Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Кома (стихи)
Колыбельная (стихи)
Moulin Rouge (проза)
Бой часов (фэнтези и фантастика)
Осень (стихи)
...только, чтобы слабыми не казаться. (стихи)
Лост (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Романтик – это неудавшийся священник, а романист – неудавшийся поэт

(Сирил Конноли)

Rambler's Top100







Youngblood

РААА – СКААА – ТИИИ – ХААА! (редакция 2 от 21.09.2010)

Максим Васюнов>

Вы - 510-й читатель этого произведения


Мы нашли место, где хочется помолиться и кресту и идолу, где случаются чудеса, но не сбываются мечты, где время сильно проигрывает пространству... Мы нашли настоящий Урал.

В низком ночном небе тут и там вспыхивали молнии. Цепляясь за верхушки деревьев, электрические разряды, словно по проводам, перекатывались через весь обозримый лес и снова устремлялись к небу. В небе молния замыкалась со звёздами - от чего на тёмную дорогу сыпались искры. «Это зарница играет - рожь поспевает», - равнодушно протянул нам Иван Алексеевич. С этими словами мы въехали в село Раскатиха.

Раскатиха находится в сорока километрах от Алапаевска, на берегу реки Реж. Иван Алексеевич, местный житель, рассказывает, почему село назвали Раскатиха:

- Посмотри, видишь, как дома разбросаны вдоль берега, деревня словно раскатилась по Режу и по полям, так здесь всегда люди жили, потому и назвали Раскатихой.

О селе известно, что образовалось оно в середине 17 века, с того времени как пришли сюда русские, хотя в местной библиотеке-музее есть упоминание о том, что здесь и до русских жили люди. Скорее всего, это были вогулы. И это место для них было священным.

Змеиный камень и говорящая скала

Мы идём по берегу Режа. Узкая, извилистая речка скрывается от нас за поворотом. Не исключено, что именно здесь раньше селились вогульские племена. Место для них подходящее. Река, берег скатом поднимается к большой площадке. Здесь очень хорошо представляются частоколы, вогульские жилища и возвышающиеся над берегом деревянные идолы. Идолы могли быть и каменными, высеченными, например, в скале. Подходим к месту, которое в народе называется Змеиный камень. Скала поднимается над водой, а из скалы - и это ясно видно - на нас смотрят ... человеческие лица. Откуда они здесь? То ли природа и время высекли, то ли вогулы? В любом случае можно утверждать: этим лицам язычники молились - суеверные вогулы мимо такого места пройти не могли.

Буквально в ста метрах от смотрящих скал - другая скала, Говорун. В деревне верят в легенду про старика Кирю, который всегда хранил эти места. Однажды старик пропал, местные жители кинулись его искать к утёсу, где Киря любил проводить время, созерцая природу. Но на утёсе никого не было. Тогда закричали люди: « Ки-ря, Ки-ря», и тут утёс начал отзываться: «Я-а, я-а». Успокоились жители - значит, жив дед. Но в скальном грунте они не нашли ни пещеры, ни трещины, где бы мог спрятаться человек. Скала забрала человека - для язычников это было обычное дело. И с того времени утёс «заговаривает» со всеми, кто к нему подходит.

Сказка сказкой, но вдоль берега Режа больше ни одна скала не откликается и не издаёт такие звуки, как Говорун. «Это магическое место», - заключают экскурсоводы из местных жителей. «Да ну,- говорю,- насочиняли себе мифов. Я не верю». И тут ловлю испуганный, немножко колдовской и страшный взгляд одной из девушек. Вот настоящая ведьма, подумал я тогда. А девушка упрямо сказала: «Ну, раз не веришь, тогда пойдём отсюда быстрее, а то с духами связываться - себе дороже». Но духи, видимо, успели на меня обидеться...

Как только девушка пригласила меня покинуть эти места, на горизонте вдруг появилась чернеющая туча, я не придал ей значения и продолжил фотографировать скалы, траву, остатки многочисленных мельниц. Сделал-то буквально несколько кадров, а туча уже оказалась над Говоруном. Началось противостоянии света и тьмы - это было последнее, что я успел сфотографировать. Закапал дождь, подул сильный ветер. С собой у меня был зонтик, я его раскрыл, но он тут же вывернулся в обратную сторону, ветер ещё усилился, идти стало невозможно. Успел посмотреть в сторону Змеиного, откуда на меня, будто усмехаясь, глядели лица. Упасть перед ними на колени, подумал тогда я, бьюсь об заклад, что вогулы в такие моменты так и делали...

Справившись с ветром, добежали до деревни, спрятались под крышей одного из домов. Стали смотреть наверх. Там ещё продолжалась борьба ясного неба с грозными тучами. Только минут через двадцать стало ясно - сегодня победит свет.

Баба Нина и сила веры

Стоит ли говорить, насколько верующие здесь живут люди. Особенно старики, которые острее других чувствуют, на какой земле они живут. Правда, верят здесь всё-таки в одного Бога - христианского. В начале августа, буквально за неделю до моего приезда, в один их жарких и сухих дней в деревне загорелись два дома. Огонь полыхал как бешенный и грозил перекинуться на другие дома. Жители уже повыскакивали на улицы, захватив с собой ценные вещи, по деревне пронёсся женский рёв. Огонь всё ближе подходил к ещё не тронутым домам. И тут все увидели старушку, бабу Нину. Она вышла из своего дома с иконой в руках, подошла как можно ближе к огню и, подняв над собой икону, стала молиться. И вдруг огонь повернул в сторону от домов. К полю. Вместе с бабой Ниной тогда стала молиться вся деревня.

Бог любит эту землю - и разве важно, какой это Бог.

Старожилы после такого чуда вспомнили ещё одно, которое случилось в здешних местах при советской власти. Тогда в соседней деревне старый храм превратили в клуб. Устроили там танцы. Не прошло и недели, как церковь загорелась. Ещё неделю никто не мог её потушить. Всё уже смирились, что церковь уничтожена огнём, но пожар вдруг закончился. И тогда все увидели, что стены стоят, как нетронутые, нетронутыми оказались и фрески внутри церкви. К слову - это святое место начали восстанавливать только в нынешнем году.

К восстановлению храма жители Раскатихи относятся особенно. Смотрят на него с надеждой. Раз взялись за божьи места, значит и про людей не забудут. Глядишь, и Раскатиху восстановят, ведь раньше здесь была крупная ферма, телятник, свинарник, совхоз, а теперь осталось лишь одно поле, усеянное рожью, да с десяток скотины в бывшем телятнике. Гордятся местные жители и конефермой. Лошадь есть даже на гербе Раскатихи. Здесь рождались и росли одни из лучших лошадок области - раскатихинские кони. (Вогулы, кстати, тоже славились разведением крупных коней). Но в девяностых от известной фермы не осталось и следа. Лишь в последние несколько лет стали заметны вялые попытки восстановления конного хозяйства. Даже вернулась традиция в День села устраивать скачки. Но всё это не то. На происходящее сегодня старики смотрят с сожалением, а молодёжи, похоже, и дела ни до чего нет. Для них главное - дождаться осени.

Вся надежда на дороги и Бога

Осенью молодёжь, мечтающая отсюда вырваться, уезжает учиться в Екатеринбург и Нижний Тагил. Тем, кто остаётся, мечтать не о чем - они собирают на полях дикую коноплю. Из этой травы здесь варят лёгкий наркотик - манагу. Пока взрослые сжигают на огородах ботву и чистят сугробы, парни вливают в себя всё новые и новые дозы. Для них это - единственное развлечение. Всё это, как правило, заканчивается плохо: кто-то попадает в тюрьму, а кто-то - в могилу. То ли духи продолжают приносить жертвы своим языческим божествам, то ли христианский Бог забирает молодых к себе, чтоб не мучились. В любом случае родители умерших детей обвиняют во всём богов, а не себя и манагу. Среди вечно виноватых - и местные власти, они ничего не делают, чтоб восстановить село и вернуть жителей к нормальной жизни, дав всем работу. Единственное, за что жители Раскатихи и других местных сёл благодарны властям - это за хорошие трассы (в самих деревнях дорог, естественно, нет).

- Хотя вряд ли трассы для простых смертных сделаны, - говорят мне в Раскатихе, - в нескольких километрах от нас санаторий «Самоцветы», когда-то любимый санаторий Росселя, а теперь жена нового губернатора здесь частая гостья. Если б не санаторий, не видать нам дорог, как своих ушей.

Что такое хорошая дорога в современном мире, местные жители понимают не хуже, чем горожане, ведь там, где дорога, там и развитие. Но почему же никто, кроме самих жителей, этого не понимает?

... Из деревни мы выезжали под вечер. Играла ли зарница в эту ночь, не помню, я спал. Зато помню, снились мне вогулы, языческие боги, горящий храм, жёлтые поля и люди, что-то просящие и на что-то жалующиеся. Этот сон словно подчёркивал главную мысль, увозимую из этих мест - Урал не меняется вот уже несколько сотен лет. И, похоже, оживить его поможет только сильная вера. И местным жителям ничего другого не остаётся, как ходить в Церковь. Или на Змеиный камень.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Melodia


Случайное произведение

автор: Анна Казакова


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008