Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Gemini (стихи)
Творцы Миров (главы 1, 2) (фэнтези и фантастика)
В ночь на десятое (фэнтези и фантастика)
ПИСЬМА УСОПШИХ (Поэма в прозе) (проза)
Он - легенда. (фэнтези и фантастика)
Полураспад женщины (стихи)
Сожженные мемуары (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Проза – это слова в наилучшем порядке, а поэзия – наилучшие слова в наилучшем порядке

(Сэмюэл Кольридж)

Rambler's Top100







Youngblood

Возмездие

! -Клерик- !>

Вы - 1068-й читатель этого произведения

В глубине запыленной и мрачной хибарки, посреди разбросанных обломок самодельной мебели, битой посуды и прочего хлама, один человек приставил ствол револьвера к голове другого. Тот стоял на коленях, плакал, трясся и чувствовал своим лбом холод металла-- холод неминуемой гибели.
Невысокий, но широкоплечий мужчина с худосочным лицом крепко сдерживал свое оружие и не на секунду не отводил взгляда от полного блондина, который стоял на коленях и брызгал слюной, в попытках произнести что нибудь членораздельное.
- Где они? - спросил человек с оружием.
- Виктор... брат мой! Кто? - пробормотал блондин.
- Грегори, я тебя сейчас о чем спросил?
- О, господи, какая нелепая ошибка, завтра вместе будем смеяться... - после этих слов блондин едва слышно истерично захихикал.
- Ошибка? Оружие, которым ты хотел убить меня и твои тайные сделки с Волком, тоже ошибка? - охотник внимательно следил за реакцией собеседника.
Взгляд толстяка изменился, и Виктор понял - информатор не врал. Грегори действительно продавал оружие банде налетчиков, которые уничтожали поселение за поселением.
Широкоплечий мужчина отвесил ему хороший пинок по подбородку. Блондин резко всхлипнул, театральным жестом раскинул руки, упал на спину и, наконец, перестал причитать.
- Ты - скользкая блевотная жижа, точно знаешь, зачем я пришел сюда, - заговорил Виктор, медленно оттягивая курок револьвера, - и знаешь то, что я в курсе всех твоих прегрешений. Зачем тебе этот сопливый театр? Говори, где они, и я просто уйду отсюда.
Виктор навис над ним, целясь прямиком в голову. На его уверенном выражении лица легко читалась одна простая мысль: "Если сейчас не скажешь - я убью тебя."
Ядерный коктейль эмоций отражался в маленьких, черных глазках торговца Грегори: сомнение, страх, смирение перед разоблачением и некая доля презрения, которая всегда была присуща его взгляду. Он прекратил постанывать и заговорил:
- Хорошо. Ты пообещал уйти, Виктор, пообещал - помни это.
- Ближе к делу, мразь. - низкий человек отвел дуло от лица Грегори.
- К северу отсюда, милях в ста двадцати, ты наткнешься на каньон. Поброди по округе, увидишь следы колес на песке - иди по ним, и они приведут тебя в нужное место.
- Надеюсь, ты не лжешь мне ,Грегори.
- Нет, конечно нет...
- Потому что второго шанса исправиться и сказать мне правду у тебя уже не будет.
- Виктор, ты же сказал, что просто уйдешь... - на блондина нахлынула новая волна страха.
- Помнишь Джулию? Ей я тоже кое-что пообещал.
Грегори помнил Джулию, это было видно по его глазам. В любом случае, теперь торговец рассказал Виктору слишком многое, и понял, что охотник знает гораздо больше, чем ему следует знать, и оставлять его в живых было бы опрометчивым поступком. Все, что ему нужно - это чтобы Виктор отвел пистолет от лица и повернулся к нему спиной. А дальше он убьет его, убьет и спрячет труп. И никто никогда не узнает о теневой жизни Грегора Кокса. Никто.
Но этого не произошло. Виктор спустил курок и раздался громкий звук выстрела. И вот на полу, там где лежал двуличный торговец, теперь лежало его мертвое тело.
Охотник развернулся и направился к выходу. Потом на секунду задумался, пошарил взглядом по вещам, разбросанным на полу и увидел маленький металлический ящик - сейф. В тесной хижине торговца прогремел еще один выстрел и дверца сейфа, сорванная с петель, отлетела в дальний угол комнаты. Золота внутри было немного, но этого должно было хватить на несколько пачек патронов и холодный ужин в сопровождении дешевых сигарет.
Когда он вышел из дома, горячее солнце ярким лезвием полоснуло по его глазам. Виктор прищурился и оглядел округу - ничего нового. Его окружали тысячи застывших волн сыпучего, безжизненного, желтого песка.
И прямо посреди этой пустыни стояло складское помещение торговца, его маленький домик и одноместная машина, которая была напрочь лишена обшивки и состояла в основном из каркаса железных труб, мотора и четырех больших, раздутых колес. Подобная конструкция была присуща почти каждому автомобилю в этой округе. Такое примитивное, но надежное устройство не раз выручало местных жителей в охоте на больших и свирепых пустынных существ. Некоторые догадывались приварить к задним трубам большие металлические ящики и получалось что-то вроде багажника.
Охотник убрал револьвер в кобуру, прикрепленную к бедру, и запрыгнул в машину. Уже через несколько минут и дом, и склад растаяли за спиной Виктора Нойманна. Он ехал очень быстро: отчасти от того, что спешил и отчасти от того, что не выносил моменты, когда ему приходится оставаться один на один со своими мыслями.
Может быть именно поэтому он ненавидел это место - эти вечные пески и горстки людей, сбившихся в поселения. И еще потому, что вся его семья - жена и двое детишек, были убиты местной шайкой бандитов, на которых он открыл охоту.
Виктор не мог сказать точно, объяснить причину того, почему ему ненавистно это место и старался не размышлять об этом. Он вообще старался не думать, а предпочитал действовать. Мысли тянули за собой воспоминания, воспоминания приносили боль, а боль делала его слабым.
Но только не сейчас. Сейчас он не должен, просто не позволит себе быть слабым.
Надеяться он мог только на себя, поскольку в этом старом и умирающем мире теперь царили новые и жестокие порядки.
Все великие умы двадцать первого века, предсказывающие экологический кризис или предупреждающие об опасности ведения третьей мировой войны, оказались правы.
Естественно, правящей верхушке не было никакого дела до этих предупреждений, и, естественно, была война. Все это так же естественно, как и сама наша природа. Мы достигли того развития, когда с уверенностью смогли сказать: "Да! Мы больны!", но так и не смогли преодолеть своих животных амбиций - обрушили друг на друга тучи радиоактивных зарядов, ядерных бомб и прочей смертоносной химии, которая не только уничтожила добрую половину населения, но и порядком изменила лик планеты.
Но сейчас для нас не столь важна сама война, как последствия, которые она оставила после себя. Вся экология и все, что знало человечество двадцать первого века, изменилось до неузнаваемости.
Большая площадь земли превратилась в гигантские пустыни, а оставшиеся клочки животного и растительного мира под действием радиации превратились в уродливые и безжалостные создания, на которые, как кажется, закрыл глаза сам создатель.
Больше не существовало никаких законов и никаких государств. Вероятно, человечеству уже надоело выстраивать свои гигантские воздушные замки, свои юридические системы, которые остаются идеальными лишь в головах их создателей. А может быть, просто еще не появился лидер, который бы задался вопросом объединения всех и вся под своей эгидой. Максимум, что вы можете здесь встретить - это главу поселения, города или, скажем, предводителя очередной мародерской шайки, но никаких государств, президентов, полиции, а тем более армии вы не встретите, будьте уверены.
В любом случае сейчас каждый был сам по себе. Как двадцать лет назад, как сто и двести после катастрофы. И Виктор не был исключением.
Он промышлял охотой в бурлящих жизнью джунглях. Следует заметить, что многие люди предпочли бы долгую и нудную жизнь под палящим солнцем, чем две-три недели проживания в джунглях. После катастрофы кажется, что сама природа стала агрессивнее к ним, и редко кто смог бы выжить среди крупных и голодных хищников, ядовитых растений и кровожадных гуманоидов тамошних мест.
Целое поколение охотников копило и обогащало свои знания о опасной флоре и фауне джунглей. Они передавались из поколения в поколение. Когда-то отец Нойманна научил его выживать и вести охоту среди этих папоротников, тенистых деревьев, мха и лиан. А отца научил его дед, который так же охотился на дичь, как и каждый мужчина в семье Виктора.
Поселение Нойманна состояло из нескольких десятков семей и их домов. Оно было небольшим, относительно других деревень, и находилось как раз на окраине пустыни, там, где она постепенно переходит в джунгли.
До сих пор остается загадкой - что же понадобилось толпе пьяных и жестоких убийц, нагрянувших на деревню и перебивших всех ее жителей. Золото? Все их золото тратилось на покупку одежды, инструменты и поддержание техники в рабочем состоянии. Для этого не нужно многого, и поэтому их запасы были довольно бедны, однако всех местных жителей это устраивало. Месть? Во всем поселении с трудом можно было насчитать десятка два мужчин, которые могли бы причинить кому нибудь вред. Да и те в основном занимались охотой, техникой и оружие носили лишь для охраны своих границ.
"Неужели столько трупов, столько сожженных домов и разбитых судеб были следствием чьего то садистского веселья? Нет, вряд ли... Патроны и топливо для автомобилей стоит золота, а такая масштабная операция обошлась бы этой банде в круглую сумму..." - размышлял Нойманн, когда вновь возвращался к своим воспоминаниям.
Каждый раз, когда Виктор уходил в джунгли, его терзало ощущение того, что семья остается абсолютно беззащитной - вокруг израненный радиацией мир, поломанные жизни тысяч людей и голодные звери - все это скребло своими черными коготками сомнений по сердцу молодого охотника, когда он шел по следу или сидел в засаде, поджидая свою добычу.
Он старался как можно быстрее добраться до дичи, убить столько, сколько нужно, и поскорее вернуться домой к жене и детям. Иногда он торопился и спугивал свою жертву или промахивался. Тогда ему приходилось охотиться еще пару часов. И чем больше времени он проводил в джунглях, тем сильнее становился его страх за своих детей, которые дожидались его возвращения, порой целыми днями.
Не многие пережили те чувства, когда на твоих глазах кошмар становится явью. Виктор пережил, но вся его жизнь утратила краски и какой-либо смысл и велась только в одном ключе - в ключе мести. Он не знал, как жить дальше.
Поначалу он даже подумывал о самоубийстве, но счел подобный ход слишком слабым и недостойным мужчины, охотника. И тогда он решил мстить. Мстить безжалостно, тотально, устраняя всех на своем пути. Не было, да вряд ли нашелся бы кто-нибудь, кто бы смог подсказать ему другую дорогу.
Несколько недель после этого он ездил по пустынным поселкам, почти не спал, не ел, собирал информацию и пытался выйти на след искомых убийц. И все было почти безрезультатно, пока в одном городе, в баре, на редкость чистом и хорошо освещенном, он случайно не повстречал рыжеволосую девушку - Джулию Картрайт, которая рассказала ему о торговце по имени Грегори Кокс.
Грегори жил двойной жизнью: в одной из них - он был обаятельным, безобидным и милым человеком, который продавал местным жителям технику и боеприпасы, реже оружие, в другой же - извращенцем, со остекленевшим взглядом и безумной полуулыбкой на лице, который любил держать в подвале маленьких девочек, навещая их каждый вечер для удовлетворения своих животных потребностей, а также он снабжал оружием банду Ржавого волка, еще известную как Ржавая стая- ту самую банду, которая совершила налет на деревню Виктора.
Джулия была одной из таких девочек, которым довелось побывать в подвале у Грегори. Когда-то и ее семью навестил Волк со своей шайкой - отец Джулии задолжал ему золота, несмотря на уговоры матери не занимать у него. Отец рассчитался своей жизнью, жизнью своей жены и кое-каким имуществом: бандиты забрали машину, несколько ружей и пятнадцатилетнюю девочку.
Девочку они отдали Коксу в качестве подарка.
Поскольку грунт был в основном песочным, сам подвал был похож на большую железную коробку, врытую в землю под домом торговца. Шесть кусков железа покругу, темнота, тарелка с похлебкой и Грегори Кокс - вот, что она видела каждый день на протяжении двух долгих месяцев. Со временем одежда ее становилась все грязнее, а изголодавшееся тело было похоже на мумию обтянутую кожей.
Когда к Грегори кто-то должен был прийти, он спускался в подвал, связывал ей руки и вставлял в рот кляп, чтобы она не выдавала себя. Такие дни были самые тяжелые и самые черные в жизни Джулии Картрайт. Если же приходил кто-то из ржавой стаи, Грегори никогда не затыкал ей рот, напротив - иногда он специально заставлял ее стонать и кричать, чтобы немного развеселить гостя.
Все же ей чудом удалось сбежать: когда торговец уехал из своего дома, она вырвала из стены болт, держащий цепь с железным ободом застегнутым на ноге. Джулия расшатывала его все время, с тех пор как попала к нему в плен. Затем она подбежала к стальной дверце и попыталась открыть ее. Дверь, конечно же, не поддавалась и была крепко заперта с другой стороны.
Тогда она стала ждать. В комнате, где царит вечный мрак и холод, люди быстро теряют счет времени. Дни проведенные здесь она считала только по тарелкам с супом, которые Кокс приносил ей каждый вечер. Но теперь же, когда он откроет эту маленькую железную дверь и в проеме покажется его рука, держащая засаленную тарелку своими грязными, жирными пальцами - она рванет. Она ударит его, оглушит, убьет, да что угодно, но выберется наружу.
Так она ждала, меняя свое положение возле двери бесчисленное количество раз. Джулия не знала какая позиция будет самой выгодной для неожиданного нападения. Эти последние часы ожидания были еще мучительнее всех долгих дней, проведенных у Кокса.
Наконец она услышала шаги Грегори - он вернулся. Сердце стучало так, что она с трудом разбирала что происходит за дверью подвала - его стук заглушал любой звук.
Еще час, два и, вот, она услышала как он открывает щеколду двери, увидела как темноту прорезает лучик света... Джулия резко дернула дверь, частью от нетерпения, частью от того что хотела обескуражить Кокса и увидела его удивленные, округлившиеся глаза.
- Как? -вскричал Кокс.
Задыхаясь от страха, она нанесла ему хлесткий удар тяжелым болтом на конце увесистой цепи, оттолкнула ошарашенного толстяка в сторону и побежала. В углу, на столе, она увидела ключ от машины Грегори. Двумя шагами она преодолела комнату, схватила ключ и, вылетев во двор, запрыгнула в машину.
Джулия никогда не водила машины, но слава богу все, что от нее требовалось - это вставить ключ зажигания, повернуть его и нажать на педаль. Она с места рванула вперед, а Кокс и его страшный подвал остался где-то далеко позади измученной девочки.
Джулия решила ехать прямиком в город, минуя окрестные деревеньки и поселения. В деревне ее бы непременно нашли, но вот в городе - совсем другое дело. Какой бы сильной не была ржавая стая, но даже они не могли осмелится напасть на город.
"Город - это уже не поселение. Там и жителей больше и вооружение у них гораздо лучше. Волку и его банде дадут достойный отпор" - размышляла беглая пленница.
Когда она добралась до города, Джулия постучала в первую попавшуюся дверь. Грязная, бледная, заплаканная и до сих пор не верящая тому, что она на свободе, она выглядела таким ребенком, которого не смог бы послать своей дорогой ни один взрослый человек.
Дверь открыл опрятный старичок, в чистой серой рубахе и простых бежевых штанах, с седыми волосами и маленькой бородкой:
- Господи, дитя... - вздыхая произнес он.
- Мне некуда идти и я голодна, - заговорила Джулия, - заберите эту машину, но в обмен, приютите и накормите меня, хотя бы на время.
Похоже старичок начинал приходить в себя после шока, испытанного от внешнего вида молодой девицы:
- Какая машина! - старик ругнулся в сердцах и поскорее завел девочку в дом.
В тот вечер Джулия ела самую вкусную еду, которую можно найти в городе. Она помылась и оделась в вещи, чистоту которых ощущаешь всем своим телом, а потом уснула на большой кровати, с широким и мягким матрасом. Старик сидел возле нее, размышлял о чем то своем, грустном и не отрываясь смотрел на измученную девочку.
С тех пор, вот уже около восьми лет Джулия Картрайт живет вместе с Алонсом Каром - сердобольным старичком, который приютил ее в день побега. Алонс, кстати, являлся и хозяином бара в который заглянул Виктор в поисках информации. Вот тут то он и наткнулся на Джулию, которая помогала старичку заправлять делами.
На протяжении всего времени, что она жила с Алонсом, Джулия никому не рассказывала о том, как погибла ее семья, о том, какое животное Грегори Кокс и о том, как она сбежала из его подвала. Случайно услышав разговор Нойманна с каким-то человеком за одним из столиков бара, она попросила Виктора пройти с ней в один из номеров, на втором этаже, для того чтобы обсудить кое-что. Выслушав это, недоумевающий охотник произнес:
- Это еще зачем? У меня с собой немного золота и меня не интересует проституция.
Виктор отвернулся от нее и продолжил разговор с тем человеком, который рассказывал ему о ржавой стае. Джулия вспыхнула и уже была готова ударить охотника, за подобные слова, но сдержанно произнесла:
- Я не из тех женщин. И обращалась к вам по делу, но если же фермерские сплетни гораздо важнее реальной информации о Волке, то оставляю вас щебетать тут, наедине.
- Какие сплетни, женщина?! - Вмешался в разговор обиженный собеседник Виктора, но Джулия уже направилась к лестнице на второй этаж. - Чистейшая правда! Мне о Волке рассказывал еще сам старик Мак'Ларэн, а он услышал от кожевника Джима, который разговаривал с...
- Об этом ты мне не говорил. - Упрекнул его Виктор.
- Дык, не важно ж от кого, а важно что. - Фермер поднял указательный палец, придавая своим словам большее значение.
- Знаешь,- проговорил Виктор, глядя вслед поднимающийся Джулии, - я наверно пойду.
- Постой, - с большим энтузиазмом заговорил фермер, - ты еще не слышал как мой дед с Волком на кулаках бился...
- Прощай, Барни. - Бросил ему Виктор и поднялся из-за стола.
"Как же я сразу не догадался, что мой собеседник - обычный любитель почесать языком? Возможно всему виной пятая кружка пива..." - думал Виктор, поднимаясь по ступеням на второй этаж.
Он так устал от предложений продажной любви, которыми были пронизаны все подворотни этого города, что, не разобравшись в ситуации, ответил рыжеволосой девушке обычным манером, которым он отвечает на подобные предложения. Но тут, видимо, попался человек действительно знающий что-то важное. И было бы глупо упускать подобный случай.
Второй этаж бара был так же хорошо освещен как и первый, такой же чистый, но на этот раз тут не было ни столов, ни барной стойки, только коридор, со множеством дверей - возможно комнаты, которые снимали проезжие путники. В конце коридора виднелось окно, без стекол, как и все окна в городах и поселениях этой местности.
В потертых грубых джинсах, серой футболке и короткой кожаной куртке, Джулия курила у окна. Пусть вас не удивляет внешней вид этой девушки, ведь когда-то ядерные снаряды, вместе с универмагами, школами и заводами, уничтожили и женскую моду. Сейчас люди одевались во что угодно - в то, что не воняло и сидело по размеру.
Он подошел к ней и заговорил. После нескольких минут разговора Джулия выдала ему имя человека, который торговал с Волком, но в обмен попросила убить его.
Виктор знал Грегори, не раз покупал у него кое-какие вещи, но он никогда бы не смог предположить о том, что тот ведет дела с налетчиками. Он отказался от убийства и решил выйти на Волка другим способом. Виктор уже было начал спускаться вниз, как Джулия затормозила его и рассказала ему о днях из детства, проведенных у него в подвале.
"Это в корне меняет дело.- Подумал Нойманн. - Если Картрайт не врет мне, то этот человек определенно заслуживает смерти." Дослушав историю до конца, Виктор передумал и согласился с условиями Джулии.
Она отдала ему ключи от машины, той самой на которой много лет назад сбежала от Кокса, и уже через несколько часов охотник добрался до дома торговца.
Грегори прятал руки под столом, возможно держал там оружие. По его лицу Виктор понял, что торговец узнал машину и догадывался кто его послал. В ходе непринужденного разговора охотник неожиданно набросился на него и избил толстяка, попутно переворачивая всю мебель, которая попадалась на его пути.
Действительно, под столом, он нашел старое и неудобное самодельное ружье. Не смотря на то, что это оружие по своим характеристикам было почти что из каменного века, одной пули хватило бы для того, чтобы сорвать Нойманну все его планы. Избив торговца повторно, Виктор проверил маленький подвальчик - в нем никого не оказалось, но к стене была прикована цепь, а в углу валялась железная тарелка. Джулия не врала - Грегори действительно был животным.
Затем Виктор поставил торговца на колени, и приставив ему дуло револьвера ко лбу начал задавать вопросы. Дальнейшие события, вам уже известны.
Дорога от дома Кокса и до каньона заняла у охотника почти весь день. Он остановился на пол пути и уснул. Виктор не спал уже несколько дней, но сейчас у него появилась цель - это немного успокоило его и позволило вздремнуть.
Проснулся Нойманн ближе к вечеру, с твердым решением убить всех членов ржавой стаи до одного. Погибнуть, но попытаться поперебить их всех. Он завел машину, и вновь отправился в путь.
Через несколько часов езды по песчаным горам Виктор заметил каньон, о котором говорил Грегори. Солнце уже село, и в темноте он казался коричневато-кровавой коркой на ровном и бархатном теле пустыни.
Охотник заглушил мотор в сотни метрах от каньона, вылез из машины и подошел к железному ящику приваренному к заду авто, открыл его и извлек еще один револьвер и две ручные гранаты. Порыскав в своих вещах еще немного, он достал серый плащ из грубой кожи. В нем, он будет менее заметным в темноте, решил Виктор. Он проверил барабаны своих револьверов, разместил по карманам несколько заранее заряженных дисков с патронами, чтобы удобнее было перезаряжать оружие.
В последний раз проверив свою экипировку и амуницию, Виктор тронулся в сторону каньона, пытаясь найти на песке следы от машин, как советовал ему Грегори.
Через несколько минут он вышел на первый след и пошел вдоль него, внимательно оглядываясь по сторонам. Затем к нему добавился еще один и еще, и еще...
Около восьми машин некогда проезжали по песочной дороге внутри каньона, между двумя отвесными стенами из камня. Виктор шел и не останавливался, пока следы водили его через запутанные лабиринты красно-коричневых каменных стен. Наконец, они привели его к пещере с огромным входом в нее.
Дальше следы обрывались - пол был из сплошного камня, и машины не оставляли на нем следов. Проход был широким, с хорошей акустикой. Виктор старался идти как можно тише, но эхо разносило его шаги на много метров вперед.
Он зашел в большую залу, где повсюду горели многочисленные лампы и подвешенные лампочки, разгоняя мрак подземелья. В этом свете Виктор смог разглядеть красноватые стены подземного логова, несколько железных столов заваленных инструментами, полки, и кучу проржавевшего технического хлама рассованного по углам подземной залы. В одном из углов шумел дизельный генератор, слышно было как где-то журчала вода. Это место служило бандитам чем-то вроде гаража. Об этом свидетельствовало множество машинных деталей на столах и сами авто, восемь штук, как и догадывался Виктор.
Вдруг в дальнем проходе показался человек, он шел, не поднимая головы, и вертел в руках какую-то деталь. За спиной у него была закреплена кобура с обрезом, а старческое, морщинистое лицо, скрытое под длинными и грязными волосами внимательно изучало металлический предмет.
Он, почесывая большие бакенбарды, шел прямиком к Виктору, совсем не замечая его.
- Эй. - Окликнул его охотник.
Старый бандит поднял взгляд на охотника, удивился и рука его медленно потянулась к обрезу.
- Не надо. - Попросил охотник, целясь в него из своих револьверов. - Не шумим. Медленно идем сюда.
Бородатый повиновался и начал подходить к Нойманну. На расстоянии двух шагов Виктор приказал ему повернуться спиной. В два счета он подлетел к бандиту и забрал его обрез. Затем он слегка отошел назад, следя за тем чтобы бандит не развернулся и не попытался удрать от него.
- Сколько вас? - Спросил Нойманн, не переставая угрожать оружием.
- Мужик, ты кто ваще? Ты че хочешь? - бандит удивленно заговорил сиплым голосом.
- Не заставляй меня спрашивать тебя по другому. - ответил Виктор. - Так сколько вас?
- Тридцать шесть человек, не считая Волка. - бросил через плечо бородатый.
- Все вооружены?
- Мужик, твою мать, ты хоть знаешь кому ты угрожаешь, и куда попал? - Завелся бородатый. - Это место - дом Ржавого Волка, и здесь его люди. И мы своей бандой не в шашки играем. Конечно, мать твою, тут каждый вооружен.
- Где Волк?
- Уехал. Не говорил куда и зачем. Сказал, что вернется через пару часов.
- Еще вопрос, - бандит услышал металлический щелчок, - что вам понадобилось в маленькой деревушке, на окраинах джунглей?
- Я всех налетов и не упомню, но возле джунглей, по-моему, ааа... - протянул старик, улыбаясь своим воспоминаниям - Вспомнил. Дрянное место - денег там не было, так что в основном разжились бабами и...
Раздался звучный выстрел, усиленный эхом пещеры. Бородатый не успел договорить и упал мешком на землю, сраженный в голову. Виктор не мог больше держать себя в руках и слушать дальше. Эхо от выстрела быстро подняло на ноги всех, кто находился в пещере.
Охотник услышал топот множества ног. Он ожидал подобного поворота событий и ему было совершенно все равно кто и откуда кинется на него чтобы убить. Он уже несколько недель хотел одного - умереть. Однако Нойманн все же встал чуть правее от прохода в следующий зал, в тени, дожидаясь людей, которые бежали на звуки выстрела.
Первый налетчик вылетел вперед, совершенно не заметив притаившегося Виктора. Он получил изрядную порцию дроби в живот и несколько выстрелов из револьвера, прежде чем скончался. Второй сразу сообразил, что кто-то прячется за углом и, выставив из прохода руку, стал палить из пистолета наугад, в сторону охотника.
Виктор присел, избегая свистящих над головой пуль, подполз и резко схватил руку налетчика, всем корпусом выдернул бандита из-за угла и прикончил его с помощью своего оружия.
Охотник входил во вкус и уже не замечал ничего, кроме всепоглощающей жажды убийства. Чем дальше он заходил, тем больше людей вставало у него на пути.
Он затормозился в небольшой комнате, прячась за крышкой перевернутого стального стола. Виктор оттеснил бандитов к узкому проходу, и изредка палил в них чтобы сдержать натиск, не глядя и не высовываясь из своего убежища. Пока Виктор перезаряжал оружие, бушующим свинцовым градом пули барабанили по крышке стола, так, что у охотника заложило уши.
"Сколько ж вас, черти..." - подумал Нойманн, отстегивая гранату с груди. Он вырвал чеку, бросил ее в проход, сопровождая полет множественными выстрелами из револьвера. Наконец раздался взрыв, грохот камней и в носу защекотало от облака каменной пыли.
Стало тихо. Виктор осторожно выглянул из своего укрытия и убедился в том, что проход завален камнями. Он посмотрел по сторонам. Вокруг лежало несколько трупов, пара по углам, трое у входа, четверо ближе к следующему проходу, и еще несколько в других залах. Нойманн насчитал около двадцати бездыханных тел - это означало, что половина налетчиков осталась за заваленным проходом. Сняв с нескольких убитых еще две гранаты, он решил полностью обрушить пещерную залу, и вернуться туда, где он встретил старика с бакенбардами.
Он расчетливо раскидал гранаты рядом с каменными колоннами, держащими свод залы, и побежал к выходу в гараж. Вновь раздался взрыв, и, на этот раз, замурованным заживо бандитам уже никогда бы не удалось выбраться наружу.
Виктор уселся на одну из машин, перезарядил обрез и револьверы. Теперь он уничтожил всех, кто был в ржавой стае, за исключением самого Волка. На теле было несколько глубоких ссадин, серый плащ изорван, а сам охотник испачкан в крови и грязи, но в целом невредим.
"Чертовское везенье." - подумал Виктор.
Около пятнадцати минут он сидел в этом пещерном гараже, один, и размышлял. Он думал о тех кого он убил, о тех кто остался с другой стороны пятидесяти метрового завала, о семье и о Волке.
Со стороны входа в пещеру послышался рев мотора. Охотник тут же спрыгнул на землю и спрятался в тени.
В гараж влетела машина, из под колес которой с громким звуком вылетали мелкие камушки, отколовшиеся от каменного пола. За рулем сидел Волк - человек, которого так долго искал Нойманн. Он резко затормозил машину, и стал оглядываться по сторонам.
Одной рукой Волк держался за руль с изодранной обивкой, а другой держал автомат, покоящийся на мускулистом плече. Он был одет в штаны болотного цвета и тяжелые кожаные ботинки. Его оголенный торс был изуродован шрамами и украшен множественными татуировками, как и лицо. Голова Волка была гладко выбрита, на лице проступала трехдневная щетина. Он выпрыгнул из машины и бросил взгляд на мертвое тело бородатого, потом на завал, которым стал проход в другие залы пещеры.
Волк не знал, что здесь произошло, но он был очень не доволен. Он выпрыгнул из машины и начал внимательно смотреть по сторонам, и прежде чем он заметил Виктора, тот вышел из тени, медленно и плавно, как призрак, и выстрелил из обоих револьверов, целясь в коленные чашечки бандита.
Обе пули с характерным звуком вошли в ноги лысого налетчика. Волк упал на колени и заорал. Он заметил Виктора, стремительно приближающегося к нему, и, вскинув оружие, навскидку выпустил очередь по охотнику.
Но тот уже был рядом и ударил ногой по дулу автомата. Пули выпущенные Волком пролетели мимо, глухо впиваясь в каменные стены, но одна вошла охотнику в правое плечо. Он вновь ударил Волка и выбил его оружие из рук. Затем отопнул вылетевший в сторону автомат, и быстро отошел от бандита, целясь в него из двух рук.
Волк стоял на коленях, рычал, изнемогая от боли, но сдаваться не собирался. Несколько секунд охотник молча смотрел на налетчика, а тот сверлил его своими злыми карими глазами, под напряженно сдвинутыми кустистыми бровями.
- Ты даже не понимаешь на кого руку поднял, сука... - заговорил Волк.
- Ты Волк? - Спокойно спросил его Виктор.
- Ну я. - Дерзко ответил бандит, не переставая впиваться глазами.
Виктор знал, что ему следует выстрелить и поставить крест на своей мести, но он ждал чего-то, сам не понимая чего. И тут, произошло то, что по мнению Виктора никак не могло произойти.
Волк расправил плечи и напрягся так, что на лысой голове выступила пульсирующая вена. Затем он вынес левую ногу вперед, оперся на нее и поднялся с колен.
"Не возможно." - подумал Виктор. Волк молча, с трудом пошел в сторону охотника. Он игнорировал дула револьверов, наведенных на него, игнорировал боль и уверенно ступал по земле, с каждой секундой приближаясь все ближе и ближе к Виктору. Взгляд налетчика давил на Виктора, не давал ему посмотреть куда нибудь еще и заставлял его замереть на месте, как испуганному кролику перед большим и ленивым удавом.
"Почему я не стреляю?!" - пронеслась отчаянная мысль в голове охотника, отступающего назад.
Бандит резким движением руки достал нож, закрепленный на поясе, но Виктор, с большим трудом, сумел нажать на оба курка.
От этих выстрелов Волк упал на землю, так резко, как будто поскользнулся на чем-то. Виктор медленно подошел к нему. Глаза его были открыты, а лицо застыло в том же положении, что и раньше - оно выражало холодную злобу и злость. Волк был мертв.
На всякий случай Нойманн выстрелил в него еще раз. И еще раз.
Он не мог стерпеть взгляда этих застывших глаз и перевернул тело ногой. Действие адреналина постепенно стихало, а боль в плече усиливалась. Наконец, она стала просто невыносимой и Виктор выронил револьвер. Второй пистолет он убрал в кобуру и зажал кровоточащую рану левой рукой. Он поднял нож Волка и отрезал от штанины того несколько крупных кусков ткани. Охотник перевязал этим ошметком свое плечо, а другой использовал в качестве жгута. После этого Виктор направился в сторону машины.
Он с трудом забрался в автомобиль, плюхнулся в сиденье водителя, левой рукой пошарил по карманам и извлек наружу пачку сигарет. Он вставил сигарету себе в рот, закурил и вновь прижал ладонь к ране на плече. Ладонь ощутила влажную ткань - кровь не останавливалась. Каждый удар сердца с характерным звуком раздавался в ушах. Рука немела, а плечо полыхало огнем.
"Нужно выбираться отсюда. - Размышлял Виктор, стискивая зубы от боли - Пуля засела глубоко и сам я ее не достану. Но куда же мне ехать? Все мои знакомые погибли в тот день, когда Волк испепелил мою деревню."
Охотник выпустил дым изо рта, стараясь чтобы все внимание уходило не на боль, а на извивающиеся серые клубочки, растворяющиеся в воздухе.
"Ехать к Джулии? Она просто выдала мне торговца, за то, чтобы я прикончил его. Какого хрена я ей сдался? - Продолжал думать Виктор. - Хотя, ведь когда-то и ее приютил этот старик, который держит бар... Может, он и мне поможет? В любом случае, вариантов больше нет."
Он повернул ключ, услышал бормотание мотора, и стал медленно разворачиваться, управляя автомобилем левой рукой. Руль не слушался, Нойманн поворачивал его с большим трудом.
Виктор выехал из пещеры, затем пронесся по дороге внутри каньона и оказался один на один с безграничной ночной пустыней.
Он мчался вперед, а поток ветра приятно омывал вспотевший лоб. Он сконцентрировался на этом ощущении и боль отходила на второй план. За колесами машины, шелестевшими по песку, появлялись большие клубы пыли, а над головой сияли крупные звезды. Виктор старался обращать внимание на все, кроме своего правого плеча. Это помогало, гасило боль, но не надолго.
Он ехал так быстро, на сколько это вообще возможно, но часто проваливался в темноту - отключался. Затем вновь приходил в себя, не сбавляя скорости сверялся с компасом, корректировал курс и опять терял сознание.
Он не знал сколько он едет, и как часто терял сознание, но очнулся он за рулем машины, просто стоящей на месте. Голова Виктора была запрокинута назад, на спинку водительского кресла и не слушалась его. Он попытался надавить на газ, но ноги тоже не слушались его. Более того, он не мог пошевелить ни руками, ни шеей, ни даже пальцем.
Виктор сильно дрожал от холода и не видел перед собой ничего, кроме тысячи светящихся капелек звезд на густом и темном небе, а также ржавой трубы с облезлой краской - части каркаса машины, попавшего в поле зрения.
"Звезды. Прекрасное зрелище. Наверно многие хотели бы умереть именно так, с такой живописной картиной перед глазами... но, черт, как же мне холодно.- Думал Виктор, наблюдая за ночным небом. - Интересно, где я сейчас? Если меня кто ни будь найдет, то первым делом он заберет мое оружие. Может добьет меня, а потом возьмет ботинки, они у меня ничего, почти как новые."
Он с большим трудом улыбнулся своей прагматичной мысли.
"И конечно же он возьмет машину. - Продолжал рассуждать Виктор - Машины по пустыням не валяются. О, у меня же еще немного золота в багажнике. Да он окажется большим счастливчиком, когда наткнется на меня."
Звезды стали меркнуть и появляться вновь - Виктор был на грани.
"Циничный, оголенный мир, озверевшие и опьяненные свободой люди. Этого уже никогда не изменить. Да и вообще, эти вечные пески, лицемерие, злость, разборки - ничего здесь не меняется. Ничего." - с этой мыслью его сознание поплыло куда-то внутрь головы, все глубже и глубже, а затем так резко вырвалось ввысь, что сердце Виктора с отчаянием заколотило по ребрам, видимо, на последок.
А затем пришла уютная темнота, окутавшая Виктора. Больше не возникало ни каких вопросов, а вместе с ними не возникало и тревог. Охотник ощущал абсолютное спокойствие.
Некоторое время он поплавал в этом состоянии, но через пару часов ему показалось, что он оказался в джунглях. Виктор делал все то же, что и раньше: он не помнил ни о том, что сейчас он был в водительском кресле, ни о том, что погибал от кровотечения. Ему казалось, что как обычно дома ждет его семья, а он просто вышел на охоту.
Нойманн заново переживал трагические моменты прошлого. Все краски были яркими и свежими, запахи - острыми, как в детстве. И это радовало его, ведь он не помнил, что должно было произойти дальше.
Вот он подолгу бродит по джунглям избегая ядовитых растений и особо опасных хищников. Виктор уже вышел на след и, через некоторое время, настиг свою жертву.
Затем охотник пошел обратно, в сторону поселения. Он торопился, как обычно, и волок за собой крупную тушку убитого животного, похожего на гепарда. На горизонте начала вырисовываться деревня и вместе с ней - дым. Он дал команду невидимой и холодной руке страха сжать сердце Нойманна резкой и сильной хваткой. На секунду он потерял способность дышать, затем бросил добычу и, доставая револьвер из кобуры, помчался к своему дому. Убийцы уже покинули эту деревню и оставили после себя только полыхающие дома, построенные из деревьев, растущих в джунглях, пустынные улицы и несколько трупов на обочинах.
Виктор видел перед собой только дверь своего дома в конце улицы и мчался к ней, не замечая ничего, кроме этой двери. Он добежал и остановился, прислушался - внутри было тихо.
Кошмары, страхи - для охотника все это становилось реальностью.
"Я все отдам. Мне ничего не нужно, только они: Агата, Стиввен и Стэн. Только они..." - Виктор закрыл глаза и представил, как он сейчас откроет дверь, а из под кроватей, из шкафа или сундука, откуда ни будь... осторожно выглянут его родственники - испуганные, возможно даже побитые, но живые.
Он осторожно толкнул незапертую дверь и открыл глаза. Тело его жены лежало в коридоре, с тремя пулевыми ранениями в области живота. Серая футболка испачкана кровью. Под ним лежали тела его детей - видимо Агата пыталась прикрыть их от внезапного появления бандитов.
Виктор резко отвернулся от невыносимого зрелища, с горя ударил дверной косяк своей головой, стиснул зубы и заплакал, медленно сползая на пол.
ВИКТОР!!! - громкий, незнакомый, женский крик сотряс и сдул весь мир стоявший перед глазами охотника.
Он вновь оказался в темноте, но на этот раз чувствовал что-то еще. Тяжелое и неудобное - свое тело. Ныло плечо, а лицо намокло от слез. Пахло спиртом и кровью.
- Глаза!.. Открой глаза! -Услышал он громкий женский голос, который поначалу показался ему незнакомым криком.
- Джул не беспокой его, пульс прощупывается, но слабый. - Заговорил учтивый старческий голос.
Виктор постарался открыть глаза, но ничего не выходило.
- Сукин ты сын,- он ощутил шлепок ладони по лицу, - мы договаривались чтобы ты убил Грегори, а не подыхал тут сам...
"Я у Джулии - она нашла меня. Невероятно." - думал Виктор. Эта мысль предала ему сил. Он вновь попытался открыть глаза, и на этот раз что-то удалось.
В сером тумане он видел очертания комнаты. Светлой, чисто прибранной. Рыжие волосы, зеленые глаза - он видит Джулию. Она улыбнулась. Он закрыл глаза и напрягшись снова открыл их.
На этот раз он видел аккуратно выстриженную седую бородку и сосредоточенный взгляд сероглазого старика, склонившегося с длинным железным пинцетом над его правым плечом.
- Вот и пуля. Вон ее оттуда. - проговорил старик.
Виктор ощутил просто невыносимое жжение в плече, а потом услышал звон металлической пули отброшенной куда-то.
- Спасибо, я в порядке. - еле выговорил Виктор.
Зачем - он не знал. После этих слов охотник вновь окунулся в забытье.
Он очнулся позже. За окном еще царила ночь, а плечо было туго стянуто бинтом. Оно ныло, но уже не болело резкой болью. Виктор раздетый, в одних трусах, лежал на большой кровати, застеленной чистым постельным бельем.
Он привстал облокотившись на локти и оглядел комнату.
Стены бледно желтые, глиняные, чистые. В углу у двери стоял большой деревянный шкаф, висела лампа под потолком, а рядом с кроватью стояла тумба, забросанная таблетками, душистыми травами и стаканами с не менее душистыми отварами.
Он попытался сесть и ему это удалось. Ноги ощутили мягкий ковер на полу. Голова кружилась и побаливала. Виктор встал и прошелся до окна.
Из окна он видел городскую улицу. Множество домов, покрытых глиной, грязная песочная дорога и несколько машин у входа в здание. Виктор узнал это место - бар Алонса.
Джулия нашла его, а Алонс выходил.
"Но как? " - задался вопросом Нойманн.
Через несколько секунд дверь открылась и в комнату зашла сама Джулия. Она заулыбалась, но потом беспокойно посмотрела на Виктора и произнесла:
- Я думаю тебе лучше лечь.
Охотник не возражал - голова кружилась и жутко болела. Пройдя несколько шагов от окна, он упал на кровать.
- Как ты нашла меня? - спросил Виктор с закрытыми глазами.
- Ты подъехал к городской стене.
- Неужели? - Виктор удивился и заулыбался.
- Ага. Когда фермеры приволокли тебя сюда, ты был уже без сознания.
- А мое оружие? Золото?
- Ну машину, по крайней мере, они мне вернули, а вот про все остальное никто ничего не сказал. Наверное растащили. - С грустью подвела итог Джулия.
- Наверно. - Охотник продолжал улыбаться, не открывая глаз.
Он был рад, что он живой, был рад, что он у Алонса и был рад Джулии, которая сидела рядом с ним. Через несколько минут тишины, девушка спросила:
- Где ты пулю успел схватить?
- В пещере, у Волка.
- Ого. И ты сумел, ну, добраться до Волка?
- Сумел. Грегори, кстати, тоже мертв.
- Спасибо.
- Не рассказывай многим.
- Хорошо. Без Волка и его стаи жить станет гораздо легче.
- Надеюсь, Джул. Мне уже гораздо легче. - сказал Виктор.
Помолчали. Затем Джулия спросила у Виктора:
- И что собираешься делать дальше?
Виктор боялся этого вопроса сильнее чем оголодавшего пустынного ящера. Он знал, что рано или поздно, ему придется задать его себе и найти ответ. "Но только не сейчас." - подумал уставший охотник.
- Спать. - ответил Нойманн.
Он перевернулся на бок и вновь уснул, начав зачем-то перебирать в голове историю из детства Джулии. Виктор спал долго, но не беспамятно. Ему снилось странное и живописное место.
Он стоял на поросшем травой холме, в беседке построенной из легкого и абсолютно белого дерева. Лучи полуденного солнца отбрасывали замысловатые тени, проходя через деревянный орнамент окружавший эту беседку. Внизу, под холмом, текла небольшая речка. Метров через двести вокруг него смыкался лиственный лес.
Он стоял облокотившись на перила и наблюдал за зеленым листом упавшим в реку. Листик плыл плавно и не торопясь, что погружало Виктора в еще большую дрему.
- Вик... - еле слышно кто-то произнес за спиной.
Он обернулся и увидел Агату. Она стояла у входа в беседку, одетая в полупрозрачное и белое белье. В ее волосах играли лучики солнца, на лице сияла улыбка. Виктор сорвался с места и обнял свою жену.
"Наваждение, сон, иллюзия..." - крутилось в голове охотника, он начинал понимать, что спит, но ему жутко не хотелось просыпаться.
Много, очень много времени они провели в этой беседке, но конечно же Виктору казалось этого мало. Они успели поговорить почти обо всем, как неожиданно туда влетели дети. Сыновья кинулись Виктору на колени, а он кинулся обнимать их. В этой компании охотник был безумно счастлив.
Нойманн произнес, обращаясь к Агате:
- Я не хочу уходить отсюда. Оставь меня здесь, забери оттуда.
- Я скучаю, не меньше тебя. - Ответила Агата. - Я не могу забрать тебя, но я могу подождать. А ты...
Она замолчала на секунду, взяла Виктора за руки и заглянула ему глубоко в глаза.
-... помни.
После этого все происходящее стало каким-то плоским, живые образы распадались на причудливые составляющие, предметы теряли объем, а звуки яркость - Виктор просыпался.
Когда он проснулся в маленькой комнате у Алонса, Джулии не было рядом с ним. Виктору было очень жарко, не смотря на то, что за окном еще не рассвело. Он вновь сел на кровать, собрался с силами и подошел к окну.
Звезд уже не было видно. Небо было поддернуто серыми тучами, солнце еще не взошло и даже не давало красноватого отлива на горизонте.
"Помни." - Мелькало в голове охотника.
На подоконнике он нашел пачку сигарет.
"Наверно Джулия курила." - подумал Виктор, доставая сигарету и закуривая от спичек, оставленных ей же. Он выпустил дым на улицу и погрузился в размышления.
"Она сказала, что подождет меня. Но это же был сон, всего лишь сон. Хотя, что же ждет меня после смерти, если не длинный сон?" - рассуждал про себя Виктор, не замечая Джулии, которая зашла к нему в комнату. Она принесла его вещи, положила их на кровать и тоже подошла к окну.
- Я принесла одежду. Сегодня понедельник, комната свободна до среды. - Сказала Джулия. - Ты так и не ответил мне серьезно, чем собираешься заняться?
Виктору было не куда идти, но он уже придумал, чем займется ближайшие три месяца. Охотник выбросил сигарету в окно и произнес:
- Отдам должок твоему старику.
- В каком смысле? - не совсем поняла его Джулия.
- Вам работник нужен? - Виктор, улыбаясь, ответил вопросом на вопрос.
Старик, когда узнал о желании Виктора работать на него , обрадовался этому и с радостью принял охотника на работу. Весь остаток своей жизни Нойманн провел вместе с Алонсом и Джулией: он помогал им, а они помогали ему. Виктор не бросил охоты, он снабжал мясом не только бар Алонса, но и многие другие места, и, через некоторое время, стал уважаемым человеком в городе.
Не раз он выручал местных жителей, отбивался от атак диких зверей и вместе с другими мужчинами совершал нападения на группировки бандитов. Нойманн погиб в возрасте сорока шести лет: он был убит выстрелом в голову, одним из налетчиков, на логово которых он и его братья по оружию совершали нападение.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Laguna: Ох-хо-хо! Как же мне трудно писать отзывы- выходит, только и умею, что ругать да хаять! Начнем с простого. С фраз типа "сдерживал оружие" и "отопнул"-...   (19.06.2011 8:15:18) перейти в форум

Анастасия Малыгина: Молодец, хорошо. Правда вначале бросаются в глаза некоторые ошибки в употреблении форм слова, но дальше зачитываешься, и это становится незаметно. Тро...   (25.01.2012 9:02:18) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Адриано Herrero Кузнецов


Случайное произведение

автор: Алексей Асакура


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008