чтобы он, Локи, шел домой, не заботясь о том, что будет с Койотом.
- Братец Локи, - наконец нашелся Койот, - тебе не обязательно меня провожать. Я бы и сам дошел.
- Да ладно тебе, - улыбнулся рыжий. - Что бы ты им сказал?
Койот задумался. У него не очень хорошо получалось выстраивать отношения с людьми, особенно сейчас, когда он обрел память будучи еще совсем ребенком в представлении окружающих, но Локи, какой-то необычайно грустный и заботливый Локи, всегда был готов прийти на помощь маленькому трикстеру. И Койот никак не мог понять этой внезапной перемены в друге.
- Вот и пришли, - улыбнулся Локи, протягивая руку к дверному звонку.
Звонок переливчатой мелодией разлился по небольшому домику на самой окраине города, но не успел его звук потонуть в ночной тишине, как дверь уже распахнулась. На пороге стояла не высокая женщина с заплаканным лицом. В руке она сжимала сильно помятый и промокший носовой платок, и Локи внезапно стало очень стыдно за то, что он вытащил Койота среди ночи, чтобы вместе с ним посмотреть на ночной город с высоты далеких крыш.
- Ты нашла его! - воскликнула женщина, бросившись к Койоту. Она обняла мальчика, в теле которого переродился индейский бог, и слезы снова брызнули из ее глаз.
Локи потоптался на месте, раздумывая о том, не пойти ли домой. Такие моменты всегда угнетали трикстера, заставляя вспомнить множество неприятных вещей из всех своих бесконечных перерождений. Может, оно и к лучшему, что он больше никогда не родиться вновь...
- Это моя работа, вы же знаете, - пробормотал Локи, опуская глаза.
- Спасибо тебе, - женщина отпустила сына и мягко обняла Локи. - Я рада, что у него есть такие друзья, как ты.
Локи вздрогнул и посмотрел на Койота, который молча стоял уже в самых дверях маленького домика. Одними губами Койот прошептал: "Никому не говори". И Локи понял его, уловив мимолетное дуновение ветерка, поднятого дыханием трикстера.
- Но где он был? - не унималась женщина.
- Простите, мне нужно идти...
- Но уже так поздно! Может, тебя проводить.
- Нет, спасибо, я справлюсь, - грустно улыбнулся Локи и, развернувшись на пятках, бросился бежать вниз по улице, оставляя за спиной Койота и его обеспокоенную мать.
Локи бежал по улице, не задумываясь о том, куда же пойти. Он плакал. Впервые с тех пор как вернулась память один из величайших трикстеров плакал, не стесняясь своих слез.
- Дурак! - крикнул Локи, остановившись посреди дороги и повернувшись в ту сторону, где, как ему казалось, находился дом Койота. Дыхание сбивалось, слезы заливали лицо, но Локи все же смог повторить, хоть и гораздо тише: - Какой же ты дурак, Койот.

Глава шестая: В паутине.

Паук Ананси раскинулся на диване, позволив своему объемному телу расплыться по мягким подушкам импортной мебели. Он был горд собой, и только одно обстоятельство омрачало его прекрасное настроение в этот вечер - Локи, который неловки топтался у входа в кабинет паука. И даже не сам Локи, с которым Ананси волей-неволей приходилось мириться, а его грязные сапоги, оставлявшие следы жирной осенней грязи на белоснежном ковре. Ананси был уверен, что триюстер специально топчется у входа, но не спешил приветствовать гостя, налокидеясь, что грязь с его сапог сотрется раньше, чем он пройдет вглубь комнаты.
- О, де-е-евочка, - осклабился Сун Укун, приподнимая голову со стола. - Извини, Локи, но тут вроде как мальчишник.
Самодовольная ухмылка на лице Короля обезьян вызывала у Локи только одно желание - ударить юмориста как следует, но паук Ананси вовремя уловил первые признаки готовой вспыхнуть драки, а драка в его кабинете, наполненном милыми его паучьему сердцу антикварными безделушками, имела бы плачевные последствия. Где-то в глубине головы Ананси маленький калькулятор обреченно подсчитал сумму, которую придется отдать за чистку ковров...
- Локи, друг, какими судьбами! - улыбнулся хозяин дома, демонстрируя идеально ровные искусственные зубы и пытаясь приподнять свое тело в жесте приветствия.
- Койон сказал, что у тебя здесь вечеринка, - пожал плечами рыжий трикстер, с видимым удовольствием пройдясь по белоснежному ковру к уентру комнаты, где располагался маленький столик с едой и напитками. - Вот я и реши заглянуть. Мы же не чужие друг другу, так ведь?
Последние слова Локи относились скорее к Сун Укуну, чем к Ананси, но трикстер не отказал себе в удовольствии неопределенно подмигнуть, заставив обоих собеседников залиться краской. Кого-то красной, кого-то зеленовато-синей. Такое поведение Локи всегда имело определенный успех.
- Ну, раз ты опоздал к началу, - рассмеялся Король обезьян, - то расскажи нам какую-нибудь веселую историю! Уверен, у тебя их полно.
- Я тебе не клоун, - помрачнел Локи, наливая себе стакан вина.
- Помниться, как-то раз ты был моим шутом, - злорадно усмехнулся Ананси.
Взгляд Локи слегка помутнел, хоть трикстер не успел сделать и глотка. Воспоминания о том воплощении всегда были для скандинава открытой рано. И хоть он не был удивлен, что Ананси в очередной раз надавил именно на эту "больную мозоль", он чувствовал боль и тоску.
- Я был вынужден, - коротко выдохнул Локи и одним глотком опустошил свой стакан.
- А девочка-то пьет, как сапожник, - хохотнул Укун и налил трикстеру еще один стакан.
- Тебе чем-то не нравится это тел? - спросил Локи, вглядываясь в огни ночного города за окном.
- Мне не нравится тот, кто прячется в этом теле, - честно ответил Король обезьян.
- Я не прячусь, - пожал плечами Локи. - Да и так ли это важно?
Слегка качнув бедрами Локи присел на край дивана, почти вплотную к Сун Укуну. Его изящное и гибкое женское тело, скрытое длинной рубашкой, прильнуло к груди Короля обезьян, а рыжая голова изящно опустилась на плече азиата.
- Тело - это только тело, - произнес Локи глубоким бархатистым голосом. - И тебе, на самом-то деле, совершенно все равно, кого оно скрывает.
Сердце Укуна бешено колотилось, готовое вот-вот вырваться из грудной клетки. Король обезьян понимал, что не должен слушать этот удивительный голос, не должен позволять рыжему трикстеру обмануть себя, но ничего не мог с собой поделать. Девушка, прижимавшаяся к его груди, была реальна и обворожительна, пусть даже на ней не было вечернего платься, а грязные сапоги выглядели просто ужасно. Укун потянулся к губам обольстительницы, но...
- Всего-то, - произнес Локи своим обычным голосом и отстранился от Короля обезьян. - А говорил, что я тебе не нравлюсь.
Наваждение спало. Локи - тот самый надменный трикстер Локи, - опустошил еще один бокал вина и беззаботно перешел на более крепкие напитки, оставив Укуна вспоминать тот образ, в котором только что предстал.
- Ах, ты... - Укун сжал кулаки и бросился на Локи, но там, где только что сидел улыбающийся трикстер, уже было пусто.
- Оставь его в покое, Укун! - рассмеялся молчавший до этого момента Ананси. - Ты не первый, кто на этот трюк повелся, у этого прохвоста сотни лет тренировок выживания в женском теле, поднаторел уже. Вот помниться мне как-то раз...
Локи стоял у окна, разглядывая раскинувшийся далеко внизу город, и не слушал веселой болтовни Ананюси и Укуна. Окно было тем единственным, что нравилось Локи в кабинете паука, и потому Локи стоял у окна, погруженный в свои мысли, и даже не заметил того, как наполнялся и снова пустел стакан в его руке.
- Слабоват китаетц, - заметил Ананси, подойдя к окну. - Я уже начинаю думать, что рад твоему приходу!
Локи подставил пустой бокал, и паук щедро плеснул в него золотистую жидкость.
- Давно он спит? - спросил рыжий трикстер, бросив взгляд на уснувшего на диване Короля обезян.
- Около часа, - пожал массивными плечами Ананси. - Я поначалу не хотел тебя отвлекать, да одному пить скучно.
- Без разницы, - бесцветным голосом сообщил Локи.
- Похолодало? - поинтересовался паук и пояснил, не дождавшись ответа: - Я редко выхожу из этого кабинета, а ты здесь появляешься только когда становится слишком холодно, чтобы сидеть на крыше.
Ананси стоял и разглядывал задумавшегося о чем-то Локи. Паук не знал, слышал ли рыжий хоть одно его слово, но ждал реакции.
- Одному на крыше скучно, - пробормотал Локи и снова подставил пауку опустевший бокал. Ананси не стал спорить с трикстером, но где-то в глубине души он был уязвлен тем, что Локи отрицает его превосходство над собой в этом воплощении. А еще пауку было обидно, что рассуждая о погоде он пропустил тот момент, когда рыжио опустошил свой бокал.
"Хорошо бы - подумал Ананси, - столкнуть его сейчас вниз. Мол, перепила девочка да и продавила каким-то образом пуленепробиваемое стекло, да полетела вниз птичкой". Учитывая связи и деньги, которыми обладал паук, его словам наверняка бы поверили, да только что в этом толку... Паук задумчиво почесал один из многочисленных подбородков и тихо вздохнул. Перспектива избавиться от наглого трикстера таяла в его глазах, подобно легкой дымке. Ну, рухнет Локи вниз, полежит часок на асфальте, сращивая кости, а потом без проблем пешком добежит до верхнего этажа этого здания, и уже самого Ананси будут складывать в черный полиэтиленовый пакет, рассуждая о том, с чего же это успешный бизнесмен решил вдруг поиграть в птичку.
- Если думаешь о том, как красиво я смотрюсь в полете, то можешь сразу забыть об этом, - улыбнулся Локи, заглядывая в глаза старому пауку.
- Ты обо мне плохого мнения, - улыбнулся в ответ Ананси.
- Есть повод, - пожал плечами рыжий. - Я ведь был твоим шутом.
- А потом пришел этот еретик и сверг меня с престола, - паук раздосадованно сплюнул, понимая, что уже никакая чистка не спасет этот ковер.
- Вот только не говори мне, что ты тогда искренне верил во всю эту "борьбу с еретиками" - скривился Локи.
- Верил, - кивнул Ананси. - Я тогда много во что верил.
- Например?
- Например, в милость Демиургов. И в то, что однажды эра богов вернется.
- Ты никогда не представлялся мне сказочником, - честно признал Локи.
- А ты не представлялся мне дураком, - рассмеялся Ананси. - Тут под боком пьяный до беспамятства Укун, а ты даже...
- Я никогда этого не сделаю, - резко оборвал паука трикстер.
- Но ты же слился с теми элементалями, - Ананси пожал плечами. - Это то же самое.
- Нет, - возразил Локи. - Элементали не были разумными. Многие из них могли быть угрозой...
- А Укун тебе, значит, не угроза?
- Тут только один из нас представляет угрозу, - зло прошептал Локи, приблизившись почти вплотную к пауку. - Это ты. Но и ты, и Укун - проблема Демиургов, а не моя.
Паук рассмеялся как-то очень зло и особенно подло. Так, как он смеялся еще тогда, когда вил паутину в далеких тропических лесах. И этот самый смех заставил Локи содрогнуться от омерзения к тому существу, что стояло сейчас напротив.
- Я - это только я, - усмехнулся Локи, отойдя на несколько шагов в сторону.
Паук чуть не пропустил то мгновение, когда рыжий трикстер распахнул огромное окно и оттолкнулся пятками от низкого подоконника.
Свободное падение, сравнимое только с полетом, и гневный ветер, подхвативший полы длинной рубашки - ради этого стоило прыгнуть. Ради этого стоило прийти в логово старого паука.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Shado: Молодец, очень интересно.   (09.06.2011 5:06:48) перейти в форум

Kim Lee: Спасибо! Очень рада, что Вам понравился мой "Локи" =)   (09.06.2011 12:40:13) перейти в форум

Nuc1ear Hammer: Действительно интересно, прочитал с удовольствием!   (02.09.2011 11:47:52) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

dajver


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008