Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Коктейль для души с оркестром (стихи)
Порадовать? (стихи)
Ночное Депрессивное (стихи)
Мечтатель (фэнтези и фантастика)
Парниковые девушки (в поисках солнца) (проза)
Мешок самоцветов (фэнтези и фантастика)
Друг? (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Некоторые писатели походят на того шарлатана, который вытаскивает из своего рта целые аршины лент

(Пьер Буаст)

Rambler's Top100







Youngblood

Таблетка от любви

Ульяна Чигорина>

Вы - 687-й читатель этого произведения

Вчерашний день, как и множество подобных ему, не принёс мне ничего кроме боли. Только боль где-то под сердцем. Я посвящаю эту боль ему. Тому, о ком все мои мысли. Тому, кого я люблю.
Я не буду давать ему какого-либо имени. Он это он. У него много имён и лиц. В жизни каждого из нас есть такой человек, ради которого, как тебе кажется, ты живёшь.
Я, если честно, пыталась избавиться от чувств к нему, сбросить с себя этот груз и больше не думать о нём. Но это было очень сложно. Невозможно.
Однажды я осознала всю серьёзность проблемы: страшная болезнь поразила меня. Она съедала мои внутренности, убивала мою душу. Каждый вечер страшная тягость проникала в меня. Тело ломало, будто я наркоманка. Моим наркотиком был он.
Зачем я встретила его. Зачем узнала его. Зачем каждый раз, когда смотрела в его глаза, бессмысленно пыталась увидеть в них хотя бы искорку, хотя бы малую долю того, что чувствовала я.
Он любил другую девушку. Он любил её больше жизни. А мне было больно. Даже не оттого, что я – это не она. Мне было больно оттого, что он как игрушка в её руках, как марионетка подчиняется её капризам. И от этого ему тоже было больно. Ходить как тень за человеком, которого любишь. Быть его верной собачкой. Разве в этом можно найти своё счастье.
Кто же придумал такую злую штуку – любовь. Откуда появилась эта болезнь. Это не вирус, это не инфекция. Но она убивает. Быстро или долго, но верно и до конца.
Я уже давно хотела найти средство от любви. Нет, я, конечно, понимала, что это не головная боль, но таблетка от неё должна быть.
Быть может, это другая любовь, подумала я. И начала её искать. Но всё безуспешно. Я снова и снова в мыслях возвращалась к нему. Каждого нового потенциального любимого человека я сравнивала с ним. Он был лучше.
Я обращалась к магии. Есть же такие специальные отвороты. Пошла к какой-то старой колдунье. Она посмотрела на меня и сказала, что отворот-то есть, но нужно, во-первых, самой захотеть избавиться от любви. Я сказала, что хочу.
По её наказу ночью пошла на кладбище. Сами понимаете, чего мне это стоило. Кладбище – это не лучшее место, где может находиться молодая девушка, если на часах полночь. Нужно было найти три могилы с его именем и в них закопать что-нибудь, что связано с этой любовью. Я нашла эти три могилы. В каждой закопала листочки со своими стихами о нём. И побежала прочь, не оглядываясь. В голове мелькали кадры всевозможных фильмов ужасов, которые мне пришлось увидеть в своей жизни. «Из могилы медленно поднимались мертвецы, кругом слышались их стоны». «Сгорбленная фигура в чёрном плаще шла вдоль погоста. Куда она направлялась? Наверное, где-то её ждёт очередная жертва». «Молодая девушка в белом платье приближалась к нему, ветер играл в её в волосах. Но с каждым её новым шагом Фрэнк понимал, что это не девушка. Она подошла к нему и улыбнулась. Так Фрэнк впервые увидел беззубую улыбку смерти».
Глупо и смешно, но тогда мне было далеко не радостно и не знаю, что переполняло моё сердце, но точно не счастье. Выбравшись на шоссе и поймав такси, я поехала домой. Водитель не задавал мне вопросов, но на его лице всё это время был нарисован страх, который он безуспешно пытался скрыть.
А что было потом? На следующий день всё было по-прежнему. По-прежнему было и через месяц. На данный момент прошло полгода. Но ничего не изменилось. Может только, после той ночи я стала более ненормальной. Но это особой роли не сыграло.
А ещё я поняла, что все эти попытки вообще бессмысленны и ни к чему хорошему не приведут и нужно искать другие пути решения данной проблемы. Поэтому месяц назад всё радикально изменилось.
Я решила всё сказать ему. Абсолютно всё. О том, что люблю его. О том, что без него не могу жить. О том, что буду любить его до самой смерти. Мне было безразлично то, что он ответит. Я просто хотела, чтобы он знал.
Мы стояли около института. Он курил и смотрел сквозь меня. Я чувствовала себя букашкой под этим взглядом. Я уже думала, что зря затеяла всё это. Не стоило мне начинать этот разговор. Помню, что-то говорю ему, а он смотрит на меня, и взгляд его ничего не выражает. Ни жалости, ни любви, ни презрения. Глаза его были стеклянными, ледяными. Такого холода я не испытывала никогда. И я не понимала, почему он так ведёт себя. И если бы я спросила его об этом, то он, наверняка, не смог бы ответить что-то вразумительное. Он даже и не попытался бы сделать этого.
Прервав меня, он спросил, зачем мне всё это нужно. Поначалу я не поняла смысла его вопроса. Он повторил его, также бездушно и сухо, как и в первый раз. А я и сама уже не знала этого. Так и ответила. Последнее, что он сказал, было: «Ну, когда узнаешь, тогда и подходи…». И ушёл, оставив меня наедине с глупыми мыслями.
Помню мой путь домой в этот день. Под ногами вертелась земля, а над головой небо, синее стеклянное небо, такое же, как его глаза. Нет ни облачка. Как ты можешь, небо, так сиять, когда на земле есть хотя бы один человек, которому больно. Нет ни облачка, как нет ни тени сомнения в его синих бездонных глазах, которые стали моим омутом. Я утонула в них. Они стали моей могилой. И никто не спас меня.
Небо, как можешь ты так сиять?
Это было в апреле. Природа начинала оживать после долгой суровой зимы. Последние ручьи уносили в никуда талый снег. По улицам текли людские потоки, каждый из которых был пропитан энергетикой весенней депрессии и авитаминоза. Я шла по бульвару. Ботинки мои промокли, а в спине появилась нудная ноющая боль. Тело била дрожь. Весь остаток дня я провела в этих хождениях. Ни о чём не думала, мне даже думать было больно. Просто бродила. Домой вернулась поздно и сразу же легла спать, даже не смывая косметику.
Май. Жарко, как летом. Зацвели деревья и появились первые одуванчики. Уличная толпа излучает теперь ожидание летнего веселья, всепоглощающую радость и ароматы самого разнообразного парфюма. И только у меня в душе всё было по-прежнему. Не было ничего, кроме этой дурацкой болезни, от которой я так и не могла излечиться.
Уже неделю я носила в себе дикие мысли о том, что таблетка от любви всё-таки есть. Это может быть любая таблетка, которая в больших дозах убивает человеческий организм. Например, Анаприлин, который выбрала я.
Накануне я узнала, что он наконец-то добился той, которую так любил, которую так ненавидела я.
Глотая слёзы, я взяла бумагу и дрожащей рукой написала: «Вчера мне было очень больно. Больно снова видеть его. Больно снова убивать надежду, а потом воскрешать её. Знать, что не буду рядом с ним, но любить его».
Так будет лучше. Пусть я умру, но со мной умрёт эта любовь. По горсточке весь бутылёк оказался в моём желудке. Я легла на постель. Слёз уже не было. Я смотрела на стены. Фотографии в рамках, на которых мама, папа, подруги и друзья. Я тоже там, но только другая. Я смеюсь или улыбаюсь. Это было давно. На последней фотографии, на которую я посмотрела, мне было три года. Маленький пухлёныш с развязавшейся ленточкой на фоне детских аттракционов. В руках сладкая вата, а в глазах радость. Ребёнок, перед которым целая жизнь открытий, взлётов и падений. Знал ли кто-нибудь, какое падение будет последним и когда оно произойдёт.
Я и сама точно не знала ещё вчера. А теперь лежу на смятой постели в пустой квартире. Ещё утро, поэтому родители, вернувшись поздно вечером, ничего не успеют сделать. Да и не нужно ничего делать. Меня не нужно спасать, потому что спасение я нашла сама.
Смерть я даже не почувствовала. Просто тяжесть сковала мои веки, и я уснула.
Что было дальше? Я проснулась, встала с кровати. Поначалу я подумала, что всё было сном. Но, увидев своё тело, я всё поняла.
Вот какая ты, смерть. Ничего не изменилось. Всё, как и раньше. Только я не чувствую пола под ногами, не ощущаю своего тела.
Я не хочу рассказывать вам, что было дальше. Просто я поняла, какую я глупость совершила. Мамины слёзы. Папа, который не знает, как жить дальше. Мне так хочется их обнять, но я не могу этого сделать. И теперь я вечно буду бродить по земле. Одна. Если бы я знала, что всё будет именно так.
Самое интересное, что любовь эта так и живёт во мне. Я также болею им. Также хожу за ним, живу рядом с ним. Он и не знает, что я рядом. Всегда рядом. Я знаю, что через месяц после моей смерти они расстались. А ещё я знаю, что каждый вечер он достаёт из тумбочки мои фотографии, которые дала ему моя мама, и плачет. А я успокаиваю его. Провожу ладонями по его чёрным волосам, смотрю в его глаза. Теперь в них грусть. Да и я в них тоже. Он смотрит в пустоту и зовёт меня. Я говорю ему, что рядом. Но он не слышит. Снова и снова зовёт меня. И только иногда, когда он спит, я могу поговорить с ним. Он просит прощения, опять плачет. А наутро ничего не помнит из этих снов.
В тот день я сказала ему правду. Всю правду. Он отверг меня и теперь также мучается. А я, я бы очень хотела ему сказать, что всё-таки немного соврала. Я сказала, что буду любить его до смерти. А на самом деле люблю его и после неё. Это моя единственная ложь перед ним. И никогда я уже не подойду к нему и не скажу, зачем когда-то открылась ему. Да и он сам уже знает, что ничего и не нужно было бы объяснять. Потому что у любви нет причин. Она либо есть, либо нет.
Глупо всё вышло. Нет её, этой таблетки. И никогда не будет. Ни в каком журнале однажды вы не найдёте броский заголовок «Учёные нашли лекарство от любви!». Любовь – это часть души, как сердце или печень орган в человеческом теле. Но только тело может умереть, а душа нет. И не стоит обрекать себя на большие страдания, чем есть.
И самое главное… Я поняла, что тогда, имея осязаемое тело, я имела больше возможностей сделать свою любовь счастливой. А сейчас я не могу ничего, кроме того, как видеть слёзы близких мне людей.
И самое главное… Нет ничего, лишь одиночество, а за спиной - порог смерти, после которого началась пустота.
И самое главное… Нет её, этой таблетки. Нет ничего.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Полякова Наталья


Случайное произведение

автор: Владимир Т.


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008