Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Размышления под юбкой у Королевы (стихи)
без названия (стихи)
Художник Шерсть и Царица Небесная (нечто иное)
Мечтатель (фэнтези и фантастика)
Я, смеясь, бежал по лужам (стихи)
Забытая гаубица для флейты (стихи)
елочное одиночество (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Чтобы писать легко продающиеся книги, нужно иметь легко продающиеся мозги

(Олдос Хаксли)

Rambler's Top100







Youngblood

Бабочки

Максим Васюнов>

Вы - 184-й читатель этого произведения

Эксклюзивно! Бармен закрытого клуба «Психея», в котором неделю назад нашли мёртвыми проституток, рассказал нашему изданию свою версию произошедшего. Публикуем выдержки из этого интервью.


Вы поймите, я работаю барменом, чтобы заработать деньги, а на самом деле я поэт, поэтому может моя версия покажется бредом, но лично я только так могу объяснить всё, что случилось в ту ночь.

Он был одним из первых наших клиентов. Пришёл на следующий день после открытия клуба и сразу влюбил в себя наших девчонок. Представился учёным. Лепидоптерологом. Это человек, который изучает бабочек. А я то сначала думал, этот мужик дверью ошибся, ведь наш клуб закрытый, здесь помимо всего прочего можно ещё с девушками отжигать, они здесь даже не одеваются, ходят обнажённые, а тут учёный, настоящий ботаник… понимаете?
Я сейчас уж и не помню, что он такое сказал и сделал, как ему удалось сразу собрать вокруг себя наших барышень, они сидели рядом с ним на коврах, попивали коктейли и слушали. А он говорил. Рассказывал о бабочках. О том, какими они бывают. Почему живут мало. И в чём их красота – бабочки ботанику представлялись ни как насекомое, а как девушка, «шорохом крыльев, сбивающее с ног , вышивающее своим полётом красоту, способную остановить сердце заглядевшегося человека». Что-то такое он говорил. Помню, мы с охранником ещё постебались – мол, всё его бла бла бла, это потому, что денег нет на девочку, вот и зарабатывает очки, как умеет. Охранник ещё сказал, что, мол, нашёл кому о бабочках рассказывать, и махнул головой в сторону тайных комнат, где обычно наши девочки с клиентами уединялись. Все наши слова обернулись пошлой банальностью , когда бабочковед достал из кошелька пятитысячную, прошуршал ей перед кружком вольных слушательниц и ткнул в Светку пальцем. Светка поняла - клиент выбрал её. Ну, сами понимаете зачем. Уединились.
….
Светка рассказывала девчонкам о ботанике, попивая в баре, воду с лимоном, это был любимый напиток наших фей. Я, конечно, тоже всё это слышал. И вот у меня тогда диссонанс воображения произошёл – я всё никак не мог увязать образ ботаника, с тем, что он вытворял. На вид это был пятидесятилетний бритоголовый с седой бородкой и всегда с расстегнутым воротником мужчина, хотя нет, про таких говорят - «тип», в смысле типаж. И как мне рисуется – такие типы должны просто брать, а этот – рассказывала Светка – час потратил на прелюдии... Знаете, что это были за прелюдии? Он доставал из кармана кубышечку небольшую, а в ней была живая бабочка, он эту бабочку брал на руку, осторожно за тельце и крыльями водил по животику девчонке, крылья хлопотали и ощущение были … я догадываюсь только, что это были за ощущения – Светка же описала их так «отпад, очумительно, нежно прям вообще…» Поверьте, это значит было мега. И как мужик он её приподнял, окрылил, и если перевести с жаргона на наш язык, то во время близости – она чувствовала, как её тело кончиками крыльев нежит целый мир. Всё тело становится эрогенной зоной, это как в первый раз. Ботаник, кстати тогда Светке сказал, что ради вот таких моментов он в своё время отказался от большой карьеры, потому что секс - это покорение мира. Это впрочем, не его истина, это он в какой-то древней книги прочитал – он мне сам как-то рассказывал.

Ботаник бабочку ту Светке оставил. А Светка бабочку мне отдала. Я её тогда в тонкий прозрачный графин поместил, то есть подвесил – подцепил леской за крышку – красиво получилось. У меня, кстати, 12 таких графинов скопилось. Весь французский набор… 12 графинов, 12 бабочек, девочек у нас тоже 12 было. Ботаник всем подарил эрогенность тела и возбуждение миром. Кстати, заметил, что после секса своего владельца с девушками бабочки умирали. Не от ревности , хочется верить, а так природой положено - дала счастье своим порханием и прощай.
---
Как-то курили мы с ботаником кальян. Воскресенье. Вечер. Клиентов не было. Девочки отдыхали. На тот день он уже половину наших пропустил через себя.
Кальян был со вкусом лимона. На столе в жёлтых кружках заваривался чай с ромашкой. С полчаса разговаривали о погоде, о деньгах, о городских новостях. Мне уже показалось, что он сознательно избегает разговоров о девушках, что на него не похоже, как он, выпуская сухой дым в потолок, заявил:
- Женщин нужно воскрешать!
Снова выпустил дым, только в этот раз вниз, кальянный туман смешался с ромашковым паром.
- А воскрешает их только секс! И заметь, не любовь, а секс!
Я кинул, мол, продолжай. Но он, почему-то решил сменить тему – как мне тогда показалось.
- А знаешь, жёлтый цвет – это цвет бога! Вот купола не зря же часто жёлтые! Лимонный вкус вот тоже – божественный, ну, согласись?
- Допустим, - равнодушно ответит я.
- Нет, ну, что значит допустим. У тебя какой вкус во время секса и после секса во рту? Ты не обращал внимания? Вот. А я обращал – это лимонный вкус. Но не тот, который сразу приходит, когда ты лимон ешь, а который позже минут на десять, когда слюна уже омыла все полости этим вкусом…ну, как бы сказать.
- Ну, послевкусие. Лимонное послевкусие. – Поддержал я весь этот бред странного учёного. – «Лимонное послевкусие» – назову так коктейль!
Моё стёб он не заметил.
- И вот этот вот лимонный вкус и цвет перед глазами – бледно-жёлтый, когда ты отрываешь от себя девушку, уж после того как всё у вас случилось – вот это и есть божественное. Дар божий. В эти секунды ты сам чувствуешь себя Богом, понимаешь?
Что мне оставалось ответить ему? Решил ответить покачиванием головы и плечи, кажется, пожал.
- Ну, вот теперь ты в теме! – заключил он и расхохотался.
Здесь хочу подчеркнуть, что табак в кальяне был без всяких примесей. То есть никаких лёгких наркотиков мы не добавляли.

На следующий день мы с ним пили коньяк. Вообще ботаник почему то привязался ко мне, и часто заходил в клуб ни для того чтобы с девками позажигать, а чтобы выпить, поболтать с барменом, то есть со мной. Так вот в этот вечер, помню, мы разговорились и дошли в разговорах аж до жестокости. Кажется, обсуждали забой поросят, не с бухты барахты, конечно, до таких мыслей докатились - просто он в этот вечер заказал сало.
- И ты говоришь о жестокости? – спросил я его с такой провокационной интонацией, как вы вот в начале интервью, - И это ты, который бабочек убивает. Или в чьих руках они всё равно умирают. Вон трупов сколько – кивнул я в сторону коллекции бабочек, тогда их уже скопилось десять по-моему.
- Ну, что ты, это же совсем другое дело.
- Ну, конечно. Совсем другое.
- Давай я тебе объясню.
И он объяснил. И мне кажется это объяснение – простите за тавтологию – всё объясняет. Если в двух словах, то для бабочек это даже хорошо, если их убить. Тогда они на десятилетия сохраняют свою красоту и многих радуют, многих вдохновляют, вызывают трепет. Бабочки это единственные существа, которыми мы любуемся, глядя на их трупы. А так бы прожили они один день. Несправедливо. Бабочки должны жить вечно! – повторял ботаник также часто, как шаманы какие-нибудь повторяют заклинание, или сумасшедшие, помешанные на одной идее. К нашему учёному бабочкафилу естественно подходит второе сравнение.
Так вот, жуя сало и запивая это шоколадным коньяком, он рассказывал – что бабочки это ангелы, что там где ранней весной появляются бабочки – райское в духовном смысле место, и, что бабочка это талисман жизни, талисман ежедневного воскрешения. И, что не придумано ещё слов, чтобы описать бабочку, пусть даже самую простую, обыкновенную. Бог ещё не дал людям таких слов, значит люди ещё не заслужили….Я не знаю, почему он мне всё это рассказывал. Я только одно помню – у меня в тот вечер начала каруселить голова, я чувствовал, как мои извилины то складываются в поленницу как дрова, то рассыпаются, будто кто-то извилину вытащил и разрушил всё моё сознание… И чем больше он говорил, тем больше я с ним соглашался, оправдываясь мысленно, совсем не тем, что клиент лепидоптеролог и как лепидоптеролога его, конечно, понять можно. О том, что чувак всего на всего помешался на своей работе, на своей философии я подумал только, когда этот урод ушёл.

Она была двенадцатая. И самая младшая. В тот день ей стукнуло 16. Алёна. Ботаник сразу взял её на несколько часов. Поздравить! Потом она пила воду с лимоном и плакала.
- Ты чего прудишь, Алёна? День рождения же?! – мне хотелось её успокоить.
Она протянула мне зажатый кулачок и, раскрыв его, падала бабочку.
- Бабочка умерла! – всхлипнула Алёнка совсем по-детски.
- Ну, что ты глупая, ей же лучше, вон смотри какая красота, одиннадцать шедевров природы и бога…- Слышал бы меня тогда ботаник, зааплодировал бы.
- Да знаю я, но ведь она умерла в тот момент, когда я почувствовала себя на седьмом небе. Это же не правильно!
- Это бред.
- Философ мне также сказал. А ещё сказал – хочешь, чтобы по тебе также плакали, плакали по тебе красивой, - умри. – Алёнка тогда зарыдала буквально как пятилетняя девочка, которой мама не купила куколку.
- Да он придурок, отвечаю, забудь. - Сказал я тогда имениннице и поклялся в следующий раз вмазать этому ботанику по первое число.
Но с тех пор он не приходил.

Девчонки сохли.
И всё ждали его. И всё рассказывали, как с ним было незабываемо. Но никто не мог сказать – почему, что он такого знал и умел, чего другие клиенты не знали и не умели. Трюк с бабочкой? Вряд ли. Он хоть и повторял его с каждой, но уже третья была готова к гипнотическому прикосновению крыльев.
В руководство клуба тоже стали замечать, что с девочками что-то не так. Да и клиенты стали жаловаться – страсти в «Психеи» больше не было. Пытались больше платить, устраивали корпоративы, алкоголь опять же теперь можно было брать из бара бесплатно, но всё зря
- Девочки сохли.
Пропали улыбки, пропала косметика, пропали вечерние совместные посиделки, и даже со мной они больше не заигрывали и не откровенничали. И воду с лимонном больше никто не заказывал.
- Девочки сохли
...
Короче, что случилось дальше, вы знаете. Всех нашли мертвыми в клубе. Отчего, почему, все до сих пор гадают. Это не отравление, и не передозировка. Или передозировка, но не наркотиками, а тем, о чём уже не говорят, и во что ваши братья журналисты не поверили бы….

Когда они лежали там, в зале, мёртвые, я подошёл к каждой, ну, чтобы попрощаться и поцеловать, а потом на похоронах, всех хоронили за счёт предприятия и у нас в клубе устроили панихиду.., а где ещё? Родных у девочек не было. Так вот устроили панихиду и я каждой в гроб положил по бабочке. Те самые бабочки, которые им дарил ботаник. 12 гробов, 12 девочек, 12 бабочек.

Я думаю, это он на них повлиял. Философ. Лепидоптеролог. Мразь.

Продолжение разговора с барменом закрытого клуба «Психея» , а также эксклюзивное интервью с липидоптерологом, дарившем проституткам бабочек, читайте в следующем номере журнала.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Майя


Случайное произведение

автор: chiuzaja


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008