Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
ОСЕНЬ (стихи)
Вера в чудо… (фэнтези и фантастика)
Я по весне шел... (стихи)
Ясные очи детских фантазий (стихи)
Артефакт (фэнтези и фантастика)
Ночное. В Петербург. Двадцать второго. (стихи)
Послание Борхесу (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Только перевранные цитаты никогда не перевирают

(Хескет Пирсон)

Rambler's Top100







Youngblood

Серьёзные забавы Часть III

Карпов Денис>

Вы - 757-й читатель этого произведения

Часть III

– Уезжаешь? – Окликнул его скрипучий старушечий голос, остановив на середине лестничного пролёта.
Обернувшись через плече, Павлович увидел бабулю-соседку, выглядывающую из-за приоткрытой двери.
– Да, – ответил он. – Ненадолго.
– Отдыхать едешь? – Захотела уточнить она.
– Ага, что-то в этом роде. – Отмахнулся беглец-конспиратор.
– Говорят, ты лотерею выиграл?
«Вот это работает беспроводный телеграф!» – Восхитился про себя Панкрашин, а вслух бросил: – Кучу денег!
– А сколько, если не секрет? – Не желая угомониться, поинтересовался сверх меры любопытный «божий одуванчик».
– Страшный секрет. – Заговорщицким тоном произнёс шутник-Максим Павлович. – Но тебе, Устиновна, скажу. На новый холодильник – хватит.

Выйдя из подъезда, он приостановился под уродливо корявыми, колючими ветвями высокой, старой акации, развернулся и поднял взгляд на балкон только что покинутой квартиры. Суждено ли когда-нибудь сюда возвратиться? Вполне возможно – не суждено… Ну, да и черт с ним со всем!.. Резко отвернувшись, накинув капюшон, закурив, бросив под ноги мобильный телефон и поправив на плече лямку большой дорожной сумки, миллионер-вояжер-Панкрашин быстро зашагал в направлении троллейбусного кольца.
Из города Максим Павлович, для дополнительной перестраховки, выбирался «автостопом». Даже со случайными попутчиками и водителем старался не общаться, дабы не привлекать к себе излишнего внимания. Пункта «Б» своей «одиссеи» – соседствующего областного центра, где у него заранее был забронирован билет на авиарейс, достиг затемно, непосредственно перед окончанием посадки, что, впрочем, не помешало ему благополучно занять место и отбыть в пункт «В». Далее последовали пункты: «Г», «Д», «Е»… и вот, наконец, остались два основных завершающих этапа – воздушный перелёт маршрутом Стамбул-Турция – Манчестер-Англия, лайнером турецких авиалиний, и наземный финишный рывок старым добрым «автостопом» до конечной точки – славного города Лондона, колыбели легенд о гениальном частном сыщике Шерлоке Холмсе и кровавом маньяке Джеке-Потрошителе. Предпоследний отрезок пути Панкрашин коротал штудируя русско-английский разговорник, то и дело, выписывая на листке наиболее употребляемые фразы. Последний – за изучением схем-карт столицы Британского Королевства, должной стать ему вторым домом на ближайший год.
Встретил его родоначальник «круглостольных» рыцарских посиделок и Крестовых Походов великолепной ясной тихой погодой, тёплыми солнечными лучами и беззаботным щебетанием птиц.
– Вот тебе и туманный альбион. – Пробормотал Павлович, насмешливо обращаясь к бесполезному плащу, перекинутому через плече поверх лямок сумки. – Кто бы мог подумать?
Немного побродив по городу, любуясь местными достопримечательностями: памятниками, «Биг-Бэном» и Королевским Дворцом, он быстро притомился и велел себе, закруглившись пока с экскурсией, сконцентрировать внимание на поисках хотя бы временного пристанища, вроде недорогого гостиничного номера, либо скромной сдаваемой квартиры. На сей предмет, решил пообщаться с таксистами. И, к величайшему своему удивлению, в лице первого же из них нашел неисчерпаемый кладязь информации, причем, не ощутив особых языковых препятствий.
Водитель сразу выказал готовность отвезти его к «русским», на что Максим Павлович ответил вежливым отказом, представив, сколько лишних пояснений в кругу соплеменников, вероятно, придётся давать. Вообще, конечно, он не собирался жить отшельником или полностью «обританиваться», однако, без надобности торопить события тоже намерений не имел. Тогда услужливый англичанин предложил личное содействие в подборе соответствующей квартиры. И это пришлось очень кстати. Пара телефонных звонков – пять минут ожидания, и Панкрашина, развалившегося на заднем сидении, уже везли осматривать первый вариант.
Квартирка оказалась весьма неплохой – уютной, комфортной, сравнительно недорогой, кроме того, расположенной в престижном районе, едва ли не в самом центре города. Привередничать не было никакого смысла, потому, расплатившись с водителем и внеся предоплату с залоговой суммой, новоявленный жилец получил на руки ключи, а вдобавок – кучу радушных пожеланий, точное содержание которых разгадать не представлялось возможным.
Закрыв изнутри дверь, он зашвырнул порядком осточертевшую сумку под вешалку, туда же отправил плащ, после чего прямиком налегке прошел в комнату и, не раздеваясь, не разуваясь, пластом рухнул на большой, некогда аккуратно застеленный диван. Буквально через минуту, в стенах благородно стилизованного английского жилья, раздался могучий славянский храп.

Пробудился Павлович, словно заживо похороненным – окруженный кромешной тьмой и абсолютной тишиной. Ничуть не смутившись по данному поводу, перевернулся на спину, протянул руку и, без труда, на ощупь, отыскав металлическую цепочку настенного ночного светильника, легонько потянул вниз. Непроизвольно зажмурившись, прикрыл глаза ладонями. Да уж, с уровнем иллюминации, совершенно точно, кто-то переусердствовал. Недолго полежав так, выждал, пока утихнут рези, затем, растопырив пальцы, осторожно приоткрыл веки. Повременил еще немного, сам себе одобрительно кивнул и полностью убрал руки от лица.
«Вон оно, как тебя сморило. – В очередной раз завёл он мысленную беседу между собственными «Я». – Ну да, не шутка – двое суток практически без сна. Но, ничего, зато теперь можно расслабиться. Нынче, Максимка, ничто от тебя не зависит. Ты сбежал, снял квартиру, валяешься сейчас на чужой постели… мать твою, в центре Лондона!!! Фантастика!.. Кстати, этой ночью наступают двенадцатые сутки, не забыл? Игра в разгаре. Два дня минуло от начала, а ты по-прежнему жив-здоров. Остаётся надеяться, что так будет продолжаться и дальше. Пока ты, во всяком случае, всё делаешь правильно. И они, видать, правил не нарушают… Ха-ха-ха, зря потратились – ошиблись психологи! И роботы остались не у дел! Иначе тебя, как пить дать, уже не было бы среди живых, согласен? Или, что получается, в пригород они убийцу командировали, что ли? Смешно… Хотя, может, правда, нет и никогда не было вообще никаких роботов? Психологи просто таким способом разминаются… Или развлекаются? М-мда-а, не из дешевых развлечение… Ладно, нужно настраиваться на позитив, отдыхать. И элементарно, «тупо» ждать, когда пройдёт этот чертов год. Тяжело, понятное дело, но выбор-то невелик. На квартире этой стоит задержаться недельку-другую – хорошо здесь. Вон и картина имеется… не пойму, что на ней изображено… А, ну её. Завтра надо наведаться в банк, забрать деньжат малость, желательно сразу в «фунтах», чтобы поменьше возни и беготни. А то ведь «наличка», бывшая на руках почти вся сегодня разошлась. Мелочевка осталась… на пиво. Между прочим, о пиве, приезд-то необходимо как следует обмыть. Проклятье, и чего было не заехать в магазин или кафешку по пути на такси? И пожрать бы чего-нибудь купил. Чем ты думал?! Сейчас что прикажешь делать – переться бог весть куда ночью? Еще заблудиться не хватает. Или на хулиганьё нарваться. Не забывай, ты находишься на чужой земле и особенностей здешних перипетий не знаешь. Обидно было бы сконать ограбленным в подворотне, с проломленным черепом, от удара трубой по башке, тогда как за тобой по миру гоняются боевые роботы-штурмовики. Короче говоря, до утра потерпишь, не умрёшь… блин, типун тебе на язык… Окей, чем тогда рекомендуешь заниматься? Снова спать? Хорошо бы, но, вроде, не хочется. Наверное, стоит, по случаю, осмотреться тут как следует, выявить плюсы и минусы. Жилище-то пока толком незнакомое. Что ты успел увидеть? Поверхность? Того, глядишь, так понравится, что и месяц отсюда съезжать не захочешь. А то и целый год… Нет, для года всё-таки дороговато… Ладно, хватит теоретизировать – подъём!»
Нехотя, лениво поднявшись на ноги, Панкрашин зевнул, потянулся, обвёл взглядом просторную комнату и перво-наперво решил провести подробное практическое ознакомление с уборной и ванной комнатами. Да уж, не то что замечания, любые комментарии были неуместны. Оборудование кухни тоже не оставляло ни малейших шансов придиркам. Разве только шкафчики и холодильник, в плане съестных припасов, оказались катастрофически пустыми. Хотя, опять-таки, кому предъявлять претензии? Прогуливаясь по квартире, он поочерёдно заглядывал во встроенные шкафы, сервант, бар… сейф. Невероятно, вроде бы нашпиговано чем угодно, даже сверх меры, а вместе с тем, нет ничего лишнего. Завершив ревизионный обход у балконной двери, Павлович довольно долго соображал, как та открывается. Наконец-то, разобравшись с хитроумной системой, отворил и вышел наружу. Лицо окатила волна душной сыростной прохлады. Обоняние уловило не особо выраженный, однако, сразу обращающий на себя внимание, неприятный, затхлый, чужой запах. Не иначе, испарениями болот повеяло.
Город непроглядной пеленой окутал густой тяжелый туман. Стало невозможным различить не то что контуры зданий, но даже огни уличных фонарей и свет автомобильных фар. Лишь сплошная непроницаемая светло-серая масса, из которой доносилась бесформенная хаотичная какофония низкого гула сотен моторов, скрипа тормозных колодок, отчаянного визжания клаксонов и негодующих выкриков не то пешеходов, не то водителей, не то регулировщиков движения.
С ума сойти, это же настоящее стихийное бедствие! Произошедшие перемены с лихвой перекрыли его изначальные, самые пессимистические ожидания. Он никогда прежде не настраивал себя на подобное. Впрочем, судя по всему, для местных жителей это тоже не «плёвое» событие – беспорядок и паника творятся.
Словом, понятно, панорамным видом с балкона нынче не насладишься. Ну и пусть катится, большой нужды не было. Завтра выяснится, что за маскировка эдакая аномальная.
Вернувшись в помещение, Максим Павлович прикрыл за собой дверь… Все шумы моментально, абсолютно бесследно исчезли.
«Вот это звукоизоляция! – Восхитился он. – Мне бы домой хоть что-нибудь приблизительно похожее. Хоть половину, хоть треть, хоть четверть».
Постояв минут пять, неосознанно комкая меж пальцев краешек плотной занавески, поразмышлял, чем бы заняться еще. Перебрал в уме множество вариантов. Прикинул, не разукомплектовать ли сумку, но тут же отверг нерациональную идею – какой смысл?
«О! – Вдруг его осенила гениальная по своей простоте задумка. – Вот что сделай! Напиши посмертное послание, на тот случай, если до тебя всё-таки доберутся. Утром положишь в камеру хранения, а потом будешь перекладывать через определённое время – дня два-три. Не дай Бог произойдёт чего – пусть все узнают, какое скотство творят те ребята. Может, хоть так со сволочами поквитаешься».
Ну, что ж, затея стоящая, толковая, перспективная. Через чур примитивная, конечно, связанная с неудобствами и не слишком надёжная, но пока сойдёт. Где листок, авторучка?
Вспомнив, что канцелярские принадлежности находятся в левом боковом отсеке сумки, Павлович направился к выходу в коридор…
Из кухни донёсся какой-то шум. Вздрогнув от неожиданности, Панкрашин остановился посреди зала, на две трети пути к вешалке и сумке. Невольно сжав кулаки, прислушался. Шум повторился, на сей раз более громко и отчетливо – свистяще-шелестящий скрежет, словно лезвия двух остро-отточенных ножей потёрлись друг о дружку.
Что это? Мышь, крыса, тараканы? Не очень-то похоже. Неужели… Да нет, не может быть, «сваты-вербовщики» ведь предупредили – робот сделает всё мгновенно, безболезненно и незаметно. А мгновенным-незаметным здесь даже не пахнет. Но что тогда способно породить столь отвратительный звук?..
«Стоп, Максимка, успокойся. – Приказал себе Павлович. – Сам собой звук, каким бы он ни был, ровным счетом ничерта не означает. Просто, наверное, с лестничной площадки в квартиру какое-то животное заскочило – кошка, например, или хозяева её забыли. Она пряталась в укромном уголке, а теперь лазит среди посуды, ворочает её. Объяснение элементарное, целиком безопасное… сомнительное. Надо бы проверить».
Разжав кулаки, похлопав ладонью по карману брюк, ощутив угловатую выпуклость связки ключей, он энергично мотнул головой, тем самым, отгоняя прочь боязливость, и решительно двинулся вперёд.
Приблизившись к кухонной двери, помедлил немного, вновь прислушиваясь. Ничего – тишина. Замечательно. Провернув округло-фигурную стеклянную ручку, лишь слегка толкнул дверь в сторону. Зашуршали скрытые, добротно смазанные и безупречно подогнанные ролики…
Сквозь образовавшуюся щель молниеносно проскочило нечто и, прошмыгнув меж ногами не успевшего даже растеряться Панкрашина, скрылось, судя по резко оборвавшемуся грохоту, где-то среди мебели зала. Стены отозвались недовольным гулом. Ощутив сразу в обеих туфлях непонятную тёплую влагу, Павлович наклонил голову, удивлённо глянув себе под ноги. Рассеченные у щиколоток штанины брюк, двумя петлеподобными промокшими лоскутами обвисли, касаясь краешками пола. На светло-коричневом полированном паркете появились маленькие, постепенно разрастающиеся густые бурые лужицы.
«Вот, блин, чего это было?» – Пронеслось у него в голове.
Мало что соображая, Максим Панкрашин попытался развернуться на месте, с абсурдным инстинктивным побуждением отправиться вслед за нарушителем своего покоя.
– Я тебе покажу, бешеная ты тварь. – Успел обиженно проворчать он. Щиколотки пронзила острая нестерпимая боль. Вскрикнув, рефлекторно «поймав» в охапку воздух и неловко подогнув под себя ноги, Павлович, безвольной тряпичной куклой, повалился на бок. Не переставая корчиться от боли, схватился обеими руками за одну, потом за другую ногу. Под пальцами ощутил скользкую, насквозь пропитанную кровью материю и конвульсивно трепещущие в расползшейся ране перерезанные сухожилия.
«Мать твою! Проклятье! Нашли сволочи! – Не смотря на мучения и шок, предельно трезво оценил ситуацию подвергшийся нападению Максим Павлович. – Надо срочно выбираться из квартиры, звать на помощь. Авось, обойдётся…»
Переворачиваясь на живот, при этом, матерясь отборнейшими выражениями, он полез правой рукой в карман за ключами. Нечто черное, вытянутое проворно перепрыгнуло через него, казалось бы, едва зацепив, и юркнуло в проём кухонной двери. Ампутированная в аккурат по суставу кисть, так и осталась подрагивать в кармане. Завопив от ужаса, Панкрашин попробовал пятками закрыть чертову, впустившую бог весть что или кого, дверь. Опять чьё-то неимоверно быстрое движение и правая нога – по колено, а левая рука – возле локтя, отрезанными упали на ставший багряным паркет.
Истекающий кровью миллионер Максим Павлович Панкрашин зверем взвыл от отчаяния и бессильной злобы.
– Ты!!! – Проорал он. – Хватит бегать!!! Покажись!!! Я хочу тебя видеть!!!
Послышался шорох. На ковровую дорожку коридора, извиваясь, неторопливо выползла маленькая черная змейка, едва заметно переливающаяся металлической синевой крохотных чешуек. Приподняв хвост, будто бы выхваляясь продемонстрировала всовывающееся и высовывающееся тонкое длинное обоюдоострое сверкающее лезвие. Повернув миниатюрную, чуть уплощенную головку, обратило к поверженной жертве единственный, расположенный по центру, малюсенький круглый глазик.
– Камера, что ли? – Кряхтя, спросил Панкрашин.
«Змейка» никак не отреагировала.
– Лжецы! – С гневным упрёком произнёс он. – Обещали мгновенную, незаметную смерть. Это, по-вашему, незаметно!!? – Махнув лишенной кисти рукой-обрубком, Павлович окропил своего палача хлещущей из раны кровью. – Жаль, не успел вам навредить, сукам…
Голова его, непроизвольно кивая и покачиваясь, уже собиралась обессилено уткнуться в пол, когда робот-ликвидатор, начав сгибаться-разгибаться – точно своеобразная, уродливая гусеница, двинулся к нему.
– Неймётся тебе, добить хочешь, тварь? – Прохрипел Павлович. – Давай, добивай. Что предпримешь?
Втянув лезвие и выпустив вместо него тончайшую, необычайно длинную – около двух метров, упругую струну, «кибер-гад» принялся неспеша, основательно обвиваться вокруг обмякшей, непротивящейся шеи.
«Лучше бы на острова подался. – Было последней мыслью умирающего, слишком поздно всё от начала и до конца осознавшего, так и не состоявшегося «олигарха». – Хоть бы в океане искупаться успел…»

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

В тесной, напичканной всевозможной аппаратурой комнатушке, за одним большим столом разместилось четыре человека: три молодых женщины – от двадцати пяти до тридцати лет, и мужчина среднего возраста. Каждый из них восседал на обычном офисном стуле и перед лицом каждого светился экран включенного монитора. Все были целиком поглощены работой. Тишину замкнутого мирка нарушал лишь тихий гул кондиционера, а также легкое стрекотание десятков ловких пальцев ударяющих по клавишам клавиатур. Пятый, ближайший ко входу стул, оставался свободным, а монитор – тёмным.
Распахнулась дверь, и в помещение буквально влетел прежде отсутствовавший сотрудник – совсем молодой парень лет двадцати-двадцати двух от роду.
– Прошу прощения, что отвлекаю. – Выпалил он. – Задержался. Начальство поставлено в известность. Вкратце введите меня в курс дела.
Поспешно заняв своё место, он нажал кнопку активации персонального компьютера.
Рядом сидящая сослуживица отняла руки от клавиатуры, повернулась к нему лицом и
с готовностью в голосе произнесла:
– Я введу. – И, секунду поразмыслив, приступила: – Последний – десятый объект – Максим Павлович Панкрашин, ликвидирован преследователем номер четыреста шестьдесят один, в столице Великобритании на третьи сутки после начала игры. Поступило видео-подтверждение.
– Десятый объект… Панкрашин… Разве он не сменил паспортных данных? – Усомнившись, пожелал уточнить новоприбывший.
– Нет. – Возразила она. – Так же как четвёртый, седьмой и девятый объекты.
– Да? Ладно, должно быть спутал. Извини, продолжай.
Та продолжила:
– Выигрышных ставок нет. Деньги переходят в «банк». Сложностей возникнуть не должно – выделенная объекту сумма отслежена, потратить он не успел даже десятой части. Посмертных посланий не оставлял. Лондонская полиция сообщает о криминальных разборках на съёмной квартире в центре города, в которых выходца из бывшего «совка» задушили, вероятно, рыболовной леской, предварительно отрубив конечности. Основная версия – месть русской мафии.
– Как обычно. – Усмехнувшись, одобрительно кивнул парень, между тем, привычно, непринуждённо, одной рукой набирая системные коды и пароли. – Если ликвидированный имеет славянские корни, непременная причина смерти – синдром русской мафии, или происки Московских спецслужб.
– Именно. – Согласилась женщина. – Видеозапись, как принято, разошлём «участникам». Еще раз посочувствуем за проигрыш. С этим всё.
Молодой человек, наконец-то, открыл требующийся файл.
– А с чем не всё?
– «Скорпион» и «Мистер Икс» снова привередничают.
– Господи, солидные ведь люди, а псевдонимы себе берут, ну словно детвора несмышленая. Неужели нельзя что-нибудь получше придумать?
– Самые солидные. – Уточнила коллега. – Навряд ли можно найти кого-то значимее их, в пределах всего мира.
Не возражая, он принялся разминать пальцы.
– Так и чем они опять недовольны?
– Утверждают, будто бы игра утратила остроту. Преследуемые неизменно гибнут, притом, видишь ли, недостаточно зрелищно, то есть, не слишком разнообразно, а предугадать, который из сотен преследователей первым до них доберётся, а главное – в какой стране, в каком городе и когда это произойдёт – фактически нереально. Поэтому «Мистер Икс» предлагает вернуться к более масштабным играм, с большими ставками. Предлагает от имени Иранских террористов нанести удар по Пентагону и паре объектов на территории США. Готов поставить сто миллионов на то, что карательная операция начнётся ровно на четырнадцатые сутки после атаки. «Скорпион» вообще запросил стравить Индию с Пакистаном. Готов «выложить на кон», в зависимости от масштабов конфликта, до десяти миллиардов, представляешь?
– Представляю. И каков наш ответ?
– Руководство пока отвергло оба варианта. Вместо этого встречно предложило, пока не истечет срок действия контракта с военными, продолжать устраивать игры-преследования, но одновременно с тем провести параллельную масштабную игру. Суть такова: осуществляется атака на здания посольств США в двух-трёх произвольно выбранных странах, ответственность возлагается на Палестину. Смысл игры заключается в том, чтобы предугадать точные даты начала и окончания боевых действий.
Уже полностью готовый приступить к исполнению своих непосредственных служебных функций, рьяный работник, потёр ладонь о ладонь и вновь усмехнулся.
– Ну, и?
– Сейчас принимаем по общей для «участников» сети предварительные конкурирующие ставки. – Пояснила «соседка». – Оцениваем перспективную рентабельность.
– Ага, вижу, понял. Теперь сам. – Отказался от дальнейшей помощи он, сосредоточенно всматриваясь в цифры, вертикальной колонной выстроившиеся на экране.
Не проронив больше ни слова, «соратница-выручалочка» отвернулась, мгновенно углубившись в нюансы поставленной перед ней сложной задачи.
Торги продолжались около часа. Особого ажиотажа не наблюдалось, хотя интерес явно превосходил то, что последнее время имело место при проведении несравнимо более скромных розыгрышей. Суммы ставок вскоре перевалили за сотню миллионов долларов. Предполагаемая рентабельность проекта теоретически подтвердилась, причем многократно превысив окупаемость стандартных «кибер-догонялок», или даже предшествовавших им внутрисетевых состязаний по предвидению последствий целенаправленно спровоцированных железнодорожных, морских, авиа и автокатастроф.
Что поделать, «солидные» люди отдают предпочтение «серьёзным забавам», обожая «играть» по-крупному.

КОНЕЦ.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

pihto


Случайное произведение

автор: Алексей Владимирович


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008