Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Огонек (фэнтези и фантастика)
лекционнолюбовное (нечто иное)
За секунду до (стихи)
Moulin Rouge (проза)
нет звезд (стихи)
Осень (стихи)
Берег (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

С авторами поладить легко – если вы любите детей

(Майкл Джозеф)

Rambler's Top100







Youngblood

003 Игры и развлечения

AdimKov>

Вы - 573-й читатель этого произведения


Следующий визит в «подполье» состоялся через неделю, в течение которой Свиту объяснили, чем мавры отличаются от демонов. Менторам не велели вести дикаря на повторную экскурсию, но у них нашёлся повод, чтобы тайком нарушить приказ:
- Сегодня первый день одиннадцатого месяца. Это мой день рождения и моей дорогой матери! - напомнила Лин, достав из нагрудного кармана пластиковый конверт в котором хранилась фотография, чья половинка была откушена зубами. - Знаете, что это значит? - дарилианка кивнула друзьям. - Пора к дядюшке Сэмуэлю! - ответила она, сбив с толку аборигена, затем показала кошелёк с золотыми монетами, пояснив, что идёт за покупками.

После того, как один из лифтов в жёлтой зоне просканировал штрих код Лин, она ввела некую комбинацию с помощью кнопок, обозначавших этажи, и кабинка тронулась с места. Вскоре друзья спустились на секретный нижний уровень. Выбравшись из лифта, дикарь смог по-новому взглянуть на быт мавров. Он очутился в просторном складе, где не было механики, парующих труб, мерцающего света и рабочих в мешковатых костюмах с жуткими шлемами сварщиков. Некоторое время абориген шёл за эльфийками сквозь потёмки, где царила обманчивая тишина, лёгкая духота, и по углам замерли силуэты утомлённых рабочих, сидевших на лавочках. Чуть позже друзья оказались в коридорах. Под их сводами мерцали самодельные гирлянды, и играла музыка. На углу под вывеской, гласившей: «Посиделки», развалился в дымину пьяный человек. Судя по запаху из дверей «культурного заведения», пьяница был не одинок в своём отдыхе, ведь мавры имели право на праздники, вроде «Дня трудящихся».
- Запомни Свит, - ЛинЧ толкнула его в бок, - во-первых, никаких истерик. Во-вторых, у нас нет прав на приобретение алкоголя в обход системы общепита. Хочешь узнать, что мы тут делаем? - синтэрка подмигнула. - Вносим вклад в экономическую систему подполья. Можешь не писать это в тетрадке. Я потом тебе объясню, на что трачу своё золото.
Переступив через порог, они неспешно побрели через прокуренный бар, составленный из подручных средств. В центре располагался круглый прилавок, за которым вертелось трое молодых людей, и сидел пожилой щекастый человек, куривший импортную сигару. Завсегдатаи этого места также питали слабость к дыму: кто-то потягивал кальян, иные предпочитали дамские сигареты, или же дышали общим перегаром, обсуждая что-то на своём языке и тиская сотрудниц. Наблюдая за рабочими, Свит двигался вперёд, кривясь от запаха, пропитавшего зал. Даже после лекции, посвящённой смертным трудягам, абориген не утратил страха перед маврами. Данный коллектив ему не понравился, особенно, когда один из посетителей затеял драку и тут же вылетел вон вместе с врагами и сломанным табуретом. Этот погром никоим образом не задел друзей. За спиной у ЛинЧ они ощущали себя в безопасности, ведь дарилианка могла нокаутировать любого, поэтому её помнили и боялись. Наконец, она провела подругу и ученика между столами и вышла к круглому прилавку, затем потеснила выпивоху и бармена, чтобы стать напротив тучного старика, как раз прикуривавшего свежую сигару.
- Дядя Сэм! Сэмуэль! Хомяк!!! - Лин окликнула глуховатого мавра, после чего тот неспешно повернул голову и затянулся, выпуская кольцо.
- Какие люди! ЛинЧ. Уважаемая… лошадь, - он ухмыльнулся, признав синтэрку.
В свою очередь абориген заметил, что хозяин кабачка был мавром, но принадлежал к иной расе. Это слегка озадачило его, а тем временем разговор продолжался:
- Как сам? Живёшь-наживешь? - кивнула ему Лин Чаран. - Я за товаром. Кстати, в приватной переписке прошёл слух, что к тебе новую партию провезли. Так что давай, - она поиграла бровями, - выкатывай, что есть. И побольше.
- Ну… - кашлянул старик. - Это зависит от того, что тебе нужно. Хорошего товара много не надо. Даже на толпу. Есть жидкое, есть сухое, есть начинка на кальян. Подвезли чистейшего топлива, - продолжил он, разводя руками. - Есть напиток «Небритый Фей» на девяносто оборотов, есть «Звезда и молот» по двадцать, сорок и шестьдесят градусов.
- Самое дорогое! - велела Лин, поторговалась, выложила на стол червонцы и, забрав пару сумок с товаром, вручила друзьям ещё четыре, затем они направились к выходу.

Разжившись запретными напитками, эльфы поднялись на верхний уровень и прошли через военную зону, где никто не обратил внимания на армейские сумки с бутылками. В ходе этого путешествия Свит приметил агитационные плакаты на всем известных языках.
Подобных листовок было гораздо больше, а их лозунги звучали как заклинания, вроде: «Болтать – врагу помогать». Они озадачили аборигена, но менторы отложили объяснения на потом: эльфы, наконец, пришли в тихий угол военного отсека, где под вывеской «Закрыто на профилактику» располагался шлюз кают-компании. Постояв под дверью, ЛинЧ набрала что-то на своём карманном компьютере, отослала электронные письма, затем открыла створку, приглашая внутрь.
Как только грязные лампы осветили захламлённое помещение, глазам эльфов предстала картина ремонта: всюду висели провода, стояла мебель в пластиковой плёнке, а под ногами лежали большие плитки, давным-давно сорванные с каркасов на стенах. Подобная обстановка ничуть не смущала Лин Чаран, ведь она знала, что зал не располагал камерами и вот уже десять лет проходил «профилактику». Причиной тому была страсть дарилианов к праздникам, чей хмельной размах шёл поперёк общепринятой «линии». Об этом уголке знали все, кроме тех, кому полагалось следить за образцовым поведением социума, но даже комиссары частенько устраивали посиделки. Их трудами в зал пронесли диванчики, столы, кресла, барную стойку, мобильную кухню, терминал для приватного обмена файлами и даже небольшой кинотеатр. Всё это Лин Чаран арендовала за большую плату. Дарилианка желала разгуляться на своё золотишко, а на вопрос: «откуда у вас, товарищ, червонцы?» она предпочла бы не отвечать…
Взявшись за подготовку, Лин стала вынимать из сумок напитки, расставляя их на стойку, затем расчехлила мебель, подключив к этому делу Киру и дикаря. Свит ни разу в жизни не видел пузырчатого пластика. Он помогал подругам минут пять, затем полчаса сидел на диване и щёлкал им до отупения. Оборвав его на самом интересном месте, ЛинЧ всучила аборигену штрафную тряпку и ведро, а сама взялась тягать диваны. Под конец уборки именинница отлучилась переодеться, как вдруг в зал ввалились первые гости. Это были штурмовики Дома Дарилиан. Они, как всегда, пришли на полчаса раньше, вынудив Киру Рану и дикаря поторопиться, налегая на швабры, затем появилась ЛинЧ.
Она вышла навстречу синтэрам, поправляя военный наряд, и принялась здороваться с товарищами. Как и именинница, они были одеты в «десантные штаны» с подтяжками, тельняшки, ботинки с высокой шнуровкой и тёмный берет с символикой отряда «Чёрный Пегас» в котором раньше состояла Лин Чаран. Ей было, что сказать им, несмотря на длительное отсутствие в рядах «Пегаса». Пока ЛинЧ общалась с гостями, Кира и Свит принялись разгребать гостинцы. Поскольку юная эльфийка и абориген заведовали кухней, они начали готовить угощение из подарочных фруктов и наполнять «дарилиановские стаканы». Именно так называлась мощная смесь из сахара, специй и водки, накрытая толстой долькой давленного лимона. Пить такой «коктейль» полагалось залпом в самом начале праздника. Пока на кухне готовился столь важный ритуал, бравые десантники помогли имениннице раздвинуть мебель. В конце перестановки явились пунктуальные лайяны, а последними пришли альвэны.
Только гражданин Дома Дарилиан, которому не полагалось иметь наличных средств и золота, мог от души разгуляться, собрав компанию из пятидесяти эльфов, и как следует их растрясти. Каждый из Трёх Домов обладал своим темпераментом и «порогом скромности», но Лин Чаран старалась заводить друзей без «предохранителей» в голове. И если уж кто-то из дарилианов не служил в бесшабашном «Пегасе», то в других частях он рубил, бил и пил от плеча. Лайян мог бы сорвать и подарить незнакомцу последнюю рубаху с горяча. А вот альвэны всегда оставались альвэнами, поэтому их «предохранители» не относились к воинскому духу. Всё в них было хорошо, и праздники с участием таких друзей выходили ещё лучше. Они не строили планов, но каждый раз приключались коллапсы. Например, перестрелки салатом, собачьи бега в банкетном зале, банальный мордобой или же попытка споить чужой зоопарк. За годы военной карьеры Лин Чаран справляла такие именины, что на утро приходилось организовывать подъём гостей из тарелок с закуской. К сожалению, это происходило лишь на оккупированных землях, а в приделах родного, образцово-показательного «Титана» синтэрам приходилось держать подобающее лицо. Несмотря на все трудности, гости изрядно опустошили свой штрих код, зато на столе красовалась гора дефицитной вкуснятины, бокалы, напитки, коробки и мощный свёрток, от которого разило оружейной смазкой. Дарилианы обожали любые подарки: они могли часами топтать базары, пока не покупали там какую-нибудь огроменную, никому не нужную ерунду, затем оборачивали её в три мешка и украшали пикантным бантиком. Лин Чаран уважала их порывы и сгорала от нетерпенья, но прежде чем рвать мешки, нужно было поблагодарить гостей. После того, как Лин произнесла тост, обратившись к товарищам, братьям, сёстрам и господам, синтэры хором поздравили её и подняли тот самый стакан с лимончиком. Далеко не все смогли опустошить его залпом, зато искренне отпили за вечную жизнь товарища ЛинЧ. Эльфийки всех домов пригубили по глоточку, их кавалеры чуть-чуть больше, ведь лайяны не пили, альвэны предпочитали вино, а дарилианы традиции чтили и с водкой были на «ты»…
- Ты не смотри так, товарищ эльф, - Лин слегка подтянула к себе аборигена, которому явно не нравилось, что его ненавязчиво принуждают глотать спирт.
- Не эльф я, - ответил ей грустный Свит, ощущавший эффект после выпитой водки.
- Хорошо, друг мой, неэльф, - она ухмыльнулась, - знай, что всё это так, пустяк! - ЛинЧ махнула рукой. - Ничего страшного. Я ведь умею себя вести, когда напьюсь! - заявила она и стала потрошить мешки с подарками при помощи кинжала.
Дарилианка обожали подарки с глубоким смыслом и явной шуткой, поэтому не было ничего удивительного, в том, что среди приятных вещей обнаружились: шоколадные яйца, серебряные подковы «Пегаса» и чётки для нервов. Помимо мелочей, Лин получила саблю, шапку, именные пистолет, штык-нож и пулемёт из большого свёртка.
- Прямиком из вражеских окопов! - пояснил один из штурмовиков. - Мы знаем, как ты любишь подобные вещи! - продолжил он. - Ремонт таких игрушек ничуть не хуже отдыха. Бери, наслаждайся, ставь в коллекцию. А сейчас давай фотографироваться! - предложил эльф, увидев, как синтэрка примеряется к оружию.
После того, как товарищи именинницы достали фотоаппарат, ей и лучшей подруге пришлось шутливо позировать, нацепив на себя дарённое барахло. Во время этой сессии будущего пророка также не обделили вниманием, ведь он являлся объектом интереса для большинства синтэров, а фото с ним служило предметом для гордости и хвастовства. По окончанию позирования один из лайянов вручил Лин Чаран некую бумажку, оказавшуюся лицензией на броню под названием «Мод-4». За такой подарок ЛинЧ расцеловала эльфа в обе щеки. Наблюдавший за этим порывом Свит был удивлен всплеску эмоций, ведь он ещё не побывал в оружейном отсеке и не знал, какое чудо скрывается за этой бумажкой. Очень многое в поведении синтэров казалось ему диким и не уместным на тот момент, но это было лишь начало праздника:
- А это, товарищ, называется «дарилиановский самолёт», - заявила именинница и вручила насупившемуся дикарю одноимённый стакан, затем пояснила, что его нужно пить на лету и держаться, растопырившись крестом.
Пока Свит хлопал глазами, таращась на выпивку, ЛинЧ ловко подхватила его на руки. Несмотря на сопротивление, Лин подняла Свита над полом, начав пробежку по большому кругу. По ходу «полёта» она гудела в нос, изображая двигатель, дарилианы хохотали, «лётчик» орал, стакан разбился, но всем было очень весело. В конце «самолета» альвэны расчехлили музыкальные инструменты и сыграли торжественную музыку для пророка. Отдышавшись, именинница попросила их «сбацать» особую мелодию и, вооружившись штыком, принялась плясать под ударный ритм. Расположившись в кругу друзей, она ловко пританцовывала на месте, подгибая ноги и водя руками, затем сдавила лезвие зубами и принялась вертеться в такт музыке, пока не села, заливая усталость вином.
- Папочка говорил, что это «танец с кинжалом», - пояснила Лин Чаран, обращаясь к удивлённому дикарю. - Предбоевая пляска моих родичей чаронов. Говорят, что они знали толк в магии и клинках, - добавила синтэрка. - Вживую не видела, но пляшу хорошо. Хочешь, и тебя научу? Это просто! - она подскочила с места. - И раз! Правую ногу влево! Два! Подогнул, на три притопнул. Раз! Левую ногу вправо! На три подогнул и притопнул! Главное махать руками и не порубить окружающих, - ЛинЧ вновь продемонстрировала ему свою пляску, но Свит воздержался от танцев.
На этой ноте гости вернулись за стол, поели и вспомнили старую добрую традицию: как и говорили менторы, дарилианы любили подраться. Их праздники без ритуальной драки считались постными. Это не означало, что они кинулись бить друг другу морду, а просто стали в кружок, подзадоривая соседей. Лин в этом мероприятии отводилась особая роль: бить именинника на собственном празднике выглядело, как скотство, однако лёгкая дуэль с виновником торжества считалась хорошим тоном. Во-первых, члены «Пегаса» могли убедиться, что их старая добрая «лошадь» осталась прежней, то есть крепкой, как кремень; во-вторых, она сама была не против разогреться мордобоем и блеснуть силой. ЛинЧ не стала приглашать в кружок мягкотелых мужей альвэнов, ведь они бы этого не оценили, а лайянам драться с эльфийкой претила их честь. Женская половина гостей также не выстояла бы против неё и минуты, поэтому именинница выбрала одного из боевых товарищей. Их поединок был прост: штурмовики не привыкли к прелюдиям, вроде «толкаться в плечо» или «страшного лица», а просто били…
- Ой, солнышко… - взвыла дарилианка, согнувшись пополам после очередного удара от низкорослого воина, но это был трюк с её стороны: Лин сграбастала оппонента за шею и, надавав коленом в живот, нокаутировала точным ударом.
После победы боевые товарищи убедились, что она ничуть не изменилась, поколотили друг друга для проформы, наконец, обнялись и выпили за вечную дружбу. Чтобы развеяться после боя, гости решили включить проектор мини театра. Нормальные эльфы из иных миров недолюбливали кинематограф, а синтэры вовсе не могли похвастаться шедеврами. Они до сих пор не создали «фабрики грёз», зато скупали чужие ленты, подчищали их, затем транслировали легально или в обход цензуры. Кроме импорта, у синтэров были картины, созданные энтузиастами из Трёх Домов: Альвэн обожал крутить мелодрамы; Лайян спонсировал культурные и исторические проекты; Дарилиан гнал пропаганду в промышленных масштабах и боевики. В сфере импорта Третий Дом отдавал предпочтение бреду, вроде: «Герцог Нуклерович отрывает бюст Лариски Кравтовчук». Вот и сейчас штурмовики со щенячьим восторгом желали экшена, где главный герой кусал сигару и держал пулемёт в одной руке, а второй хватал филейную часть подружки. ЛинЧ могла скачать подобное кино через дядю Сэма, у которого был миллион файлов. При всей обширности списка, пожелания эльфов оказались слишком уж разнообразными, но все сошлись на мультфильме. В нём выше описанные каноны жанра были возведены в жуткий максимум, присыпаны радиоактивной грязью, политы кровью, лёгким жаргоном и прошиты жирной сюжетной нитью. На протяжении всего просмотра дарилианы живо комментировали, альвэны и лайяны скромно молчали, воротя нос от пальбы по хищным мутантам, а абориген сидел, как пучеглазая лягушка. Он ещё не видел мультипликации «от восемнадцати и старше», поэтому «Апокалипсические похождения космического варвара Мазафакера» воспринимал с лёгким шоком, как и дальнейшие эпизоды праздника.
К счастью для менторов, начальство не знало об именинах Лин Чаран и впечатлениях будущего пророка. Причина халатности была в том, что агентурная сеть занималась серьёзной проблемой. Она затрагивала делегацию послов, «Титан» и всех синтэров в Упорядоченном, но её оглашение перед социумом было отложено до особого приказа товарища генсека. Пока глава станции анализировал факты шпионажа на своей территории, его комиссары оставили учителей и аборигена без должного присмотра, что позволило им избежать многих проблем, связанных с их некорректным поведением.

На следующий день после именин менторы и их ученик ценой невообразимых усилий держали лицо на очередном витке экскурсий по «Титану». Нагулявшись, они сели отдохнуть в хвойном парке космической станции. Там находилась система обогащения воздуха и климат контроль, позволявший менять времена года по прихоти синтэров.

«Прошла зима, настало лето. Спасибо партии за это!»

Именно так гласил огромный транспарант над беседкой в еловой рощице, и там на бедного Свита обрушились изначальные азы политической идеологии военной партии Дома Дарилиан. Данную лекцию вёл Рейо Альвэн. Он доходчиво объяснил дикарю, чем занимаются дарилианы на просторах беззащитной вселенной, а именно: пресечением деятельности хаотических культов и потусторонних сил, искоренением враждебных элементов, принуждением к миру и порядку тех, кто сеял хаос, активной торговлей, дипломатией и политикой. Тонкости покровительства вечных странников, отдачи со стороны их сателлитов и непрекращающейся бойни с враждебными державами были опущены. Пророку не полагалось знать об этих вещах, однако намёки на «Политику Острых Ушей» были явными. В обозримом будущем дарилианам предстояло решить: не слишком ли мала территория, занимаемая эльфами и кому на планете «Зелёный Ад» предстоит «подвинуться» в сторону концлагерей? Столь жестокие меры должны были стать предметом диалога с состоявшимся пророком, и ожидались они не раньше, чем он обретёт власть над своим народом. Свит был не готов к такой миссии, и пока что ему предстояло ознакомиться с более светлыми вещами, которые несли синтэры. Для начала, дарилианы отвели его в музей, посвящённый всему доброму и вечному, затем показали, как счастливо живёт их молодое поколение, что бы он сделал соответствующие выводы. В конце концов, кто как ни дети были лицом благополучия любого общества?

- И ещё раз спасибо за хорошее детство! - проорали хором тридцать маленьких дарилианов, отсалютовали изображениям вождей и уселись по подушкам на ковре.
Прямо сверху на них смотрели три портрета самых важных чиновников данного сектора и, конечно же, сам великий товарищ генсек. Художники нарисовали вождя этаким добрячком без очков, ставших неотъемлемым штрихом в его внешности. Чуть пониже картин имелся монитор, заменявший грифельную доску, учительская парта и пять кресел, установленных по случаю экскурсии. В них расположились менторы, социальный комиссар, будущий пророк и учитель, который воспитывал молодого поколения. Маленькие, пухленькие синтэры не походили на подтянутых дарилианов с жестоким нравом, впрочем, их темперамент проглядывался даже в невинном возрасте.
Обучение в начальной школе стартовало со звёздочек, крестиков, буковок, собачек и троглодитиков, перетекало в активную агитацию, затем в «учебку», где из подростков делали солдат. На данный момент их натаскивали на портрет вождя, а в качестве массажа для неокрепшего мозга читали сказки, мифы и легенды. Фольклор синтэров ничем не отличался от иных сказаний, разве что был слишком уж футуристичным, зато учил добру, порядку и самопожертвованию. К примеру, Свита уж очень задела легенда о великом альвэне вырвавшем своё пылкое сердце и обратившим его «кристаллом-бомбой» ради уничтожения врага и спасения родного города. Дикарю было невдомёк, что альвэны магией творения могли слепить простенький компьютер из куска кремния, железа и оторванной головы с золотыми зубами. Такие сказочки ещё не рассказывали, поэтому обитатели яслей произвели самое благоприятное впечатление. Чуть позже Свит признался Кире Ране, что «там», то есть у себя дома, ему не доводилось видеть столь обеспеченных, капризных, зажравшихся и самодовольных детей. Его слова звучали плохо, но давали понять, что будущему пророку не удалось в детстве вдоволь посидеть на мягком и поесть сладкого, слушая не менее приторный бред. Это вызывало завистливый блеск в его глазах. Менторам стоило бы обратить внимание, однако не удалось: впереди их ждала средняя школа, спортзал и ещё много чего, выходившего за рамки этого дня…

Визит в магический зал был обусловлен тем, что аборигена стали расспрашивать насчёт ментальных способностей его родичей. Как и прежде, он сделал вид, что ничего не понял, тогда его повели к одарённым подросткам, чтобы показать наглядный пример. Именно в магическом зале, где неоперившиеся чародеи, разрушители и техномаги оттачивали своё мастерство, произошло ЧП. Всё шло строго по графику: сперва пророк посмотрел на то, как маленькие альвэны голыми руками лепят зверушек из раскалённого метала, затем наблюдал за волшебным туманом, который напускали лайяны, чтобы скрыть мишени завесой, затем подошёл к «огневому рубежу». Там дети Дома Дарилиан отрабатывали то немногое, что позволял их дар: метали молнии из рук, пытались породить огненный шар или опрокинуть манекен бесконтактным ударом. Далеко не у всех учеников получалось разбить мишень: их удары напоминали щелчок от зажигалки. Те же, кто мог «шарахнуть» не упускали возможности поглумиться над отстающими. В особенности страдала женская половина, что было не удивительно для сорванцов-дарилианов. Наблюдая за ссорой, Лин решила вступиться за слабый пол. Она всегда так поступала со времён военного училища и уже подошла к главному задире, чтобы схватить его за воротник, как вдруг одна из обиженных учениц додумалась ущипнуть его магией. Техника безопасности запрещала такое, сверх того, за детьми следили, однако слабая молния мгновенно преодолела три метра и встряхнула задиру вместе с Лин Чаран. В следующий миг произошло такое, что у синтэров отвисли челюсти, а будущий пророк мгновенно спрятался под стол. Едва магия коснулась дарилианки, вспыхнул ослепительный свет. Тонкая молния медленно, как при замедленной съёмке, обвила тело дарилианки, разрослась, грянула громом и с шипением ушла в стену. Последствия это удара были ещё неожиданней: в переборке образовалась огромная дыра, и во все стороны полетели защитные плитки, щепки, капли железа и пар. Через миг раненные эльфы разразились воплями, затем внутри полой стены, где велись работы с коммуникациями, рухнула обугленная стремянка с бледным мавром. Такого инцидента в школе не было лет двести, поэтому все пребывали в шоке, но виновники даже не пострадали: удар и его последствия обошли их стороной. Лин опомнилась первой, а вот реакция юной волшебницы была оригинальна:
- Вы жалкие неудачники! Это я сделала! - обрадовалась ученица и получила оплеуху.
Надавав глупой волшебнице по ушам, дарилианка схватила её за шкирку левой рукой, а правой проделала тоже самое с зачинщиком ссоры.
- Вы двое! Маленькие мерзавцы!!! - рявкнула дарилианка, тряхнув детьми, при этом её глаза сменили цвет на красный. - А ты ссыкун! - подметила Лин, кивнув на его брюки.
Дальнейшей трёпкой занялись учителя, схватившие провинившихся детей под руки, и потащившие их прочь из зала. Вскоре на место ЧП явился глава учебной части, комиссар и медики, занявшиеся теми, кто пострадал от удара. Немного позже все, кроме комиссара, извинялись перед менторами и пророком, что не отменяло составления протокола. И если дикарю и его учителям ничего не грозило, то наставникам юных чародеев предстоял суд, взыскания, запрет практики или изгнание из партии. Дальнейшие их злоключения никого не интересовали, к тому же проявившая себя ученица не смогла повторить удар, от которого зависела её карьера. Гораздо занимательнее был тот факт, что Лин Чаран сразу написала несколько прошений, в которых настаивала на смягчении чужого наказания. Поскольку её доводы были невнятными, комиссары не придали им должного внимания, а у ментора не было времени на препирания: её, подругу и пророка ждала особая комиссия.

Оказалось, что руководству дарилианов и членам делегации уже давно хотелось побеседовать с наиболее важными фигурами грядущей ассимиляции. Отвечая на вопросы, Лин и Кира едва не наломали дров, ведь далеко не всё было одобрено партией Третьего Дома, а гости норовили придраться к любой мелочи. К счастью для товарища генсека, дикарю можно было играть в молчанку, как слаборазвитому элементу. Неопытным менторам также улыбнулась удача: им помогал матёрый суфлёр-политолог товарищ Ки, вещавший через крошечный наушник. Казалось, что травля друзей вопросами комиссии «Полиса» и синтэрами из двух Домов прошла без осложнений, как вдруг важную троицу развели по кабинетам, где каждого из них ждали придирчивые собеседники.
Кире Ране повезло больше всех: с неё был спрос за обучение, и тут уж она не таила и не лгала, но и подруге не навредила. Лин Чаран, судя по всему, предстоял повторный опрос о её пребывании на планете. Аборигена отдали на растерзание министру по правам.
Те синтэры, что уже порядком устали от правозащитника и его манер, поразились бы, как быстро он провёл долгожданную аудиенцию с представителем ущемлённого народа. Их беседа проходила в изолированном помещении, где стоял стол, стулья и устройство аудиозаписи, которое принёс с собой господин министр. Приостановив запись, министр оставил палец на кнопке и тут же пошёл в атаку:
- Ну же! Говори всё плохое, как есть, - предложил он, сверкая глазами. - Тебя здесь ущемляли? Мучили? Обделили? Готов поспорить, что тебе не нравится то, что хотят сделать дарилианы с твоей родиной. Поверь мне, мы поможем. Всё изменится. А теперь говори! - велел ему борец за права и отпустил кнопку. - Что тебя гложет?
- Вы куда-то спешите? - осведомился дикарь, успевший привыкнуть к белым людям, и недобро посмотрел на собеседника.
- Я предлагаю тебе облегчить душу. Можешь не бояться синтэров, - напомнил министр, поправляя записывающее устройство, - мы поможем тебе, твоей родне и всем остальным. Просто поделись с нами тем, что тебя не устраивает.
- Штаны очень узкие и нет ящериц. Я очень люблю их жарить и кушать, - ответил Свит и хитро улыбнулся, поглядывая на человека.
- Это что… - не понял министр, взглянув поверх очков. - Всё?!
- А что ещё вы хотите услышать? - ответил он фразой, которой его научила ЛинЧ.
- Я хочу услышать правду! - воскликнул собеседник, знавший про звукоизоляцию.
- Какую правду вы хотите услышать? - удивился абориген, не меняя лица.
- Они принижают вас? - пояснил человек, затем взглянул на свои часы. - Ты назовёшь их завоевателями? Дашь показания против синтэров?
- Здесь отвратительная еда, - признался эльф, - но дают всем по потребностям. Причём тут слово «завоевание»? - добавил он, а министр скрипнул зубами. - Вы действительно не спешите? Или спешите? - осведомился дикарь. - Что вас гложет? Давайте облегчим друг другу сердце. Уверен, что понимаю, о чём вы. Готов уделить этому делу… - он замялся. - Минут примерно два часа, - Свит улыбнулся. - Посидим? Или вы ждёте кого-то ещё?
Как бы то ни было, господин министр столь же недобро и даже с неким пониманием взглянул на эльфа, затем молча, встал, забрал вещи и вышел через чёрный ход. Борец за права покинул сцену и вскоре исчез. Некоторое время спустя, министра хватились все, даже его охранна. Были задействованы службы безопасности и поднят переполох, однако ЛинЧ осталась не в курсе дел, ведь настала пора для её допроса.
Со стороны заинтересованных на нём присутствовали лишь синтэры: Сорок Пятые, генеральный прокурор, генерал, отвечавший за колонизацию, и чиновники, стоявшие при главе отдела генетики. В роли ответчиков выступала Лин, Кира Рана, Свит и, как ни странно, Эмиль-Весу. Важный диалог проходил в большом золотистом помещении, где под оранжевыми знамёнами Дома Дарилиан стояли ответчики, и перед ними на трибунах восседали правители. Вокруг них блестели колоны и резные стены, украшенные жетонами с родовым древом величайших политиков, бравших своё начало от старейшин. Именно они были главными судьями, и внешний вид этих синтэров весьма озадачил аборигена: ему ещё не доводилось видеть столь одноликих правителей. И в самом деле, Сорок Пятые отличались лишь штрих кодами под левым глазом и шрамами, вроде ямочек или рубцов, заработанных в боях с Хаосом. Дикарю очень захотелось узнать: как вышло, что синтэрами руководят «злые двойники», но задавать таких вопросов не полагалось. Открывать рот и пялиться на старейшин также считалось очень дурным тоном, поэтому дикарь решил смотреть под ноги и слушать. Тема для беседы с партией была щекотливой: расстрел хоббитов. Этот вопрос состоял не в ответственности, а в личном мнении:
- Нам стало известно о вашей причастности к убийству отсталых существ, именуемых хоббитами, - изрёк глава заседания, и по его тону стало ясно, что достанется всем, даже аборигену. - Считаете ли вы оправданными свои действия? - он взглянул на ответчиков, остановившись на ЛинЧ, и эльфийка слегка дрогнула.
- «Засада!!!» - подумала она. - «А свидетели где?!» - дарилианка мельком покосилась на Эмиля. - «Исключено! Он не мог за нами следить! Сам стоит бледный…» - решила Лин. - «Уж не наш ли «Свитик» настучал комиссарам на меня за побоище карапузов?!» - она оглянулась на Киру, затем на дикаря и, собравшись с мыслями, ответила:
- Да. Безусловно, товарищи заседатели, - ЛинЧ чуточку задрала свой горбатый нос, - применение силы было оправданным в целях защиты. Я защищала нашего будущего гостя от агрессии отсталых, невежественных дикарей. Более того! - она повысила голос. - Я с боевым товарищем Кирой Раной заступилась за его честь, ибо супостаты пытались изнасиловать будущего пророка!
Одна лишь реакция аборигена на эти слова разрушала дальнейшее враньё Лин, но проницательные и мудрейшие старейшины вдруг проявили интерес. Удовлетворяя его, ЛинЧ продолжила развивать спасительную ложь о маньяках-полуросликах, вспомнила про кровожадность орков, дикие зверства и все впечатления от планеты «Зелёный Ад». Под конец выступления она решила, что ей присвоят орден «За спасение младших братьев», ведь старейшины были возмущенны и шокированы деяниями хоббитов. Получалось, что Лин была свидетелем таких вещей, о которых у эльфов просто непринято говорить. Размышляя о планетарных ужасах, кто-то из старейшин шепнул: «Политика Острых Ушей», затем обрушил свой гнев на ЛинЧ:
- А доказательства?! - нахмурился он. - Есть ли у вас доказательства? Вы, как солдат Третьего Дома Дарилиан, должны осознавать и принимать ответственность за каждое своё слово. В данном случае ваши показания способны повлечь… меры, направленные против варварского народа, угрожающего существованию эльфов-аборигенов. Понимаете ли вы?
- Понимаю, - вздохнула Лин Чаран, мгновенно представив трибунал, молот судьи, расстрельный отряд, залпы из «Ай-Кей» и собственное падение прямо посреди зала.
- Располагаете ли вы уликами? - повторил глава, оборвав полёт её мысли. - Или вы оскорбили совет своими домыслами? Вы все, готовы ли поклясться и ответь по закону?
В этот момент Кире Ране чуть не стало дурно, а ведь она почти всё время молчала, лишь изредка кивая головой, но от обморока её спас Эмиль-Весу.
- Мы готовы предоставить улики! - заявил он, выйдя наперёд. - Товарищи старейшины, вы получите подтверждения её слов, однако соблаговолите проявить терпение. Я, как офицер планетарного гарнизона, уполномочен довести до вашего сведенья, что все доказательства были записаны на носители в броне наших товарищей. К сожалению, правила карантина требуют оставить обмундирование в хранилище базы. Если вы позволите доставить на «Титан» эти данные, наша сторона полностью исчерпает ваш интерес и будет принято адекватное решение.
- Ваши показания приняты к сведенью! - кивнул старейшина. - Вам предоставят такую возможность. Заседание объявляется приостановленным до рассмотрения новых улик. Все свободны! - объявил он, разрешив ответчикам покинуть зал.

Переведя дух после допроса, ЛинЧ отвела шокированных друзей в госпиталь, велев им держать язык за зубами и, убедившись, что за ними нет слежки, обратилась к Эмилю:
- Информация на носителях, говоришь? - нахмурилась Лин, прекрасно понимая с каким прохвостом она имеет дело. - А я вот не припомню, что делала запись охоты. Быть может, ты решил провернуть очередную афёру? Или происходит что-то, о чём я не знаю?
- О, да! - эльф ухмыльнулся. - Вокруг нас всегда происходит что-то, о чём мы незнаем, - он также нахмурился, передразнив дарилианку. - Вопрос в том, как ты себя поведёшь в этой ситуации. Я, например, уверен, что смогу избежать кары за твой бред и использовать сложившуюся ситуацию наилучшим образом. А что будешь делать ты? Грызть ногти? Или поможешь мне? Само собой, не безвозмездно, - Эмиль-Весу искренне улыбнулся. - Я предлагаю сыграть в информационную войну, - эльф понизил голос. - Зная твои таланты, я уверен, что ты сможешь вытрясти из своих товарищей всё необходимое для нас, притом в кратчайшие сроки. Разведку, логистику и режиссуру я беру на себя, - он самодовольно прикурил, невзирая на запрет, действовавший в коридорах «Титана». - Вот перечень необходимых вещей… - Эмиль протянул ей бумажку, тем временем система оповещения объявила о начале выступления генсека в большом зале. - Ну что, согласна?
- Ты дурмана объелся?! - воскликнула Лин, прочитав его список.
- Кто знает? - оскалился синтэр, услышав из динамика прелюдию к гимну дарилианов. - Итак, поехали! Раз, два! Три-четыре… - эльф зажал сигарету пальцами, дирижируя ей в такт музыке. - Мы рождены, чтоб мифы выбить былью… - напевая, Эмиль зашагал в сторону лифта, ведущего к космическому порту.

Хитрый альвэн достиг ангаров, прежде чем стих гимн и глава станции начал свою речь. Пока он занимался подготовкой «Химеры», ЛинЧ оббежала пол жилищного сектора. Начиная «информационную войну», она чувствовала, что ещё пожалеет и бранилась под нос, но действовала строго по бумажке. Прежде всего, дарилианка тайком вынесла кое-что из музея еретических экспонатов и позаимствовала у завхоза два ведра краски. Немного позже она разжилась снайперскими винтовками, амуницией и дротиками с транквилизатором. Упаковав всё по неприметным сумкам, Лин в три ходки доставила необходимые вещи Эмилю-Весу, затем они без особых трудностей покинули «Титан» и взяли курс на малые звёздные врата. Этот треугольный портал был создан для экстренной переброски кораблей на орбиту «Зелёного Ада». Насколько знала Лин, обе стороны «червячной норы» были неактивны и защищены турелями, однако их корабль свободно приблизился к огромным техномагическим вратам, и в них возникла гравитационная воронка. Заговорщики и глазом моргнуть не успели, как угодили в импульс, чей рывок, будто чёрная молния, пронёс «Химеру» до планеты и выбросил её в космос. В течение следующего часа корабль синтэров мчался на ускорителях к планете, затем сбавил ход, минул космическую станцию, включил тормозные двигатели, окружил себя пузырём силового щита и стал плавно входить в атмосферу.
На протяжении всего пути ЛинЧ и словом не обмолвилась с Эмилем-Весу: её грызла собственная гордыня. Она предпочла гадать, чем обернётся их вылазка с идолом Хаоса подмышкой и набором для содомирования в рюкзаках. Управлявший «Химерой» эльф явно не разделял её мрачных настроений и беззаботно насвистывал, пока дарилианка не попросила его заткнуться. Прекратив музицировать, он перешёл на автопилот, подключил мини компьютер к бортовому терминалу и принялся работать с данными со спутника…

- Ну, вот и всё! - заявил Эмиль, хлопнув крышкой компьютера. - Приехали, - он нажал кнопку, открыв защитные створки, и эльфийка увидела мир с высоты птичьего полёта.
«Зеленый Ад» ничуть не изменился с момента её последнего визита: на планете стояло жаркое лето, воздух над джунглями клубился дымкой, под облаками парили некие твари, напоминавшие птеродактилей. «Химера» чужаков неспешно снижалась в бесшумном режиме. На данный момент она не использовала ревущие турбины, а тратила энергию, леветируя на гравитационном двигателе. Никто в целом мире не заметил её появление над одной из опушек тропического леса, и пока местные аборигены занимались своими делами, синтэры готовили страшный удар:
- Да ты совсем сдурел?! - воскликнула ЛинЧ, когда увидела, что Эмиль засовывает в отсек с бомбами небольшой цилиндр, на котором имелась маркировка «Этнический Фильтр». - Это же запрещённое биологическое оружие!!!
- Этот «инсектицид» значительно упростит нашу задачу! - отмахнулся синтэр. - Оцени: данный штамм накрывает всего лишь квадратный километр, действует на карапузов и выгорает меньше чем за сутки. Лично я располагаю инфракрасной фотографией стоянки шерстолапых маньяков и собираюсь зачистить её одним махом…
- Сейчас я прочищу тебе мозги! - посулила ЛинЧ, достав лучемёт, называвшийся «Табелем», и приставив его к затылку Эмиля-Весу, закрывшему пусковой отсек и склонившемуся над монитором с рукоятью наведения для «торпедного устройства».
- Хватит валять дурака! - велел эльф, не оборачиваясь к ней. - Ты сама не единожды участвовала в зачистках неугодных элементов и отжигала с огнемётом наперевес.
- Это совсем другое! - оскалилась Лин Чаран.
- Можно подумать у твоих жертв были шансы? - усмехнулся Эмиль. - В любом случае твоя философия не помешает мне нажать курок! - добавил он и выпустил заряд.
Поскольку «Химера» парила на гравитационном двигателе, её пусковое устройство могло использовать эту энергию и «выстрелило» цилиндр, будто торпеду из подводной лодки. Лин даже не услышала, как это произошло, а через секунду биобомба хлопнула в глубине леса, распыляя яд, действовавший на генетическом уровне.
- Что ты делаешь?! - рассвирепела Лин, наблюдая, как альвэн вернулся в кресло пилота, расстегнул мундир и рубаху, надел тёмные очки, затем вытянулся, чтобы позагорать.
- Советую тебе прогреть пузо и отдохнуть, - он оглянулся, опустив очки. - В условиях тропиков тела жертв быстро начнут разлагаться. Они запахнут, мы включим анализатор газа, найдём и выковыряем их из норок, затем начнём наше шоу.
- Эмиль, ты трибунальная морда! Вот уж не ждала такого от альвэна, - она вдохнула, усевшись на лавке у шлюза и, следуя дарилиановской привычке, нацарапала подробный донос в виртуальном блокноте. Не то чтобы Лин всерьёз решила настучать на своего подельника, но так ей было проще смириться с происходящим, ведь это она начала поливать грязью карапузов и теперь ей предстояло поглумиться над их трупами…
Переодевшись в доспехи средних штурмовиков, заговорщики спустились в лес, прошли несколько километров по джунглям и, активировав устройство, реагировавшее на спектр газов, испускаемых трупами, нашли мёртвых хоббитов. Как и ожидал Эмиль, жертвы «Фильтра» обретались в подземных норках. Они беззаботно дремали, пережидая жару, поэтому яд накрыл всех хоббитов и тихо остановил сердца, не вызывав подозрений. Их одомашненное зверьё осталось целым и невредимым: кролики-переростки сидели в клетках, дрессированные крысаки-убийцы скалили зубы из соседних загонов, пока ЛинЧ выковыривала багром тела их хозяев. Извлекая трупы, она слегка «приобщилась» к культуре дикарей и даже сделала несколько фотографий, запечатлевших подозрительные кости у большого котелка. Именно он привлёк её внимание, ведь она не ожидала, что у карапузов есть вполне приличный скарб из железа. Пока дарилианка прикладывала к себе берцовые кости и рассматривала черепа, Эмиль честно перетаскивал трупы на «Химеру», тем самым отрабатывая свою часть заговора.
- А эти хоббиты похожи на эльфоедов, - подытожила Лин, выбравшись из подземелья, и продемонстрировала сообщнику кость, череп и завяленные ушки на палочке.
- И кто из нас после этого плохой? - обиделся Эмиль-Весу.
- Это ничего не меняет! - эльфийка засунула находку в рюкзак. - Нельзя использовать…
- Тра-ля-ля. Я тебя умоляю! - синтэр всплеснул руками, перебив собеседницу. - У меня была всего-то одна трофейная биобомба. Хватит на меня давить! Мы не при исполнении. Между прочим, ты обязана мне салютовать, вытянувшись по струнке!
- Не теперь, товарищ командир! - отрезала Лин Чаран.
- Ладно, - Эмиль махнул ладонью. - Я сомневаюсь, что наши отношения пойдут по уставной линии. Забирайся на борт, - он протянул руку, - самое интересное впереди.

Разжившись трупами, заговорщики немного покружили над джунглями и также тихо взяли курс на водоём, располагавшейся в полумесяце скалистых холмов. Это озеро могло бы называться «Священным» лишь потому, что его невозможно было найти в джунглях, не зная тайной тропинки. Судя по снимкам со спутника, местные аборигены считали его сакральным и часто наведывались к нему, чтобы приобщиться к минеральным родникам. Вот и сейчас десять эльфов беззаботно плескались в искристой воде и, при всём своем слухе, не подозревали о нависшей угрозе. В свою очередь Эмиль опасался, что местные способны ощущать гравитационные поля своими длинными ушами, поэтому едва не угробил «Химеру», посадив её вдали от озера. На этот раз он не собирался устраивать биологическую атаку и, вооружившись аппаратурой, вручил Лин винтовку с дротиками. Помимо стрелкового оружия, они прихватили пять летающих дройдов, вроде того, что щипал током будущего пророка. На его же примере синтэры узнали, сколь прыткими могут оказаться младшие братья и сёстры, поэтому рассчитывали застать их врасплох. Прокравшись к водоёму, заговорщики спрятались в кустах, тихонько раздвинули ветки и прильнули к оптике. Сквозь цифровой перископ они отлично видели, как резвятся мокрые аборигены. И если ЛинЧ, как опытный солдат, прикидывала: кого усыплять первым, то Эмиль глазел на грудь одной из дев. Она была и впрямь хороша: сперва дикарка омывала нечто, вроде туники, затем весело брызгалась водой с подругами, смеясь и радуясь до тех пор, пока в её шею не воткнулся дротик. Этот момент стал шоком для окружающих. Пока они метались, Лин Чаран и Эмиль-Весу уложили их поспать. Двое из купавшихся дикарей умудрились сбежать, поэтому ЛинЧ сохраняла бдительность, подбираясь к жертвам. Она прощупала их пульс и успешно откачала тех, кто упал в священные воды, тем временем её подельник стоял на страже, но делал это на свой лад:
- Чем ты, мать твою, занят?! - воскликнула ЛинЧ, оглянувшись и увидев, что бравый сторож присел полапать одну из пышногрудых жертв.
- Просто примеряясь! - воскликнул Эмиль и, получив камнем по шлему, подскочил, вскинув руки. - Да ты чего?! - рассердился альвэн. - Нам их ещё ассимилировать и ассимилировать, так отчего бы и не приглядеться?!
Лин не стала отвечать на этот вопрос, а просто покрутила пальцем у виска, затем они соорудили носилки, слегка подпортив священную рощу. Поскольку псевдомышечная ткань позволяла синтэрам переносить огромные тяжести, они взвалили на носилки сразу три жертвы и потащили к «Химере», оставив дройдов на страже. Во время следующей ходки чужаки недосчитались одного из сторожей, а вернувшись в третий раз не нашли ничего, кроме капканов на месте спящих эльфов. После того, как ЛинЧ ткнула палкой в бугорок листвы и отпрянула, увидев зубастую ловушку, она поняла, что лучше убираться по-хорошему. Это решение было верным, к тому же по пути к «Химере» их не единожды обстреливали из луков. Оглянувшись перед тем, как захлопнуть дверцу корабля, Лин успела заметить группу преследователей и прониклась к ним невольным уважением: даже перед лицом неведомого зла они с копьями и топорами бросились на «Химеру». Пока дикари царапали обшивку, Эмиль хохотал до упаду, затем включил двигатели на малую тягу и, распугав аборигенов рёвом и жаром от турбин, умчался под облака.
Немного позже корабль чужаков приземлился на самом мрачном холме, который смог отыскать спутник. Прибыв на место, подельники приступили к финальному этапу. Прежде всего, они занялись сооружением алтаря и тут же поссорились:
- Эта глыба камней ничуть не похожа на мерзкое святилище Хаоса! - заявила ЛинЧ, осмотрев пирамиду, которую соорудил Эмиль. - Кроме того, злые хаоситы всегда уродуют тела жертв! Нужны колья, земля, свечи, лужи из мазута, кости и кровища…
- Этого добра у нас хватает! - успокоил её синтэр, заглянув в емкость с краской.
- На алтарях Хаоса обычно есть труп, желательно, примотанный колючей проволокой к столбу или обгаженный и подвешенный вверх ногами! - добавила она.
- Да ты что? - усмехнулся Эмиль-Весу, сняв шлем. - Прямо таки проволокой и прямо в диком лесу? А я смотрю ты у нас эксперт по алтарям! Слышали бы тебя товарищи из инквизиции! - он поиграл бровями.
- Мой отец инквизитор! - нахмурилась Лин. - Как бы они тобой не заинтересовались!
- Ладно, - синтэр весело покивал, - тогда давай порубим наших эльфов на мясо…
Они не причинили вреда усыплённым жертвам, чего нельзя было сказать о хоббитах. Создавая из них злобных содомитов, Эмиль задействовал все трофеи из музея и постоянно шутил, раздражая сообщницу. Потягивая сигарету, он пытался вооружить окоченевшие трупы, но карапузы не желали сотрудничать и тогда на помощь пришёл авиационный клей. Синтэр достал его из технического ящика «Химеры» и быстренько надел на хоббитов огромные маски из дерева, влепил каждому по инструменту пыток и принялся размалёвывать трупы краской. Второй проблемой стали глаза: они никак не желали открываться. Пока Эмиль трудился над изуверами, ЛинЧ смешала багровую эмаль с землёй и расписала эльфов, затем подправила алтарь с помощью клея и срубленных веток. В итоге у них получились довольно убогие, но жуткие декорации, прямо как в фильме ужасов, только без заднего фона и освещения. Разложив «актёров» в подобающих позах и приклеив хоббитов, заговорщики развели костры, установили куст в качестве точки для камеры и начали фотографировать при помощи оптики, установленной в шлеме Лин Чаран. Ближе к вечеру они располагали обилием ярких кадров и могли преспокойно вернуться на планетарную базу, чтобы отработать версию с изъятием носителей.
Оплот синтэров немного озадачил ЛинЧ, ведь в начале экспансии база разрасталась полным ходом, а теперь выглядела так, будто её собираются закрыть в ближайшее время.
- Всё идёт по плану! - успокоил Эмиль-Весу, заметив реакцию дарилианки. - Давай, что ли отдохнём перед возвращением. В бункер заглянем, чайку попьём…
- Просто у дарилианов возникла небольшая проблема в ближайшей солнечной системе, - продолжил он, усевшись за стол в бункере и налил гостье кипятка из электрического котла, - мы вступаем в войну с прихвостнями Хаоса. Точнее с ордой разумных машин. Опять-таки вынырнули из тёмного космоса. Но это ерунда, загоним обратно. Дайте срок!
- Ничего себе «ерунда»! - нахмурилась Лин Чаран. - Почему я об этом не слышала?
- Как раз об этой войне говорил товарищ генсек перед тем, как мы покинули станцию, - улыбнулся синтэр, - вероятно, ты была слишком занята, чтобы послушать. Между прочим, ты стала «первой ласточкой», узнавшей о вторжении. Помнишь флот, о котором говорил медик? Ну… - он выдержал паузу. - Тот самый, которому ты отрубила руку. Так вот, тайная флотилия должна была стать первым ударом по нашему «Титану». Обманным манёвром, призванным разбить станцию над планетой «Зелёный Ад» и звёздные врата. Враг рассчитывал, что мы высадим своё войско на планете и окажемся в ловушке, но благодаря тебе кое-что изменилось… - Эмиль вновь притих, постукивая пальцами о стол. - Кстати фото, которые мы сделали, необходимо было сдать ещё две недели назад.
- Чего?! - Лин едва не подавилась чаем. - Ты… - она указала на синтэра пальцем, затем тремя. - Ты опять меня втянул в свои проклятущие интриги?!
- Что я могу сказать? - эльф рассмеялся и потянулся за сигаретой. - Ты сама начала нести ту чушь про содомитов, а я лишь подхватил идею и, наконец, реализовал свои наработки. Срочность и грандиозность планов, дорогая моя Лин, это те вещи, которые я терпеть не могу, поэтому постоянно попадаю в немилость. В данном случае моя леность, - он затянулся, выдув дурманящий дым, - повлияла на твою незавидную судьбу.
- И ты думаешь, что я тебе поверю?! - Лин ударила стаканом по столу. - Быть может, это ты незавидно встрял из-за свой же трусости и разгильдяйства?
- Поясни-ка, - альвэн нахмурился.
- То, что мы сделали невозможно провернуть в одиночку! - Лин указала пальцем вверх. - Насколько я поняла, никто на этой базе не в курсе, чем мы сегодня занимались. Кроме того, дорогой Эмиль, - она оглянулась через плечо, - не бывает трофейного оружия массового поражения, да ещё столь дорогого! Это я тебе говорю…
- Как коллекционер? - перебил её ехидный собеседник. - Я в курсе, что у тебя кое-где есть схрон трофейного оружия. А есть ли у тебя Бомба?
- Что?! - ЛинЧ сразу же поменялась лицом, а её глаза налились кровью.
- Просто шучу! - отмахнулся Эмиль. - И не делай такие жуткие глаза! - он подмигнул дарилианке. - Даже дурак бы догадался, что у тебя в комнате просто не хватит места, чтобы спрятать пулемёт, который тебе вручили ребята из «Пегаса».
- Так ты шпионишь за мной?! - рассвирепела эльфийка и вскочила со стула.
- Спокойно! - он поднялся следом. - Уверяю тебя, что наше сотрудничество пойдёт на пользу тебе, мне и, конечно же, Третьему Дому Дарилиан.
- Да кто ты такой?! - возмутилась она.
- Великий и ужасный шпион! - ухмыльнулся Эмиль. - Если скажу больше, то вынужден буду тебя убить. Вот моя лицензия на отстрел… - эльф вынул из ящика стола исписанную салфетку и осторожно промокнул ею чайную лужицу. - Да шучу! Шучу я! - он всплеснул руками, едва ощутив, как Лин скрипнула зубами и подалась вперёд. - Просто я парень, на которого возложили тяжкую миссию. В качестве моральной компенсации могу отдать все лавры тебе! Мне они за даром не нужны. А теперь хватит беситься, товарищ ЛинЧ. Давай-ка ещё по чашке крепкого чайкагана со спиртиком и баиньки.
Лин хотела набить ему морду, но воздержалась и отправилась на отдых. В конце концов, хитрый альвэн навёл её на объедки эльфов-аборигенов и помог подтвердить её показания насчёт изуверств. Всё, что было отснято, Эмиль-Весу со знанием дела отредактировал на компьютере так, что ни один эксперт не смог бы придраться, затем подменил данные в старом шлеме ЛинЧ. Его и остальные компоненты брони заговорщики доставили на «Титан» по всем правилам карантина, что заняло ещё три дня. Всё это время ЛинЧ и Эмиль сидели под «колпаком», и успели посмотреть очередной выпуск «Лотереи Счастья». Когда им скомандовали «вольно», дарилианка направилась в госпиталь, чтобы успокоить друзей, но её перехватили на полпути. Это были служители генерального секретаря. Они повели растерянную эльфийку прямиком к хозяину «Титана». Лин Чаран перехватило дыхание от такой чести, ведь она слышала молву, будто генсек имел жуткую привычку лично расстреливать из пистолета провинившихся синтэров. Учитывая слепоту великого товарища, ЛинЧ сомневалась, что ей предстоит торжественная экзекуция за её ложь, хотя на деле приятных моментов в общении с генсеком было мало…

Оказавшись во дворце советов всех старейшин Сорок Пятых, Лин под конвоем пришла на порог апартаментов товарища генсека. Вскоре её просветили сканером на предмет угрозы и разрешили войти вместе с сопровождающим. Оказавшись внутри покоев, ЛинЧ поразилась скромности обстановки: даже её крошечная каюта была обставлена гораздо оригинальнее, а местный интерьер, несмотря на широкие комнаты, выглядел блекло. В кабинете генсека имелся лишь письменный стол с компьютером, допотопный резной сервант, полка с файлами, пара кресел и чайный столик. Особого внимания заслуживал зеркальный шкафчик-купе, к которому подвели изумлённую гостью.
- Во-первых, отвернись, - велел старейшина, набирая код на небольшой панельке, - во-вторых, держи язык за зубами и здесь, и там, и после. Отвечать на вопросы и не задавать своих, пока не спросят. Входи, - предложил он, и дверца бесшумно отъехала в сторону, открывая гостям затенённую лестницу, ведущую куда-то в подполье.
На втором уровне ЛинЧ ожидал целый дворец, где располагалась шикарная мебель, левитировали роботы-помощники, скользили тени слуг и на каждом углу стояли воины из почётного караула. В центре этого места находился овальный кабинет и там, в сердце инфраструктуры, должна была состояться встреча с хозяином «Титана».
Он, как всегда, сидел в любимом кресле-крутилке, вокруг которого висело полсотни мониторов, торчали сенсорные панели, протянулись толстые провода и манипуляторы, периодически ездившие по специальным рельсам на потолке. Его окружение сияло и мерцало всеми цветами радуги, ведь каждый дисплей показывал свою картинку, а наиболее важная информация выводилась на центральный экран, на фоне которого кресло генсека казалось смазанной тенью.
Как только гости пересекли красный луч сканера, одна из камер тут же взяла их под прицел, затем эта картинка мелькнула на экране, и трон владыки развернулся к визитёрам. На этот раз товарищ генсек был одет в более скромный мундир и не имел при себе очков, что говорило об успехе недавней операции на глазах. Он вновь обрёл зрение, но вопреки высоким технологиям и статусу пациента, «светлые очи» генсека имели кроваво-красную радужку, и белки также несли следы воспаления. Это добавляло крайне неприятный штрих в его внешность, однако слуга великого народа ничуть не стеснялся своих изъянов.
- Так-так, старейшина Сорок Пятый и первый ментор Лин Дарилиан, - он поманил пальцем, предлагая синтэрке приблизиться, после чего она шагнула вперёд, отсалютовав ему. - Вот и встретились воочию, - глава «Титана» кивнул, затем нажал кнопку, опустив кресло на уровень пола, и стал на ноги. - Не будем терять времени, первый ментор. Перейдём сразу к торжественной порке, - он ухмыльнулся, положив руку на кобуру с именным пистолетом, и Лин Чаран ощутила холодок за душой. - Мне донесли о ваших показаниях и предоставленных уликах. Ушки на палочке были просто очаровательны. Неоспоримый факт! - генсек щёлкнул пальцами, и из-под потолка раздался птичий крик, хлопки крыльев, затем на его руку приземлился громадный фиолетовый попугай с мощным клювом и длинным хвостом. - Вообще-то, я тебя не звал, - укорил его глава «Титана». - Ничего-ничего, хорошая птичка. У неё редкий ментальный дар: успокаивает нервы, - добавил он и посадил попугая себе на плечо. - Итак, фотографии, - товарищ генсек выразительно посмотрел на Лин и кликнул пультом, выводя на экран поделки Эмиля-Весу. - Очень хорошо. Вот только с декорациями плохо поработали, - он устыдил дарилианку, - впрочем, ничего страшного. Благодаря вашей самодеятельности, товарищ ментор, Третий Дом Дарилиан возьмёт верный курс относительно этой планеты! - он приблизился, смерив взглядом эльфийку, пока его птичка перелетела на провода.
- Служу «Титану» и товарищу генсеку! - ЛинЧ вновь отсалютовала, щёлкнув пятками.
- Одобряю! - кивнул он. - «Зелёный Ад» будет всецело принадлежать синтэрам и от этого выиграет Упорядоченное. Вам, как обладателю множества боевых наград, должно быть ясно, что не бывает благополучного оплота без фундамента, окроплённого кровью… - эльф выдержал паузу, а свою речь произнёс с таким выражением, что и ребенок бы понял, каков будет масштаб грядущей чистки. - В данном случае, опираясь на ваши доказательства, мы добьёмся права на проведение полномасштабных работ по облагораживанию территорий для жизни аборигенов и грядущих поколений от ассимиляции. Я вижу вопрос на ваших устах, дорогой ментор, - генсек пристально посмотрел на синтэрку. - Вы, как и многие, привыкли к наградам и поощрениям за каждый проделанный шаг? Нет. Ордена на этот раз не будет. Ваше имя также не упомянут в хрониках борьбы за истину о кровавой натуре «ошибок Единого Творца». Согласитесь, это даже лучше, чем регалии, учитывая тот интерес, который проявляют к вторжению иные силы, влияющие на баланс сил. Лично вас их внимание не затронет, однако вам предстоит участвовать в небольшом спектакле…
- Товарищ инквизитор! В пе-е-ечку их! В печку! - заорал сверху попугай генсека и, ощутив на себе его взор, тут же заткнулся, как будто бы понял, что сказал нечто лишнее.
- Милая птичка, совсем как диктофон, - хозяин подмигнул эльфийке кровавым глазком, - ловит всё, что говорят наши гости. Итак… - он притих, оперируя пультом. - Наши гости.
Генеральный секретарь вывел на экран видеозапись, которая продемонстрировала Лин весьма необычную сцену. В ней участвовал господин министр по правам и пара эльфов-охранников, чью личность невозможно было узнать из-за ракурса съёмки. Некоторое время они общались на повышенных тонах, затем посол из «Полиса» вскинул руки, и они мгновенно удлинились, пронзив тела синтэров. Один шлёпнулся на пол с дырой в животе, а второго пригвоздила к стене конечность министра, после чего убийца, как ни в чём не бывало, пошёл куда-то по коридору.
- О чём вы думаете, товарищ? - осведомился генсек, проиграв эту запись несколько раз.
- Товарищ генсек! Считаю, что на данной плёнке зафиксирован один из оборотней Хаоса, экземпляр которого мне попался на планете «Зелёный Ад»! Выражаю глубокое беспокойство, озабоченность ситуацией и скорбь по поводу гибели боевых товарищей! С вашего позволения, считаю, что тела жертв разумнее всего будет кремировать, учитывая опасность разрастания органического паразита! - выпалила ЛинЧ, будто солдат на плацу.
- Вольно… - пошутил хозяин «Титана». - Вам будет интересно узнать, что перевёртыш завладел весьма ценной информацией. Несмотря на всю степень угрозы, мы позволили ему до конца отыграть свой маскарад и скрыться в известном нам направлении.
- Разрешите узнать, товарищ генсек! - Лин вытянулась по струнке.
- Я же сказал: «вольно», - кивнул ей синтэр. - Наш шпион ушёл в сторону космической станции «Полис», откуда он, вне всякого сомнения, заполучил личину должностного лица. Наша разведка доложила, что он уже прибыл и теперь дожидается своих покровителей, чтобы лично предоставить информацию. Украденные им файлы являются фундаментом наших шифровальных устройств, трещина в котором, согласитесь, способна переломить хребет нашей армии в свете предстоящей войны. Теперь, когда вам известна причина, мы поговорим о большой политике и целях вашей миссии.
- Прошу прощения, товарищ генеральный секретарь, - смутилась Лин, - но разве кража и угроза безопасности «Титана» не является главной темой? И что может сделать в этой ситуации скромный ментор?
- Враг хитёр и желает не только победы на поле брани, но и разгрома синтэров на политическом уровне, - пояснил ей генсек. - Как вы знаете, война за благополучие миров Упорядоченного это не только перестрелка, но и логистика, торговля, обмен ресурсами и куча законов, несоблюдение которых способно замедлить наше продвижение. Поскольку умники из «Полиса» контролируют половину торговых потоков, ссора с ними никоим образом не входит в наши планы. Именно поэтому мы пустили на «Титан» их делегацию. Представители Двух Домов также способны вмешаться в наши дела. В отличие от «Полиса», их не интересуют права аборигенов. Они тешат себя надеждой обойти нас в борьбе за «Зелёный Ад», поэтому будут играть на той же дудочке, что и лжеминистр. Вам, первый ментор, предстоит подыграть их лицемерию и стать прикрытием для грядущей операции, - он развел руками. - Мы не можем отдать врагу ключ от нашей безопасности, однако желаем поймать того, кто стоит за оборотнем. Учитывая относительное течение времени в Упорядоченном, наш отряд успеет прибыть в «Полис», проследить за сделкой и обезвредить злодеев, прежде чем они нанесут вред интересам «Малой Родины». Вы, - генсек ткнул Лин Чаран пальцем, - ваш боевой товарищ и ученик должны будете показать дуракам из «Полиса» насколько хорошо аборигены относятся к ассимиляции. Конечно, мнения будущего пророка недостаточно, но это неплохая точка отсчёта. Вас подготовят для проведения встречи с министрами и обеспечат суфлёром. Пока вы будите обелять доброе имя Третьего Дома, наш спецназ захватит шпионов Хаоса. Состав вашего отряда, маршрут до «Полиса» и подробности будут объявлены в ближайшее время. Вопросы?
ЛинЧ не нашла, что сказать генсеку, поэтому отсалютовала и удалилась по отмашке старейшины Сорок Пятого. Вскоре её доставили к госпиталю, где пришлось пересказать Кире и Свиту часть того, что они пропустили. Затем был официальный инструктаж и смотрины делегации, которую товарищ генсек направлял в «Полис».
От одного лишь взгляда на «комиссара по культуре ассимиляции», «политрука» и «министра иностранных дел» ЛинЧ невольно ухмыльнулась. Перед ней стояли: матёрый штурмовик, подрывник-диверсант и профессиональный убийца. Они были дарилианами и, хотя Лин не встречала воочию данных экспертов, героев войны эльфийка узнавала в лицо. Прочие члены отряда являлись менее знаменитыми солдатами, впрочем, эксперт-суфлёр товарищ Ки Дарилиан успешно загримировал их под политиканов всех сортов и рангов. Согласно брифингу, им предстояло до определённого времени сопровождать и оберегать менторов, затем участвовать в операции. Амуниция диверсантов была столь же успешно замаскирована под личные вещи. Разобрав их, дарилианы могли соорудить из перьевой ручки, портфельчика и мобильного компьютера лучевой пистолет и набор для подрыва. Всё это предназначалось на крайний случай, потому что каждый в отряде, включая ЛинЧ, мог бы голыми руками разобраться с десятком «вояк» из «Полиса». Единственным, кто вызывал опасения, оставался перевёртыш с министерской властью, а также его тайные покровители. Этой проблемой должен был заняться товарищ Ки: он располагал большими связями в «Полисе» и мог решить любой вопрос на дипломатическом уровне.
В целом, операция виделась синтэрам довольно лёгкой, но с самого начала всё пошло наперекос. Сперва, стало известно, что отправка к «Полису» задерживается, затем группе объявили, что их маршрут подвергнут коррекции. Пока Лин Чаран выясняла, что это значит, к их отряду приставили парочку офицеров. Одним из них оказался Эмиль-Весу. Он был абсолютно не готов к переброске. ЛинЧ даже не стала спрашивать, каким ветром его занесло в их кампанию, а просто погрозила ему пальцем, давая понять, что не попустит очередных «интрижек». Хитрый эльф принял это к сведенью и вручил ей письмо от начальника космического порта. В нём говорилось о том, что чиновники из «Полиса» блокировали звёздные врата, тем самым сорвав прибытие ответной делегации. Такой ход никого не удивил: «Полис» считался сердцем галактики, и в его власти была не только цифровая сеть, но и две трети «нейтральных» порталов. Каждый раз, когда цитадель вселенской демократии выражала недовольство текущим курсом политики синтэров, она отключала звёздные врата и информационные каналы, тем самым нарушая снабжение армейских группировок. Вечные странники редко зависели от врат «Полиса», но в моменты, когда он подлавливал их, оставалось лишь вздыхать и искать обходные пути. Вот и теперь все понимали, что им напакостили слуги Хаоса, поэтому логисты генсека решили отправить отряд иным маршрутом. В теории, их появление на чужой станции должно было стать сюрпризом:
- Нас уж и не ждали, сказав, что мы опоздали на начало важного политического процесса по решению судьбы «Ада», а мы всё же пришли! - пояснил Эмиль удивлённым соратникам. - Этот парадокс, товарищи, был возложен на мои плечи, поэтому не извольте беспокоиться. Всё организованно в лучшем виде! - заявил он. - Мне неловко просить вас пересмотреть багаж, однако в «Полис» мы прибудем через порты курортной зоны и будем проходить под легендой о туристах, чтобы нас не засекли шпионы. Поспешите к завхозу, товарищи, вам приготовили лишние сумки. Кстати, мне тоже нужно прихватить чемодан. Надеюсь, ментор не возражает, если я попрошу о помощи вашего ученика? - Эмиль-Весу заискивающе взглянул на Лин, хотя всем отрядом заведовал Ки Дарилиан, а любопытный дикарь мешал сборам, поэтому ему разрешили прогуляться.
- Проследи, чтобы этот умник не навешал Свиту лапши на уши, - попросила ЛинЧ, и Кира Рана направилась вслед за учеником.
В пути до жилищного сектора эльф и абориген весело болтали о всякой ерунде. Слушая их, Кира настороженно относилась к Эмилю, но Свиту он понравился, как собеседник: в нём чувствовалась простота и напускное разгильдяйство, чего не было в прочих синтэрах. Под такое настроение они шли, пока не добрались до апартаментов, располагавшихся в элитном корпусе. Ни Кира Рана, ни Лин Чаран не могли даже мечтать о том, чтобы поселиться в нём, даже при статусе менторов. А вот Эмиль-Весу прописался там давно и жил припеваючи. По ту сторону дверей раскинулся шик гостевого зала, двух комнат, кухни и мраморной купальни. Судя по интерьеру, Эмиль устроился шикарно, хотя в его «бочке мёда» тут же нашлась мощная «ложка дёгтя»:
- Ах, мама! Вы вернулись? - он обратился к статной альвэне, чьё суровое лицо портили морщинки тысячелетней выдержки, и тут же получил звонкую пощёчину.
Через миг грянул скандал, подробности которого «срезала» звуконепроницаемая дверь кухни. Судя по началу, главную партию взяла на себя эльфийка, перед которой Эмиль-Весу едва ли не ходил на цирлах, впрочем, он быстро отыграл свою роль, затем вернулся в зал, подперев створку спиной.
- Это что, твоя мать? - удивилась Кира Рана, с трудом сдержав подкативший смех.
- Нет, это Её мама, - изрёк альвэн, потирая щёку, - и чем скорее мы отсюда выйдем, тем лучше! - добавил он, услышав стук в дверь, затем подпер ручку хромированным стулом.
Заперев чью-то мамашу, Эмиль-Весу бросился в комнату набивать чемоданы. Несмотря на абсурдность ситуации, друзья не стали трогать табурет. Чуть позже Эмиль вылетел в коридор с сумками, препроводил гостей к выходу, затем вернулся и, вшибив клин, сбежал.
Обратный путь они преодолели быстро, но прежде чем группа поднялась на борт транспортного корабля, обнаружилась пропажа Лин. Её хватились, когда мавры начали грузить эльфийский багаж. Все очень рассердились, и кое-кто грозил ей арестом, но знай синтэры Лин Чаран столь же хорошо, как Кира Рана, то организовали бы трибунал.
Дело было в том, что ЛинЧ никогда не забывала обид. Особо сильно ей запомнился тот эпизод, когда её с Кирой побили лайяны, и теперь она умудрилась им отомстить. Способ и средства Лин придумала после личной беседы с генсеком. Сперва, эльфийка осведомилась насчёт своего статуса у местных юристов, затем напомнила, что ей полагается копия бумаг о дипломатической неприкосновенности. Эти документы хранились при товарище Ки, но ЛинЧ настояла на своём. Причина оказалась сугубо юридической: та принцесса, что организовала налёт, была неприкосновенна, поэтому дарилианка не имела права даже на диалог с обидчицей. Разобравшись в законах, она смекнула, что их статусы уравнялись волей обстоятельств и, сняв копию, вернулась к себе в каюту. Там у Лин Чаран имелся оружейный ящик, скрытый под кроватью. Достав его, она покопалась в безделушках, затем вынула резные ножны с парой выгнутых дарилиановских клинков и сдула пыль с алюминиевой биты. Этот дрын ЛинЧ с любовью обложила цветочками, купленными по пути домой, спрятала их в коробке с вырезом, затем надела «костюм туриста». Он состоял из чёрной кожаной куртки, ножен за плечами, армейских брюк, бот с серебряными подковами на пятках и тёмных очков для конспирации. В таком образе и с «подарком» дарилианка пошла в элитную столовую, где, по слухам, обреталась вздорная принцесса.
На первых порах сведение счётов напоминало миссию шпиона, ведь Лин умудрилась отключить все камеры в секторе, затем пришлось глушить телохранителей. Разобравшись с помехами, ЛинЧ эффектно зашла в уединённый зал, где кушала обидчица. Вынув на ходу орудие мести, она без лишних слов кинулась в драку, но принцесса Дома Лайян даже по праздникам носила позолоченный доспех с усилителем мышц и когтями. Побить её оказалось крайне тяжело, но Лин, ценою порезов, вышла победителем, оставив вздорную львицу носом в тарелке. Чуть позже принцесса вынырнула из супа, и был грандиозный скандал, но никто ничего не знал, не видел и не слышал. Хотелось бы заметить, что верховное руководство попустило ментору эту дикость и замяло инцидент. Запись о нём, как и нерушимые улики легли в «чёрный ящик» товарища генсека, где он хранил тот самый пистолет из жутких баек. Так вот и вышло, что расследование и судебные тяжбы минули Лин Чаран. Самой же виновнице было плевать на угрозу: она искренне верила, что не «засветилась», к тому же успела покинуть «Титан» до начала разбирательств…

- Как это тебя угораздило так оцарапаться?! - обеспокоилась Кира Рана, прикладывая бинтик к трём порезам от когтей, рассекавшим грудь лучшей подруги.
- Действительно странно, - подметил Эмиль-Весу и без спроса вынул один из мечей ЛинЧ. - Между прочим, нам запрещено носить оружие. И где вы пропадали, товарищ?
- Положи, где взял! - нахмурилась дарилианка, встав с кушетки лазарета. - Это клинки моего отца. Я всегда беру их с собой, когда удаляюсь от дома и не тебе лапать мою фамильную реликвию, Эмиль! - Лин рассердилась ещё больше и попыталась вырвать меч.
- Быть может, пояснишь нам, что произошло? - парировал альвэн, вскинув руки. - Разве я напрасно прикрывал тебя, пока ты прошмыгнула под носом у товарища Ки к лазарету? Колись уже! Кто тебя подрезал? - осведомился он, бросив клинок хозяйке.
- Шпионы Хаоса, - синтэрка ухмыльнулась, поймав рукоять, затем направила лезвие в лицо собеседнику. - Если скажу больше, мне придётся тебя убить, - добавила она ехидно.
- Ладно, - согласился Эмиль-Весу, - мы ещё приоткроем эту тайну! - он указал на её куртку, напоминавшую изодранного зверька, побывавшего в когтях у тигра. - Вот тебе чудо-мазь от геморроя. Панацея для жертв хаоситов, - эльф вручил Кире серый тюбик со штрих кодом, - латай шкурку своей подруге, и топайте в кубрик. Нам с товарищем Ки есть, что обсудить перед прибытием на первую остановку.
Он вышел, затем Кира Рана осторожно выдавила содержимое на рассечённую кожу. В следующий миг Лин Чаран подскочила на месте и, закусив губу, ухватилась за лавку, ведь жжение было таким, что более слабые эльфы разорались бы на весь корабль. Несмотря на муки, эффект от лекарства был по-настоящему волшебным: глубокие раны сошлись за пару минут, и через день на месте бурой корочки не осталось даже шрама. Пока лучшая подруга заживляла порезы Лин, дарилианка тайком рассказала ей про свою месть. В это время корабль делегации неспешно вылетел за пределы доков и направился к звёздным вратам. Уже на полпути к порталу весь отряд, включая менторов и ученика, собрался в кубрике, где Ки Дарилиан отсчитал Лин Чаран и напомнил, что не потерпит загулов со стороны Эмиля-Весу. Это прозвучало странно в свете предстоящей операции, но прежде чем ЛинЧ успела открыть рот, Эмиль перебил товарища суфлёра:
- Будь спокоен, старичок, - обратился он к эльфу, поигрывая сигаретой, - мне доверили эту фазу операции и в моих же интересах, что бы вообще всё прошло без сучка…
-Так объясни же нам, - не дал ему продолжить товарищ Ки, - с какой это стати боевой отряд должен терять целых три дня на перевалочном пункте?
- Не забывайте, что время в Упорядоченном течёт относительно! - напомнил ему эльф. - Мы лишь чуточку ускорим процесс переброски, зато я выполню важное поручение и встречу кое-кого, - добавил он в полголоса, хотя эльфы прекрасно слышали каждое слово.
На этом моменте суфлёр и Эмиль-Весу начали спорить, прочие же остались в стороне от конфликта: охотники на господина министра не собирались терять лицо по мелочам, Кира Рана скромно молчала, ЛинЧ с ехидством ждала, что Ки жёстко поставит Эмиля на место, а Свит покинул круглый стол и сел у иллюминатора. Его гораздо больше привлекала близость звёзд, чем склоки «высших эльфов». Откровенно говоря, абориген слишком многого не понимал в натуре холериков-синтэров, ведь его земляки вели себя совсем иначе. Столь же непонятными оставались цели миссии и сам «Полис», зато перспектива уйти от родного солнца на тысячи таинственных «световых лет» вызывала страх и интерес. Его кульминация настала, когда транспортник нырнул в «червячную нору» посреди звёздных врат и на пару секунд ничего не стало. Экипаж не погиб, движение продолжалось, снаружи корабля мерцал силовой щит, однако внутри всё как будто бы оборвалось. Подобное ощущение называлось «потерей времени» и даже механические часы потом приходилось подправлять с акцентом на прыжок в «местное время». Бесспорно, дикарь узнал на практике много нового и самыми ценными были его ощущения. Он не стал этим делиться, но когда чёрная плена лопнула, и транспорт вырвался из портала у голубой планеты, абориген пришёл в неописуемый восторг.
- «Целую вечность за один миг. Невероятно!» - подумал он, глядя на чужой мир и прекрасно понимая, что это за шарик блестит на фоне звёзд.

Корабль двигался к планете и посылал сигналы в местный порт, чтобы властвовавшие на земле дарилианы приняли своих товарищей. Ответ пришёл незамедлительно, и боевая станция на орбите отменила захват цели. Угроза обстрела миновала, но чтобы попасть на посадочную площадку пилотам пришлось постараться. Причина была в том, что на океанической планете было мало места для космических кораблей подобного класса: лишь самый большой скалистый островов среди атоллов мог принимать транспорт. Он назывался «Пришествие», в честь первого визита синтэров. Там располагалась крепость, составленная из мобильных сегментов, над которыми возвышалась посадочная площадка. С высоты полёта крепость походила на корявый ящик из железных листов, площадок с бункерами, мощных опор, впивавшихся в камни, защитных башен и дозорных вышек. Подобные ей сооружения синтэры развернули по всей планете. Под их защитой можно было не бояться космических пиратов или же внезапного вторжения сил Хаоса. Об этом свидетельствовал каждый плакат на стенах крепости, но у отряда не было времени на пропаганду: едва выбравшись из корабля, они расселись по вертолётам и полетели к очередному скоплению тропических атоллов. Там их ждал маленький город из стекла и стали. Небоскрёбы являлись центрами инородной цивилизации, а окружали их каменно-древесные конструкции, дома класса «бунгало», ветряные мельницы, опреснительное башни для воды и прочие чудеса экологической технологии. Всё вместе располагалось на мощнейших железобетонных площадках, установленных над океаном или обширными джунглями, покрывавших большую часть всех островов. Движение между строениями осуществлялось по воде, навесным мостам, «тарзанкам», лифтам, тросам с кабинками и монорельсам, поэтому город звали «Висячий Курорт». Прочие места довольствовались лишь номерами островов. Такая честь была обусловлена не только размером суши, но и наличием планетарной администрации. Её владельцами являлись отнюдь не синтэры, а эльфы-аборигены, которых все называли «дредами» под стать наиболее популярной причёске. Познакомиться с ними можно было после приземления, в силу того, что вечно-молодые островитяне приветствовали новый поток гостей, в который попала делегация.
- Дорогие вы наши!!! - орали гостям с «Титана» костюмированные, загорелые эльфы и трясли в прямо лицо праздничной мишурой. Судя по всему, это должно было развлекать синтэров и клянчить деньги, однако местные просчитались: лишь единицы из дарилианов имели золото. Несмотря на тёплый прием, синтэры отнеслись к встрече с холодком, и только ученик был тронут до глубины души. Ему очень понравились весёлые аборигены, а особенно тот, что носил огромную пластиковую головищу, изображавшую лицо и головной убор вождя, которого называли Большим Хуго. По отмашке обладателя башки встречающие начали этот маскарад, и его же сигнал натравил зазывал на толпу людей в пляжных рубахах. Пока аборигены толпились вокруг богатых смертных, дарилианы тихонько отошли в сторону, чтобы проверить багаж, помятый местными клоунами. Пока педантичный товарищ Ки сверялся со списком, Эмиль, менторы и ученик любовались окружающими зданиями, затем наблюдали за переменами в толпе дикарей. Как только людей растащили по недрам элитных отелей, и стало очевидным, что поток гостей иссяк, местные вдруг как-то обмякли. Они побрели прочь, будто зомби, а кое-кто улёгся, захрапев на ближайшей лавочке. Были и те, кто сидел под пальмами, подкатив глаза. Такие сони пускали слюни, игнорируя окружающий мир вплоть до того, что любопытный Свит подобрался поближе и начал тыкать палкой одного из лежебок.
- Не стоит этого делать! - Эмиль пожурил его и забрал бамбук. - Во-первых, у них это частенько бывает. А во-вторых, тебя могут поколотить, так сильно, что помрёшь.
- Так у них бешенство?! - удивился эльф, попятившись назад.
- Скорее наоборот, блаженство, - поправил его синтэр. - Но ты не морочь себе голову. Рано тебе, пророк, объяснять такие недетские вещи. Ты скоро сам всё увидишь, а пока возвращайся к менторам и ни шагу в сторону! - он направился вниз по улице, поигрывая палкой и потягивая сигарету. - Ах, да! - Эмиль-Весу обернулся, выдув дымок. - Передай зануде-Ки, что я катапультировался по срочным делам, а приземлюсь ближе к вечеру.

Вернувшись к месту сбора, Свит, как мог, объяснил менторам исчезновение офицера, затем отряд направился в дом отдыха, чтобы перевести дух после длительных полётов. Номера, которые предоставили им местные хозяева, были подстроены под толстозадых, мягкотелых людей, поэтому синтэры предпочли уйти из коробочек с кондиционерами. Дарилианы устроились на солнечной веранде с шикарным видом. Поглядывая на далёкий прибой, они пили холодный чай, но вскоре большинство из них начало типичную беседу о старой доброй водке. К ужасу солдат, в местном ресторане было всё, даже тараканы в томатном соусе, но только не спирт.
- Есть ягодное пиво «Зелёный Фей»! - обнадёжил их длинноухий официант, но бравым штурмовикам претило пить такую гадость. После непродолжительного диспута солдаты решили, что отвлекут товарища Ки и героев-охотников, пока менторы устроят вылазку на базар под видом экскурсии. ЛинЧ была не против такой миссии, ведь уже двести лет жила без настоящего отпуска, а остров был отличным местечком для того чтобы погулять, развеяться и заодно порадовать товарищей их любимым напитком. Сама же дарилианка решила, что обойдётся без спирта, ведь праздник прошёл, зато отдых только начинался.

Прежде чем уходить в городские дебри, Лин, как старшая, решила изучить курорт. Она уже успела приобщиться к развлекательным паркам и тропинкам из цветного кирпича, а также рукотворным садикам и фонтанам, оживлявшим каждую улицу города. Эта красота гармонично перетекала в джунгли, огороженные заборами, и питалась от опреснителей, чья форма напоминала шар на башне с острым шпилем. Синтэры устанавливали подобные конструкции у побережий в своих пустынных землях, поэтому не стоило удивляться их обилию, посреди города. Каждую башню окружала паутина улиц, чья геометрия была знакома любому синтэру, однако город строился хаотически, и в нём можно было легко заблудиться. Чтобы избежать этого, ЛинЧ вынула из рюкзака карманный компьютер, зашла в базу данных Дома Дарилиан и стала листать файлы с информацией. Прежде всего, загрузилась карта центрального острова, чьи дороги упирались в океан. Затем компьютер подгрузил брошюру с краткой историей планеты и выводами дарилианов. В целом, образ курорта и его аборигенов складывался противоречиво, но менторы не спешили судить и продолжали читать, пока кабинка монорельса тихонько ехала к прибрежной зоне.
По пути к океаническому рынку они узнали, что этот «шарик» ничем не отличался от большинства планет, пока не грянула катастрофа, растопившая ледники. Естественно, воды стало побольше, чем по колено, зато бурный климат уравновесился, исчезли бури и циклоны, а оставшиеся над водой горы постепенно преобразились в тропические острова. Какое-то время планета принадлежала зверям, пережившим потоп, затем на островах прибыли эльфы, которых впоследствии прозвали «дредами». При том, что Третий Дом официально взял на себя права защиты и управления сотнями обжитых островов, аборигены остались сами по себе. Они оказались вне интересов Единого Творца: «дреды» небыли «генетическим мусором», но синтэры присмотрелись к ним, покопались в ДНК и вынесли вердикт: «Бесполезен». И в самом деле, что ещё можно было сказать про эльфа, который только ел, пил, плевал на «устаревшие» моральные устои и развлекался целую вечность, живя за чужой счёт? При всей праздности, они не потеряли бессмертия и перворождённых черт, но оставались вечно-пьяными, просолившимися в океане и прожаренными на мягком солнышке. Обобщая симптомы, получался диагноз: «Паразит», которым они очень даже гордились, считая дарилианов занудами и неудачниками.
Спустившись на пристань, где кипела жизнь, менторы убедились, что плетённые причёски, наплывной животик и тяжёлая походка являлись визитной карточкой местной вечности и «порядка», однако порядок «дредов» был не беззащитен. Друзья поняли это, когда один из пьяных туристов наорал на аборигена, а тот ударил его так, что пришлось вызывать скорую помощь. Лин Чаран сразу же вспомнила нокаут от Свита, и подметила схожесть двух рас: длинноухих дикарей также не стоило недооценивать. Её ученик был прямым подтверждением и глядел на произошедшее с неким одобрением, ведь ему не нравились хомо сапиенс. Он даже записывал в тетрадь их слабости, но на данный момент для конспекта не было времени: к месту происшествия стекалась толпа, охрана и врачи.
Пока санитары Дома Альвэн экстренно подживляли богачу раздробленную челюсть, друзья присели за барную стойку в ближайшем ресторанчике. Там посапывал абориген в костюме официанта, состоявшего из брюк, манжеток, ворота и сушёной бабочки вместо галстука. Уловив гостей щетинистым ухом, «дред» ожил, но после того, как налил им по бокалу сока, тут же вытянулся по стойке, прильнув щекой к локтю. Так он и лежал, вяло беседуя с синтэрками, и подливая им бесплатного сочка, затем Свит проявил интерес к его персоне и прочим родичам. Будущий пророк опечалился, что не записал суть драки в тетрадь, а сейчас ему захотелось составить конспект, ведь он симпатизировал «дредам».
- Ну, мы… в общем да, - начал «баръельф», коим он себя гордо назвал по роду занятий. - Хорошо сидим. Очень хорошо. А о чём мы вообще? Давай лучше выпьем и кальянчик покурим. Я ими торгую. Кстати, стаканы очень бесплатные. Можно даже бить на счастье. А мы вообще о чём? Ах да… здрас-с-сьте… - абориген выдержал эффектную паузу и продолжил в том же духе, но через пару минут Свит не выдержал и встряхнул его, напомнив об истоках беседы. - Ну, да! - покивал ему баръельф. - Я ведь телевизор люблю смотреть, когда он работает. Там новости идут, - он кивнул на «ящик», в котором место антенны торчала сабля. - Помню, как объявили, что высадились дарилианы со своей идеологией и мобильными базами. Они-то думали, что нас завоевали. Ха! - ельф хлопнул рукой и погрозил пальцем. - Это мы их завоевали. Хлебом и солью. Или как там, у людей говорят? Мы любим абсолютно всех гостей. Разве можно нам не доверять? Так вот и повелось, что к нам слетаются туристы с дурацким золотом, да прочие любители тёплой погоды. Вот тогда-то мы и смекнули, что жизнь удалась: можно и дальше сидеть, ничего не делать, притом, что все нам помогают, как отсталой нации. А вот наши узкоглазые дарилианы – продвинутые ребята! Да. Они на звездных крейсерах за косметическими пиратами гоняются, пугают галюктических хаоситов. Правда, взимают мзду с курорта, но если кто-то сторонний бы начал лихо качать права его бы ждал большой сюрприз. Никто в целом свете не знает, что это всё наплывное, как сало на боках. На само-то деле. Нет, ну на самом-то деле мы одаренны магией! Мы ельфы-кочевники, да ещё и великие воины в отставке! - баръельф рассмеялся, пощипывая волосинки на кончиках ушей. - Раз так в тысячу лет мы гасаем из места на место через порталы. Приколись, мужик, как круто! - он хлопнул собеседника по плечу. - А эти пляжи, как сейчас помню, нам очень понравились. Как заросли интересных хмельных кустиков, квадратных ягодок, чумовых кокосищ и гофрированных травок! - он кивнул на мощные горшки, стоявшие в углу его заведения. - Вообще-то они все сволочи! - расстроился абориген. - Я имею в виду кусты с плодами. Никогда не разговаривай с кустами, дуг мой! Даже если их на самом деле нету. Из-за них мы как-то раз присели и позабыли, что срок до исхода уже давно минул…
На этом моменте ЛинЧ закрыла компьютер и оборвала процесс умственного растления пророка, потащив друзей к другому, более культурному заведению, чтобы купить водки для товарищей. Свит очень расстроился, ведь не узнал, чем кончилась история баръельфа. А на самом же деле всё было просто: местные заросли выделяли особые вещества, одурманивающие мозг, а поскольку кушать на островах можно было только рыбу и плоды, вегетарианцы постепенно обращались «сонями». Конечно же, их могли вылечить диетой, вот только больные не хотели лечиться дарилиановским сухпаем. И кто бы на их месте стал кушать всякую импортную дрянь, когда можно было протянуть руку за окно, скушать древесную колбаску и тут же поспать? Этим занимались все, кроме тех, чья должность требовала здравомыслия. К счастью для друзей, абориген-продавец в винном магазине «Китячий Пузырь» оказался одним из убеждённых мясоедов. Он мог говорить на шести языках, носил очки «хамелеоны», цилиндр с золотым черепом на ленте и пиджак без рукавов, потому что жара не располагала к офисным нарядам. Всё в его заведении казалось образцом культурной торговли, вот только водки не было и даже пиво вдруг закончилось, зато осталась вяленая рыба, импортные огурцы и кефирчик.
- А всё потому, что господин беспредельщик Бахмуд со своими обезьянами арендовал треть острова и бордель на пляже устроил, - прошептал хозяин на ухо Лин. - Король Лайян скупил почти все товары. Иных гостей вообще голодными оставил. До следующей поставки аж целая неделя! Вы уж примите меры, товарищ солдат.
- А с чего ты взял, что я военная? - удивилась ЛинЧ, поджав пальцы в своих шлёпках.
- Стрижка под горшок. На рюкзачке кармашки под патроны и гранаты, а тапочки-то гуталином натёрты! - подмигнул ей образованный «дред». - Вы уж не обижайтесь на мой клич помощи, однако я сам в конфликте с господином беспредельщиком и не могу писать телегу. Они, знаете ли, пистолетами махают, и могут покалечить! - он, впервые за всё время, поднял из-под прилавка левую руку, продемонстрировав свежий гипс.
- Поможем, чем сможем, - кивнула ему дарилианка и с разочарованием вышла наружу.
Написав друзьям цифровое письмо о дефиците напитков, она честно послала охране жалобу о безобразиях. Дежурные в центральной крепости дали понять, что они обо всём знают, но мер не приняли, впрочем, друзей этот произвол не сильно расстроил. Подумав немножко, Лин предупредила солдат по почте и взяла курс на один из пляжей, ведь было бы глупо упускать такую возможность…

У кромки океана белел песочек, курлыкали перепончатые ящеры, валялись объедки, светило солнышко и сновали узколобые, рельефные туловища в плавках. Это была сборная броцов-штангистов одной из людских стран. Кроме них на песке обосновались всевозможные толстосумы и проходимцы. Нормальным синтэрам было нечего делать в таком окружении, не говоря уже о грязи. К сожалению, эльфийская половина пляжа была закрыта забором, а в воде качалась сеть. На этой границе имелись вышки с дозорными, и вдоль периметра шагали чернокожие «солдаты» в шортах, портупеях и военных кепках. Их оружием была электрошоковая дубина с энергетическим кристаллом и ртутным сердечником. Этот грозный инструмент звали: «Малыш КэДэшка», «Кирдыша» или же «Королевский Демократизатор» в честь монархической демократии, царившей в Первом Доме. Обычно лайяны убивали им коров по праздникам, но чаще их миротворческие силы разгоняли дубинками ушлых аборигенов, которых не устраивал режим завоевателей. Для вновь прибывших было непонятно, как эти «малыши» угодили в руки смертных, но лишь до тех пор, пока друзья не пришли к забору:
- Вас кто-то звал? - окликнул их один из дозорных через мегафон.
- Ты что, ослеп?! - нахмурилась ЛинЧ. - Мы дарилианы. Покровители этого мира!
- Наш король арендовал эту землю! - проорал ей сторож. - Вам здесь не место! - заявил он и, для убедительности, достал ружьё, стрелявшее травматическими пулями.
Менторы не стали ввязываться в ссору с глупыми людьми, но ЛинЧ, как всегда, затаила обиду. Осмотревшись по сторонам, она предложила пойти на другую окраину пляжа, а там их ждала подобная же картина, но написавший её художник обладал дурным нравом.
На этот раз забор возвели из имущества аборигенов, уподобившегося мусору. Тут и там стояли сегменты краденых заборов, разбитые лодки, торчали вёсла, и блестела колючая проволока. На большой деревянной каланче стоял зонтик, под которым скучал смуглый, волосатый дозорный с биноклем и автоматом. Он сам немногим отличался от штангиста, но обилие шрамов и татуировок выдавало его криминальное прошлое. Под надзором этого «спортсмена» раскинулась уездная империя господина Бахмуда, о чём свидетельствовала доска под вышкой. Эта территория была ещё грязнее, чем общий пляж: всюду валялся мусор, стояли покосившиеся бунгало, играла блатная музыка, а кое-где загорали пьяные тела, походившие на трупы. У самого забора также присутствовали «отдыхающие», точнее виднелись три лысых головы непонятной национальности. Этих людей закопали на солнцепеке и, чтобы помучить, поставили стаканчики с водой. Увидев чужаков, они тут же взмолились о помощи, а получили плевок с дозорной вышки. Приблизившись к ней, Лин Чаран осведомилась о судьбе пленников и хозяине курортной зоны. Ответ был хамским, но в качестве компенсации сторож предложил остроухим гостям влепить по жбану его подопечным. Отказ ничуть не удивил бандита и, надев наушники, он вытянулся на лежаке, провожая взглядом чужаков.

Возвращаться назад им не хотелось, а оставаться на пляже также претило. По пути к ближайшему ресторанчику ЛинЧ всё бурчала под нос, Кира Рана отказывалась верить, что курорт оказался притоном, а Свит на ходу писал в тетрадке. Так они и шли, двигаясь слегка разрозненно, пока дорогу Лин не преградила странная особа. Она напоминала женщин расы мавров, хотя одевалась как «дреды», любившие просторные вещи, накидки и яркие тона с бижутерией. Такой наряд выдавал в ней гадалку-аферистку, но стиль её работы оказался необычен:
- Могу ли я увидеть твою руку? - попросила она и без лишних слов взялась за кисть, проведя по ней большим пальцем, при этом Лин не сопротивлялась. - Твой дух искажён, а судьба крайне необычна… - изрекла гадалка, взглянув на удаляющихся друзей синтэрки. - Очень интересно, - добавила она и попятилась, затем исчезла в толпе.
- И это весь прогноз?! - окликнула её ЛинЧ с раздраженьем. - Эй! Куда пошла?! - она потеснила прохожих, но женщина исчезла. - Вот ведь преблажная! - дарилианка тряхнула рукой, затем плюнула. - Проклятье! Папа был прав: не позволяй себя сканировать, - буркнула она под нос, и прибавила шагу, нагоняя Киру.
Её подруга взяла курс на ресторан под навесом. Присев рядом, Лин Чаран поддержала разговор, но была рассеяна, хотя не ощущала ничего, что могло быть «подсажено» этой ведьмой. Её уверенность в собственной чистоте подкреплялась опытом: за двести лет эльфийку не единожды проклинали враги, однако сглаз не мог пробить ауру дарилианов. Более серьёзной порчей занимались священники из храма Единого Творца, избавлявшие свою паству от «духовных червей» и «ментальных пассажиров». Поскольку на курорте не наблюдалось церквей, ЛинЧ собралась, мысленно прочитав несколько молитв Единому, затем повернулась к Кире и Свиту, разглядывавшим меню.
- Между прочим, санаторий из «Лотереи Счастья» описывают как рай, - изрекла юная синтэрка. - Быть может, нам повезёт выиграть после того, как мы вернёмся домой?
- Да… - вздохнула Лин Чаран. - Лотерея-лотерея… - она взяла лист, где была описана уйма неизвестных блюд, часть из которых вызывала опасение за судьбу желудка.
Остановившись на знакомом сорте рыбы без гарнира и хмелящего сока, друзья стали ждать, пока тучный «дред» вернётся с кухни. Беспокоиться об оплате не приходилось, потому что Лин располагала золотом. Конечно, можно было отсканировать штрих код, как обычную карточку банкомата, ведь Эмиль-Весу загодя организовал счёт для группы, но тогда друзей мог бы найти товарищ Ки. Свидание с суфлёром могло окончательно испортить прогулку, поэтому ЛинЧ решила выходить на связь только в крайнем случае. Потыкав палочкой в сенсорный монитор, она убавила громкость входящих вызовов и заглянула в базу данных родного «Титана». Связь с ним стоила бешенных денег, но всё по пути к «Полису» было за счёт партии. Загруженный по казенной линии видеоролик лотереи пришёл с задержками, поэтому друзья успели попить чай, затем Лин установила компьютер напротив друзей и принялась смотреть. Данный выпуск ничем не отличался от предшествующих, разве что возможностью промотать к оглашению результатов. Само собой, подруги были в проигрыше и, вздохнув, заговорили о планете «Зелёный Ад». Сидевший поблизости Свит также вспомнил родной дом, но его не интересовала беседа: ему стало плохо. Строго говоря, волна тошноты накрыла эльфа ещё в середине просмотра, а когда ролик оборвался, дикарь пошатнулся в кресле. Чуть позже его глаза округлились, уши поникли, и лицо стало бледным. Так он и сидел до тех пор, пока не собрался к умывальнику. ЛинЧ пошла следом, ведь испугалась, что кто-то отравил её ученика, но всё было в порядке: напасть прошла, и вскоре они вернулись к столику. К их удивлению, Кира была не одна. Рядом с ней сидели двое: некий альвэн и молодой «дред». Первый был ничем не примечателен, а второй ещё не успел отпустить длинные волосы, нагулять бока и выглядел трезвым, как стёклышко. Лин не оценила их желание пообщаться: сперва, она нагрубила им, проформы ради, но остроухие гуляки не отстали. Вскоре они достали менторов так, что эльфийки сугубо по-женски пошли на уступки, лишь бы они отвязались. Почуяв слабину, «дрэд» и альвэн столь же навязчиво подружились с гостями, и это была заслуга Свита, ведь он пребывал в восторге от местных аборигенов. Так вот и получилось, что через ученика кутилы вытянули их на увеселительную прогулку. Прежде всего, они со знанием дела помогли ЛинЧ исполнить её миссию: в закромах одного из свояков нашлась самая обычная «спиртовка» без ягод и корешков, торчавших в местных «наливочках». Этот напиток избежал загребущих лап господина беспредельщика и гостей с королевской половины пляжа. Выпить его стоило лишь затем, чтобы врагам не достался. Именно так подметил молодой «дред», и Лин была согласна. Притащив ящики заскучавшим солдатам, она предложила уйти из отеля в тихое местечко, чтобы товарищ Ки не мешал отдыхать.
Им приглянулся один из горных ресторанчиков, чьим владельцем оказался не сонный абориген, а дарилиан-милитарист в отставке. Прожив две тысячи лет, он стал старичком, по эльфийским меркам, и слегка хромал на голову, но оказался, как говорится, «в доску свой». Его заведение также радовало обстановкой и ассортиментом знакомых блюд. В нём можно было посидеть, не раздражаясь от внешнего вида пьяных туристов, побеседовать, похрустеть тараканами, скушать собачку, выпить и грянуть на раритетном аккордеоне. Последним занялась Лин, чтобы бойцы не склоняли её к гранёному стакану. Закинув ремень на плечо, она опёрлась на табурет и сыграла так, что в дремавшие окрестностях аборигены расползлись по щелям, лишь бы не слышать дарилиановских частушек про ядерную войну, искоренение еретиков и прочие забавные развлечения:
- О, как вы сильны!!! - фальшиво орали солдаты, в такт аккордеону. - Но выжжем мы ересь! А вы все умрёте, на бога надеясь! Вы бойтесь не бомбы, а бойтесь «Титана», - пели они хором, - и совета старейших, что вас видят в прицеле экрана. Немного поспорив, они кнопку нажмут… - эльфы выдержали паузу, затем рявкнули: - И вот он пламенный в небе салют!!! Да только не праздник вас нынче ждёт, это ядерный гриб над землёю взойдёт!
На этой ноте ЛинЧ порвала аккордеон, и все немного успокоились, затем решили погулять, чтобы не попасться товарищу Ки. Поблагодарив хозяина, синтэры покинули гостеприимный уголок. Большинство пошли к отелю, заложив крюк вдоль пляжной зоны, а менторы и ученик решили зайти вглубь острова. Было бы глупо шататься в компании новых друзей, но ЛинЧ взяла на себя ответственность за гулянье и решила покутить. Во-первых, её давили мысли об отсутствии нормального отпуска; во-вторых, после однообразия «Титана» ей хотелось шика, неоновых лампочек, улиц, ярких прохожих и весёлых развлечений. Она прекрасно знала, что чужая территория таила в себе угрозу, но синтэрка не боялась местных: побить её не удалось ещё не одному мужику, к тому же, в кармашке лежал пистолет с резиновыми пулями. Впрочем, он был излишним: ЛинЧ сама могла быть, как травматический пистолет. Синтэрка доказала это в первом же кабаке, куда заглянула в поисках холодной воды. Никто не хотел драки, кроме выходцев с территории Бахмуда, а в результате на полу осталось шесть человек и уйма битых кружек. В данном случае провинился громила-зачинщик: он люто ненавидел синтэров. Проучив его, Лин с друзьями улизнула под шум, затем этого дядечку попытались поставить на ноги альвэны. Через пять минут за избитыми врачами приехала скорая помощь. В конце концов, на шум примчалась охрана дарилианов, дала бугаю по почкам «демократизаторами» и скрутила всех, кто стоял поблизости. Друзья наблюдали за этим с затенённого холма, сидя под пальмами и попивая трофейную минералку. Когда спектакль закончился, они решили не спускаться на опасную улицу и, прислушавшись к «дреду», обошли гору по тропинке. Поплутав в потёмках, эльфы вышли к замечательной площадке, где витые деревья расступались под лунным светом. На краю тихой опушки стоял горный домик, виднелось кострище под шашлык и чайная беседка. Лин Чаран поняла «намёк» и сразу предупредила дружков-эльфов, что в случае чего за ними прилетит вертолёт скорой помощи. В ответ на такое, её уверили, что и в мыслях не держали, а в качестве извинений предложили ещё подурачиться. На этот раз в культурную программу входила охота. На дворе стояла ночь, но «дред» и альвэн решили пострелять из духового ружья по «лысым обезьянам». В роли мишени выступали представители враждующих лагерей: мавры с королевской половины пляжа и гориллы Бахмуда. Как оказалось, «дред» знал ещё одну тропинку, ведущую на позицию, откуда была прекрасная видимость на обе половины пляжа. Оставалось лишь определиться в какую сторону повернуться и по кому лупить. Учитывая то, что оккупанты всех достали, ружьё пошло по рукам. В качестве мишени был избран охранник, который орал на менторов. Он отлично виднелся на своей вышке и стойко терпел жужжание комаров, прячась от насекомых под сеточкой. Маленькая пулька могла «жигануть», будто гигантский комар, вот только нужно было попасть. В конце концов, за винтовку легла Кира Рана. Она, как снайпер на задании, мазнула по лицу землёй, прощупала курок и легла на коврик. Все затаили дыхание, и через миг сторож взвыл от боли, задёргался и упал с вышки.
- Ушастая, моя ж ты прелесть! - обрадовалась ЛинЧ в полголоса, и Кира попросила ещё пулек, вспомнив, как враг обозвал её «жабой носатой».
Она многое припомнила грубым охранникам, затем друзья поменяли позицию, чтобы позлить бандитов. Большая их часть находилась вне поля зрения, поэтому охотники обстреляли лишь пару выпивох, и потихоньку уши восвояси. Идти до отеля было далеко, поэтому Лин приняла решение наведаться в гости к новым друзьям. Кира и Свит поддержали эту идею, и через час они уже сидели на кухне у «дерда», попивая нормальный, импортный чай. Перед сном Лин Чаран шутливо взяла альвэна за ворот и напомнила, что не стерпит поползновений, особенно в адрес Киры. После этого она проверила почту, чтобы её товарищи не волновались, и уснула, предвкушая новый день…

Друзья вздремнули, затем местные пригласили их гульнуть по магазинам в поисках купальников и выбраться на пляж. Чуть позже Лин убедилась, что их новые друзья знают любой уголок острова, ведь они провели менторов и ученика к лагуне, где не было ничего лишнего. Только море в песчаной чаше, деревья, скалистая стена, будто арка отрезавшая океан от тайной заводи и бунгало, где нашлось все потребное для обеда. Отдохнув и наевшись до отвала, эльфы попробовали водичку, затем выплыли в большие воды, где ЛинЧ с присущим ей энтузиазмом обидела акулу, ради ярких кадров. В целом, они хорошо развлеклись, и Лин даже прониклась симпатией к «дреду», который всё это время её ненавязчиво добивался…

Во время прогулки к отелю, где расположился отряд, друзья услышали дурные вести: весь разделённый пляж и прилегающие районы гудели о том, что кто-то отравил вице-короля лайянов. Менторов эта история ничуть не тронула, Свит даже не знал кто это такой, а вот гуляки не на шутку встревожились. Альвэн, наравне с родичами, был излишне сердобольным, а «дред», как островитянин, имел право переживать за репутацию своего маленького дома. Пока они «охали», Лин решила проведать солдат и узнать, не обозлился ли на них товарищ Ки. Как оказалось, суфлёра не сильно беспокоил загул менторов: он искал Эмиля-Весу, который до сих пор не соизволил появиться. Дарилианка приняла это к вниманию и вернулась на улицу, пообещав заглянуть в участок к дарилианам, чтобы узнать, не приключилось ли с интриганом беда.
Оставив друзей под зонтиками кофейного заведения, Лин направилась к ближайшему зданию, над которым висел символ Дома Дарилиан. Там наверняка был штаб органов правопорядка, но чтобы заглянуть к охране ей предстояло пройти двести метров по оживлённой улице, где блестели витрины магазинов и слонялись туристы. Этот путь обещал быть приятным, но где-то на середине Лин Чаран задержалась у ресторанчика. Её взор привлекли верзилы-охранники с бандитской половины пляжа. Они стояли прямо на входе, а внутри, в глубине огромного зала обедало лишь две особы. Вокруг персон стоял ещё десяток «быков». Их коллегам на дверях не понравилось, как синтэрка глазеет на витрину, и они довольно вежливо послали её матом. ЛинЧ съязвила в ответ и направилась дальше, как вдруг грянул взрыв. Дарилианка не удивилась, ведь нутром ощущала какой-то подвох, и тут же повернула назад. Она была единственной, кто по-солдатски привык стремиться к угрозе: прочие туристы рванули врассыпную, ведь осколки витрины задели прохожих. Случайных жертв было мало, а «быки», что стояли на входе, лежали ничком. Их явно застрелили, и в глубине ресторана до сих пор слышался грохот. Опасаясь пуль, дарилианка подошла к боковой грани витрин, и тут из входа выскочил синтэр, которого тут же подкосила автоматная очередь. Лин Чаран машинально попыталась оттащить его с линии огня, но всё было тщетно. Он уже умер, и вслед за ним получил пулю очередной беглец. Этот оказался человеком: богатым, лысым, толстым и хорошо одетым, по крайней мерее до нападения. Будучи раненным, он шлёпнулся и попытался уползти, но вслед за ним шагал убийца. Этот стрелок был одет в военный костюм, а его голову и лицо прикрывал шлем с оптикой. ЛинЧ не смогла бы его остановить, ведь была занята синтэром, поэтому убийца преспокойно подошёл к человеку и добил его из автомата. Через миг он обернулся, оценивающе рассмотрев Лин с её травматическим пистолетом. Дарилианка метилась незащищённый в живот, но убийца превзошёл её: он резко ушёл в сторону, затем присел и тем самым избежал двух выстрелов. Поравнявшись с ней, он выбил оружие, когда ЛинЧ нажала курок, и отбросил синтэрку, едва не нокаутировав её ударом по голове. Ошарашив дарилианку, враг учудил безумный трюк: провернувшись на ходу, он метнул ей в руки пустой автомат, и тут же вскинул руку, щёлкнув вспышкой фотоаппарата. Лин Чаран ошалела от такого фокуса, затем убийца опрокинул её ударом ноги с разворота. Синтэрка шлёпнулась, сжав руками отбитую голову, тем временем стрелок без особой спешки сфотографировал трупы и ушёл, исчезнув в переулке…

Она очнулась в ближайшем госпитале. Лёжа с наручником на запястье и забавным чепцом из бинтов, Лин Чаран сразу же потребовала, чтобы ей вернули мини компьютер. Использовав право на звонок, она поведала о происшествии товарищу Ки, но суфлёр был в курсе. Он находился в госпитале-небоскрёбе, и пока синтэр общался с представителями властей, Лин ждала беседа с охраной Дома Дарилиан. К ней относились по-особому, ведь не могли же они обидеть товарища, несмотря на изъяны нечистокровной внешности. Допросив ЛинЧ, следователь не предал должного внимания эпизоду с фото и направил показания в базу данных, что ничуть не прояснило картину преступления. В свою очередь Лин Чаран узнала много интересного: оказалось, что на её глазах расстреляли самого господина Бахмуда и министра Дома Лайян. Персона убийцы осталась не известной, однако среди охраны ходил слух, будто исполнитель был ранен и наследил кровью. Кем бы он ни оказался, это дело обещало стать политическим, о чём напомнил товарищ Ки, явившись в палату. Он хорошо потрудился, чтобы оборвать ниточку, ведущую от скандала к ЛинЧ, и сделал ментору строжайший выговор, велев сидеть в госпитале до конца пребывания на планете. Кроме того, эльфийка услышала, что Эмиль по-прежнему пребывал в безответном загуле, что встревожило всех не на шутку.
После того, как дарилианку ещё раз осмотрели врачи, ей разрешили принять гостей. В её палату вломились Кира, Свит и альвэн с «дредом». Больше всего, конечно, поражала забота со стороны новых друзей, ведь обычные искатели курортных романов не захотели бы лезть в столь мрачные дебри, что сплелись вокруг Лин. Тем не менее, эти двое были тут как тут: ласково сочувствовали об испорченном отдыхе. Последний момент задел её больше всего: дарилианке ничего не угрожало со стороны властей и прочих обитателей острова, но приходилось сидеть на месте. Лин Чаран не зря за глаза называли дурой, и её очередное решение подтверждало этот титул:
- А всё же, ну когда ещё я буду на курорте? - обратилась она к приунывшим друзьям. - Плевать! - синтэрка стянула чепец. - Голова цела, а значит прорвемся. Всё остальное пусть катится куда подальше! - она встала и натянула шорты. - Пусть дарилианы ловят убийцу, гонят бандитов с пляжа и разбираются с королём. Пусть работают, а мы пойдём купаться! Времени-то осталось всего ничего! - она подмигнула встревоженной Кире Ране.
- Верно, - согласился с ней «дред», - только на главный пляж лучше не ходить. Там недавно тоже стреляли… - он вздохнул, выглянув в окошко.
- Ну, так есть же лагуна. Туда и пойдём! - ЛинЧ подтянула к себе альвэна и аборигена. - Эх, ребята гостеприимные! Что бы мы без вас делали? - она встала с постели и, собрав вещи, прокралась мимо охраны, покинув госпиталь через окно.

И в самом деле, без кутил их пребывание на «Висячем Курорте» было бы скучным. С ними менторам и Свиту довелось погулять ещё и закончить свой день в горном домике. Следующий был последним, ведь вечером за отрядом прибывал транспортный корабль до «Полиса», обещанный Эмилем. ЛинЧ помнила об этом и, устраиваясь спать, рассчитала дальнейшую программу по часам, а заодно осведомилась насчёт Эмиля-Весу при помощи компьютерной почты. В ответ пришло грозное письмо, в котором товарищ Ки лично пообещал оторвать ей голову и прибить черепком Эмиля. Лин Чаран решила не отвечать суфлёру и постаралась уснуть как можно скорее. Тем временем на кухне её ученик и «дред» гоняли чаи. Свиту очень понравилось конспектировать быт местных аборигенов. Он как раз записывал рецепт ягодного зелья, которое хозяин кухни толок в ступке.
- Если хочешь, я тебе химическую формулу напишу, - предложил «дред», давя мякоть.
- Формулу? - удивился Свит.
- Ну конечно, - кивнул ему эльф, - ягодки и листики это всё так, прелести шаманства. На самом деле можно синтезировать подобную же вещь в пробирке. Так что давай свою макулатуру, а я тебе всё набросаю… - «дред» взял конспект и на время отвлёкся.
- А для чего этот эликсир? - осведомился Свит, забрав тетрадку и потянулся пальцем в ступку, но тут же получил ложкой по руке.
- Не для тебя, братец-эльф, - усмехнулся повар. - Тебе я замучу наш чаёк «кручёной ночи». Это когда вместо спокойки тебя по всей койке метает, как удава по сковородке. Не хочешь? - он оскалился. - Тогда просто записывай состав. Ещё пригодится…
- Хорошо, - кивнул ему ученик, закончив с рецептом, - а всё-таки, для кого это зелье?
- Ей, - ухмыльнулся «дред», кивнув на дверь, за которой спала Лин Чаран. - Ты ведь её раскусил? - подмигнул он. - Она тот ещё огонёк. Главное открыть в её головушке пару замков. Не понимаешь о чём я? - эльф и наклонился к его уху. - Хочешь её оседлать?
- Я… - Свит замялся. - Если честно, - шепнул он на ухо «дреду», - то я её боюсь.
В ответ на это повар рассмеялся и вылил своё зелье в чай, затем тихонько напомнил, что завтра их ждёт большая культурная программа, вот только ЛинЧ в ней участвовать не будет по понятным причинам. При этом ученику совершенно не стоило волноваться: в случае чего за отдых и прогулку полностью отвечал его приятель альвэн.
- Уверен, у вас с Кирой всё пройдёт по маслу, - подбодрил его эльф, - кстати, не хочешь испытать на ней наш чаёк? Нет? Ну и ладно, тогда иди баиньки. Уже не детское время. И это… - он выдержал пазу, выразительно посмотрев на собеседника. - ЛинЧ о чайке ни слова. Не то одной левой прибью. А труп расчленю и съем! - «дред» вновь улыбнулся, но речь свою произнёс так, что гостю стало не по себе.
Пообщавшись ещё чуток, хозяин сунул тетрадку Свиту и препроводил его в дальнюю спальню, а сам поставил кофейник на электроплитку и расположился в креслице у порога Лин Чаран. По правде говоря, ученик синтэрки очень испугался за ментора и всю ночь не смыкал глаз, но проворонил ключевой момент в истории с чаем. Когда он спохватился, было поздно, ведь тихий домик опустел: «дред» и альвэн исчезли вместе с Лин, но без следов борьбы, как будто она ушла добровольно, зачем-то прихватив простыню…

Наследующее утро Лин Чаран проснулась, как после драки. Какое-то время она лежала на спине и пыталась разлепить глаза, смакуя во рту мерзкий привкус химии. Постепенно к ней вернулась способность двигаться и память о минувшей ночи. ЛинЧ сообразила, что кто-то напал на неё во сне, накрыв лицо тряпкой с дурманом, после чего она потеряла сознание. Потом её несли в какой-то тряпке, несколько раз прикладывали платок к лицу, чтобы пленница не пришла в себя и, наконец, положили на кровать в неизвестном месте. В нём она и очнулась, водя глазами по глухим стенам, пока не сосредоточилась на дверном проёме, из которого возникла группа чужаков. Они, будто призраки, стояли над ней и вежливо ждали, пока дарилианка протрезвеет. Вскоре ЛинЧ разглядела троих аборигенов, один из которых вышел, затем вернулся в компании знакомого ей «дреда», темнокожей гадалки и огромного дикаря. Последний был эльфом с густыми прядями, перьями в волосах и косичкой-плетёнкой на подбородке. Его рост превышал два метра, а ширина плеч и мышечная масса могла бы испугать даже самого крепкого из лайянов. Всё это скрывалось под золотом, строгой туникой, шароварами и расшитым плащом. Глядя на смуглого бугая, ЛинЧ поняла, что у некоторых эльфов всю жизнь росли не только уши, но и всё остальное. Быть может, так и получались сказочные великаны. Этому было три тысячи лет, не меньше, а выглядел вождь аборигенов совсем не добрым толстячком, каким его изображал «дред» с пластиковой головой.
- Разговор к тебе есть, - начал Большой Хуго без каких-либо прелюдий и Лин поняла, что разговор этот будет очень, очень не лёгким. - Уверен, что с моим сыном ты уже знакома, - вождь приподнял руку, указав на «гуляку», стоявшего поблизости от смертной ведьмы. - Наша семья очень добра. Гостей мы любим и не обижаем, но тебе, я боюсь, придётся воспользоваться нашим гостеприимством гораздо дольше, чем прочим. Правда, денег мы с тебя не возьмём, а вот платить будешь приплодом.
- С какой это стати?! - возмутилась дарилианка, прикрываясь простынёй. - И что это ещё за хрень?! Каким ещё, блин, приплодом?! - она обвела окружающих взором, при этом радужки её глаз налились красно-зелёным цветом.
- Вижу, ты работаешь под дурочку? - усмехнулся Большой Хуго. - Или напомнить тебе, что ты являешься храмом магической силы? - он свёл густые брови. - Давай-ка разберёмся по-хорошему. Тебе выпал шанс изменить судьбы многих. Как ты уже заметила, наш дом вырождается. Ещё пара сотен лет и ваш нелепый термин «выродки» станет приговором моему народу. Нам нужны те, кто поведут нас к новой земле. Те, кто разбудят нашу магию и прогонят хворь. Дети исключительной силы, - он указал пальцем на пленницу, и она ощутила всплеск его чар. - Мы их получим. Как это произойдет, зависит от тебя.
На этом моменте внутри ЛинЧ вскипела дикая ярость, прорвавшая муторную пелену от дурмана. Она прекрасно поняла, что в ней увидели «дреды»: всю свою жизнь синтэрка воевала, полагаясь на оружие, но уникальный дар, доставшаяся от расы чаранов не исчез. Её мать была ведьмой, а отец всегда учил дочь скрывать и душить в себе эту «искру», ради всеобщего блага. В прошлом этот дар принёс Лин множество проблем и пару врагов. И чтобы теперь не говорил ей Большой Хуго, дарилианка не могла прибегнуть к боевой магии своими силами, ведь её чары походили на кривое зеркало. Это угадывалось в школьном инциденте, когда слабая искра прошла сквозь Лин Чаран и разворотила стену. Кроме того, хотелось бы отметить, что аура Лин вводила в заблуждение всех магов, независимо от их опыта: стоило им присмотреться к ней, как создавалась иллюзия великой силы, но аура искажения только и ждала, пока её коснутся чары, чтобы усилить их и обрушить против окружающего мира. С этим даром эльфийка полагалась лишь на кулаки. Она надеялась одним махом вырубить большого вождя, затем прорваться с боем. Синтэрке доводилось нокаутировать быков, но они были людьми: стоило ей кинуться, как Хуго молниеносно схватил её за руку, крутнулся и по инерции направил носом в стену. Удар был таким, что ЛинЧ едва не выбила зубы и бревном рухнула на пол. Через пару секунд она попыталась встать, но трое «дредов» заломили ей руки. Несмотря на столь «тёплые объятия» Лин забилась, как бешеная, увидев в чужих руках тряпку. Это мог быть конец миссии и верный путь в рабство, но спасение пришло нежданно:
- Не стоит её травить этой дрянью, мой вождь, - обратилась к нему ведьма, - позвольте мне сковать её разум, - предложила она и с одобрения большого «дреда» вскинула руки.
Она сотворила простейшее заклинание сна. В следующий миг случилось то, что и должно было произойти: первыми обмякли эльфы, державшие ЛинЧ, затем шлёпнулись папаша Хуго и сынок. Через секунду Лин была свободна, а ведьма захрапела на коврике. Вот так и происходили чудеса, но если бы они ограничились одной лишь комнатой…

Бешенство Лин Чаран и магия грёз создали мощную ауру. Её эпицентром стал номер элитного отеля, куда одурманенную пленницу принесли «дреды». Когда магия разошлась, все внутри здания отправились на пол. Подобная же картина приключилась и снаружи. Этой ночью спали все: прохожие, лежавшие там, где упали; водители такси, которых ждало пробуждение в больнице; клиенты и повара ночных ресторанов, уснувшие прямо за плитой; и этот список можно было бы продолжать до самого утра…

Когда Лин попинала для профилактики похитителей и вырвалась наружу, её ждал пейзаж в духе судного дня: повсюду валялись тела, мерцали разбитые стёкла, кое-где горел огонь, а воду в бассейне взбивал вертолёт, крутивший обломками лопастей. Финальным штрихом этого погрома стала группа лунатиков, бредущих куда-то вдаль, но синтэрке было не до смеха:
- Вашу мать! - воскликнула она, оглядевшись, и схватилась за голову. - Да что же это?!
Ответа не последовало, и тогда Лин решила бежать, пока не прибыли спасатели. Немного позже она в рваной сорочке и краденой накидке объявилась на пороге отеля, где остановилась её группа. Часть воинов ждала прямо в вестибюле, что даже не удивило дарилианку: как казалось, Кира Рана и Свит поставили на уши пол гостиницы, когда узнали, что «дреды» похитили ЛинЧ. Товарищ Ки, наверное, был бы первым, кто изъявил желание надрать ей уши, однако он уехал за комиссарами, а его место занял Эмиль-Весу. Он недавно вернулся из загула и сейчас расположился в креслице, дымя сигаретой и ехидно поглядывая на эльфийку.
- Ну и как тебе гостеприимство «дредов»? - осведомился он, задержав взгляд на груди.
- А ты где был?! - огрызнулась дарилианка, прикрываясь накидкой.
- Боюсь, что это государственная тайна, - подмигнул ей эльф, - но если честно, то отдыхал и охотился на жаб под водой с аквалангом, - он пригладил влажный чуб.
- Дорого же тебе обойдётся эта рыбалка, когда вернётся Ки! - синтэрка нахмурилась.
- Не дороже, чем ваша фиеста! - отмахнулся Эмиль. - Быть может, ты нам расскажешь, что с тобой приключилось и отчего такой переполох в нашем тихом отеле? - эльф кивнул на проход к приёмной холла, откуда появился командир солдат, Кира Рана и Свит.
Каждый по-своему, они обрушились с вопросами на эльфийку. Отвечая, Лин предпочла солгать. Получилось не очень убедительно, однако друзья поняли, к чему она клонит, и поддержали её. Дальнейшее зависело от перекрёстной лжи: менторы и ученик с великим трудом убедили товарища Ки в том, что произошло недоразумение. Естественно, он не поверил, но большая часть его гнева была направлена против Эмиля-Весу. Их перебранка осталась за кадром, а ЛинЧ могла вздохнуть с облегченьем: наказание ограничилось домашним арестом вплоть до прибытия корабля. Дарилианка была благодарна Ки за такие «суровые» меры, ведь под дверью её номера стояли часовые. Не один «дред» не смог бы найти Лин и донести вождю, который наверняка уже проснулся, пребывая в скверном настроении. Эта догадка подтвердилась, когда группа покинула отель и без лишнего шума поехала к аэропорту. Там их поджидала группа «дредов». Они носили плащи, не походящие для жаркой погоды, что говорило о скрытом оружии, к тому же эльфы следили за входом, подстерегая беглянку. Стычка с ними грозила неприятностями всем без исключения. К счастью для мирного острова, группа избежала встречи, сменила маршрут и направилась к пристани, где находилась военная база. Высадившись в доках, синтэры перебрались на катер дарилианов и без проблем достигли звёздного порта. Единственное, что смутило Лин в пути, так это состояние Эмиля-Весу: он и раньше слегка прихрамывал, а по трапу катера взобрался лишь с посторонней помощью. Отчего-то эльфийке не понравился этот момент, и она поинтересовалась о здоровье Эмиля, в ответ на это альвэн отшутился про акул, едва не оттяпавших ему ногу…

Добравшись до корабля точно в срок, эльфы стали подниматься на борт. Первым зашёл суфлёр и сразу же завёл беседу с капитаном, затем сел за компьютер, чтобы узнать последние новости из цифровой паутины синтэров. Пока он занимался своими делами, солдаты погрузили багаж и направились в кают-компанию. ЛинЧ была последней из тех, кто поднялся на борт. Как только эльфийка оказалась внутри транспортника, поперёк дороги стал товарищ Ки. Он держал пластиковую газету-монитор и, судя по всему, очень хотел влепить ею по ушам дарилианки.
- Я обещал, что узнаю, кем был убийца с фотоаппаратом, - изрёк он, пронаблюдав за эмоциями Лин Чаран, - но сперва, ответь мне: тебе, что, мало менторского титула? Решила взлететь по служебной лестнице? - Ки тряхнул газетой «Новости Титана». - Это что такое?! Что ещё за культ личности?! - эльф пихнул Лин гибкий монитор.
На нём крупным планом сияла её фотография на фоне разбомбленного ресторана. Труп господина Бахмуда также попал в кадр, кровь и автомат в руках синтэрки выглядели очень броско, как и подретушированное лицо.
- Наш бравый товарищ лично выследил и уничтожил ячейку сепаратизма… - ЛинЧ стала читать вслух и, согласно газете, выходило, что глава бандитов оказался тайным еретиком, а вице-король арестован по статье «сепаратизм», затем осужден и усыплён.
Учитывая то, что его отравили, это отдалённо походило на истину, но выпуск новостей был сфабрикован. Эльфийка не стала дочитывать о своём «подвиге» и вернула газету.
- Мне нечего сказать, - она развела руками. - Я бы до такого не дошла. Во-первых…
- Страсть к регалиям плюс склонность к нарушениям устава, - перебил её суфлёр. - Во-вторых, я читал ваше личное дело и на практике убедился в том, какой вы, товарищ, дурак. Я не могу поверить, что столь ответственную миссию, как операция в «Полисе», доверили вам! Имейте в виду, - он погрозил ей пальцем, - я этого просто так не оставлю! Вы с Эмилем перешли все рамки дозволенного! Теперь, любой ваш шаг в сторону от намеченной линии я буду расценивать, как саботаж миссии. Буду вынужден принять меры и отрапортовать командованию. Готовьтесь к последствиям, товарищ.
- Я не причём! - осерчала Лин и вспомнила, как подделывала чёрную мессу хоббитов.
Уж больно схожая получалась картина: оба преступления были угодны политике Третьего Дома и обе «ниточки» тянулись к Лин Чаран. Единственное, что оставалось непонятным, так это выгода Эмиля от того, чтобы повесить на дарилианку чужие заслуги. Конечно же, она могла обвинить его и даже попытаться выбить правду, но ЛинЧ была не настолько глупа: сперва, она откланялась товарищу Ки, затем перерыла весь багажный отсек. Синтэрка искала подтверждения своих догадок и сумела полазить в чемодане и личном компьютере Эмиля, пока он отлучился. К сожалению, Лин не нашла улик, говорящих о причастности хитрого альвэна к этому монтажу: у него не было ни универсальной камеры, ни фото, ни программ для работы с графикой. Антенна, способная передать сигнал по спутникам в базу данных «Титана», также отсутствовала, а ту, что выдали группе для задания, держали разобранной и спрятанной внутри бутафорских вещей. Последним аргументом была хромота альвэна, походившая на слухи о ранении убийцы. Проверяя догадки, Лин пообщалась с бортовым врачом и осталась недовольная: у него была запись процедур по восстановлению мышечных тканей, но рваная рана Эмиля-Весу могла остаться от зубов хищника. Так вот и вышло, что все версии лопнули разом, а Лин Чаран обзавелась лёгкой паранойей, вообразив враждебную силу, вознамерившуюся очернить её доброе имя…


От автора: И напоследок я вылажу вам небольшую картинку. Делал на спех. Убого и коряво, но зато она может кореным образом изменить сложившееся впечатление о внешности главных героев.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Anato Lu: Прекрасный расказ, вдохновение явно черпалось из Масс Эфект и множества других источников, красиво нечего больше сказать!! Ток, вопросик, надеяться н...   (08.02.2011 7:10:46) перейти в форум

AdimKov: надеяться на продолжение можно, оно уже написанно. однако скорее всего оно будет опубликованно не здесь, а на сайте "самиздат"   (08.02.2011 7:19:30) перейти в форум

AdimKov: забавно. небыл тут несколько лет. чисто слуайно зашел и превая мысль - снести все что было опубликованно к черту)   (05.08.2013 10:47:05) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

SeDov


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Надежда Сапега


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008