Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Армия (нечто иное)
Я по весне шел... (стихи)
журнальный столик (нечто иное)
Серьёзные забавы Часть III (фэнтези и фантастика)
ВСЕ ОПРАВДАНО (стихи)
сказки (стихи)
самолётик (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Художник - лжец, но искусство - правда

(Андре Моруа)

Rambler's Top100







Youngblood

02_Скитальцы Северных Пределов. Предыстория (продолжение)

Георгий Ленючев>

Вы - 284-й читатель этого произведения

ПРЕДЫСТОРИЯ (продолжение)

О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ВРЕМЕН ГОСУДАРЯ ЭЛЕССАРА.
«Власть наследника Исильдура и Анариона была признана всеми; тогда же правители и наместники всех земель принесли ему, а также и его будущим наследникам, клятву верности» - так говорится в летописях того времени. Там же записано, что в правление Государя Элессара «мир и процветание пришли на израненные земли Средиземья».
За свое стодвадцатилетнее правление Арагорн Великий прославился многими деяниями. Чтобы перечесть их все, нашего повествования будет маловато. Поэтому вспомним лишь основные. Не в меру же любознательному читателю предложим обратиться к иным, достаточно известным источникам.
В первые годы правления были восстановлены бастионы столицы южного княжества - Минас-Тирита, вслед за ними ожили руины славного Осгилиата, и жизнь вернулась в Итилию. Были отстроены каменные мосты-переправы через Андуин близ Осгилиата и Эруи - небольшой крепости в низовьях Великой реки.
Безжизненная равнина Мордора была окружена восемью сторожевыми башнями, а бывшему гнездилищу ужасов, крепости Минас-Моргул было возвращено славное имя – Минас-Итиль. Восстановленная заново, она же стала главной в цепи укреплений, опоясавших бывшую цитадель Зла. Хоть безлюдны, голы и пустынны были равнины и предгорья Мордора, «неусыпная стража несла бессменную вахту, дабы уничтожать даже малейшие поростки Тьмы в этой зловонной обители», как повелел сам Государь.
На севере были заново отстроены Аннуминас (бывшая столица северного княжества), Форност и Форэттенблат. В Южном Линдоне была заложена одноименная гавань, впоследствии ставшая морской твердыней на Западном берегу (к тому времени эльфийские Серебристые Гавани в заливе Лун продолжали существовать, хоть жителей там оставалось и немного). Также была заложена крепость-порт Бельфаст на берегу залива Форохель.
Многие области объединенного княжества получили вольницу, то есть в соответствии с Законом земли передавались их жителям в вечное пользование, и никто не мог нарушить границы сих владений без соизволения местных правителей. Естественно, в первую очередь такой чести была удостоена Хоббитания, вслед за ней Ристания, Эребор и порядком опустевший Раздол. К ним присоединились также Лориэн, Фангорн, Друаданский и Вековечный леса (что, правда, в те места никто бы и так носа не сунул - столь велик был страх пред их властителями).
К тому же времени были отвоеваны у корсаров Умбар (исконные гондорские земли) и Харад – земли южных варваров, долгие годы досаждавших южным границам княжества. Как свидетельствуют летописи, местные племена харадримов были столь напуганы мощью воинской рати объединенного княжества, что «явились с повинной и принесли клятву верности Государю Элессару». Тем не менее, вдоль реки Харад были воздвигнуты пять неприступных крепостей – щит против возможных происков неспокойных соседей в будущем, а в гаванях Умбара разместился огромный флот.
Разобравшись с неспокойными южными границами, Государь предпринял поход на восток и «привел в покорность восточные племена варваров» (к коим в основном относились малочисленные вастаки, чудом уцелевшие после низвержения Саурона). Тогда же стало ясно, что «с гибелью Черного Властелина пала и Темная Завеса, отделявшая изначальное Средиземье от огромного континента, и людям открылись безбрежные просторы новых, неизведанных земель».
Здесь следует заметить следующее: Темная Завеса (она же - Завеса Лжи) – понятие скорее философское, чем материальное. Многие века считалось, что севернее Серых гор раскинулась огромная ледяная пустыня (и тому были, вроде бы, неопровержимые свидетельства), а земли к востоку от озера Рун непригодны для жизни. Выяснилось, однако, что это не соответствует истине. Не исключено, что эти ложные представления – дело рук самого Саурона, который пытался не допустить расселения свободных народов по просторам безбрежного континента.
В последующие годы многочисленные дружины следопытов отправились исследовать Новые Земли, а вслед за ними потянулись и первые поселенцы. В 83 году (здесь и далее все даты указаны в Новом летоисчислении – Н.Л.) на обрывистом берегу озера Рун в месте, где река Бегущая впадает в озеро, был заложен город, позже получивший имя Рунэмин («город на холмах близ озера Рун»). Немного южнее, также на берегу озера, была заложена крепость под названием Келон. В месте же, где сливают свои воды реки Бегущая и Карая (последняя берет начало в отрогах Железного Взгорья и прозвана так за свои темные, мутные, желтые воды) возник поселок Межиречье. Впоследствии он превратился в крупнейший торговый град, поскольку лежал на пересечении всех торговых путей юга и севера Нового Средиземья. Так возникла восточная провинция объединенного княжества, известная в истории как Восточный Гондор или Рун.
На севере же следопыты достигли реки Амун - так называли ее немногочисленные племена людей (хордов), что ютились в болотистых низинах близь реки. Говорят, что первые поселенцы, пораженные величием реки, хотели назвать ее Сирион (по имени величайшей из рек древнего Белерианда), но эльфийские названия почему-то в новых землях не прижились. В устье реки Бельбек, где та впадает в Амун, был заложен город Амунблат (год 102), ставший, со временем, столицей северной провинции княжества – Хордии или Северного Арнора. Местные жители вскоре смешались с поселенцами с юга; возможно, поэтому об истории этих племен известно немного.
К 120 году (моменту ухода Государя) объединенное княжество достигло такого небывалого расцвета, что «никто не мог посягнуть на его могущество» - так свидетельствуют летописцы.

О ПРАВЛЕНИИ ГОСУДАРЯ ЭЛЬДАРИОНА.
Как известно, незадолго до смерти Арагорн II, следуя древним обычаям своих величественных предков, отрекся от престола в пользу своего единственного сына.
Эльдарион принял скипетр Аннуминаса из рук отца в 120 году по Н.Л.; тогда ему исполнилось лишь сорок два года - малый срок для наследника дунаданцев. В Истории Средиземья Эльдарион остался (в первую очередь) государем, который правил объединенным княжеством дольше, чем кто-либо до и после него (что неудивительно, зная, кем были его родители). Почил он в 352 году. При нем пределы «людского государства» разрослись до его современных пределов. Фактически, оно превратилось в огромное царство.
На востоке земли княжества простирались до самых Тайшальских гор, за которыми начинались бескрайние степи, где властвовали орды хищных черноволосых варваров – степовиков...
Следует также заметить, что названия новых территорий, по большей части, были заимствованы из языков немногочисленных местных племен, родственных людским и обитавших на захваченных, а вернее сказать, освоенных землях изначально. Так названия Тайшаль, Татьях и Уммах пришли из языка племени балклотов, чудом выживших в лесах на крайнем юго-востоке Нового Средиземья, а Манмук и Мангуп – от вастаков.
На юго-востоке границей княжества стало Восточное море. Предания, в которых оно упоминается под именем Рингол, насчитывают тысячи лет. В месте, где река Южная, что берет начало в отрогах Восточного взгорья, впадает в Море, была заложена крепость-порт Эстлинд (так были прозваны и прибрежные земли). Корабли, построенные на верфях Эстлинда, избороздили сотни морских миль в надежде найти легендарные Стены Востока. Но скалистые берега к востоку от княжества «были пустынны, лишь редкие караваны отшельников-варваров изредка спускались к кромке морской глади; однако, завидев белые паруса величественных кораблей, они тут же пускались наутёк…». Южные же скитания мореплавателей оказались более удачными: был найден сравнительно легкий путь к городу Эль-Саббах - столице племен, кои издавна были известны как вариаги.
На севере владения Государя достигли Ледового моря (намного северней Лоссота), но общепризнанной границей являлись Призрачные горы (Альях-Там), за которыми простиралась безжизненная равнина, прозванная местными племенами Мертвой Долиной. Северо-восточной границей были Столовые горы (Северный Тайшаль), в предгорьях которых гномы обнаружили великолепные Соляные пещеры. Рядом с ними, в верховьях реки Калары, что также впадает в величественный Амун, вскоре возникло поселение Салихард, чуть южнее – крепость Амонфост, а еще ниже, в самом устье Калары – город Либуза, который со временем стал торговым центром всей северной провинции.
Река Татьях считалась восточной границей Великого княжества. На ее берегах, в основном, ютились остатки некогда грозных восточных племен, поселенцы же селились в этих местах неохотно.
Южная граница осталась неизменной: за Умбаром простиралась огромная пустыня, где выжить могли лишь племена смуглингов. Однако, вдоль реки Ниххен, что впадает в залив Умбар, был проложен торговый путь до Эль-Кэйри - единственного города харадримов и установлена морская переправа между городом Умбаром и крепостью Эль-Кантар - бывшей твердыней корсаров на восточном побережье Белегаэра.
Западной же границей, по-прежнему, являлся бескрайний океан, за которым были сокрыты Блаженные берега.
К 300 году богатство и слава Арнора и Гондора возросли настолько, что сравнивать их можно было лишь с былым Нуменором. Однако слава Нуменора была легендарной, то есть неосязаемой. Богатства же сегодняшнего царства было очевидны. Возможно, поэтому в 301 году государь Эльдарион издал указ, согласно которому объединенное княжество стало носить имя Новый Нуменор, а спустя год объявил, что столица Нового Царства переносится в Аннуминас. Внятных разъяснений такому шагу не последовало (то, что «родными пределами великих родителей Государя являются земли Арнора», достойным объяснением считать нельзя), но летописцы предполагают, что одним из вероятных мотивов переноса столицы могли стать весьма прохладные отношения, сложившиеся последнее время между Государем и древнейшими родами Гондора.
Подданными Государя решение это было принято неоднозначно. Если жители Арнора приветствовали перенос столицы славного княжества на север, то на юге страны (Пеларгире и Эруи) даже вспыхнули бунты.
В течение нескольких лет небольшой провинциальный городок Аннуминас разросся и полностью преобразился. На берегу Сумеречного озера был построен величественный златоглавый дворец – резиденция Государя, летней же резиденцией стал Раздол. В строительстве дворца также принимали участие гномы.
В Аннуминасе заново были отстроены крепостные стены, вокруг дворца разбиты прекраснейшие сады, вдоль озера возведена гранитная набережная, а северо-восточнее столицы, также на берегу озера, был возведен (около ста футов высотой) мавзолей-усыпальница Великих Правителей. Первоначально Эльдарион намеревался перенести тела своих родителей в этот храм, но впоследствии от этого задума ему пришлось отказаться. Если тело отца, Арагорна II, покоилось в усыпальнице Минас-Тирита, то тело матери найдено не было. Если верить летописям, вскоре после ухода Арвен в Лориэн лес и долину реки Келебрант (Ворожеи) окутал такой белый и плотный туман, что невозможно было в нем разглядеть свою же вытянутую руку. Многие безумцы пытались проникнуть в заповедный лес, или проплыть рекой, но не вернулся ни один. Мавзолей стал кенотафом; в дальнейшем в его окрестностях были возведены гробницы самого Эльдариона и многих последующих правителей Нового Нуменора.
Однако не только этим прославился Государь Эльдарион. Как свидетельствуют летописцы, был он не в меру горделив и своенравен, на поданных своих взирал с презрительным высокомерием и редко внемлил советам, за что сравнивали его с легендарным правителем Нуменора Ар-Фаразоном Златым.
Вскоре после взошедствия на Престол, Эльдарион взял в жены Диону, внучку Барахира. Через два года у них родился сын, которого нарекли Арагорном III. Говорят, Государь души не чаял в своем отроке, но в возрасте десяти лет наследник Престола погиб при неизвестных (сокрытых от историков) обстоятельствах. Известно, что отец несколько дней горевал по любимому сыну, а после весь свой гнев излил на супругу, изгнав ее из государевых чертогов. Остаток своих дней Диона провела в Эмин-Арнене.
Второй супругой Государя стала Миледдина, наследница вождей Поморья. Всего от их брака на свет появилось четверо сыновей и две дочери. О судьбе девочек письменные источники, дошедшие до наших дней, умалчивают - возможно, их судьба ничем не отличалась от судеб миллионов других женщин. Сыновьям же своим Эльдарион дал имена правителей, кои (по его мнению) более других прославились в истории человечества: Элендил, Исильдур, Арведуи и Эарнил (в дальнейшем подобная традиция прижилась в знатных семействах, хотя сдается, что зачастую имена детям выбирали наугад). Впрочем, как свидетельствуют летописцы, супругу и детей своих Государь не любил и часто горевал по своему первому, безвременно почившему отпрыску. Возможно, это и явилось причиной конфликта, в результате которого отношения с могущественными южными родами стали, мягко говоря, прохладными; и всё чаще знатные гондорцы стали оказывать неповиновение Государю.
После переезда в Аннуминас (Миледдина к тому времени скончалась) Эльдарион взял в супруги Энию, дочь арнорского наместника Валаила. У них родился мальчик, коего нарекли Анарион, и «вновь любовь к сыну расцвела в сердце Государя».
Старшие сыновья, отринутые родителем, возроптали – так записано в летописях. Возможно, поэтому (около 320 года), Государь решил назначить (во многих источниках звучит «удалить» или «изгнать») своих сыновей «безвременными наместниками княжеских земель». Так Элендил стал правителем Умбара и Харада, Исильдур – Северного Арнора (Хордии), Арведуи – Восточного Гондора (Руна), Эарнил – Гондора. Малолетнему же отпрыску, Анариону, в вотчину достался Арнор с новой столицей княжества - Форностом. Аннуминас же и Раздол оставались собственностью Государя.
В последний момент к «разделу территорий» подключились родные сестры Государя, успевшие к тому времени не однажды овдоветь, похоронившие детей и внуков, но имеющие многочисленных правнуков. В результате непродолжительных переговоров, они «урвали» от Арнора - вотчины Анариона - два сравнительно небольших княжества. Род Эльвинг стал править побережьем Линдона (Западным Эриадором), а род Идриль обосновался в Остранне (Эрегионе).
Лишь Ристания, Хоббитания и Эсгарот подчинялись непосредственно самому Государю.
Так завершился Великий Раздел и были образованы семь Великих Домов (Династий, Родов – в различных источниках) Нового Нуменора, правивших Арнором, Гондором и провинциями Великого княжества бессменно в течение многих столетий. Конечно же, без волнений, распрей и межусобиц дело не обошлось; однако не будем останавливаться на этих горестных событиях, поскольку к нашему дальнейшему повествованию они прямого отношения не имеют. Обратим только внимание на ряд деяний Государя Эльдариона (роковые решения, как прозвали их летописцы), которые сыграли определенную роль в последующем.
Первым делом, следует отметить, что перенос столицы Великого княжества из Гондора, вынесшего на своих плечах всю тяжесть борьбы с Черным Властелином, в Арнор породило вековую неприязнь меж знатными родами Юга и Севера.
Далее следует заметить, что искусственное создание Великих Домов неминуемо должно было закончиться Конфликтом Правителей. Не следует забывать также: официально границы меж «владениями» установлены не были, что обернулось многочисленными пограничными конфликтами в дальнейшем.
И, наконец, незадолго до кончины, вопреки вековой традиции и заветам своего же отца, преемником Золотого Престола Нового Нуменора Государь объявил своего младшего сына, Анариона. Объяснений такому решению не последовало, хотя, думается, суть такого шага Эльдариона ясна.

О ПРАВЛЕНИИ ДИНАСТИИ АНАРИОНОВ.
Анарион II принял скипетр Аннуминаса в 352 году, правил государством 195 лет, почил в 547 году и ничем особенным в истории Средиземья не означился, кроме двух обстоятельств. Во-первых, после Анариона II годы правления последующих наследников Престола резко пошли на убыль. Так, более всех прочих прибывал на Золотом Престоле Анарион IV (96 лет), менее других - Ондогер II (34 года). Во-вторых, утвердилась традиция Эльдариона: незадолго до своей кончины (не отрекаясь от Престола) Государь называл имя своего преемника. Чаще всего им, всё же, становился старший сын владыки, как и повелось издавна.
После Анариона II скипетр Аннуминаса бессменно наследовали правители из династии Анарионов, и еще шестнадцать Великих князей (Государей) в течение почти тысячи лет восседали на троне Нового Нуменора. Все они были полуэльфами (или считали себя таковыми) и все «следовали заветам Арагорна Великого» (или делали вид, что следуют им). Однако чем далее отдалялось родовое древо от Истинных Прародителей - Арагорна и Арвен, тем менее заметными становились наследственные черты Великих Правителей, а продолжительность жизни каждого преемника уменьшалась, хоть и жили они достаточно долго по человеческим меркам.
Эарендил III, старший сын Анариона II правил лишь сорок шесть лет (с 547 по 593 год - далее в скобках указаны годы правления) и прославился тем, что объявил «поход за чистоту крови». После него браки меж ближайшими родственниками стали правилом. Со временем проявились признаки явного упадка некоторых Великих Домов, а детей стало рождаться всё меньше.
В годы правления упомянутого выше Анариона IV (742-838 годы) племена южан вышли из повиновения и под предводительством их лидера Эль-Хэттара (Аль-Хатара - по некоторым источникам) предприняли невиданный поход против Великого княжества. Южане захватили две умбарские крепости в верховьях реки Харнен, осадили город Умбар и даже приблизились к итильским землям, где их встретило войско Государя и разбило наголову. Впрочем, еще в течение почти двухсот лет набеги южан на приграничные области Умбара не прекращались, пока Государь Арвелег V в 952 году «с великим воинством (не) осадил и взял приступом столицу харадримов – Эль-Кэйри». После этого набеги смуглингов практически прекратились, но напряжение на южной границе сохранялось.
При Арафоре III (1027-1072 годы), сыне Арвелега, восточные варвары – степовики стали беспокоить границы Руна. Что, правда, их набеги не были массовыми и не наносили хозяйству Восточного Гондора ощутимого урона. Тогда же, в годах 1048-1050 с востока пришла чума (с некоторых пор все болезни и напасти стали называться чумой); полегло много народу, но сил государства это бедствие не подорвало.
Сын Арафора, Арафант III (1072-1144 годы) прославился лишь тем, что после него «вошло в моду» (на время) называть сыновей именами легендарных вождей дунаданцев. Так, преемником Арафанта стал Араторн V, а четырнадцатым Великим князем (после Эльдариона) - Арагорн VI (1329-1397 годы). При нем корсары вновь стали досаждать южным границам государства, но после нескольких кровопролитных морских сражений были рассеяны и далее в истории Средиземья не упоминались вовсе. После Арагорна VI еще три князя династии Анарионов восседали на троне Нового Нуменора.
В 1484 году семнадцатым Государем стал Эарнур III, сын Ондогера II (Какая ирония: именно Эарнур - в свое время - был последним наследственным князем Гондора). Как свидетельствуют летописи, Государь чрезмерно любил путешествовать, и «был падок на различные приключения и сомнительные удовольствия, возложив управление государством на плечи наместников». В 1501 году, в возрасте шестидесяти семи лет он внезапно скончался, заразившись странной и неизвестной болезнью в лесах Рованиона. Так случилось, что имя наследника Престола названо не было.

О ЭРУИРСКОМ СГОВОРЕ.
На протяжении многих лет никто из Великих Династий не высказывал открытого недовольства по части столь долгого правления Дома Анарионов. Но после скоропостижной кончины последнего Государя «сокрытая зависть и стремление к безграничной власти вылились наружу». Пока Аннуминас и Арнор пребывали в трауре, на юге Гондора, в Эруи - небольшом, но живописном и уютном городке на берегу Великой реки тайно собрались представители не царственных Династий. О чем там шла речь, думается, говорить не стоит… В Истории же Средиземья тот сход получил название «Эруирский сговор». Он и положил начало Конфликту Правителей.
Поскольку имя наследника названо не было, ровно через год после кончины Государя на Великом Совете следовало официально объявить имя преемника. Известно, что Дом Анарионов собирался возвести на Престол старшего сына почившего Эарнура - Бараира II. Однако «эруирцы» стали настаивать на открытом выборе общего вождя, сославшись на действительно существующие древние законы Арнора и Гондора.
Совет растянулся на месяцы. В ход шли неприкрытые угрозы, шантаж, подстрекательство. Случились волнения, в междуусобицах погибли несколько десятков представителей древних родов. В результате царствующая Династия была вынуждена уступить.
Еще дольше оговаривались возможные кандидаты на Великий Престол. Беда в том, что к тому времени прямыми потомками Арагорна и Арвен (и совершенно справедливо) считали себя сотни достойных, состоятельных и знатных правителей. Родословные же в большинстве случаев были слишком запутанными - столь крепко переплелись судьбы полуэльфов и людей за пятнадцать столетий. Сошлись на том, что каждая из Великих Династий выставит одного, самого достойного кандидата; в дальнейшем же все Государи будут избираться Высшим Советом.
После двух туров закрытых голосований остались трое претендентов на Престол: Бараир II от Анарионов, Эленорн от Элендилов и Сэдраин от Дома Идриль.
На последнем, тайном голосовании перевесом лишь в один голос властителем Великого Престола был избран стодвухлетний Сэдраин. В день Весеннего солнцеворота 1503 года вместе со своей свитой въехал он в Златоглавый дворец, приняв бразды правления Новым Нуменором.
Так закончилась эпоха бессменного правления династии Анарионов.

ОБ ОТСТУПНИКАХ.
Как свидетельствую очевидцы, Бараир II «глубоко переживал свою неудачу, однако, подавив в сердце гордыню, принес клятву верности новоизбранному Государю».
Эленорн же был человеком не в меру горделивым, вспыльчивым и своенравным. Несмотря на уговоры соплеменников, он покинул Аннуминас, затаив в сердце злобу не только на Сэдраина, но и всех прочих родичей. Вернувшись в Умбар, свои владения, он объявил о неприятии новоизбранного Государя и стал собирать рать для похода на Аннуминас. Его не смущало даже то обстоятельство, что подобными действиями он заведомо ослабляет неспокойную, южную границу Великой державы.
Казалось бы, Государь обязан был приструнить своего зарвавшегося подданного (и сил на то было предостаточно), но, вопреки здравому смыслу, Сэдраин (прозванный позднее «нерешительным») слал лишь миссии, кои призывали Эленорна «не сеять раздоров, умерить гордыню и принести клятву верности Государю, дабы сохранить мир и спокойствие в Великом княжестве».
Вскоре оказалось, что многие владыки, хоть прилюдно и осуждали правителя Умбара и Харада, втайне сочувствовали ему и даже поддерживали.
Ранней весной 1505 года сорокатысячное войско под предводительством Эленорна и старшего его сына Аскельда покинуло Умбар и отправилось в нелегкий поход. Предстояло преодолеть немалое расстояние от крайнего юга объединенного княжества до крайнего северо-запада. Вскоре войско приблизилось к южным уделам Гондора.
Альтаир, правитель и наместник Государя в Гондоре, во главе немалой рати встретил Эленорна вблизи упомянутого выше городка Эруи, однако войско его разместилось на противоположном, правом берегу реки Андуин. «Верный Присяге», Альтаир в бой, тем не менее, не вступал. Эленорн же продвигался на север по левому берегу Великой реки через цветущие итильские земли («не мародерствуя и не притесняя местных жителей»). По правому берегу параллельно умбарскому воинству безмолвно следовали воины Гондора...
На противоположный берег войско Эленорна переправилось выше водопада Рэрос, следовало затем вдоль северной границы Ристанийской вотчины и в средине лета, пройдя южные отроги Мглистых гор, вышло к Сирым равнинам (Дунланду) - южным пределам Арнора. Здесь их поджидало пятидесятитысячное объединенное войско Арнора, Остранны и Линдона.
Разразилась первая со времен правления Арагорна Великого битва на просторах Средиземья.
Северяне были многочисленнее, а южане – закаленными в боях с пустынными варварами воинами. Рать Запада была сметена, и войско Эленорна двинулось далее.
К началу осени они достигли владений царствующей Династии – Идриль и осадили град Оссе-Тимит (столицу Остранны), но взять его приступом не смогли. Оставив осадное войско, Эленорн во главе остатков рати двинулся далее на север вдоль западных отрогов Мглистых гор. Миновав Раздол, к зиме войско достигло величественных утесов Эттенблата и осадило крепость Форэттенблат. К тому моменту южная рать насчитывала около двадцати пяти тысяч воинов, поскольку немалую часть пришлось отрядить на осаду неспокойного Тарбада.
Здесь их настигло шестидесятитысячное войско Государя. Разразилась битва, в коей южане были (естественно) разгромлены, Эленорн убит; остатки же его воинства бежали. Оторвавшись от погони, они нашли пристанище в северных отрогах Мглистых гор, где некогда, согласно легендам, владычествовал ангмарский Черный Повелитель.
Дальнейшая судьбы «южного воинства» обросла множеством легенд и сказаний. Сказывали, что вызвали они гнев духа самого Черного Владыки, а потому бежали далее на север, где забрели в Гиблые Пустоши и сгинули, наконец, в Северных Топях.
Как оказалось впоследствии, остатки умбарского войска, которое возглавил старший сын погибшего мятежного князя - Аскельд еще с десяток лет влачили полуголодное существование в горах Ангмара, а затем двинулись в нелегкий поход и достигли крайних берегов Северного моря. Случилось это ближе к 1550 году. Там, на берегах залива Норрен, было основано «княжество в изгнании» и построена крепость – Нордфост, известная ныне как «Северная твердыня». Со временем (к 1800 году) крепость превратилась в стольный град, обросла городишками и селениями. Жизнь на севере была суровой, но поселенцы наладили крепкие торговые связи с местными варварами - нордами и северинами. Позже завели торговые связи с Северным Арнором, и постепенно эти княжества сблизились…
Себя северяне вначале называли «народом Аскельда», а позже просто скельдами. На юге, в Хордии, их прозвали норлонгами. В Великом же Княжестве Эленорна, Аскельда и их потомков иначе как отступниками не величали.

О ВТОРОМ ПРИШЕСТВИИ МАГОВ.
Альтаир многие годы оставался в немилости, но продолжал восседать на троне Гондора. Династия же Элендилов с большим трудом сохранило за собой бывшую вотчину Эленорна, отрекшись от своих сородичей до двадцатого колена. Тому сопутствовало событие, весть о котором на некоторое время взбудоражила всё объединенное княжество.
В 1506 году в окрестностях крепости Минас-Ламбар (самая восточная цитадель в системе укреплений вдоль реки Харнен) объявился старец. Был он на вид невероятно древним и тощим, но жилистым, и казался полным сил. Носил синюю хламиду, голова с длинными седыми волосами была не покрыта. В руках он сжимал посох, украшенный фигуркой горного ястреба, отлитой из чистого серебра. Даже те, кто о магах лишь слыхивали, сразу поняли, кто перед ними. Себя же старец велел звать Алатаром.
В Умбаре на тот момент стояло войско Западного Эриадора (так нередко называли княжество Линдон), которое возглавлял князь Рианур. Алатара с почестями, но и с опаской великой, доставили в его лагерь. Там выяснилось (со слов старца), что еще в стародавние времена приплыл он вместе с другими волшебниками к берегам Средиземья с тем, чтобы, по велению блаженных валаров, «своими советами помогать правителям из людей в выборе тяжких, но справедливых решений».
Однако судьба сложилась так, что со временем оказался он в землях крайнего Востока. Долгие и долгие годы познавал он мудрость тамошних владык, был в милости великой, но был и заточен в темнице долгие годы за невинные проступки. Лишь недавно вернулся он к землям изначального Средиземья и узнал о том, что произошло здесь за годы его вынужденного отсутствия. Единственное, чего желал маг Алатар - «помогать нынешним владыкам в их извечной борьбе с затаившимся злом».
Волшебнику поверили.
Именно благодаря его стараниям (в 1509 году) Государь Сэдраин согласился таки оставить за родом Элендилов их вотчину - Умбар и Харад. Властителем княжества стал Даннэторн, сын Эмола, и на юге объединенного княжества (на время) возродился мир и покой. Об отступниках на долгие годы забыли.
Алатар же, благодаря своей мудрости и глубоким познаниям, снискал вскоре почет и уважение в южных княжествах Нового Нуменора. В 1538 году он перебрался в Минас-Тирит ко двору его владыки, став на долгие годы ближайшим советником и доверенным лицом правителей Гондора.

О «ТЫСЯЧЕЛЕТНЕЙ ВОЙНЕ».
«Тысячелетней Войной» средь большинства летописцев принято называть события, последовавшие за отступничеством Эленорна. Заметим, впрочем, что, хотя после 1505 года пограничные стычки и военные недоразумения между княжествами случались нередко, всё же в течение более трехсот лет на территории, подвластной Государю Нового Нуменора, царил относительный покой.
В 1833 году великим князем, властителем Северного Арнора и наместником Государя в Хордии стал Итенемир из династии Исильдуров. Государем же Нового Нуменора в ту пору был молодой, энергичный Элеборн III (из династия Эльвинг). И хоть князь принес клятву верности Государю, но «сердце его мучила жажда безграничной власти, а в мечтах возносился он к вершинам величия». К тому же, надо заметить, ни разу еще род Исильдуров не держал в руках скипетр Аннуминаса, и Итенемир прекрасно понимал, что шансов взойти на Престол «мирным путем» у него немного.
По своим просторам (территории) Хордия превосходила Арнор и Гондор вместе взятые; однако, людей там проживало вдвое меньше, а города и поселения были разбросаны меж лесами и предгорьями. Собрать войско, способное захватить трон Нового Нуменора, возможности не было. (Интересно, что, по всей вероятности, правитель северного княжества со своими советниками не рассматривал такие варианты прихода к власти, как прямое покушение на жизнь Государя и прочее).
Тем не менее, уже к 1840 году Итенемир стал собирать дружины. Приготовления князя не остались незамеченными советниками Государя, но северный правитель объяснил военные приготовления тем, что-де готовит поход против варваров, досаждающих границам княжества. Объяснения были приняты…
Меж тем, Итенемир стал искать союзников и обратился, вначале, к своему южному соседу, Великому князю Восточного Гондора. Властитель Руна - Этамин из рода Арведуи на туманные предложения соседа ответил уклончиво: мол «пусть вначале сородич блеснет своей воинской доблестью, а там посмотрим».
Тогда Итенемир обратил свой взор на север, где обитали извечные отступники – норлонги (с которыми Хордия давно наладила торговые отношения за спиной Государя) и без труда заручился их поддержкой.
В 1842 году Итенемир выдал свою вторую дочь Иринну замуж за норлонгского наследственного князя Норока. Так был закреплен союз меж двумя северными княжествами, и, возможно, тогда же был сформирован план предстоящей военной кампании. Думается, от этой даты и следует вести отсчет самой продолжительной, свирепой и опустошительной войны в Новом Средиземье.
К весне 1845 года Итенемир собрал в окрестностях Либузы сорокатысячное войско, а вскоре к нему присоединились около десяти тысяч норлонгов. Лишь под лучами солнца схватились северные торфяники и слегка подсохли дороги, войско двинулось на юг по Великому Северному тракту, вдоль реки Карах, и в начале месяца Лотессэ (май – современное название) достигло земель провинции Дол. За четыре дня до наступления лета, войско подошло к Эсгароту, что на Долгом озере вблизи Одинокой горы, или Эребора.
Эсгарот был «вольным городом», потому большой дружины на стенах не держали. Местный князь (история не сохранила его имени) рассудив здраво, что противостоять этакой рати он не сможет, а подмоги ждать долго, на следующий же день открыл ворота города. Местные же гномы, разжиревшие от тихой жизни и позабывшие, с какой стороны браться за топор вообще, попрятались, кто где может, в основном – в пещерах Одинокой горы или схоронились в чащобах Великой Пущи, или Лихолесья, как до сих пор именуют эти леса местные жители.
Окрыленные первой, неожиданно легкой победой, воины Северного Арнора двинулись на юго-восток и напали на ближайшие крепости своего соседа, Восточного Гондора.
Этамин из Арведуи, усыпленный заверениями северного соседа в дружбе и «возможном в ближайшее время союзе», оказался просто не готовым к подобному вероломному нападению. Тем более, что большинство его доблестных дружин находились далеко от столицы, отражая набеги восточных варваров. Пока он собирал войско и слал гонцов за помощью к соседям, Итенемир с норлонгами захватили добрую треть его княжества (в том числе торговый град Межиречье), осадили Рунэмин, а также крепость Келон. При этом именно норлонги прославились особой жестокостью, как повествуют летописцы.
Успеху объединенного воинства Хордии и северных отступников способствовало и то обстоятельство, что большинство городов восточного княжества не имело надежных оборонительных укреплений: в годы мира и благополучия возведение крепостных стен казалось чрезмерным расточительством. Большая часть жителей и вовсе селилась в небольших деревнях и хуторах, разбросанных по бескрайним просторам Новых Земель. Крепостными стенами опоясывали лишь крупные города. И то, было это в большей степени свидетельством их значимости и дань традиции, чем истинно оборонительными сооружениями.
После первых успехов Силы Севера заметно возросли. Их рать, по свидетельствам очевидцев, насчитывала более ста тысяч воинов (в войско забирали всех мужчин на захваченных землях; как сообщают некоторые летописи, к северянам примкнули также остатки племен балклотов и вастаки). Беорнинги же, недовольные политикой Государя (ряд их исконных земель был передан под протекторат Восточного Гондора), до поры сохраняли нейтралитет, несмотря на захват северянами Эсгарота и Дола.
И тут наступила на редкость лютая зима.
У Государя было, вроде бы, достаточно времени, чтобы собрать к весне многочисленное войско и разделаться с Итенемиром, но у северян появился неожиданный союзник.

О ТРЕХ СИЛАХ.
Великим князем и наместником Государя в Гондоре на тот момент был Наорион из Эарнилов, тридцати восьми лет от роду - юноша по меркам властвующих Династий. Все юные годы, как свидетельствуют летописцы, молодой наместник проводил в обществе мага Алатара и был буквально зачарован рассказами о величайших государствах древности, великих правителях и доблестных воинах. Прошли годы, и Наорион не просто «возжелал власти, но пуще всего – великой славы для себя и своего древнего рода».
История сложилась так, что в том же году, когда войско Итенемира пересекло границу соседнего княжества, на юге Гондора Наорион с магом Алатаром (доверенным советником князя) собрали пятидесятитысячное войско, успев заручиться поддержкой Умбара и (с некоторыми оговорками) златоглавого Эдораса.
Скрыть военные приготовления от Государя, естественно, не удалось, но красноязычный Алатар обставил всё тем, что Гондор де готовится к войне с Итенемиром. Был составлен план общих действий.
Весной 1846 года шестидесятитысячное войско Арнора под предводительством Государя переправилось через Андуин в районе Каррока и вторглось в пределы подвластного беорнингам Трандуила (так называют до сих пор область, где некогда владычествовали северные эльфы). План был прост: отрезать основные силы противника от Хордии; Гондор же должен был нанести решающий удар на юге.
Выждав, пока войско Государя увязнет в боях с северянами, Наорион и Алатар двинули свои войска на запад и вскоре вступили на территорию Арнора.
Впрочем, оказалось, что Государь не слишком доверял своему южному соседу. Вблизи Оссе-Тимита и Тарбада войско Наориона было встречено хорошо подготовленными дружинами Остранны и Западного Эриадора. В серьезные сражения дружинники не ввязывались, предпочитая наносить конные удары ночью или из засад, что приносило гондорцам ощутимые потери. Ежедневно происходили десятки мелких, но кровопролитных сражений и стычек.
Вскоре стало ясно, что казавшийся победоносным поход Гондора на Златоглавый Аннуминас провалился, лишь начавшись. Всё же к средине лета, перебросив подкрепления из Умбара, и с помощью ристанийцев Наорион взял приступом Тарбад. На этом силы южан и воинский порыв иссякли.
Государево войско также увязло в мелких сражениях и не смогло добиться решающего перевеса на востоке, хотя к концу лета и был взят (освобожден, как записано в летописях) вольный город Эсгарот и «на территории Подгорного царства восстановлен закон и порядок».
Хордийцы же (воины Хордии) с норлонгами тем временем не только закрепились на захваченных землях, но к концу 1846 года взяли приступом крепость Келон и усилили натиск на столицу Руна – стольный град Рунэмин. Этамин Арведуи, великий князь Восточного Гондора, так и не дождавшись обещанной помощи, был вынужден пойти на попятную, и в начале зимы был заключен «мирный договор» с северным соседом.
Тогда же произошли первые столкновения дружин Гондора с северянами – причиной раздоров стали просторы Бурых равнин. Таким образом, в течение двух лет Средиземье было разделено - разорвано! - на части меж Тремя Силами (так принято величать сложившиеся тогда союзы средь летописцев).
Силы Запада составляли Арнор, Западный Эриадор (Линдон) и Остранна (Эрегион). На их территории находился Златоглавый дворец в Ануминасе, который олицетворял Высшую власть, а также легендарные Раздол и Серебристые Гавани.
Силы Юга слагали Гондор, Умгар-Харад и Рохан (ристанийцы поддерживали гондорцев скорее по привычке, так сказать, и во имя сложившихся веками добрососедских отношений, а также соответственно старым, тысячелетней давности договорам, чем в угоду своим теперешним интересам). На стороне Гондора была невянущая слава победителей над Всеобщим Врагом.
Силам Севера – Хордии, Руну и норлонгам принадлежала огромная - в три раза большая, чем просторы изначального Средиземья - территория с потенциально безграничными, но мало исследованными богатствами земель, рек, лесов и гор, что в перспективе могло привести (но так и не привело) к решающему перевесу в противостоянии.
Вскоре оказалось, однако, что силы сторон в сложившемся Конфликте Правителей приблизительно равны…

О ВЕЛИКОМ РАССЕЯНИИ.
Шли годы.
Ни одной из сторон кровопролитного конфликта не удавалось надолго склонить чашу весов в свою пользу. Десятки, а может быть, сотни крупных и мелких сражений происходило ежегодно на просторах бывшего объединенного княжества. Всё реже его жители вспоминали славное некогда имя – Новый Нуменор. В дыму пожарищ гибли лучшие из лучших представителей древних Династий, и не было видно конца междоусобным распрям. Простые же люди всё чаще искали спасение на бескрайних просторах Востока и Севера.
В 1888 году, воспользовавшись тем, что южане долго и безуспешно осаждали Линдон и Мавен (порт на берегу залива Лун), войско северян под предводительством Итарна, сына почившего к тому времени Итенемира, вторглось в Гондор. Переправившись через Андуин севернее легендарного острова Кэир-Андрос, они осадили и взяли приступом Амон-Бикон, небольшую крепость севернее Минас-Тирита. Затем, не рискнув напасть на хорошо защищенную столицу южного княжества, войско двинулось на запад и вскоре осадило златоглавый Эдорас (главные силы ристанийцев были тогда в Остранне).
Узнав об этом, Наорион велел всем своим войскам спешно следовать на помощь осажденным ристанийцам. Но было поздно. Столица Ристании – прославленный в веках Эдорас, а также Дунхар (небольшой город в отрогах Белых гор к югу от столицы) были разграблены и сожжены дотла, жители же все преданы мечу. В пылу сражения была убита и молодая супруга ристанийского конунга, погибли также их малолетние отпрыски. Впрочем, и северяне понесли неслыханные потери.
Гондорцы с ристанийцами настигли остатки рати северян у переправы в устье реки Онтавы. В результате непродолжительного сражения северяне были буквально растерзаны, лишь Итарн с горсткой воинов переправился через Андуин и скрылся от погони в Мертвецких топях.
Наорион был настолько взбешен масштабом постигшей южан трагедии, что, недолго раздумывая, отослал своего верного советника - мага Алатара в изгнание. Местом ссылки был определен Минас-Сул - самая восточная сторожевая башня, одна из восьми, окружавших мертвый Мордор.
Иодорет же, конунг Ристании, как свидетельствуют очевидцы, два дня горевал на руинах славного Эдораса. На третий день, собрав всех оставшихся в живых растанийцев (воинов и мирных жителей), он «привселюдно проклял народы Средиземья, разум коих затмила гордыня». Еще некоторое время спустя около тридцати тысяч ристанийцев (остатки племени эорлингов) покинули свои некогда исконные земли и двинулись табором на восток.
Реку Андуин они пересекли напротив Мораннона; далее следовали Бурыми равнинами, неоднократно вступая в столкновения с дружинами северян. Пять месяцев спустя пришло известие, что табор ристанийцев переправился на восточный берег Татьях в месте, где в нее впадает небольшая речушка Манук, что на крайнем востоке Руна. О дальнейшей судьбе прославленных конников долгое время ничего достоверно известно не было...
Так началось Великое рассеяние.
Следующими, надо полагать, покинули просторы Средиземья хоббиты. Оно и понятно: райский закоулок оказался на пути передвижения неисчислимых войск, и война несколько раз прокатывалась по Хоббитании, оставляя «незаживающие язвы и кровоточащие раны на ее нежном теле».
Однако в каком именно году отправились потомки Бильбо и Фродо в новое странствование, летописцам неизвестно. Уж слишком скрытным и неприметным был сей народец, да и хорош прятаться… Считается, что произошло это не ранее 1920 года, но никак не позднее 1980. Куда подались бывшие коренные жители цветущих Закручек, Подкручек, Холмушков, Липочек, Заячьих Лужков и прочая (так потешно у хоббитов звались их поселения) было непонятно. Но можно предположить, что, как и большинство тогдашних беженцев, отправились они искать мир и покой где-то на востоке или на севере Средиземья. Впрочем, Норгорд – столица бывшей Хоббитании дожила до наших дней, хотя и населяют ее нынче потомки арнорцев, бежавших из еще более неспокойных земель Великого княжества.
Гномы разделились. Часть их, по-прежнему величавших себя народом Дарина, держалась вековой традиции и осталась жить, несмотря на невзгоды, в чертогах Одинокой горы, Голубых горах и в пещерах Железного взгорья. Разве что зарылись поглубже... Как известно, в Морию гномы так и не вернулись: возможно, причиной тому был давний страх перед Проклятием Дарина. Но возможно также, что сокровища легендарного Казад-Дума настолько умалились, что для практичных гномов их древняя колыбель просто перестала представлять какой-либо интерес.
Часть гномов, что прозвали себя «Детьми Гимли» (хотя у того и не было детей), обосновалась в Блистающих Пещерах, откуда многие расселились, со временем, по всему Новому Средиземью, отыскивая редкие металлы и диковинные самоцветы в глубинах самых удаленных отрогов Тайшальских гор и возрождая древние ремесла. Кстати сказать, гномы Салихарда также считают себя потомками Гимли.
Большей же частью гномы прижились в городах и поселках - этих прозвали «земляными гномами». Впрочем, в земле они не рылись. Предпочитали торговлю, ростовщичество и всё, что приносит доход. Но война заставила и их искать себе тихие места. Поэтому нынче встретить гнома – редкость, хоть и думается, что общим числом сей народец никак не уменьшился.
Рассеяние также породило многоверие - вера в Единого, доставшаяся народам Средиземья в наследие от высших эльфов, была поколеблена войной. Вначале в окрестностях вековечного Фангорна появились небольшие обители, где поклонялись «истинным защитникам людей» – энтам. Звали себя отшельники друидами. Позже общины отшельников обнаруживались в самых неожиданных местах (около десятка и ныне существуют в отрогах Черных и Изгарных гор, куда редко заносит людей). Поклонялись они невесть кому. Одно время отшельников преследовали, но безуспешно.
Рассеяние породило еще одну силу – Силу Востока. В 2220 году на восточные, никем не защищенные земли Руна началось невиданное нашествие степовиков. Были их воины «невелики ростом, но свирепы; все как один на лошадях, при этом одинаково хорошо владели короткими кривыми мечами, луками и копьями». Возглавлял же варваров Эмид, правнук растанийского конунга Иодорета. Войско ристанийцев-варваров тогда было остановлено лишь у ворот Рунэмина, но все последующие годы набеги не прекращались, нанося немалый вред и без того обескровленному восточному княжеству…
Вот таким страшным эхом отозвалось рассеяние…

О НАШЕМ ВРЕМЕНИ.
Активные военные действия с переменным успехом продолжались вплоть до 2400 года, (как известно, единственное, крупное сражение после того произошло в пределах Хордии в 2462 году), окончательно разрушив былые добрососедские отношения меж княжествами. В упадок пришли торговля, земледелие, ремёсла…
Однако в Наше время война практически прекратилась. Причина, похоже, кроется не в отсутствии воинской доблести, стремлении к славе, величию, власти. Всё много проще: у бывших противников просто нет более сил.
Мир не изменился, но Мир устал сражаться.
Так и наступил 2488 год по Новому Летоисчислению…

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

FreeMaN


Случайное произведение

автор: Wizard_mea


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008