Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
По кругу. (стихи)
Жизнь, нелишенная смысла (проза)
Легенда об Арфе (фэнтези и фантастика)
я кофейник (стихи)
Больничное (стихи)
Где ты, Билли? (фэнтези и фантастика)
Прочь от Неё с Ней в голове (проза)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Смотреть интереснее, чем читать, а читать интереснее, чем жить

(Аркадий Давидович)

Rambler's Top100







Youngblood

Жили-были два буржуя

Сантехлит>

Вы - 85-й читатель этого произведения

Ешь ананасы, рябчиков жуй Снова вернулся в Россию буржуй Перефраз А. Блока


Предчувствия томили – быть неприятностям!
Вроде бы неоткуда – начало обычного рабочего дня. На улицах фонари, на небе звезды. Дорога нормальная. Сам в настроении, а вот…
Рубахин на всякий пожарный сбавил скорость. Тут же сигналы за спиной.
Спокойнее, Соломон, спокойнее – в мыслях погладил себя по груди.
Доехал без происшествий. Слава те…
Охранник козырнул у ворот - в руках не базука, а лопата для уборки снега.
И здесь пронесло. Что ж ты, сердешное, так пульсируешь? – это Рубахин о своем сердце, поднимаясь в офис. Но «сердешное» не обмануло – неприятности поджидали, нахально устроившись на его столе. На самом видном месте лежало письмо, адресованное директору энергоремонтного предприятия С. В. Рубахину от теплогенерирующего холдинга «Фортуна». Вот оно, началось!
Сделав вид, что все как обычно, никаких по поводу тревог, Соломон Венедиктович поиграл в Шерлока Холмса – не стал сразу вскрывать, а внимательно осмотрел послание со всех сторон и даже понюхал. Тщетно – никаких сведений, которые помогли бы пролить свет на его содержание, ему найти не удалось. Конверт как конверт. Без отпечатков пятен, стертых ластиком надписей и прилипших табачных крошек. Подумав о том, что на его месте обломался бы и сам великий сыщик с Бейкер-стрит, Рубахин аккуратно вскрыл пластмассовым ножичком пакет и достал из него гербовый лист бумаги с напечатанным текстом.
Соломон Венедиктович обладал довольно импозантной внешностью, но бывали минуты, когда он выглядел глуповато. Брови ползли на лоб, ершик со лба стремился к носу – короче, признак ума прикрывался растительность (от греха). Наш-то не в духе – ежились тогда подчиненные. А сам он в такой ситуации разговаривал с собой.
- Интересное кино! И что мне теперь делать? – спросил свой пустующий кабинет и за него ответил. – По уму поступить, так послать бы всех на хер.
Восприняв собственный ответ как шутку, невесело рассмеялся.
За уголок брезгливо поднял двумя пальцами только что прочитанный документ и потряс, словно надеясь, что буквы с бумаги букашками скатятся на паркет. Скривил улыбку губами:
- Контора пишет, и никто не может ей запретить!
Про тех, кто писал, такое сказал:
- С вами, ребята, чем дальше, тем интереснее.
Пока Соломон Венедиктович «привыкал» к документу, вникал в его суть, тоска с печалью гуляли где-то в стороне и к нему не лезли, но стоило только «привыкнуть» и вникнуть, как накинулись и так взяли в оборот, что хоть плачь. Жалость к себе – это такое чувство, от которого хочешь не хочешь, а заплачешь.
Жизнь не удалась, – думал Рубахин, с отвращением глядя на документ. Разве о таком завершении карьеры мечтал он когда-то, принимая на себя директорские заботы об энергоремонтном предприятии? Тогда ему виделась бесконечная перспектива служебного роста и материального благополучия.
Если что и вредило Соломону Венедиктовичу в течение всей его жизни, так это некоторая поспешность в суждениях и способность искренне заблуждаться, представляя желаемое действительным. Но как-то и это удавалось сглаживать. Потом пришло время лихих перемен, и под шумок один чудило на букву «м» разбазарил всю энергосистему России, распродал достояние народа разным бл…м…. и в том числе, финнам.
Вздохнул Рубахин, отечески покачал головой.
- И эти гады куда-то лезут, на что-то надеются в нашей России.
Задумался о перспективах иностранного капитала в любимой стране.
Но вырвалось неожиданное:
- Не за хрен ведь собачий пропадаю!
Поразмыслив немного, нашел достойное оправдание «пропаданию»:
- Ну и черт с ними! Не стоит долго работать на одном месте – жизнь обедняется.
И даже заставил себя спеть:
- Мы не ищем легких путей….
Впрочем, нет такой песни. Наверное, он исполнял «Марш энтузиастов» - популярнейший хит времен недоразвитого социализма:
- Нам нет преград ни в море, ни на суше…
Еще раз пробежал глазами документ и начал думать, что же со всем этим делать. Чтобы лучше думалось, вставил в рот сигарету и закинул ноги на стол.
Оставим на пока его в этой позе и поговорим о документе, так расстроившим хозяина кабинета. Сим предписывалось, всем руководителям подразделений нового совместного предприятия «Фортуна» пройти аттестацию на предмет соответствия занимаемой должности. В условиях допуска на тестирование первые два пункта не тревожили – и диплом, и трудовую книжку можно купить. А вот третий пункт – непременное знание английского языка – для Рубахина, как шелковый шнур для ослушников падишаха.
Но не таков Соломон Венедиктович, чтобы перед финнам пасовать!
Через две сигареты к нему пришла мысль – если не превосходная, то вполне подходящая. Закурив в третий раз с начала мыслительного процесса, он снова взвесил все «за» и «против». Для принятия окончательного решения решил «обкатать» идею на подчиненном приятеле.
Нажал кнопку селектора:
- Ксюш, Инночкина ко мне.
Это только несведущие люди думают, что между начальником и подчиненным не бывает дружбы на производстве. Иногда случается.
- У тебя как с английским? – с порога спросил Рубахин своего заместителя по снабжению – среднего роста, спортивного, молодого.
- Могу вери вел!
- Как тебе новая жизнь под финиками? Нашел общий язык?
- Да не шибко-то убиваюсь, - пожал Костя плечами, присаживаясь к столу начальника. – Как говорит моя мама: перестройку пережили и это переживем.
- Что, так все плохо? – порадовался Рубахин за приятеля.
- Даже прикольно…, - Инночкин принялся рассказывать производственные анекдоты про головотяпство туполобых финнов в бардаке российской энергетики.
- Да все нормально, - подвел итог Соломон Венедиктович. – Самоутверждаются козлы. Такова жизнь.
- А у тебя что нового? – спросил Константин.
- Есть кое-что, - многозначительно произнес Рубахин. – Начинаю подумывать об отходных путях.
- А не рано ли? – усомнился Инночкин. – Сами выгонят, и просить не надо. Или есть запасные позиции?
- Нет, но есть мысль их создать.
- Думаешь с финнов царский долг взыскать? – пошутил Костя.
И Рубахин в тон ему:
- Нет, лучше со Штатами поссорю.
- Господи, Соломон! С такими связями и на свободе! Когда ты меня с нашими американскими друзьями сведешь?
- Ну, как-нибудь… Давай в Новый Год в столицу махнем…
- Зря затягиваешь, - строго сказал Инночкин. – Мы бы с америкосами такие дела замутили! Какой-нибудь фонд засобачили – например, в поддержку колыбели человеческой цивилизации Аркаима. Филиал в Челябинске, в Москве офис….
- Ты думаешь, они так глупы? – уныло вздохнул Соломон Венедиктович.
- Совсем неглупые, но тупые, – заверил Костя. - Острить тупых – мое хобби.
- Ладно. Я с ними поговорю, и на Новый Год стрелку забьем.
- А давай за океаном – в Нью-Йорке там, или захудалом каком Чикаго.
- И в столице-матушке нашей ништяк! Вокруг елки попрыгаем, попируем. Они когда водки нарежутся, такие покладистые.
- Мне все ясно - начинаю копить на билет в Первопрестольную.
- Думаю, скоро тебе откладывать не из чего будет, - серьезно заметил Рубахин и перебросил Инночкину через стол злосчастный документ.
Костя, прочитав:
- Что за манера сомневаться в профессионализме наших руководителей?
- Вот-вот, - Соломон был рад, что Инночкин его сразу понял. – Скоро у тебя будет новый директор. А может, ты сам в это кресло метишь?
Приговоренный руководитель подозрительно покосился на подчиненного.
- Предлагаешь уволиться? – насупился Костя. – А дальше что?
- Оставайся. Будешь делать от финнов аборты.
- Насчет абортов не знаю, Соломон Венедиктович, но вот семью кормить надо .…
Помолчали.
Костя первый не выдержал паузы - хмыкнул, кивнув на злосчастный «пергамент»:
- Не боятся изобретатели бандитских ножей оставить предприятие без администрации да еще в самый разгар отопительного сезона.
- Разумно мыслишь, - одобрил Рубахин, вновь превращаясь в самоуверенного руководителя, и принялся излагать свой конгениальный план.
Выглядел он на все сто – прям ГОЭЛРО.
- Слушаю критику, - закончил Рубахин.
- Никаких замечаний!
- Отлично! – улыбнулся Соломон Венедиктович. – Признаться, думал: сочтешь мое предложение сумасшедшим.
- Ну… было дело, только в самом начале, а в итоге – любо!
- Ну, любо, так любо, - Рубахин протянул через стол пятерню. – Значит, вместе до финиша?
- Победного! – Костя с жаром пожал ему руку.
- А финны с финнками в финских банях…..
- … пусть финками бреют финнские яйца!
Друзья расхохотались.
- Слушай, а они свинину едят?
- Да хрен их знает! Тебе зачем?
- Дак подложим.
И снова хохот.
Двое русских продвинутых мужиков задумали финку финнам в бок. И не в темной подворотне, а прямо в просторном кабинете директора энергоремонтного предприятия, ставшего структурным подразделением совместного русско-финнского холдинга «Фортуна». От тех, что караулят по подворотням, можно откупиться наличностью из кошелька, а вот от этих такой мелочью не отделаешься. Ишь, как регочут!
Нареготавшись.
- С кого начнем?
- Сверху вниз – тех, кто нам нужен.
- А если…
- «Отключим газ!» То бишь выгоним на хер с плохой записью в трудовой книжке. Кто не с нами, тот против нас!
- Что, так сразу со статьей? – удивился Инночкин.
- Почему «сразу»? – усмехнулся Рубахин. – На любого что-нибудь наскребется.
И подмигнул:
- С кадрами надо работать.
Нажал кнопку селектора:
- Ксения, заместителя по производству ко мне.
Через минуту звонок. Голос Барашкина:
- Вызывали, Соломон Венедиктович? Сейчас приду!
Что-что, а угодить начальству Мустафа Абрамович умел. Исконно русскому человеку, коим считал он своего директора, люба правда-матка в глаза с последующими искренними раскаяниями и извинениями – мол, заблуждался, шеф, прости подлеца. Что и практиковал почти ежедневно.
- Простите меня великодушно, Соломон Венедиктович, - тенорил Барашкин, прижав к груди обе ладони. – Не врубаюсь.
Рубахин строго:
- Раз не врубаешься, садись на хер за стол и пиши заявление по собственному желанию.
- На хер или за стол?
- Однохренственно! Впрочем, если остроумия некуда деть, иди в цирк коверным работать! А хочешь остаться у меня и не лизать финнам жопу, пиши заявление на увольнение. Предупреждаю: не создавай на ровном месте проблему - выгоню по статье.
- Обижаете, Соломон Венедиктович! – Барашкин широко улыбнулся. – Вы ж для меня, как теща родная…
- Садись, пиши, - Рубахин дал понять, что разговорная часть завершена.
Главный инженер Рылин был следующим. Глубоко посаженные недружелюбные глаза, сжатые в ниточку губы и тяжелый подбородок выдавали в нем человека, руководствующегося в жизни принципом: «а мы постоим – на своем настоим».
С полуслова поняв директора, он «врубил дурака» - делал вид, что ужасно озабочен состоянием дел на производстве.
- Я им говорю: как вы могли забыть вагончик в Ебурге? Вагончик! Это вам не будка собачья. Кстати, Костя, твои орлы.
- Да хер с ним! – успокаивал ретивого служаку директор. - Забудут, потом себе заберем. Ты что ли остаешься?
- А эти-то что удумали, уроды…, - продолжал нести «пургу» Рылин.
Рубахин долго и внимательно его слушал, склонив голову на бок и сохраняя спокойствие.
- Слышь, Рылин, - Соломон Венедиктович повертел перед собой ладонями, будто кубик Рубика собирал. – Ты должен быть в курсе, как ежи размножаются.
Тут главный инженер умолк ошарашенный.
- К чему вы? – спросил, промокнув платком лоб.
- Сейчас узнаешь, - и попросил секретаря вызвать главного бухгалтера.
Н. Л. Шулленберг не заставила себя ждать. Дама была аппетитногубая, полногрудая, но с тоненькими ножками, трепетавшими при каждом шаге от многопудовой нагрузки – этакий перекормленный Наф-Наф на копытцах.
– На будущий год нам нужно новое положение по надбавкам стимулирующего характера... – начала главный бухгалтер, едва войдя в кабинет.
- Да на хрен! – отмахнулся Рубахин. – Ничего нам не нужно на следующий год. Потому что следующего года для нас не будет.
Рылин и главный бухгалтер в недоумении уставились на него.
- Ну-ка, повторите, Нина Львовна, что вы мне про этого субчика говорили, - Соломон Венедиктович ткнул пальцем в главного инженера.
Женщина потупилась, будто ей сделали предложение, и заворковала вкрадчиво:
- А вот пусть объяснит, уважаемый Владимир Викторович, почему у него постоянно не сходятся отчетности по командировочным.
Рылин не стал запираться, а сразу же перешел к оправданиям.
– А я не могу подрывать дисциплину в коллективе перед сдачей объекта. Рука не поднимается выдавать деньги на пьянство. Лучше я их…
- Сам пропью! – закончил Рубахин.
- Я не пью на работе, - обиделся главный инженер.
- Ну, «домой унесу». Как это не назови – все равно воровство. Значит так, Рылин, либо ты пишешь заявление на увольнение по собственному желанию, либо по моему желанию Нина Львовна на тебя в прокуратуру строчит донос.
Быть главным инженером предприятия очень хлопотно, но приятно, хотя бы потому, что твое мнение специалиста даже начальством не оспаривается. Всем директорам, с которыми Владимиру Викторовичу приходилось работать, было далеко до идеала, до требовательного и принципиального руководителя, у которого мухи – и те летают строем. Быть главным специалистом у профана Рубахина, да еще склонного закрывать глаза на «шалости» подчиненных с подотчетными деньгами, не в тягость, а в кайф. Но по всем приметам дни Соломошки сочтены: не прорваться ему с его багажом технических знаний и административных навыков через финские рогатки. Да вот ситуация – утопающий хватает за ногу плывущего. Как тут спастись?
Увольняться Рылину не хотелось. Он набычился, каменно стиснув челюсти, в позе: а мы постоим, на своем настоим – Бог даст, сами станем директорами. Думал так, не догадываясь, что в директорах не продержался бы и месяца. Как началось массовое увольнение сотрудников, так и его бы сняли – не уважали главного инженера Рылина на энергоремонтном предприятии.
Смерив упрямого подчиненного оценивающим взглядом, Рубахин сказал главному бухгалтеру:
- Пишите, Нина Львовна, заявление в прокуратуру.
- Может, приказом проще уволить? – подал голос Костя Инночкин. – Зачем же в суд человека?
Рубахин жестко:
- За измену Родине с бл...ми финскими!
Главный бухгалтер:
- Ох, не нравится мне эта затея….
- Всем что-нибудь не нравится, Нина Львовна, - оборвал ее Соломон Венедиктович. – Кому работа, кому зарплата, а кому и директор. Только мне все нравятся, и знаете почему? Да потому что у каждого из вас голова болит только за свою задницу, а у меня за предприятие. И когда любимое детище отдают на разграбление аборигенам из бывшей российской колонии, возомнившим себя культурной нацией, а нас считающих отсталыми свиньями, достойных хлева, меня так прямо с души воротит. Я бы это все лучше взорвал, чем им отдал – как Кутузов Москву.
Лицо директора на глазах наливалось свекольным цветом.
- Пора всем наконец осознать реалии нашего настоящего и недалекого будущего, - демонстрируя начальственный гнев, Рубахин ударил ладонью о стол, - и научиться любить многострадальную нашу Родину. Впрочем, черт с вами! Можете оставаться, но не проситесь потом ко мне. Вы не дети, я вам не добрая мамочка! Всех патриотов с собой заберу, а вы целуйтесь здесь с акала-какалами.
- Вы наш добрый папочка! – вставила Шулленберг, желая разрядить обстановку.
- Спасибо, доченька!
Под свирепым взглядом директора Нина Львовна съежилась, уменьшилась в объеме чуть ли не вполовину.
Выдержав долгую паузу, Соломон Венедиктович сказал:
- Все свободны!
Присутствующих, кроме Инночкина, словно ураганом понесло к двери.
- Но учтите, - сказал им Рубахин в спину. – У меня достаточно крепкая память, чтобы не забыть обиды. Как говорил в такой ситуации крестный отец дон Вито Корлеоне: «Я верю в дружбу и готов доказать свою дружбу первым».
Надо ясность внести, чтобы и читатель смог понять смысл выше сказанного.
А дело все в том, что Рубахин никогда не гнушался пить с подчиненными, а выпимши, любил вспоминать свое лихое криминальное прошлое.
Главные специалисты энергоремонтного предприятия были люди вменяемые - понимали намеки с полуслова. Через четверть часа в кабинет попросился обратно Рылин:
- Я тут подумал: какая мне с этих финнов польза?
И положил заявление на стол.
- Разумеется, - кивнул Соломон Венедиктович и добавил. – Да я забыл сказать: оклад главного инженера на моем предприятии будет на 50 % выше, чем здесь.
Цысарочка ты моя! – засветились любовью к начальству глаза Рылина.
Соломон Венедиктович стремился к тому, чтобы его предприятие всегда было на хорошем счету. Хороший счет это не только отсутствие жалоб заказчиков и нареканий со стороны руководства, но и положительные экономические показатели. Этому нимало способствовало отсутствие конкуренции: возглавляемое Рубахиным предприятие было единственным ремонтным во всей энергосистеме Урала. Кадры себе Соломон Венедиктович подбирал расторопные и руководил ими толково, не забывая при каждом удобном случае поощрять ударников и сторонников.
Дождавшись заявления Нины Львовны, приказал Ксюше оповестить инженерно-технических работников об оперативном совещании в кабинете директора в два часа пополудни.
- Ну вот, Костян, костяк нового предприятия создан, - объявил он Инночкину. – Погоним волну сверху вниз.
До совещания предложил снабжающему заму пройтись по производственным участкам. Соломон Венедиктович имел обыкновение каждый рабочий день обходить предприятие. Заходить в кабинеты руководителей и специалистов, оценивать обстановку на местах, интересоваться состоянием дел и настроением людей. Он искренне верил в то, что подобные обходы дисциплинируют подчиненных, давая им понять, что директор где-то рядом, что его неусыпное око зорко бдит.
Если бы он узнал, что эти его обходы сотрудники меж собой называли не иначе, как «наезды пахана», то очень бы расстроился. К счастью он оставался в неведении. Почему «к счастью»? Да потому что нельзя отбирать у человека его заблуждения. Без них он подобен древу без корней – нечем цепляться за реальность. Жалким становится и достойным сочувствия.
Инночкин же имел собственное мнение в этом вопросе – даже три:
1. Специалиста учить – дело губить.
2. Судить надо по конечному результату.
3. Поощрять и наказывать только рублем, без всякой лирики.
Это была тема их постоянных споров, но не сегодня.
После обхода вполне дружелюбные приятели вернулись в директорский кабинет перекусить, выпить чаю, выкурить сигарету. Письмо из «Фортуны» по-прежнему лежало на столе, напоминая о причине затеянной смуты. Рубахин за чашкой чая с бутербродами сделал контрольный звонок домой. Тылы были крепки и надежны - во всяком случае голос жены звучал спокойно, даже доброжелательно.
– Я готовлю на ужин биточки с цветной капустой, – сообщила она. – Но ты, конечно, можешь есть свои любимые пельмени. Если хочешь.
– Да ты что! – притворно удивился Рубахин. – Разве какие-то там пельмени могут сравниться с твоими биточками! В семь буду за столом. Как штык!
Отключив телефон, Соломон Венедиктович прокомментировал приятелю:
- Намедни с братишками засиделся в баре, домой не помню как доставлялся. Утром встаю – мама родная! – благоверная, как сломанный телевизор: изображение присутствует, а звук пропал….
Совещание началось со вступительного слова директора предприятия. Он обожал ораторствовать, и получалось это у него, признать надо, весьма толково.
Сделав суровое лицо и помахав в воздухе письмом из «Фортуны», Рубахин сказал:
- Здесь приказано, мать нашу так: всему персоналу ИТР пройти переаттестацию на предмет профпригодности. Ну и кто выживет, получит соответствующий оклад… Я думаю, ниже нынешнего. Зачем финнам думать о нас, мать иху так?
Аудитория возмущенно загудела.
- Они уже черте че натворили на теплогенерирующих предприятиях, теперь вот до нас добрались….
И снова пауза для реплик с мест.
- Я знаю, что говорю! – Рубахин рубанул воздух ладонью, будто кто-то ему возразил. – Вижу, что в этой «Фортуне» творится, а будет того хуже. И мы тут решили…
Принялся излагать идею создания собственного энергоремонтного предприятия.
- Смело! – кто-то из зала.
Рубахин грудь расправил и широко улыбнулся:
- Меня поддержали все заместители и главные специалисты предприятия. Дело за вами. Не собираюсь никого упрашивать, а просто призываю вас всегда помнить о том, что вы - энергоремонтники. Специалисты! Да вам равных в России нет! Вам надо в ножки кланяться, а эти придурки закордонные удумали переаттестацию! Как в курятнике на предмет яйценоскости. Тьфу! Кто со мной пойдет?
Рубахин все делал быстро – быстро читал, быстро писал, быстро ел и пил, напиваясь быстро, быстро решал и руководил, быстро впадал в гнев и столь же быстро отходил.
- Берите бумагу, доставайте ручки, пишите заявления на увольнение.
Народ ударился в эпистолярии, а Соломон Венедиктович сел в свое кресло, играя бровями. Начальнице отдела кадров Чирковой приказал:
- Юлия Павловна, соберите и готовьте приказы. А вы, господа, по рабочим местам – и до конца дня занесите в ОК заявления своих подчиненных. Не бывать нам под финнами!
- Хорошо, Соломон Венедиктович!
- Скажите рабочим от моего имени на новом предприятии у всех зарплата будет в полтора раза выше. Слово Рубахина!
- Прямо сейчас и займемся, Соломон Венедиктович…
- Пока оформляются учредительные документы, все в оплачиваемых отгулах.
- Ура командиру!
Прошел час.
Рубахин нажал кнопку селектора:
- Юлия Павловна, много сдано заявлений?
- Ни-од-но-го!
Приятели переглянулись.
- Совсем распоясался народ, – тяжело вздохнув, сказал Рубахин. – Эти чумазые проституты думают, что директор у них не рыба, не мясо, а с капустой пирожок. Ждут, что я им в ножки буду кланяться….
Переварив обиду непродолжительным молчанием, Соломон Венедиктович изрек:
- А мы поклонимся, не сломимся – игра стоит свеч.
Подмигнул Инночкину:
- Волна сверху разбилась о твердолобые скалы, так мы под ними почву шатнем.
- Как это?
- Как в анекдоте.
И рассказал:
- Врач пациента спас, тот: «Чем вас, доктор, отблагодарить?». Мужик со «скорой» видит – палаты у больного навороченные и, боясь продешевить, «Отблагодарите, - говорит, - по-божески». В ответ: «Хорошо, доктор. Буду за вас молиться».
- В че тут суть?
- А в то: что сухая ложка горло дерет.
И по селектору:
- Нина Львовна, всю наличку кассы ко мне.
Инночкину:
- Сади торопыг своих на колеса, чтоб через сорок минут в столовой были накрыты столы для банкета по случаю создания многопрофильного предприятия «Рубин».
И снова в селектор:
- Ксюша, объяви по участкам: в 16-00 в столовой банкет всех сотрудников нового предприятия. Приглашаются все желающие. Вход по заявлениям на работу.
- Многопрофильное предприятие? – удивился Костя. – Ты говорил об энергоремонтном.
Рубахин вознес к потолку палец:
- Думать надо на перспективу. А название не удивило?
- «Рубахин-Инночкин»? Годится.
Вошла Шулленберг с деньгами – вышла без них.
- Ну, давай, Костян, шевели батонами: закуска, выпивка, музон – чтоб все честь по чести. Людям надо угодить.
Идея сработала. Не организовано, но вереницей народ потянулся в отдел кадров, потом в столовую. И там, и там возникли очереди: Юлия Павловна принимала заявления на увольнения, а инспектор ОК Галочка Гончарова – на прием.
В начале пятого часа дня в столовую вошел С. В. Рубахин. Весь коллектив возглавляемого еще им предприятия собрался за накрытыми столами.
Соломон Венедиктович был краток:
- Дорогие коллеги! Сегодня вы приняли мужественное и верное решение. Вы надеетесь, а я уверен, что все плохое останется у нас позади, а впереди будет только хорошее. Желаю всем на новом поприще успешной работы, результатом которой станет наше общее процветание. Не знаю, как вы, друзья, а я уже просто задолбался работать на дядю чужого.
Все дружно поддержали директора.
- Хочется спокойно жить и трудиться. Хочется счастья семье и России!
По бурным аплодисментам, переходящим в овации, седовласые ветераны производства вспомнили длинные пустые речи густобрового, как Рубахин, Леонида Ильича и прослезились. Выпили, целоваться полезли. Соломон Венедиктович чуть не пал жертвой своей популярности….
Вокруг Константина сбилась малолюдная непьющая компания. Обсуждали пафосную речь директора, соревнуясь в острословии. Нина Львовна доверительно склонилась к Инночкину, предоставляя ему великолепную возможность заглянуть в вырез ее платья:
- Давайте поговорим о чем-нибудь приятном! Например, о том, кто как планирует провести отгулы.
Костя демонстративно отвел глаза в сторону:
- Ну, у меня-то отгулов не будет.
- У вас-то понятно, а у других?
- Поеду к теще в деревню. Лес рядом, речка, сугробы – сказка! А воздух какой!
- Я буду дома сидеть. Балбесами своими займусь – оболтусами растут.
- Так, оболтусы или балбесы?
- Какая разница!
- А для меня понятия отдых и планы несовместимы – доверюсь судьбе…
Полностью дошедшая до кондиции основная масса сотрудников понукала выпить:
- Кто родился в ноябре, вставай, вставай, вставай…
- Ну, мне пора, - засобирался Инночкин. – Кажется, оргия начинается.
Но не успел уйти без скандала - уже у дверей тормознул его изрядно «уставший» Рылин и погнал с места в карьер:
- Что за херню вы затеваете с Рубахиным?
Рылин-мурылин, - машинально срифмовал про себя Костя, внимательно разглядывая пьяного инженера (ну, правильнее-то главного, но не сейчас) и прикидывая, кто тот по жизни – чудак на букву «м» или просто контуженный.
- А он разве не толково объяснил?
- Получается: вы с директором умные, а остальные не очень? Но я вам не мальчишка, чтобы мною крутить! Или думаешь, что ты здесь самый крутой?! Так я таких об колено башкой…
Чудак на букву “м”, без вариантов, – определился Инночкин.
Рылин сознательно шел на конфликт. Как человек неглупый, догадывался, что неспроста Рубахин затеял возню – в буржуи собрался. Но Соломошка ему не по зубам, а вот эта его конечность правая… Больше всего ему хотелось подраться с Инночкиным прямо здесь и сейчас - при всем честном народе. С нанесением друг другу телесных повреждений легкой и средней тяжести. С привлечением милиции и судебно-медицинской экспертизы. Вот будет знатный шухер, который собьет спесь с этого выжиги из снабжения и поднимет его (Рылина) в глазах директора. А может быть, и сорвет массовый уход людей от финнов, у которых Рылину больше светило. Он так думал.
А Костя иначе. Косте стало ясно, что спокойного разговора не получится. Можно было утащить буйного молодца в туалет и макнуть головой, куда следует, но как-то не хотелось связываться. Опять же – зима на дворе, в коридорах ощутимо сквозит, он же, бедолага, простудится.
Был и другой способ - пожестче. Пара хороших ударов сбивала пьяную удаль не хуже холодного душа. Но Рылин еще не перешел той грани, после которой у Кости начинали чесаться кулаки. Не вдаваясь в детали и уточнения, Инночкин сообщил главному инженеру о своем желании попрактиковаться в хирургии:
- Еще пару слов таким тоном, и я натяну тебе глаз на жопу да заставлю моргать.
Может быть, и удалась эта уникальная операция, но ей помешали.
Атакованный грудь в грудь Н. Л. Шулленберг Рылин хрюкнул и вмялся в стену. В этой позе ослаб, улыбнулся клинически, а отпущенный на свободу, походкой подзагулявшего матроса поплелся к столам в поисках свободного стула.
– Я так и знала, что все закончится скандалом, – сказала Нина Львовна, догнав Инночкина в коридоре. – Как с ними Соломон Венедиктович управляется? Воистину тяжела шапка Мономаха!
Негаданный наследник великого князя добросовестно отдувался.
На пиру-то, как в бане – все равны. Да ему не впервой!
- Командир! – вопил какой-то мужик, наваливаясь на стол. – Дай я тебя поцелую.
Соломон Венедиктович погрозил ему пальцем.
– А с чухонцами целоваться в лом?
- Так-то оно так, но если по правде, то совсем и не эдак, – закатал губы ремонтник.
Хорошее выражение, надо будет запомнить, – подумал Рубахин и крылато добавил к портрету рабочего. - Гвозди бы делать из этих людей - не было б в мире тупее гвоздей!
От сухощавого старичка, подсевшего с боку, так и веяло праведным гневом.
Что-то тут не так, – почувствовал Соломон Венедиктович и напрягся. – Какой-то «перенапряженный» дед.
- Если помните, меня зовут Каблуков Петр Петрович. Да разве ж всех упомнишь! Вон у вас сколько народу.
- А меня Сема Рубахин.
- Я знаю. Если позволите, начну издалеча.
- Надеюсь не со времен закладки первого камня в фундамент ЧТЗ?
- Мой отец погиб на финской войне.
- Ага! Начинаю догадываться…
- Ни в жисть не угадаете. Я этих финнов жду, не дождусь – у меня для них бомба припасена. Вспомнят, сволочи, Петра Каблукова! Обоих нас с батей вспомнят.
Петр Петрович потряс в воздухе кулаком и умолк.
- А от меня-то чего вы хотите? – спросил Рубахин.
- Ничего особенного. Просто прошу оставить в охранниках здесь и принять в новое предприятие.
- В качестве…
- Ну, скажем, подрывника-диверсанта.
- Ага! – Рубахин отстранился от говорившего и окинул его внимательным взглядом на предмет адекватности и вменяемости.
- В случае трагической гибели оклад мой прошу выдавать жене – Каблуковой Марии Тихоновне, – старик даже всхлипнул.
Если вдуматься, подумал Рубахин, то дед молодец – настоящий патриот-партизан!
Подскочил Барашкин, глаза закатил:
- Шеф! Шеф! Такое событие. Кино и цирк в одном флаконе!
Рубахин от деда улизнул:
- Пойдем в коридор, курнем – расскажешь.
Барашкин поведал:
- Мне сейчас с ЧеГРЭСа приятель звонил. Появился у них в офисе какой-то мужик, представился инспектором по кадрам из «Фортуны». Кто-то его там узнал, подтвердил – действительно, бывший кадровик из «Челябэнерго». Ну, тоси-боси, намекает – любую должность за наличку у финнов. Посыпались баксы. Он их собрал, списки составил кандидатов в руководители и укатил. Как оказалось, с концами пропал. А сегодня из «Фортуны» письмо пришло – экзаменация всего без исключения поголовья на профпригодность. Теперь эти лопухи – по три соискателя на одно место – бьются в истерике: и деньги мошеннику впарили, и переаттестации не избежали.
- Нет героя без геморроя! - улыбнулся директор. – Если б тебя искушали, Абрамыч, какую себе должность купил?
- Хватит с меня одного искушения, - помрачнел замдиректора по производству.
Рубахин понял о чем он. По административному положению Мустафа Абрамович является первым замом, но фактически право подписи документов в отсутствии директора у его заместителя по снабжению. И оклад у Инночкина гораздо больше.
Люди бывают разные – худые и толстые, вредные и не очень, скупые и щедрые, доверчивые и подозрительные, храбрые и трусливые, работящие и ленивые, раскованные и комплектующие… Желающие могут продолжить перечень до бесконечности.
Вредные, скандальные и чересчур дотошные работники не нравились Рубахину патологически. Собственно говоря, все перечисленные категории мало кому из руководителей нравятся. Скорее всего – не нравятся никому. Но у Соломона Венедиктовича была своя метода по выявлению таковых с последующим устранением. Для того он и «опускался» до пьянства в своем коллективе - когда подчиненный вдрыбаган и интересуется у начальника: «Ты меня уважаешь?».
Даже сегодня, на банкете по случаю, он приглядывался и выявлял кандидатов в «гугеноты Варфоломеевой ночи». Рубахин это называл «сталинским методом». Как-то услышал, что Вождь Всех Народов спиртным накачивал своих соратников, потом, слушая их пьяные бредни, делал выводы и подключал Берию.
А веселье уже расплескалось по всей конторе. Кто-то где-то плясал, кто-то пел или пил из горла, стоя в кругу. Парочки целовались. Рылин поправлял здоровье в туалете: он то блевал в писсуар, то умывался холодной водой – здоровье поправлялось медленно.
Рубахин, увидев свое отражение в зеркале над раковиной, вдруг показал ему оттопыренный кверху средний палец правой руки.
Толи о финнах сейчас вспомнил, толи о биточках жены….

Это была совсем ничего не обещающая встреча. Случайно столкнулись в дверях магазина студент Инночкин и его преподаватель Вербицкая - она с авоськами, он за пельменями шел, угнетаемый голодом.
- Давайте я вам помогу.
И поднялись в квартиру одинокой женщины – она с желанием отблагодарить знакомого парня ужином, он с желанием принять ее благодарность. Поели, попили кофе, послушали классическую музыку…
- Что это было?
- Бах. Доступный и гармоничный Бах. Тебе он понятен?
Чтобы не врать:
- У вас отличный вкус.
- А что ты любишь из классики?
- Мне, пожалуй, пора.
Инночкин встал.
- Как скажешь, - Клара Оскаровна заметно погрустнела, и Косте захотелось сказать ей что-нибудь хорошее.
- Спасибо за ужин, все очень понравилось, особенно музыка.
- Тебе спасибо. Так приятно провести вечер в чьей-то компании…
- Переезжайте в общагу, - пошутил. – Там этого добра…
- Много не надо. Достаточно одного, но хорошего, - Вербицкая подошла вплотную к Инночкину и неожиданно обвила свои руки вокруг его шеи.
Костя мягко попытался освободиться, но хрупкие на вид руки Клары Оскаровны держали его крепко.
- Мне так хочется, чтобы ты остался у меня еще ненадолго, - губы у доцента и кандидата экономических наук были горячими, и слова они произносили обжигающие. – Думай обо мне что хочешь, только не уходи.
Что же мы делаем? - хотел сказать Инночкин, но не подвластные разуму руки его уже обнимали женщину, а губы тянулись к ее губам. Поцелуи с одновременным освобождением друг друга от одежды продлились не более минуты. Затем Клара Оскаровна увлекла Костю через коридор в спальню.
- Я твоя, - сказала она, извиваясь в его объятиях, и больше ничего не говорила, только постанывала от наслаждения.
В глубине души Инночкин понимал, что никакая это не любовь: им просто-напросто пользуются – ну, да и пусть!
- Это называется – нечаянная радость, - сказала Вербицкая, когда они, наконец, утолили страсть. – Ты сердишься на меня?
- Нисколечко не сержусь, - ответил Костя и не соврал.
Какой смысл сердиться на соблазнившую тебя женщину? В конце концов, им обоим было хорошо друг с другом, Ему, во всяком случае, точно было хорошо. Даже очень.
- Это хорошо, - Клара приподнялась на локте и посмотрела Инночкину в глаза. – Ты придешь еще?
- Не уверен, - ответил Костя.
- Почему? – тонкие брови хозяйки квартиры взметнулись вверх. – Я слишком торопилась, да? Извини, просто у меня больше года никого не было. В следующий раз буду вести себя как надо. Ты оценишь.
- Да не в этом дело. – В подобной ситуации было просто невозможно не обнять женщину и не привлечь к себе. – У меня ведь девушка есть.
- Странно было, если бы у тебя ее не было – такой парень! - сказала Вербицкая, прижимаясь к нему всем телом. – Но я ведь ни на что не претендую, только на встречи… Иногда.
- Я буду себя чувствовать предателем по отношению к ней.
- Да, это проблема, - вздохнула женщина. – Скажу для сведения – я люблю жить одна и не собираюсь жертвовать своим одиночеством, чтобы не пришлось считаться с чужими привычками и желаниями. Когда-то очень хотела завести ребенка, но выяснилось, что мне и это не под силу, поэтому внебрачных детей от меня можешь не опасаться. Для бесед по душам и поездок на море у меня есть подруги…
- Тогда зачем тебе я? – полушутя-полусерьезно спросил Инночкин.
- Исключительно ради секса.
Костя уже достиг того возраста, когда начинаешь понимать, что секс не может быть просто сексом и не влечь за собой ничего. На самом деле с секса все только начинается – и настоящие отношения, и взаимные обязательства, и осложнения с неприятностями.
Правильнее всего было встать, молча одеться и уйти. Навсегда. И при встречах в универе коротко, по-деловому здороваться, не более того. Но подумать легко, а сделать трудно. Хотя бы потому, что подобное поведение было бы невежливым по отношению к милой, очень симпатичной и явно расположенной к нему женщине, которая пригласила его в гости, накормила, угостила вкусным кофе, развлекла музыкой и напоследок показала ему «небо в алмазах». Оттолкнуть ее и начать одеваться было невозможно. Раньше надо было отталкивать. До того, как... Но и просто лежать тоже было тяжело – чувство недовольства собой нарастало и могло спровоцировать взрыв.
Положение спасла Вербицкая - если, конечно, это можно было назвать спасением.
- Ты все же сердишься, – тихо сказала она и замолчала, то ли ожидая ответа, то ли обдумывая следующую фразу.
Инночкин молчал.
- Ты больше не придешь...
- Наверное – да, - «наверное» Костя вставил из вежливости. – Не приду.
- Тогда я сейчас возьму от жизни все, что она способна мне дать, – женская рука скользнула вниз по животу парня, проверяя, готов ли он к новым подвигам.
Для того чтобы немедленно встать и уйти, надо быть святым-пресвятым.
Семь бед – один ответ! – рассудил Инночкин и ни о чем больше не думал...
На завтрак Клара разогрела в микроволновке пиццу, которую они пошустрому съели и выпили кофе….
Потом поехали в универ.
Прошло десять лет.
Рубахин подкинул Костю до банка, пообещал заехать по звонку, но расставаться не торопился:
- А с госпожой Вербицкой у тебя что-то было или только складываются предпосылки?
- Хорошая сегодня погода, – ответил Инночкин, покидая салон. – Солнце светит в синем небе, птички поют, травка зеленеет. Чувствуешь, какой свежий воздух? Как за городом….
- Чувствую, – ответил Рубахин. – Дышу полной грудью. И не стоит так напрягаться; просто подумал: раз ты примерный семьянин, то мог бы я погрешить за тебя – мне не впервой. Тем более по возрасту она мне более подходящая.
Печально все это, - думал Инночкин, поднимаясь по ступеням в банк. – Даже умные люди не могут без пошлости воспринимать существующее бытие.
Когда-то, еще в студентах, Костя склонен был верить в то, что окружающий мир устроен разумно и логично. По мере взросления и накопления опыта, особенно делового, он все больше и больше убеждался в том, что никакой логики в устройстве мира нет. Есть только хаос и определенные причинно-следственные связи, большей частью – неподвластные разуму.
Самое стройное и грамотное, на его взгляд, объяснение придумали индусы. Поступки, совершенные в одной жизни, влияют на все, что творится в другой. Индус бы ответил Рубахину на его закидон – будешь злоупотреблять этим, в следующей жизни станешь пенисом. А Костя не смог.
Госпоже Вербицкой, сказали в банке, занездоровилось, и она уехала домой.
Инночкин позвонил Кларе.
- Что с тобой?
- Мой грех! – повинилась она, совершенно не удивившись звонку Константина. – Что-то неважно себя почувствовала и сачканула. Все документы твои готовы - я их с собой забрала. Приедешь? У меня сейчас просто нет сил снова выходить из дома. Как вернулась с работы, пала трупом и думаю – кто бы мне ужин приготовил? Если хочешь, я завтра встану пораньше и к восьми подвезу тебе эти проклятые бумажки, а?
Последняя фраза была сказана с такой надеждой на то, что слишком рано вставать не придется, что только конченая сволочь могла сказать: «Хорошо, привози утром».
Инночкин не был сволочью, тем более конченой. Поэтому он ответил:
- Я сейчас возьму пельменей и спасу тебя от голодной смерти. Или пиццу?
- Из твоих рук даже яд. Жду.
Затем Костя отказался от услуг Рубахина – не хотелось пошлости слушать, и поймал такси: свой авто на профилактике в СТО. Подумав о Соломоне Венедиктовиче, поймал себя на мысли о том, что пьяный Рубахин нравится ему гораздо больше трезвого – никакой заносчивости, никакого апломба, никакого негатива в отношениях с окружающими. Напротив – сплошной позитив. Да он и сам на лесть подчиненных «Золотой вы человек, Соломон Венедиктович!» говорил без бахвальства: «Когда выпью – да!»
- Как ты вовремя! Молодец! – похвалила Клара, открывая дверь.
В прихожую тут же потянуло запахом свежей выпечки, к которому примешивались ваниль и корица.
Несмотря на заявленное «нездоровье», Вербицкая была не в халате, как ожидалось, а при полном домашнем параде – кремовая трикотажная блузка, светло-коричневые бриджи с завязками на поясе, легкий, естественный, без ярких красок макияж.
- Я испекла сметанный кекс с изюмом, – придав голосу заговорщицкий оттенок, словно речь шла о чем-то запретном и оттого еще более желанном, сообщила хозяйка. – Можешь считать, что старалась к твоему приезду. Так что ты просто обязан попробовать.
- А это куда? – пакет пельменей в руках.
- В морозилку или домой увезешь.
Кекс, стоявший посреди стола, уже успел остыть до той кондиции, когда его можно есть.
- Чай? Кофе?
- Чай, и покрепче, пожалуйста, – попросил Инночкин.
Незаметно для себя Костя слопал почти весь кекс. Хозяйке досталось всего два кусочка, но она не была в претензии.
- Я так радуюсь, когда моя стряпня кому-то нравится, – сказала она. – Иногда накатит: испеку что-нибудь и везу утром на работу, народ угощать. Хлопот на копейку, а удовольствия на миллион.
- В следующий раз, когда что-нибудь съедобное в банк привезешь, не забудь и меня пригласить, – напросился Инночкин.
- Я тебя уж не раз приглашала заглядывать на чашку чая, когда захочется. Только ты такой деловой….
- Ну а как же! Семью кормить надо.
Вербицкая поджала губы:
- Разумно. Только давай об этом не здесь и не сейчас. Еще хочешь чаю?
- Полчашки.
- Мужчины такие странные..., – Клара налила гостю чаю, отставила чайник в сторону. – Почему неудобно приходить в гости, если женщина приглашает? Почему нельзя получить максимум удовольствия от общения, если хочется? Почему, если нет никаких осложнений, их надо придумывать?
- Сама запрещаешь и сама начинаешь. Да будет тебе известно: я женат…
- Знал бы ты, как приятно соблазнять серьезных мужчин с моральными принципами! – рассмеялась Вербицкая. – Даже если известно, что ничего не получится, сам процесс увлекает и развлекает. Да ладно, не хмурься, тебе не идет суровость, ты и без нее красивый. Допивай чай и пошли смотреть бумаги – Ланселот же за ними прискакал.
Последняя фраза Клары была буквально пропитана сарказмом, но Инночкин предпочел его не заметить. Допил, как ему было велено, чай, и потопал за хозяйкой в ее кабинет.
«Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними», – сказал римский поэт Овидий в год рождества Христова.
За прошедшие десять лет кандидат наук и доцент кафедры экономики Южноуральского государственного университета Вербицкая Клара Оскаровна, отчаявшись защитить докторскую диссертацию, поменяла место работы. Теперь она в «Альфа-банке» заведовала кредитным отделом. Приобрела права и машину «Альфа-Ромео», новую квартиру в новом доме нового спального района города. Только статус незамужней женщины не поменялся. Да и сердечная привязанность тоже.
Инночкин закончил университет, поработал на стройках, приобретая навыки. Женился, купил две машины - себе и жене, квартиру в центре города. Теперь он совладелец и финансовый директор процветающего предприятия «Рубин». Жизнь задалась – можно сказать расхожею фразой, или по-рубахински: мужик решил – мужик сделал; респект ему и уважуха!
Документы действительно были готовы. Инночкин полистал для проформы.
- Я молодец? – Клара подставила щеку для поцелуя. – С тебя причитается.
- Хочешь заставить меня мыть посуду?
- Да ты че? – округлила хозяйка глаза. – До таких интимностей между нами вряд ли когда дойдет. Я хочу лишь, чтоб ты был так любезен, помочь мне растрясти жирок.
Мнимые излишки жира были продемонстрированы столь соблазнительным образом, что устоять было невозможно. Впрочем, Инночкин и не собирался себя сдерживать. Назвался груздем – цепляйся на вилку!
- А потом мы обсудим еще одну тему, - пообещала Клара, исступленно целуя гостя. - Давно хотела поговорить.
- Если у тебя останутся силы, - плотоядно усмехнулся Костя.
- Останутся. Сегодня ты будешь просить пощады....
- Нет, ты, - упрямился Костя, стягивая с нее одежды.
- О, пощади меня, мой господин – ты же добрый такой…
- Это тебе так кажется, или ты хочешь в это верить! На самом деле — я холодный и расчетливый мерзавец, преследующий своекорыстные цели…
- Да ты, я вижу, проблемный парень!
- Отнюдь - кто мне не создает проблем, со мной проблем никогда не имеет.
Многолетняя привычка жить на два дома давно уже вытравила из Инночкина угрызения в стиле – мачо ты, кобелячо. Утолив первый натиск страсти, он лежал закинув руки за голову и ее проветривал – не думая ни о чем. Клара нежно теребила его ключицу.
- Слушай, мы вместе уже десять лет. Наверное, это любовь. Ты чему улыбаешься?
- Тому, как причудливо в тебе сочетаются романтизм и практицизм.
- Да - я практичный романтик, - кивнула Вербицкая. - И помечтать люблю, и деньги считать умею. Женщина двадцать первого века.
Инночкин внезапно почувствовал себя не очень молодым. Ощущение, если честно, не из приятных. Бизнесмена работа обязывает держаться солидно – это, во-первых. А во-вторых, когда называют по имени-отчеству, поневоле прибавляешь себе годков. В-третьих, любовница на семь лет старше – даже Рубахина это цепляет.
Впрочем, нашел успокаивающее - зря он кручинится, его ж сегодня в магазине дважды молодым человеком обозвали. Так что не все потеряно в жизни...
- Знаешь, никак не могу привыкнуть к тому, что ты уже папа! - глаза Клары повлажнели. — Я ж тебя еще…
- Вот таким помнишь! - Инночкин слегка развел в сторону ладони, показывая, каким именно его помнит любовница с десятилетним стажем.
- .. студентом далеко не прилежного поведения.
- Ага, теперь скажи, что я тебя силой взял, и ты меня хотела за это отправить в тюрьму.
- Дохамишь сейчас – повторить заставлю.
- А понравилось?
- Да уж…! Прибежал, перекусил, перепихнул – все наспех, по-быстрому: не успел вставить, как уже кончил. Дома так же? Смотри, привыкнешь – а эту привычку перебороть трудно.
- Ты чего? – Костя изумленно. – Какая насекомая укусила?
Несколько минут лежали молча, холодно соприкасаясь обнаженными телами.
- Ты хотела об этом поговорить?
- Ты прости меня. Я поплачу – ладно?
Клара уткнулась носом в его предплечье и зашвыркала носом, и завздрагивала телом. Спасибо, что не голосила. Инночкин погладил ее по роскошным волосам.
- Я понимаю – усталость, нервы, одиночество…
Женщина покивала головой, изображая согласие и полную покорность судьбе.
Инночкин, по привычке доверяться рассудку, а не эмоциям, просчитал ситуацию. Клара не гонит его – это плюс. Упрекает, любит значит – это с одной стороны вроде как плюс, если закрыть глаза на то, как упрекает и чем; если не закрывать – тогда большой минус. Ему - молодому и самолюбивому. Но сам-то он знает, что с ним все в порядке - и этот плюс пересилит все минусы.
А вобщем-то, какая-то идиотская театрольно-киношная ситуация. И Клара так на себя не похожа. В конце концов, Инночкин пришел к выводу, что ничего изменить он не в силах: сама затеяла инцидент, сама пусть разруливает.
Мышление странным образом раздвоилось: мысли уже потянулись к документам, подготовленным для него Кларой, а какой-то участок мозга все еще «переваривал» внезапную слабость в ее поведении.
О чем сейчас думает? Молча лежит, не требует утешения. И на том спасибо. Не потому, что он, Инночкин Костя, черствый по жизни человек. Просто он знает – все утешители врут, все утешения – ложь. И Клара знает – сама говорила. А жизнь, - считают великие – на десять процентов состоит из того, что с нами происходит, и на девяносто процентов из того, как мы на это реагируем.
- Знаешь, чем умный человек отличается от дурака? - Клара справилась со своими чувствами, и голос ее стал почти нормальный, снисходительно-поучительный, преподавательский. – Тем, что знает, что ему надо.
Не зная к чему она, Инночкин осторожно:
- Пустячок, а приятно.
Потом, подумав:
- Но человеку свойственно ошибаться.
И все-таки не угадал.
- Скажи, чего ты хорошего нашел в бизнесе? – Клара подняла голову, подперла ее рукой, согнутой в локте, и заглянула Инночкину в глаза. – Строил бы себе да строил… Это ж красиво – новые здания, нестандартные архитектурные решения. Поэзия плюс романтика! Чему улыбаешься?
- Ты, конечно, права, но…, - замялся Костя. – Знаешь, как больно сердцу, когда стройка замирает от недостатка средств. Самое поганое ощущение – строили, строили и… и ни хрена не построили!
Он хотел добавить еще пару соображений, но вместо этого оборвал себя на полуслове и закрыл глаза, словно увидел внутри нечто интересное, доселе невиданное.
- Я поняла тебя. Но менеджмент предприятия и бизнес – это наука. Тебе надо учиться, дорогой.
- Да я сейчас, - усмехнулся Костя. – Только штаны натяну.
- Я серьезно.
- Серьезно хочешь сделать из меня дипломированного финансиста?
- Сначала студента.
- Тебе напомнить дату моего рождения?
- Не надо. Какое сегодня число, я и так помню.
- Давай рассказывай, что ты задумала?
- В обиде не будешь: я-то уж знаю, как угодить таким крутым перцам, как ты.
- Какая интрига! Ну, не томи!
В Библии сказано: «Всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». А вот Инночкину без этих манипуляций от Всевышнего подвалило – не много, не мало, а направление от «Альфа-Банка» на обучение в Кембриджский университет. Вот так!
- У вас своих идиотов мало? – не поверил Костя предложению.
- Идиотов полно, - вздохнула Клара. – Еще бы – Британия! Только там учиться надо, а не по Пикадилли гулять с певичками. Без диплома приедешь, денежки банку придется вернуть.
- И мне?
- И тебе.
- Что за причуды?
- Это из национальной программы подготовки менеджерских кадров высшего звена. Перед правительством и ЦБ прогнуться хочет наше руководство.
- Вот даже как! А при чем же здесь я?
- Балда! Это же очень демократичный шаг – отправить клиента банка, а не сотрудника. Характеристику я тебе напишу подходящую – мол, сама надежность и предприимчивость. Направление от предприятия – ну, это уже твоя забота. Да и в Администрацию заскочи – ты говорил: у тебя там приятель - попроси рекомендацию, лишней не будет. Три документа – и ты в Кембридже. Господи, Костя, как я завидую!
- Так и ехала бы сама.
- Это не вежливо с твоей стороны напоминать о моем неперспективном возрасте.
- Прости. Ты считаешь, мне по силам получить диплом Кембриджского университета?
- Ни грамма сомнений. А в отпуске я прилечу к тебе в Англию, и мы прошвырнемся по Пикадилли – ну, как та, которая ускоряла шаг. Представляешь? Эх, ты! Ни на грош романтики! Действуй, любимый - мысленно я с тобой!
Выйдя от Клары, Инночкин всей душой и телом ощутил приближение праздника. Радость проявлялась во всем – в улыбках девушек, в слабом ласковом ветерке, в солнечных бликах отраженных от стекол окон и витрин. Даже милицейский патруль, проверявший документы у двух «нацменов», делал это как-то добродушно, если не гостеприимно – добро, мол, пожаловать, дорогие гости, в град стольный Южного Урала.
Приветствуя мир все увеличивающейся в размере улыбкой, Костя позвонил Рубахину.
- Ты где? Подъезжай – документы со мной.
Пока ждал, купил и с наслаждением уплел эскимо, укрывшись от солнца под раскидистым кленом и пытаясь постичь его возраст. По всем приметам выходило, что не менее ста лет. Живуч, старина!
Рубахин то ли наугад пошутил, то ли был в курсе миграций Инночкина.
- Ожидал увидеть тебя перемазанным губной помадой, а не мороженным.
- Сейчас помада не мажется, - с наигранным сожалением ответил Костя. – Я проверял.
- Ты сияешь, как только что отчеканенная монета. Тебе в банке выдали премию?
- Представь себе: да – посылают учиться за их счет.
- Куда?
- В Кембридж. В Англию. На два года.
- О, Господи! Костян, с тобой все хорошо?
- Нормалек!
- Ты решил сдернуть с «Рубина»?
- Да с чего ты взял? Ты же сам говорил: надо работать на перспективу - расширять горизонты, выходить на международные стройплощадки. А для этого надо знать правила их игры. Чего не понятного?
- Это тебе Вербицкая удружила?
- Нам, Соломон – мне, тебе и «Рубину».
- Значит, командировочка на два года?
- Не командировка, а мечта. Сказка! Песня!
- Чувствую, потеряем мы тебя: заграница всегда портила русских людей.
За разговорами приехали в офис. Рубахин заказал Ксюше кофе, а Инночкин открыл Интернет. Нашел сайт Кембриджского университета, факультет экономики и бизнеса.
Рубахину:
- Вот, что тут написано о его выпускниках – слушай, вникай: «Хозяева своего дела, обладающие сборником тех качеств, которыми должен владеть настоящий боец, твердый в своих решениях и непоколебимый в своей стратегии. У них есть способность к логическому мышлению, которую иногда называют математическим складом ума. При всей своей доброжелательности они очень хитры и своего не упустят».
Генеральный директор МП «Рубин» поперхнулся кофе:
- Ага, вот где собака-то покопалась – «…хитры и своего не упустят».
- Ну, это ж реклама. Хотя…
- А я тебе вот что скажу – и не обижайся: как другу. Мои приятели и знакомые вобщем-то лестно о тебе отзываются – молодой, умный, напористый. Но вот не вписываешься ты в их компанию. И это плохо. Бизнес делают не только в офисе, но и в сауне, и в шашлычке. А ты не пьешь, к бабью равнодушен – и как же ты с ними общий язык найдешь? Хочешь совет? Учись жить, Константин, а не этому, как его? – менеджменту. Давай в конце лета махнем на Карибы семейно в кампании. Бабам шубы купим, ребятишкам компьютеры, сами оттянемся всей душой.
- Не катит. Сгоняй один до сентября, а потом на два года забудь про отпуск. Ну, а подарки… В шубе неудобно управлять машиной, двух «нотиков» в доме хватает, а на море акулы людей пожирают – вконец распоясались зубастые сволочи - почитай газеты.
На некоторое время в кабинете генерального директора «Рубина» повисла напряженная тишина. Костя, гоняя по скулам желваки, сверлил приятеля взглядом на предмет положительного ответа. И тот сдался.
- На два дня, на два дня вы забудьте про меня, - пропел Соломон Венедиктович и хмыкнул, покрутив головой. – Ну, делай, как знаешь, а мне в лом твой отъезд.
«Где поют — ложись и спи спокойно: кто поет, тот человек достойный» – вычитанное где-то утверждение Костя считал абсолютно ложным. Ему не раз приходилось встречать совершенно недостойных людей, обладавших недурственными вокальными способностями и любивших петь. Но это был не тот случай – сейчас согласие Рубахина многое для него значило.
- Ну тогда, с твоего позволения, готовлю в «Альфа-Банк» наше представление? И будь уверен – ни «Рубину», ни державе за меня не будет стыдно.
Рубахин покачал головой, что можно было бы расценить и как знак согласия и как осуждение. Выберем среднее – осуждающее согласие или согласное осуждение. Инночкин тут же зашуршал клавиатурой, а Соломон Венедиктович потянулся в кресле:
- Знающие люди говорят: англичанки – зеленоглазые блондинки, похожие все на Милен де Монжо. А, ну да ведь ты туда с семьей, наверное? Пожалеешь…
- А сами англичане знаешь как говорят, - ответил Костя. – С утра выпил – весь день свободен.
- Разумно. Надо запомнить.
Костя нажал кнопку селектора:
- Ксюш, с принтера принеси, пожалуйста, документ.
Достал из кармана мобильный, нашел запись «Ксенжик», сделал вызов.
- Привет, старина, говорить удобно?
Владислав Ксенжик был институтским однокашником – после учебы попал в министерство строительства правительства области и сидел там, год от года повышая должность. Когда-то Костя выручал его, студента-ботаника и такого зануду, про которого говорят: и в курином яйце найдет клочок шерсти, из передряг, теперь Владислав Романович манил однокашника под свою высокую руку.
- Ты надумал и хочешь меня обрадовать?
- Нет. Но мне от тебя кое-что нужно.
- И что же?
- Не по телефону. Давай встретимся.
- Подлетай. Я уже почти свободен.
- Я без колес.
- Отвезу, - это Рубахин.
И отвез. Костя Ксенжика снова вызвонил.
Присели в скверике у Администрации.
- Мой племянник собирается в ЮРГу на наш факультет, а я его отговариваю.
- Почему? – Костя припомнил в каком году они поступали и ужаснулся быстрому течению времени. – И как ты его отговариваешь? Какие доводы приводишь?
- Да не модно сейчас, говорю, - вздохнул Ксенжик. – И потом: любой кризис пустяшный стройки сворачивает – сидишь без работы.
- Ты ж не сидишь. А губернатор намедни сказал, что наша-то отрасль самая что ни есть градообразующая в Челябинске: один строитель обеспечивает работой еще четырех человек инфраструктуры.
- За прессой следишь? Это похвально. Но ты что-то хотел.
Инночкин поведал, но по мимолетному недружелюбно-колючему взгляду приятеля понял, что тот не в восторге от просьбы и новости.
- Ты сомневаешься в моих способностях?
- Как ты вышел на них?
- Через Вербицкую. Помнишь, экономику нам читала?
- А! Ну да – у тебя ведь с ней были шашни. Сейчас ей сколько? Не стара наша Клара для дел интимных? Или, как говорится, когда делу надо, и русалка женщина. Так?
Вдох-выдох, - приказал себе Инночкин. – Дышим медленно, глубоко и плавно. Прогоняем раздражение.
Раздражение и не подумало исчезать.
- Да не напрягайся ты – я шучу. Мне уже говорили: ты ловко устроился – банкиршу попехиваешь и кредиты берешь через это дело. Мо-ло-дец! Мы тут сидим….
Зачем они там сидят в правительстве области Ксенжик не успел рассказать.
Сигарета вдруг выпала у Кости из пальцев – неловко дернувшись за ней, он заехал локтем приятелю в солнечное сплетение. Разумеется, совершенно случайно.
Ксенжик согнулся и пал на колени, выпучив глаза и, как рыба, ловя воздух ртом. Наконец, зачерпнув пригоршню в легкие, промычал что-то нечленораздельное.
- Блин, сигарета чертова! Извини, получилось так. Ты в порядке?
- Ну, ты идиот! Голова кружится. Похоже на сотрясение мозгов.
- Откуда они у тебя? Скорую вызвать? Нет? Ну, тогда я пошел. Будь здоров!
Машина Рубахина стояла на прежнем месте.
- За что ты ему?
- Ты следишь за мной?
- Ну что ты, Костян! Хотел посмотреть, с кем ты в Белом Доме дружбанишь.
- Да уж, дружба – козла с идиотом.
- Простите, вы-то кто будете? – с невинным видом осведомился Рубахин.
- Идиот, раскатавший губы.
- А мое такое убеждение - не пристало финдиректору «Рубина» обращаться с просьбами к разной шушере. Твой приятель здесь должностью что-то вроде старшего полового, а гонору – я те дам! Ты, Костян, ко мне обращайся. Али мы не буржуи? Сегодня, между прочим, приглашен в компашку, в которой, по слухам, сам «папа» будет. Разговор затеется, о чем попросить?
Инночкин уважал людей, следующих своим убеждениям – хоть и не было настроения трепаться, сел в машину к Рубахину.
- Так что же вы с друганом-то не поделили? – Соломон Венедиктович решил, что вопрос уместен.
И Костя ответил:
- Плохим пацанам свойственно бить хороших мальчиков, которых родители ставят в пример. Синдром отрицания.
- Это по-нашенски. Вот если б ты еще пить научился, цены тебе не было. Римляне говорили: «In vino veritas», - блеснул эрудицией Рубахин. – Истина в вине! А ты морду воротишь…
- Ищу смысл трезвой жизни, - ответил Костя. – Ты его случайно не видел?
- В моей жизни никогда не было такого смысла, - признался Рубахин, выруливая на дорогу. – Я его и не искал никогда. Тебя домой?
В полдень следующего дня позвонила Вербицкая:
- Поздравляю! У тебя появился соперник.
- И кто он?
- Ксенжик из министерства строительства области. Известна фамилия?
- Да. И что теперь будет? Твой «Альфа-Банк» устроит нам конкурс?
- Безальтернативно поедешь ты. Или я тут для бумаг скрепка? Вези представление от своего предприятия.
- Мне тут Рубахин обещал ходатайство губернатора в ваш банк, да не могу дозвониться – на связь не выходит.
- Было б здорово! Ищи его – время терпит.
Да где ж тебя черти-то носят! – снова и снова набирал Костя номер гендиректора.
А Ксенжик – стервец. То ли нарочно провоцировал, то ли совсем меня в грош оценил. Прав Рубахин - в Белом Доме чем ниже должность, тем больше гонору. Бюрократы – етивашувкорень! Ну, поговорили, ну не договорились, не совсем мирно разошлись. Так он что мне теперь – мстить собрался?
Откровенный выпад Ксенжика вроде бы не обречен на успех – Клара считает. Но, немного подумав, Костя решил, что это дело он так не оставит и что-нибудь предпримет в плане ответных мер. Но не сейчас. Сейчас главное знать – говорил ли Рубахин с «папой» по поводу рекомендации в «Альфа-Банк».
На очередное – абонент выключен или находится вне зоны досягаемости! – покатал на языке словосочетания «Соломон-Болобон, Рубахин-Дурахин» и решил отвезти Кларе представление «Рубина». Хоть что-то пока…
Вербицкая продемонстрировала ему письмо подписанное министром строительства Челябинской области.
- Вот, пошла на должностное преступление – держу у себя и трясусь от страха: вдруг додумаются позвонить управляющему банка.
- А ты сама позвони, - сказал Инночкин и объяснил, что и как надо сказать главному строителю области.
Вербицкая усмехнулась:
- Зачем тебе в Кембридж? Ты уже сейчас законченный интриган.
Но трубку взяла и позвонила в приемную министерства:
- Мне господина Серова. Вербицкая, завотделом кредитования юридических лиц, «Альфа-Банк». Здравствуйте, Александр Петрович. Вот я по какому вопросу: тут у меня направление ваше на Ксенжика… да-да, но дело в том, что у меня на руках ходатайство перед банком от губернатора области за другого господина. Тоже строителя…. Значит, вы не настаиваете? Значит, я правильно вам позвонила? Ну и прекрасно!
Закончив телефонный разговор, Клара, шумно выдохнув, прищелкнула пальцами:
- Полцарства за кофе! Смотри, дорогой, как руки трясутся. Это у меня от излишней образованности. Скоро и ты будешь таким.
От недостаточной, – подумал Инночкин про образованность кандидата наук, но спорить не стал, а потопал в коридор к кулеру за кофе.
Попив и успокоившись, Клара разговорилась:
- Давай после Кембриджа в мой отдел – к чуткой и доброй начальнице. Поднатаскаешься и на мое место.
- А ты куда?
- Под тебя. В производственном, конечно, смысле.
- Милая, ты же прекрасно знаешь: я - строитель и строить люблю.
- Да знаю я, что и кого ты любишь! Я для тебя – лишь ступень карьеры, орудие, так сказать, производства.
- Ты от меня устала? – Инночкин поднялся. – Как соскучишься, позвони.
Он уже был у дверей, Клара сказала:
- Да это я так, со зла бабского. Знала же, кого полюбила: ты у меня тот еще хам, но хам справедливый – зря в бутылку не лезешь и благодарностью за добро преисполнен. Ты не обижайся – это пройдет.
- Знаю, только не надо меня успокаивать. Я с трехлетнего возраста уяснил, что люди все далеки от идеала. А ты, пока не поздно еще, обрати драгоценное внимание на второго соискателя – молодой, разведенный…
- Ты про Ксенжика?
- Про него.
- Ага, испугался! Вот иди и подумай, как ведешь себя, неблагодарный.
Вербицкая показала Косте язык.
Рубахин отзвонился через два дня.
- Ты прости меня – подзагулял.
- Да все нормально – путевка наша.
- Я про «папу» тебе обещал… «Папы» не было.
- И здесь все устроилось: мы сыграли на его имени – враг разбит и позорно бежал.
Мир наш завязан на балансе черного и белого, хорошего и плохого. Самое опасное состояние – это когда человек восклицает: остановись, мгновение, ты прекрасно! Но мгновение не замирает, а сразу за ним наступает черная полоса шириной во всю оставшуюся жизнь. И от этого не застрахован никто.
Пусть все будет хорошо, думал Костя Инночкин, просчитывая возможные вариации предстоящей учебы в Кембридже, но еще лучше, когда для полного блаженства или окончательной и громогласной победы всегда не хватает какой-то малости. Так надежней….

Прошло два года и еще немного.
- А вот и наш Диккенс воротился из Англии! – встретил Костю на пороге офиса не самой широкой из своих улыбок Рубахин.
- Что-то не так? – рука, протянутая для рукопожатия, повисла в воздухе.
- Да все не так. Проходи, садись, закуривай. Сейчас на оперативку соберутся специалисты – сам и услышишь. Давно приехал?
Костя присел, закурил, ответил:
- Четыре дня как в России. Из них два в Челябинске. Визиты к родне, туда-сюда…
- Теперь на работу? Ну, молодец ты – вовремя: у нас тут сплошной завал.
На этот «завал» горечи у Рубахина скопилось достаточно – он бы весь день ее изливал, но тут отворилась дверь, и из приемной в кабинет потянулись специалисты.
Рубахин открыл совещание.
- Ошибки строителей бывают разные – некоторые можно исправить за счет резервов предприятия, а за иные надо сразу отрывать головы. Вот по Тобольску… Что нам скажет уважаемый Мустафа Абрамович? Почему от финнов в адрес нашего предприятия летят рекламации за рекламациями? Почему мы в сроки-то не укладываемся? Если наш объект передадут в другие руки, мы ни хрена не получим от вложенного и заработанного. Вы это-то понимаете, горе-строители?
Барашкин, при упоминании его имени гендиректором, встал и молча стоял в ожидании паузы.
Рубахин кивнул ему:
- Ну, говори.
- А я с самого начала говорил, - заместитель директора по производству любил резать правду-матку в глаза начальству, чтобы потом покаяться и признать ошибки, - что Тобольск выставляет нереальные сроки. Уже потому, как оформлены документы, было ясно, что нас там накажут. Что и практикует «Фортуна» в данное время.
- Сроки, в сроки почему не укладываетесь? – скривился Рубахин будто от зубной боли.
- Есть порядок технологических операций, - пожал плечами Барашкин. – Не выполнив первую, нельзя приступать ко второй.
- Ты что, самый умный? - набычился гендиректор. – Мало людей – бери еще.
Мустафа Абрамович снова изобразил недоумение вздернутыми плечами:
- Да причем тут люди? Как бы вам образно-то объяснить? Простите, дамы, но… Вы, Соломон Венедиктович, хоть втроем, хоть вшестером пользуйте бабу, она вам раньше, чем через девять месяцев не родит.
Народ загудел, закивал соглашаясь – мол, бабы такие: им по фигу финские рекламации.
- Садись, гинеколог. Я тебя скоро сам буду пользовать, - устало махнул Рубахин рукой. – А по Зареченску что? Кто нам доложит?
Поднялся главный инженер Рылин.
- Там одна беда – заказчик дурак.
- А ты и не знаешь, как с ними надо обращаться?
- Я энергостроитель, а не психиатр.
- Да какой ты строитель? – махнул Рубахин рукой, а Рылин набычился. – Хороший!
В Соломоне Венедиктовиче взыграла его язвительная натура – не зная, как и за что поддеть Рылина, плаксиво надул губы:
- Если бы у меня в кармане лежал белый накрахмаленный платочек, я бы сейчас прослезился от счастья. Больно уж трогательно ты заявляешь – «хороший». Только почему у «хорошего» энергостроителя так хреновато идут дела?
- Про дела не знаю, а про платочки жене пеняйте, - буркнул Рылин и сел.
- Вот так всегда и во всем! – притворно ужаснулся Рубахин. – А пошли вы все к черту, горе-работнички! Давай, Костян, по рюмке чая за приезд.
Когда специалисты покинули кабинет, хозяин его достал из одного шкафа бутылку, из другого рюмки и поставил на стол. Из ящика стола извлек шоколадку.
- Ты чему улыбаешься?
- Выпьем с горя? Я из кружки!
- Этому тебя в Кембридже научили?
- Пушкин в России.
Рубахин выпил, Костя отломил дольку шоколада и отправил в рот.
- Что скажешь по поводу?
- Разбираться надо – с чувством, толком, расстановкой, без суеты и нервотрепки.
- Вот и разбирайся. А я, признаться, заи…каться скоро буду. Ну, ты меня понял.
Бывают в жизни хорошие дни. С утра просыпаешься бодрый, здоровый, готовый к подвигам трудовым. Выходишь из дома и замираешь от наслаждения, вдыхая запахи лесной свежести и луговых трав, откуда-то проникающих в загазованный воздух мегаполиса.
В такие дни машина заводится с пол оборота, не чихает двигатель, не стучит кардан. Пробок нет до самой работы. А на работе… сплошной бедлам! Директор ругается, подчиненные прячутся. Никто не знает, что надо делать и надо ли что-то делать вообще. То ли пипец подкрался к предприятию, то ли еще крадется где-то…
- Не все так страшно, - считает Рубахин.
- Разумеется, - отвечает Костя, чувствуя в глубине души, на краю сознание звук тревожного колокольчика.
Не надо иметь диплом английского университета, чтобы понять, что если рабочие сидят на своих местах, то с производством не все в порядке. Вялотекущая деятельность специалистов настораживала еще больше.
Кризисный шок предприятия во всей своей красе, - поставил диагноз Костя, как его учили кембриджские профессора. – Или по-другому: «черная метка» - билет на тот свет. Мягкий или плацкартный – это уж кому как повезет. Некоторым везет – предприятие закрывается, а его руководители и подчиненные расстаются друзьями. Другие, у которых возникли большие долги по зарплате, мучительно агонизируют в бесконечных конфликтах – когда верхи уже ничего не могут, а низы ничего не хотят. Но может и повезти, если найдется специалист умеющий разруливать подобные ситуации.
Главное – определить наиважнейшее направление: за все хвататься – ничего не вытянешь. По всему выходило, что главное – это Нягань: там зависло более 140 миллионов вложенных и освоенных средств. Инночкин стал собирать информацию о партнере.
- Мне вот с ним даже встречаться не хочется, - поморщилась Нина Львовна, главный бухгалтер.
- Проблемный субъект? – спросил Костя.
- Хам брутальный.
- Как это выражается?
- Поехали с Соломоном Венедиктовичем на сверку. Ну, по бухгалтерии они долги признали, а потом к этому… с «Ю-8», заходим. Он мне с первого взгляда не понравился – серый костюм, серый галстук, серые недобрые глаза и залысины, как у…. Ну, крыса крысой – к тому же армянская. А голос такой – сухой и резкий. Посмотрел акт сверки и говорит: «Рубину» вашему я ни рубля не подпишу». Соломон Венедиктович ему спокойно: «Хотите в арбитражном суде разбираться? Разберемся! И не надо разговаривать со мной таким тоном!» А тот орет аж прям до визга: «Я разговариваю с тобой так, как ты того заслуживаешь! Строитель хренов! Напортачил браку – сейчас мы за тобой переделываем – и думаешь, что это тебе сойдет с рук? Думаешь, буду подписывать твои сраные бумажки? Вот тебе, выкуси!» И сует Рубахину кукиш под нос. Соломон Венедиктович его за грудки. Тот охрану вызвал, милицию подключил – едва мы из этой Нягани ноги с директором унесли. И что теперь делать – ума не приложу. Соломон Венедиктович, правда, говорит, что есть у него будто где-то какой-то блат. Может, и есть, да воз-то и ныне там.
Директора нашел в кабинете в компании коньяка с шоколадом.
- Слышь, Костян, а что там, в Англии, нынче в моде – я в смысле выпивки?
- Не знаю, не интересовался. Гораздо интереснее, что у нас с Няганью?
- С Няганью? А вот сейчас услышишь.
Рубахин потыкал пальцем в табло офисного телефона – когда сигнал оборвался, поднял трубку:
- Челябинск, «Рубин», Рубахин. Как по-армянски «здоровеньки булы»?
И замолчал, багровея лицом.
- Кого ты пугаешь, козел вонючий? – рявкнул неведомому респонденту.
Ответ, должно быть, тоже не отличался учтивостью.
Рубахин рванул галстук с могучей шеи вольного борца и прохрипел, задыхаясь, в трубку:
- Слушай сюда, помойная гнида! Если ты не отдашь мои бабки, лишишься носа, ушей и пальцев, чтобы в них ковыряться. Ты понял, курносый? Так вот, если не жаждешь неприятностей, сделай, как я тебе говорю.
Рубахин бросил телефонную трубку в гнездо аппарата:
- Слышал? Вот хачик поганый!
- Душевно поговорили, - заметил Костя и подумал: умный человек в любой запутанной ситуации ищет выход, только дурак ломится напролом.
- А что с поддержкой? Нина Львовна говорила: у тебя будто какой-то блат аж прямо чуть не на небесах.
- Тс-с-с! – Соломон Венедиктович приложил короткий и толстый палец к губам.
Оглянулся с опаскою по сторонам, отыскал взглядом рюмочку, опрокинул в рот.
- Осень пройдет, а там Новый Год, – сказал, с тоскою глядя в окно. - Блин, ненавижу!
- Почему? – Инночкин любил этот праздник больше всех прочих.
- Рубеж очередного разочарования. Всякий раз надеешься, что жизнь изменится к лучшему, а вместо этого… Эх, что говорить!
Рубахин обхватил руками голову и принялся раскачиваться в кресле – видно стало, как забрал его хмель:
- О, мать моя женщина! Убиться об стену! Костян, если ситуацию не разрулишь, повешусь прямо в этом кабинете. Записку оставлю предсмертную: «Здравствуйте, ангелы, это я…».
Самоубийц не пускают в рай – подумал Костя, но промолчал.
-Ты что молчишь? Демонстрируй, чему тебя в Кембридже научили.
- Спокойно, Ватсон. В Англии я приобрел трубку а ля Шерлок Холмс, - Инночкин действительно извлек из кармана курительную трубку, набил ее табаком из коробочки и раскурил огоньком зажигалки. – Будем думать: негоже лилиям прясть.
- А мне что прикажешь делать? Уйти мороженным торговать?
- Почему мороженным? Отпуск возьми – ты же два года не отдыхал.
Рубахин, придвинув бутылку и рюмку, глазами задумался, вещал языком:
- А что? Неплохое занятие – знакомая телка хвасталась: бешенные бабки на мороженном огребает. Может, в этом мое призвание, а в начальниках я случайно? Объясни – ты же грамотный.
Объяснять было не надо. Все работники знают разницу между плохим и хорошим начальником. Тут дело не в характере даже (грубиян, истерик и матершинник может толково руководить), не в стаже и опыте (можно всю жизнь есть картошку, но так и не стать ботаником). Дело в том, каков главный принцип руководства. Если каждый участник трудового коллектива чувствует свою личную заинтересованность в результатах общего труда, то создается команда единомышленников. Успешен тот, кто такую команду создал. И наоборот…
Плохой начальник управляет по старинному принципу «разделяй и властвуй». Он намеренно сталкивает своих подчиненных лбами, во всех бедах и грехах виноваты только они. Коллективу, управляемому таким неумехой, не грозит стать командой, ему не светят в бизнесе перспективы.
Как же Костя мог сказать, что вина всех нынешних бед «Рубина» сидит напротив и пьет «Бурбон»? Инночкин не был склонен к поспешным решениям, но нужно было хотя бы на время устранить Рубахина из этого кабинета. Достаточно уж наломано дров!
Ладно, не буду забегать вперед, - решил Константин. – Посмотрю, как оно пойдет дальше.
Пошло не очень. Когда из «Альфа-Банк» позвонила Вербицкая и потребовала объяснений по поводу задержки оплаты кредита, полупьяный, отмечающий свой уход в отпуск Рубахин ей объяснил:
- Вернулся из Англии мой финдиректор: он к вам приедет и все уладит – будете полностью удовлетворены.
Это уже хамство.
На вопрос Инночкина:
- Как ты мог, Соломон?
Тезка легендарного библейского царя невнятно высказал внятную мысль: пока он не склеил ласты, он в замке король.
Кларе Оскаровне удалось удивить Инночкина по приезду из Англии и удивить сильно. Позвонила и без предисловий сказала:
- Твой Рубахин – гадкий мужик. Я относилась и отношусь хорошо к тебе и поэтому хочу предупредить – будь осторожен. Он тут пытался меня охмурить, а на тебя навесил столько дряни. Э-эх, мужики! Языком хуже баб!
- Никогда б не подумал.
- Так знай. Только прошу тебя – без выяснения отношений: не хочу, чтоб трепалось мое имя.
- Да я и не собирался, - признался опешивший Константин. – В Кембридже меня научили не только принимать решения, но и хранить тайны и ценить то, что имею. Только что теперь будет с «Рубином»?
- Соломон Венедиктович мне говорил, что не может смириться с твоим контролем за финансовыми потоками предприятия. Прогнозировал твое невозвращение в «Рубин» - мол, останешься в Англии или в Москве тормознешься. Надеюсь, вы без меня разрешите все ваши проблемы. Удачи тебе.
На следующее утро Костя Инночкин проводил первую свою оперативку в качестве исполняющего обязанности гендиректора.
- Все знают, что им делать? – обратился к собравшимся специалистам. – Ну так идите и делайте свое дело. А вы, Владимир Викторович, задержитесь.
Рылин остался.
- Будешь искать крайних и виноватых? Учти: меня грызть – дело бесперспективное: я – жесткий и вредный. Об меня только зубы тупить.
- Мне бы хотелось знать ваше личное мнение о ситуации в Нягани.
Рылин вскочил на ноги и заходил по кабинету:
- А что Нягань? Прокакал Рубахин Нягань. Сколько я ему говорил – это подстава, а он валил и валил туда наши бабки. Мало освоенного – мы там своих сколько средств закапали. Это все от волюнтаристического метода руководства.
- Вы правы. Только садитесь – в ногах правды нет.
Рылин пожал плечами и сел. Лицо у него было злое-презлое.
- Вы бы что предприняли, Владимир Викторович, на месте генерального директора?
Рылин счел за благо промолчать.
Подождав, Костя подвел итог беседы:
- Я так расцениваю вашу позицию – когда каждый баран висит за свою ногу, мясной рынок функционирует идеально. Идите.
- Спаситель ты наш! – буркнул Рылин от двери. – Корифей из Британии!
Очень сильно Инночкину захотелось надавать главному инженеру оплеух. Не зуботычин, а именно оплеух. Звонких, увесистых, хлестких пощечин. Таких, чтобы голова моталась из стороны в сторону. А напоследок смачно плюнуть в ехидную физиономию и прогнать прочь. Это не есть человек команды, хотя стоит отметить – специалист не плохой.
Но не время давать волю чувствам. Выпить кофе, позвонить жене и рассказать ей новый анекдот, а потом – работать, работать и работать. Делать свое менеджерское дело. И попутно набираться опыта – после кембриджских теорий русский бизнес казался тяжелейшей ординатурой.
- Ксюш, пригласи ко мне Мустафу Абрамовича.
Когда замдиректора вошел, Костя предложил ему кофе и стул.
- Побеседуем?
- О чем? – Барашкин облизал черный след кофе с губ.
- Я хочу знать все, что вы знаете о генподрядчике в Нягани.
- Что я могу о нем сказать? Козел стопроцентный.
- Ну, а подробности? Нос пятаком, правый рог согнут, на хвосте алый бантик…
Уловив Костин тон, Барашкин говорил минут тридцать не меньше. Инночкин согласно кивал, давая понять, что слышит и понимает, что ему говорят, но пометок не делал. Все нормально, говорил его спокойный взгляд, насколько это может быть нормальным в сложившейся ситуации. А обсуждали они вопрос – насколько все-таки сволочная штука жизнь на конкретном примере!
В окна забарабанили крупные капли дождя.
- А в Нягани уже холода, - заметил Мустафа Абрамович.
Костя вдавил кнопку селектора:
- Ксюш, закусончик.
Ксения внесла на подносе любимые Рубахинские бутерброды – шпроты, дольки лимона, черный хлеб. И две бутылки пива.
- Какая роскошь! – притворно восхитился Барашкин и получил все пиво и половину закуски.
- А у нас новость! – с заговорщицким видом сообщила Ксения. – Лена Котова замуж выходит.
- В четвертый раз или в пятый? – поинтересовался Барашкин.
- Зато Дима на ней женится в первый раз, - губки поджала секретарша.
- Какой Дима? Из отдела снабжения? Повезло парню, – тон заместителя директора по производству свидетельствовал, что на самом деле он так не считал.
- Деньги нужны, - вслух и с печалью подумал Костя.
- Да уж, - посетовала Ксюша. – Четвертый месяц сидим без зарплаты.
ИО гендиректора махнул ей рукой – иди, мол, не мешай нам работать. Потом повернулся к Барашкину и предложил:
- А теперь выкладывай начистоту – все, что знаешь и думаешь по вопросу. Не заставляй меня терзаться догадками.
- Что выкладывать? – Мустафа Абрамович сделал попытку уклониться. – Выкладывать нечего. Кинули нас в Нягани – вот и все дела.
- Не стал бы настаивать, если б не знал тебя. Скажи мне, как есть, свое мнение о произошедшем.
Барашкин, глубоко вздохнув:
- Это можно. Только не перебивай! Я проанализировал ситуацию и сделал выводы. Выводы эти не в нашу пользу.
Он стал рассказывать производственные передряги «Рубина» в Нягани – все с самого начала. Инночкин слушал хорошо – не перебивал, не комментировал, не ахал и не охал. Только время от времени кивал головой, не столько согласно, сколь поощрительно – давай, мол, продолжай.
- Теперь ты понял, что появились новые жулики с новыми приемами разводки? Они поощряют – давай, мол, давай – но не дают закончить объект: другой суют. И по приказу Соломона мы давали – силы, средства, время рабочее. А процентовки – пыль. Они подписали их, а потом выставили претензий по качеству столько, что мы же остались должниками. Теперь наши незавершенные объекты заканчивает кто-то им свой - и деньги в карман за весь объем. Вот так! Никаких шансов в арбитражке. Это и шеф понимает – потому-то злится и пьет.
Инночкин ничего не сказал – достал трубку, набил, закурил, встал и заходил по кабинету неспешным шагом, смахивая на всенародного героя в исторических фильмах.
- Если тебе нечем возразить, то лучше молчи, - одобрил его поведение Барашкин. – Это правильно. А еще лучше – послушай совета дружеского: не влазь в это дело. Найди себе что-нибудь на стороне, а «Рубин» - помяни мое слово - скоро захлебнется кровью: терпение-то у людей на исходе.
- Мустафа Абрамович, давай представим, что мы с тобой – совершенно посторонние друг другу люди, - сказал Константин нечто совершенно неожиданное.
- Зачем? – от удивления Барашкин попытался встать, но Инночкин положил ему руку на плечо.
- Сиди, сиди и представляй.
- Ну, положим, представил, - замдиректора все не мог понять, к чему клонит ио директора. – А дальше что? Мы станем знакомиться заново?
- Нет, мы поговорим как два специалиста.
- Ах вот…
- Вот именно. Теперь ты слушай, а я буду говорить, - Инночкин остановился у окна, за которым сгустился дождь, и сунул руку за борт пиджака.
- Тебе бы, Костя, усы: вылитый Коба - Вождь Всех Народов, - пошутил Барашкин, но кембриджский выпускник настроился на серьезный лад и шутить не собирался.
- Разберем этот… случай. Что мы имеем? Хитрость одних и глупость других. В результате предбанкротное состояние предприятия. Теперь разыграем ситуацию в лицах, распределив роли. Ты, Мустафа Абрамович – радеющий за судьбу предприятия замдиректор его, я – менеджер, приглашенный в помощь. Напутствуя на борьбу за интересы «Рубина», что вы мне посоветуете предпринять в Нягани?
- Я бы посоветовал туда не ездить.
- Это как другу, а как специалисту, который нанят, которого не жалко?
- Ага! Понял. Первое! – Барашкин показал указательный палец. – Я бы ему сказал: со щитом или на щите…
- Принимается!
Мустафа Абрамович воодушевился, входя в роль.
- С первым пунктом закончили. Перейдем ко второму, - к указательному пальцу добавился средний. – С жуликами надо поступать по-свойски.
- В рамках закона.
- Безусловно. Нанял бы частного детектива, выведал всю подноготную жизнь этого подлеца из «Ю-8» Кастаняна и на чем-нибудь зацепил.
- Сколько может стоить педофилия или гомосексуализм начальника большой стройки? Сто тысяч? Миллион? Оставим поэзию. Мы говорим как два профессионала. Жду ваш третий палец.
- Третье! – Барашкин отогнул безымянный палец и задумался. Ничего не придумав, почесал этим пальцем переносицу и подвел итог. – Не вижу зацепок.
- Не хочется думать?
- Отнюдь, - Барашкин покачал головой. – Нанятому менеджеру я бы сказал: действуй по обстоятельствам.
Несколько минут они молчали. Мустафа Абрамович сидел в прежней позе и смотрел на Инночкина, а тот отвернулся к окну, не желая встречаться с ним взглядом.
Первым заговорил Барашкин:
- Знаешь, Костя, если бы я знал тебя не так хорошо, я бы решил, что ты сходишь с ума от банальной гордыни.
- Это как? – Инночкин повернул к нему голову.
- Ну, переживаешь за свою репутацию: я, мол, великий и ужасный кембриджский выпускник – любого в бараний рог…
Костя сел в кресло директора, выбил трубку в массивную пепельницу.
- Закончим разговор на профессиональную тему. Чаю хочешь: черного, как наша совесть, и горького, как наша жизнь?
- После пива-то? Нет, - вздохнул, поднимаясь, Барашкин. – Хороший бы из тебя получился директор – думающий и вежливый.
Проблема Нягани навалилась тоской – что делать? что делать? что?
Чтобы отвлечься, Костя попытался вспомнить что-нибудь хорошее из жизни в Англии, но ничего не приходило на ум. Появилась тревога – Инночкину показалось, что он упустил какую-то важную деталь из лекций кембриджских научно-экономических светил. Упустил нечто фундаментальное, без чего вся сумма знаний становилась карточным домиком на песке.
К удивлению и ужасу своему он вдруг почувствовал, что обогащенному знаниями и отягощенному ответственностью дипломированного специалиста работать ему стало тяжелее. До Кембриджа были просветы, были периоды депрессии, но главное оставалось неизменным - он всегда верил в себя, в удачу и свой профессионализм. Сейчас он начал сомневаться. Сомневаться и бояться какой-то ошибки, неверного решения, которое окончательно погубит тонущее предприятие.
В конце рабочего дня пригласил к себе главного сварщика предприятия, которого безмерно уважал за спокойный и веселый нрав.
Анатолий Григорьевич Городцов без суеты и фамильярности рассказал о своей работе и впечатлениях в Нягани. Со вздохом закончил:
- Финансы не моя стихия. А в производстве конфликтов не было. По качеству тоже шарад не забивали. Работать можно было. Жаль, что так кисло кончилось.
- Приходилось встречаться с подрядчиком? Как он вам?
- Не мой уровень, конечно, но сталкиваться приходилось. Сразу бросился в глаза такой факт: он не умеет и не любит строить.
- То есть ты хочешь сказать, Анатолий Григорьевич, что Георг Кастанян – весьма никудышный энергостроитель?
- Все строители, на мой взгляд, бывают трех видов: от Бога, нормальные и «ни рыба ни мясо». Вроде бегает по стройке, орет, а коснись конкретных даже простых вопросов - плавает, как экскремент. Обычно такие и лезут в администраторы – умные и сильные, изо всех сил карабкающиеся наверх, делающие карьеру на любом поприще. В тонкости строительства вникать считают нецарским делом.
- Ага! Это уже информация к размышлению, - вдохновился Инночкин. – Что еще?
Когда прозвучал выстрел, Костя заваривал кофе себе и Городцову: Ксюша уже отбыла домой.
- Рванул баллон? – спросил он главного сварщика предприятия. – У вас еще работают в цеху?
- Нет. Кажется на дворе.
Они посмотрели в окно. Двор был пуст – всюду царило спокойствие. Сыро блестел асфальт, но дождь прекратился. Выглянули в коридор – тоже ничего необычного.
- Что это было? – спросил Костя у технички, моющей пол.
- Что-то где-то упало, - ответила та. – Сама хотела спросить.
Вернулись в кабинет, сели за кофе. В коридоре послышался громкий голос Рубахина. Стало ясно – случилось нечто экстраординарное.
Действительно, отбывший в отпуск Соломон Венедиктович вошел неожиданно в свой кабинет – бледный, с вытаращенными глазами и гримасой боли на лице. Левый рукав его кожаного пиджака был темным от крови.
- А вы какого хрена тут делаете? Вашего шефа чуть не убили прямо в воротах предприятия.
Тронув простреленную руку, матерно выругался сквозь стиснутые зубы.
- Шеф, «скорую» надо, - предложил главный сварщик.
- Ага, сейчас! Скорая – огнестрел – милиция…
- А вдруг заражение?
- Думаешь? Бабки есть?
Костя с Городцовым переглянулись и выложили наличку на стол. Рубахин добавил здоровой рукой из своего кармана.
- Думаю, хватит – пасть заткнем. Вызывай «скорую».
- Надо жгут наложить - пока дождемся врачей, истечешь кровью.
Нашли аптечку, сняли пиджак, затянули предплечье.
- Кто это в тебя, шеф?
- Не видел. Из кустов на въезде. Похоже из охотничьего ружья или обреза.
- А охрана-то где?
- Это я вас должен спросить.
Городцов беспокойно:
- Все-таки надо ментов вызывать. Перезарядят ружье, поднимутся сюда и всех положат.
Повисла напряженная тишина.
Инночкин, раскурив трубку:
- Сначала техничку убьют – у нас будет время прыгнуть в окно.
Городцов подошел и глянул в него:
- Ох, что творится на белом свете!
- Выпить конечно нет? – Рубахин сел в свое кресло и прикрыл глаза.
- Приехала «скорая», - сообщил Городцов.
- Пешком или на машине? – поинтересовался Рубахин.
- Идут пешком.
- Вот и мне шлагбаум не открыли. Где ваши дребанные охранники?
Инночкин:
- Пойду встречу.
Женщина врач и ординатор парень разрезали Рубахину рукав рубахи, осмотрели и обработали рану:
- Так, пулька навылет. Кость цела, артерия вроде тоже.
Раненый поблагодарил:
- Деньги возьмите и никаких вопросов.
- Вам все одно надо показаться хирургу – заражение возможно или необнаруженные повреждения. Кистью поработайте. Теперь согните, поднимите…
Когда гости в белых халатах покинули офис, подстреленный гендиректор «Рубина» начал совещание.
- Какие будут соображения?
- Хотелось бы услышать подробности, - попросил Костя.
- Я подъехал – будка пуста, ворота открыты, шлагбаум опущен. Посигналил – никто не идет. Только вошел на территорию, из кустов выстрел…
- Зачем приехал? Кто знал о том, что ты приедешь? – Костя вошел в роль Шерлока Холмса.
- Может, выйдем и осмотрим окрестности? – предложил Городцов.
На первом этаже техничка домывала пол. Складские помещения были закрыты. В цехе никого не было. В будке охранника, на территории – тоже; боксы закрыты.
- Отсюда стреляли, - Рубахин подошел к густым зарослям акации у стены ограждения и подобрал пластиковую ружейную гильзу 12-го калибра. – В сердце метил, гад, да попал в руку.
Куда пропали два дежуривших на территории охранника осталось загадкой.
- Может, собаку с ментами вызовем? – предложил Инночкин.
- Это же прямо Чикага какая-то, - оценил ситуацию Анатолий Григорьевич.
- Ты на машине? – отпустил его Рубахин. – Езжай, мы с Костей еще побалакаем.
Косте:
- Начальника охраны вызывай.
Пока ждали Волошина, обсуждали три вопроса – кто? за что? и куда подевалась охрана?
- Да стопроцентно из Нягани хачики, и припутан денежный интерес, - заявил Рубахин. – Зря у нас и мухи не летают, а тут жакан.
- С денежным интересом согласен, а вот у фигурантов может быть выбор.
- И кто же еще?
- А свои. Терпение лопнуло ждать зарплату и… Недавно услышал: «Не платишь зарплаты – схватишь Кондратий!»?
Костя не преувеличивал: разговоры «снизу» на «верх» пробивались тяжелые – даже с угрозами. Кто-кто, а Рубахин-то должен об этом знать.
- Ты хочешь сказать, - усмехнулся Соломон Венедиктович, - что в нашем драгоценном «Рубине» сложилась известная историческая ситуация, когда монтажник Иван Иваныч говорит сварщику Петру Петровичу: «Пойдем, мол, в контору, революцию сделаем – директора-батюшку кокнем, главбуха-матушку чпокнем».
- С сарказмом, но верно. Ты мне скажи – какими судьбами здесь?
- Ехал к тебе.
- В напряг позвонить?
- А вот! – Рубахин с подозрительностью окинул взглядом кабинет. – Был у Него, консультировался по поводу наших дел. Меняем тактику, Костян – ложимся под «Ю-8».
- А без загадок?
- Прими на веру.
- Ни-за-что! Или я знаю все, или я делаю по своему разумению и умению.
- Ну, хорошо! – Рубахин покосился на дверь, на окна, тронул, поморщившись, забинтованную руку и поведал. – Да будет тебе известно - разлюбезная моя половина имеет двоюродную сестру, которая замужем за Борисычем. Сегодня прилетели с ее дня рождения. Вот там-то, на именинах, мы и перетерли тему с хозяином. Короче, это политика – о-го-го! Не нашего с тобой масштаба. «Фортуну» решили под нож, «Ю-8» - орудие, и нам с ним никак нельзя теперь ссорится. Ну, что еще? Объяснить, кто есть Борисыч?
Инночкин молчал, переваривая информацию.
В затянувшейся паузе Рубахин сканировал приятеля изучающим взглядом и горько вздыхал от боли в руке. Потом ощутил сильную потребность отвести душу в узкой мужской компании. Сам набрал номер начальника охраны:
- Едешь? Прихвати чего по дороге.
Бывший полковник внутренних войск Евгений Волошин ввалился в кабинет директора с двумя полными пакетами. С двух-трех фраз вникнув в обстановку, сунул к уху мобилу и рванул во двор:
- Щас я этим гнойным пидорам выверну потроха!
Рубахин повеселел, выставляя на стол содержимое пакетов.
- Ну что загрустил, Костян? Езжай в Нягань, мирись с армяшками - тебе это проще: ты ж не ругался. Вернешься героем! Вот и решение всех проблем!
Решение пришло неожиданно – во время застолья. Директор с заместителем по режиму пили, чокаясь, Инночкин ел. Волошин докладывал с полным ртом:
- Ка-ак сквозь землю провалились. Новую смену вызвал – сейчас подтянутся.
И никогда еще во время еды Константина не посещали озарения – обычно после, редко натощак. Достал трубку, набил, но раскуривать не стал, отложил – вдруг сейчас пригодится.
Сначала Инночкин пытался убедить себя в том, что новоявленная идея никуда не годится - разве что для художественного детектива. Но негаданное покушение на Рубахина (а на него ли готовилось?) подсказывало, что неожиданные повороты сюжета возможны и в жизни. Потом стал представлять себя в новом качестве – получилось не с первой попытки. Прикидывал и так, и сяк…. После обдумывания и примерки на себе роли, идея начала казаться не такой уж бредовой.
Оставив трубку с ароматным английским табаком на столе, Костя отправился в приемную к кулеру – набирающий обороты мыслительный процесс потребовал горячий кофе. Вслед за соображениями общего порядка пошли меркантильные. Все как положено в классике жанра – что будем делать, и во что это выльется.
Выкурив после кофе трубку, посмотрел на часы. Половина десятого. Семья, отужинав, готовится ко сну. Он уже не застанет их сегодня бодрыми. Зато появилась возможность, не торопясь и в рабочей обстановке обдумать и взвесить все до последней мелочи. Эти, что пьют, горланят и машут руками, ему не мешают.
Прикончив выпивку и наговорившись, Рубахин с Волошиным, наконец, обратили внимание на Константина, который занимался странным занятием - сосредоточенно разглядывал кофейные разводья на стенках и днище чашки.
- Ты решил податься в гадатели? – пошутил Соломон Венедиктович и в ответ на недоумевающий взгляд Константина добавил. – Изучаешь рисунок кофейной гущи?
- Он ищет в чашке эротический смысл, - подкинул версию эксполковник Волошин.
- Нет, просто задумался. Охрана прибыла? Вы закончили? Давайте развезу по домам.
Домой прибыл уже за полночь.
Жена не спала:
- На тебя наорать?
- Котята не умеют орать, - Инночкин обнял ее, притянул к себе. – У них голосочек, как колокольчик.
- Костик! – она обвила руками его шею и прижалась щекой к крутому английскому свитеру с надписью «I that still swine», приобретенному ими на Пикадилли. – Ты приехал лучше, чем уезжал. Утряслись неприятности на работе?
- Все хорошо, - поцеловал ей макушку.
- Тебя покормить?
- Лучше подскажи, который сейчас в Лондоне час.
Набив табаком трубку, Инночкин вышел на балкон с мобильным телефоном.
- Hi, Phil. Do you remember - you said me that you help me in a critical situation? The time has come. Come along with Jane.

В городе Нягань, что зябнет девять месяцев в году на 62-ой параллели северного полушария, хороший парень Костя Инночкин пытался встретиться и поговорить со справным таким из себя армянином Жориком Кастаняном и объяснить тупоголовому, что воровать не есть хорошо.
- А как жить? – кривил в усмешке пухлые губы блудный сын Арарата, отказывая в аудиенции по телефону.
- С оглядкой на Бога, - отвечал божьей милостью Константин Александрович.
- Не создавай себе личных проблем, – с интонацией нехорошего парня предупредил субподрядчика руководитель «Ю-8».
- Может, зачтутся на Страшном Суде? – Инночкин по имени Костя был оптимистом.
- Чего, чего? Будешь путаться под ногами, я тебя в вечную мерзлоту закопаю, - пообещал справный армян худосочному русскому парню.
Костя с удовольствием не ответил и подумал невесело – грустно становится.
Фил позвонил:
- Что ж так сидеть? Двинем куда-нибудь ознаменовать нашу встречу… Где здесь таверна пошикарнее, Кос?
- Не знаю про них. Да и не стоит пока рекламировать наше знакомство. Завтра на стройке – как по сценарию.
- Why? Ты не хочешь нас угостить? Unless I am guilty, what the such?
- What?
- With a pork nape...
- Нет, брось затею – а ля герр ком а ля герр! Ты не забыл, зачем вы сюда прилетели?
- Зачем прилетели? Друг мой, тебя спасать. We still will do some fighting!
Фил есть Фил – он и в зиндане талибовском будет пороть анекдоты. Но тот главнокомандующий, который сидит в каждом привыкшем думать человеке, решил, что причин для беспокойства нет – войска на позиции и готовы. Yes will burst fight!
С невозмутимо-серьезным видом Инночкин принял душ в гостиничном номере и лег спать. Во сне улыбался, как мальчишка, которому подарили новую клюшку.
Армян Кастанян поменял ориентацию. Придорожные шашлычки послал к черту и занялся строительным бизнесом. Карьеру сделал головокружительную потому, что ничем не гнушался – парил веником нужных людей, а потом стрелял в них из «макарова». Самодовольно теребя волосатую бородавку на щеке, стоял в черном костюме в процессии траурной и любовался своей работой. Дело есть дело – любил повторять, зная о строительном деле на уровне Ленина в печных делах.
От прежних занятий не отвернулся – парил в сауне и угощал шашлыками почетных гостей. Во-первых, привычка, во-вторых – карьере нужно. Давно уж богатым стал, но был по-прежнему непристойно скуп, как истинный армянин. Гостей угощал из казны предприятия. Из «Фортуны» к себе никого не приглашал, но сам к ним ходил охотно и по любому поводу. Приходил, пил-ел и ничуть не обижался, когда шутники заказчика ему говорили:
- Похрюкай, Жорик!
- Чего это я должен хрюкать?
- Да ты чавкаешь как кабанчик!
В начале того дня ему позвонил свой человек с проходной.
- Георг, сейчас оформляют пропуска на вход два иностранца, корреспонденты…
- Какие к черту…?!
- Англичане.
Какие англичане? Почему англичане? Он подумал, вспомнил о кое-каких своих сумасбродных надеждах и побледнел. Неужели?!
Позвонил кому-то:
- Готовь сауну к приему – все по программе вместе с Маринкой.
Дальше что? Дальше дело известное – надо перехватить корреспондентов прежде финнов. Посмотрелся в зеркало, поправил узел галстука, подмигнул своему отражению и мышиной побежкой на толстых кривых коротких ногах помчался к заказчику.
В приемной кивнул секретарю на дверь руководителя:
- У себя? Один? Никто не приходил?
Внутренний голос ему подсказал – не торопись.
Кто сказал, что из него строитель, как из кактуса зубочистка? А, это шутники из «Фортуны». Посмотрим, посмотрим, господа финны! Человек он не обидчивый – некогда таким пустякам предаваться - но деловой. И по логике рассуждая: коль золотые яйца бьются – может, курицу под нож? Сидите вы тут, подшучиваете, а тех дел не знаете, что тучи над вами давно собрались. Столб стоит на пути, а на столбе указатели: пойдете прямо – последний капитал потеряете, направо пойдете – из России шурнут, налево – компаньон зарежет. Неразменным рублем тоже не обзавелись, а время-то поджимает. Вот и вызвали корреспондентиков заграничных: Европой прикрыться. Яснее ясного ваша политика – а мы-то здесь для чего сидим? Не в вежливости же с вами упражняться!
Подумал о корреспондентах, и вспомнилась Маринка: глаза голубые, веселые; разденется, так вся в арбузиках – что сзади, что спереди. Дело свое бабье знает – никто не жаловался. Почесал руно на голове и вздохнул – от сердца, мол, отрываю: все для гостей. На плечи густо сыпануло опилками.
Блаженны люди, не имеющие надежд, ибо они не разочаруются. Эту скромную и, по-видимому, довольно банальную истину любил повторять Фил Смит – выпускник Кембриджа, а ныне менеджер Лондонской товарной биржы. Об этом же подумал в тот самый день, когда по просьбе университетского друга оказался на строительной площадке Няганьской ТЭЦ – самой северной из величайших, и увидел плакат «Мы работаем без ЧП».
Вместе с подругой Джейн О'Нил, корреспондентом «Daily Telegraph» они прошли КПП и сразу же окунулись в маету хаоса и бездорожья.
- I congratulate! We there where you wanted to get, – сказала Джейн и поцеловала его в губы, не печалясь о том, что ужасные североуральские микробы любят путешествовать по губам автостопом.
Впрочем, они давно уж были помолвлены и не скупились делиться микробами.
Обозрев доступную взгляду суету великой стройки, Фил изрек:
- Crowd, as in paradise!
- You were there? I yet didn't meet any person who happened in paradise and was turned back to tell about the impressions.
- You as the journalist, and to yourself everything you can present.
- In this greatest country slightly was not won communism where, according to official statistics, 75 percent of the people live in poverty, enjoying all delights of slums, bright cases of grandiose buildings look like gate to paradise.
- Darling in the last war this country saw a hell on the earth.
- These people easily to themselves find a hell and paradise in vodka.
- And I heard, the Russian sly fellows by means of vodka and a bath learned to deceive an old age.
Джейн запрыгала как девчонка и захлопала в ладоши:
- I want in a bath! I want in a bath! Bring together me, darling!
- More quietly, Jane, we here on a task.
На стройплощадке нет метро, поэтому всякий пешеход, пробираясь к цели, подвергает свою жизнь серьезной опасности. Если он не торопится на тот свет, ему следует нанять автомобиль или брести целиной, утопая по пояс в снегу, уступая проезжую часть тому, кто едет, а не идет. Спасти в этом заснеженном поле чудес, может только звонок к другу. Правда Джейн предлагала несколько иной вариант – выйти на проезжую часть, преградив путь машинам, свистнуть в два пальца и поднять одну руку вверх: мол, внимание, мать вашу, замерли все! Но Фил отсоветовал – черт знает какие в России штрафы, а судьи в любой стране, как правило, лишены чувства юмора.
Прежде, чем он успел набрать номер Кости Инночкина, Джейн остановила какого-то джентльмена в белой строительной каске:
- Do you speak English?
- Йес, мэм, хоть по-каковски дую, только выкладывайте ваше дело шилом – дуборно, знаете ли, - сказал тот в ответ.
Джейн ткнула кулачком Фила в бок:
- Talk to it in Russian.
- Где здесь офис? – обратился менеджер Смит к незнакомцу.
- Если имеете в виду «Фортуну», то это вам надо туда прямо, на перекрестке направо, а там увидите здание с синим флагом. Chiaramente?
- Surprising people! – восхитилась Джейн и на вопросительный взгляд приятеля пояснила. - He you in Italian asked it.
- Yes, yes, Italy! – улыбнулся Фил и благодарно пожал руку незнакомцу.
Не собираюсь рассказывать, как Джейн и Фил попали в «Фортуну» и что они там делали в качестве собственных корреспондентов «Daily Telegraph», и про то, как несказанно им там были удивлены (пропуск на территорию был заказан через МП «Рубин») по той простой причине, что этой исторической встречи не было. Едва лондонские гости ступили на парадное крыльцо офиса энергетического холдинга, как попали в дружеские объятия мистера Инночкина. С присущей истинным финнам горячностью они обнялись и расцеловались, а потом, положив руки на спины, кружком сплясали зажигательную финскую джигу на радость и удивление русско-финского окружения.
Тут на крыльце появился некий субъект на щеке с бородавкой. Инночкин признал в нем армянина, стянувшего бабки у «Рубина», и изо всех сил старался направить свой взгляд в менее нечистое место. В самый разгар дружеской встречи, Георг Кастанян попытался вклиниться.
- Друзья! – начал он. – Сердце мое разрывается от противоречивых чувств, которые эта сцена….
И прочее, прочее, прочее… в конце пригласил отметить радость встречи старых товарищей в его замечательной сауне. Южному темпераменту всегда нужен только повод, а уж возможностей – через край. И для этой цели он – их покорный слуга. Короче говоря, не закатиться ли господам в гости к Жорику Кастаняну?
- Zhorik? It from "Hamlet"? – удивилась Джейн. – Well remained.
И Фил ответил:
- That you want, expensive - permafrost. Here and mammoths meet the live.
- Yes! Yes! I want on a visit to mammoths!
Дети туманного Альбиона приветствовали его слова аплодисментами, ощутив резкий прилив сердечности к незнакомцу на щеке с бородавкой. А Костя Инночкин улыбнулся, но не армяну с его предложением, а в ответ на улыбку судьбы.
В обеденном зале сауны «Земной рай» стол был накрыт набором закусочных блюд, включающих сыр, рыбу и колбасу и литровой бутылкой коньяка «Мартель», а также пивом в стеклянных кружках. В начале банкета руководитель генподрядной организации «Ю-8» произнес тост за дружбу и кредит доверия.
О чем потом говорили?
Глубоко ошибается тот, кто думает, что богатые люди день и ночь говорят и думают только о бабках. Начали, кажется, с лошадей. Потому что Англия – родина прекрасных лошадей. Потом, как водится среди мужчин, поговорили о машинах – кто на чем ездит и почему такой выбор сделал. Есть ли в них компьютеры, телерадиокомбайны и автоматические двери. Присутствие журналистки Джейн обязывало поговорить о прессе и литературе. Но если о лошадях хозяин сауны еще сумел нечто буркнуть, то с литературой просто беда – не укладывается в армянский ум такая абстрактная категория. О беллетристике спорили Кос и Фил.
- Я тебя, конечно, уважаю (я, когда выпью, всех уважаю) – хлопал Смит по плечу Инночкина. – Но ваш Пушкин против нашего Шекспира - riff-raff!
- Э, нет, приятель – тут ты, как говорится, дал маху!
Обратились к посредникам.
- Дружба! Дружба! – сказал Кастанян.
- Прима! – воскликнула Джейн и лучезарно улыбнулась.
Закурили. Некурящий Кастанян:
- Рак – лучшее средство против курильщиков.
Это его любимое изречение.
- Справедливо, - согласился Костя, - только давно известно: благоразумие неблагоразумно. Сегодня ты боишься простуды, а завтра погиб от упавшего на голову кирпича, которому абсолютно по фигу – был ты простужен или нет.
- It is perfectly told! – зааплодировала Джейн, которой на ушко суфлировал Фил. – Let's drink for prevention by a brick!
Выпили. Еще и еще… Захмелевший Кастанян подсел к Инночкину.
- Ты считаешь меня дерьмом? У меня была причина, брат, но об этом, тс-с-с…, - он приложил толстый палец к толстым губам и огляделся по сторонам. – Ничего личного, только бизнес. В душе-то я добрый человек. К Рубахину твоему питаю самые теплые чувства. И еще мне нравится, как ты дела ведешь - грех такой талант в вечную мерзлоту.
Тут же стал убеждать Костю (и как казалось, вполне искренне) бросить «Рубин» и срочно перебраться в «Ю-8».
- А что мне там делать? – спросил Константин.
- Как что? Строить! Страна огромная под нами, богатств немереных полно, народу бестолкового…
Костя скрипнул зубами: хоть и не пил, голову понесло – должно быть, от злости.
- Чудные вы, армяне, люди, - сказал, тем не менее улыбаясь. – Мы вас из дерьма, а вы нас туда.
- А что? Что тебя удивляет? Страна идиотов, и я в ней работаю, но сам я не обязан быть идиотом. И ты не будешь – у тебя в голове шарики вертятся.
- А ты мне скажи так, попроще – ты любишь Россию?
- Вот дурик-то! – хлопнул себя Жорик по волосатой ляжке. – Стал бы я с тобой разговаривать, коль не любил.
И при этом глянул на Инночкина быстро и настороженно, как это обычно делают бывшие зэки. У современных самолетов есть специальная система распознавания встречаемых в воздухе объектов: свой – чужой. У зэков это не система, а выработанное годами чутье. У Кости были основания думать, что хозяин сауны не принял его за чужого, но какие-то сомнения имели место.
Прелестное существо женского пола в короткой золотистой тунике, под которой, похоже, ничего не было, впорхнуло в трапезную с подносом, уставленным бутылками – хозяин подтянул подкрепление. Дружелюбно пошлепав ее по мягкому месту, Кастанян представил:
- А вот и наша Маринка!
Вслед за барышней, цокая когтями по кафелю, вошла порядочных размеров немецкая овчарка и улеглась неподалеку от двери.
Маринка, овчарка и сам Кастанян – трое на трое: все по-честному; пора начинать боевые действия.
Пока Костя Инночкин с чашкой кофе примирял в душе русофилию с армянофобией, гости из Англии затеяли брать интервью у хозяина, очаровательной Маринки и даже овчарки по кличке Арман.
- Кушаем, кушаем, разговариваем и улыбаемся, улыбаемся, - суетился Фил с кинокамерой, оттопырив свой тощий обтянутый плавками зад.
- Стройка – это борьба! – вещал Кастанян в диктофон улыбающейся Джейн. – Чтобы успеха добиться, нужно жертвовать собой.
- Ваш личный успех – это карьера в «Ю-8»? Какое место вы ей отводите на строительном рынке огромной страны? - деловито спросил Фил.
- Видите ли, - сказал, подумав, Георг Кастанян. – Если я скажу, что моя кампания самая успешная в России, это будет нескромно. А если скажу, что не самая, это будет неправда.
- Что скажите о вашем коллеге из «Рубина»?
- Чепуха! - хозяин стукнул по столу пивной кружкой и ткнул в сторону Кости жирным пальцем. – Он только считает себя строителем, а вместо того, чтобы качественно работать, бегает по судам и требует от партнеров незаработанного. А мне по фигу эти суды – я знаю, кому и чего дам, а кому ничего не дам.
- Очень интересно! – закивал головой Фил. – Даже очень! И что же будет со строительным бизнесом в России?
Кастанян помрачнел, отодвинул кружку и стал стряхивать с плюша груди застрявшие в нем крошки.
- Если мы не выстоим, весь мир захватят китайцы.
- А если выстоите?
- О, тогда, - заулыбался руководитель «Ю-8». – Тогда все будет хорошо. И в России, и во всем мире.
- Какой видите Россию будущего? Надеетесь ли на ее лидерство в мировом пространстве?
- Ни в коем случае! – горячо запротестовал Кастанян. – Мы – мирные люди… Впрочем, это вопрос политики, а я – строитель.
- Но сейчас никто не захватывает территории танками – стремятся овладеть финансовыми и товарными рынками. Я это имел ввиду.
И руководитель подрядной организации «Ю-8» с важным видом начал делиться своими планами по захвату финансовых и товарных рынков в России, Европе и мире.
Все-таки Костя Инночкин был не прав, пеняя Рубахину, что постоянное употребление алкоголя разрушительно влияет на умственные способности человека. В игре «вопрос-ответ» глава «Ю-8» до того договорился, так перекроил Россию и расставил в ней силы, что в пору было подняться и сказать вентиляционной решетке: «Не обращайте внимания, товарищ капитан, мы тут так шутим».
Рассказывая о своих панибратских отношениях с первыми лицами государства, глава «Ю-8» выглядел одновременно утомленным (обычное дело в сауне) и растроганным до умиления. Он будто чувствовал такое – ну, наконец-то, к нему, выродку (тьфу, блин, заплетаются мысли!) к уроженцу (конечно) захудалой и нищей Армении пришла мировая известность в лице и будущих материалах этих корреспондентов из «Daily Telegraph».
Не выдержав прихлынувших чувств и мыслей о будущем, он разревелся. Вероятно, сказались еще и волнения встречи, обилие выпивки и закуски, пафосные разговоры о переустройстве мира.
Дальше больше – случилась истерика. Георг Кастанян одновременно плакал, смеялся и плясал, встряхивая оплывшим брюхом перед прелестной Маринкой, змеей извивающейся в эротическом танце и таки сумевшей убедить присутствующих, что под туникой у нее ничего нет… Про то же и пела:
- Молода я, молода, да плохо одета
Никто замуж не берет девушку за это….
Руководитель «Ю-8» очнулся от резкого запаха – кто-то совал ему в ноздри клок ваты, пропитанной нашатырным спиртом. Открыл глаза и увидел склоненное над ним лицо человека охраны:
- Вы в порядке, шеф?
Что за тупой вопрос? Лежать в своей сауне на полу, до бесчувствия налакавшись коньяку – разве это норма жизни Георга Кастаняна? К черту такую норму!
Хозяин повел глазами из стороны в сторону, помогая им головой:
- Гости где?
- Уехали на такси.
- Как они?
- Плясали и пели.
Пиво после виски – опасность близко, виски после пива – хорошо на диво.
Отыскав среди остатков пиршества неосушенную бутылку, Георг похмелился и стал одеваться, досадуя – никому еще не удавалось его перепить. Не добавил настроения и «Мартель» - скорее окончательно добил: Кастанян не почувствовал его вкуса. И это тоже тревожный звонок. Когда-то лакал такую гадость, от которой лошади хлопались в обморок, а он оставался на ногах. Чертовы англичане! Вместе пили – он упал, они уехали. Пот прошиб до самых бровей - скандал европейского масштаба! Директор «Ю-8» произнес пару нехороших слов, которые в письменном виде воспроизводить неприлично.
В другой раз в таком настроении он мог охраннику в рожу заехать – ишь ухмыляется, паскуда! Но тот проявил максимальную понятливость и отошел к двери, пригнув голову и одновременно отворачивая ее в сторону. Да ты смеешься никак, гад ползучий?! Короче, Жорик после дружеской попойки был не в духе.
Признаваться в слабости своей всегда неудобно, но будучи человеком искренним перед собой, Кастанян признавал, что дружеский междусобойчик прошел не вери гуд. Что теперь про него подумают и напишут корреспонденты одному Богу известно. Мысли витали в голове самого мрачного свойства. Он мало что помнил из своего интервью – собственно говоря, ничего не помнил, кроме того, что оно было.
Застрелиться до смерти!
Что он тут говорил про Россию? Что изучил ее? Покорил? Но эта страна не так проста, как может показаться на первый взгляд, и имеет весьма скверный нрав. Она живет своим умом без оглядки на прочий мир и всегда ждет удобного момента, чтобы ему нагадить. Вот что он знает про Россию! А говорил ли?
Ну, блин, дела!
Неделю спустя после интернациональной попойки генеральный директор «Ю-8» сидел в своем офисе и увлеченно рассматривал порнографический журнал. Тут позвонили приколисты заказчика и сообщили, что он, Жорж Кастанян, стал весьма популярен в Ютьюбе.
- Кадушка целая посетителей! – радостно возвестили. – Назвать тебе адрес ссылки? Ты в Интернет-то ходишь?
- А то сами не знаете! – сказал Кастанян.
- Ну, тогда дуй сюда. Да прихвати чего выпить, а то на сушняк можно кони от смеха бросить.
Ребята «Фортуны» ушлые – умеют любой факт подать в жареном виде. А тут еще неделю предчувствия томили – что-то будет. Он так и сделал – сунул в пакет все имеющееся в холодильнике пиво и потащился в офис заказчика.
- Давай бутылки, - сказали ему. – А то хватит удар - упадешь и расколешь.
Это оказался ролик из сауны, выложенный проклятыми англичанами в «You Tube».
Минуту целую голый Жорик, стоя на четвереньках и лаял на пса Армана.
Кастанян смотрел на себя, и его тупая башка кивала и кивала, как будто у нее была своя жизнь, как будто ей было плевать, торчит ли она на хозяйской шее или гуляет вокруг Арарата. А хозяева кабинета от души веселились, прихлебывая его пиво. Один даже спел, подражая Высоцкому:
- Мешок на голову одет
Я задохнусь! – кричит субъект
Палач с петлей не смог сдержать улыбки….
Палач с петлей… Вот она расплата за беспечность! Ясно дело – его чем-то опоили и поиздевались, сукины дети. Это заговор!
- Ты влип, Георг! – прошептал Кастанян.
А в кабинете шум и хохот:
- Все гениальное просто: облаял пса и ты – звезда!
- Ну, мать твою, Жорик, с тебя причитается!
Гость едва сдержался, чтобы не наброситься на хозяев. Ему срочно захотелось выйти вон, сесть на «хонду» и уехать куда-нибудь подальше, где никто не знает, как его зовут. Куда-нибудь, где виноград цветет…
Но жизнь – борьба, и надо отвечать на выпад.
Вернувшись в офис, Кастанян собрал своих помощников.
- Идиоты! Все вы – законченные идиоты! Грош вам цена!
- Но, шеф…
- Заткнись! Если я говорю, что грош вам цена, то так и буду платить.
- Но я…
Жорик наставил на говоруна палец, и тот сообразил, что лучше заткнуться. В жесте шефа просматривалась уже не угроза, а реальная опасность.
- Всех вас на хер перестреляю, если не выпутаемся из этой истории.
- Вот черт!
- Именно так!
- Но мы же предупреждали вас, шеф, быть осторожнее с иностранцами.
- К черту британцев! Притащите мне этого малого из «Рубина» - я с него кожу живьем сдеру. Два дня вам сроку. Ясно?
- Спасибо, шеф?
- За что?
- За то, что дали еще один шанс.
- Кто сказал, что я его вам дал? – он выскочил из-за стола, и челядь шатнулась к дверям: уж больно угрожающе выглядел руководитель «Ю-8» – кулаки сжаты, голос сипит, глаза сощурены в узкие злые щели. Но он только постучал себя по лбу согнутым пальцем и сказал. – Вы полные идиоты, если думаете, я вам прощу это кино в интернете.
Инночкин был в это время в Нягани – да он никуда и не уезжал: готовил бумаги для вывоза со стройки оборудования и ждал вестей от Фила.
Друзья – редкая штука, думал он, в смысле – настоящие друзья, которые остаются с тобой в горе и радости, из беды выручают. Но как возникает дружба? Как она устроена? Как узнать, что на этого человека можно положиться в критической ситуации, позвать на помощь, доверить свои тайные замыслы? Может, дружеские чувства зарождается на подсознательном уровне?
Нельзя сказать, что душа его в эти дни почивала в покое. Во сне и предчувствиях преследовали одни и те же неясные страхи и кошмары – Кастанян с пистолетом в руке, входящий в двери, влезающий в окна, проникающий через стены. Инночкин не был трусом да, к тому же, знал на что идет, но как это объяснить душе? И главный напряг – ожидание.
Наконец звонок:
- Господин Инночкин?
- Да.
- Надо бы встретиться. Сможете приехать в Нягань?
- Я в Нягани.
- Скажите, куда подъехать.
- Я сам на машине. А кто говорит?
- Не берите в голову, – потом последовало молчание. – Ваши друзья….
Костя постоял чуток, послушал пиканье гудков в мобильнике, а затем перешел дорогу и направился к машине.
К городскому офису Кастаняна прибыл в точно назначенное время. Его уже ждали – с деланно-равнодушным видом подошел незнакомец.
- Это я звонил. Георг Кастанян хочет с вами поговорить. Пройдемте в офис.
Костя так и сделал.
Кастанян встретил его в своем кабинете, благодушно улыбаясь:
- Ну, брат Инночкин, ты счастливчик, скажу я тебе!
- Правда?
- Точно!
- Почему-то не чувствую себя счастливчиком. А фирма моя загибается из-за недобросовестного партнера, и я даже не знаю, выживет ли она.
Кастанян положил Косте руку на плечо и сказал проникновенно:
- Поверь мне, брат, я избавлю тебя от печальной участи похорон вашего предприятия: тебя закопают гораздо раньше.
- Да ну?
- Точно. Прямо сегодня. Только фильмец один покажу.
Отдав необходимые распоряжения челяди, снова Инночкину:
- А ты не дурак, брат!
Тот был скромен:
- Чего не знаю, того не знаю. Об этом лучше спросите моих друзей.
Два «качка», застывшие у дверей, наводили тоску до зубной боли.
Посмотрели ролики на Ютьюбе – их уже стало два. Отлаяв собаку, Жорик катал Маринку на своей волосатой спине и хрюкал.
- Как ты думаешь, брат, зачем они это делают?
- А вы сами об этом спросите, - Костя достал мобилу и набрал номер Фила.
Тот потребовал общения по скайпу. Установили с Лондоном видеосвязь.
Георг уставился в лицо Фила Смита. Тот уставился на него.
Молчание нарушил Костя Инночкин:
- Мне так повезло, Фил. Господин Кастанян хочет замочить меня лично.
- Еще бы! Его-то узколобую армянскую голову забивать в широкую армянскую задницу будут сотрудники ФСБ.
- Кажется, они меня тоже собираются немного помучить.
- Не беда. Мученики сразу попадают в рай.
- Вот спасибо – утешил.
- Подожди благодарить, рано еще. Не желаешь посмотреть интервью пьяного армянина?
Трезвый армянин молча смерил Инночкина таким странным взглядом, как будто ему невтерпеж стало повыть над его гробом.
Все протранслированное, Фил прокомментировал через скайп вопросом:
- Неслабая куча дерьма о ваших правителях?
- А то, - сказал Инночкин, выглядевший уверенным, несмотря на весьма щекотливую обстановку. – Компроматец, что надо – будет над чем поскрипеть им зубами.
И Кастаняну:
- А вы перспективный человек! С такими грандиозными планами прямая дорога в Государственную Думу.
- Пьяный бред это все! – передернул плечами хозяин «Ю-8».
- Из любопытства – хотите пари? – предложил Фил. – Отправим материальчик в ФСБ и посмотрим, как они отреагируют.
- Ну, хорошо! Вы меня подловили! - глаза Кастаняна были широко раскрыты и затуманены слезами, а губы тряслись в каком-то жутком ритме. – А вот ты, хитромудрый, действительно думаешь, что я тебе просто так дам отсюда уйти?
- Зачем же мне уходить просто так? Я не уйду, пока вы не уплатите долг «Рубину».
- Неужели ты думаешь, что английский спецназ прибежит сюда тебя спасать? Ой я сейчас обделаюсь от страха!
- Я думаю, спасет меня ваше благоразумие.
- Меня? Шантажировать?! Да ты, брат, вообще герой! – глаза Кастаняна моргали как заведенные, рот дергался совершенно бесконтрольно. Казалось, у него в башке насмерть бьются два упыря, один кровожаднее другого.
Косте подумал, что он спятил.
- Это дело моей чести, - шипел он Филу, брызгая слюной, а пальцем указывал на Инночкина, – удавить гаденыша. Понял?
- Кстати, - невозмутимо сообщил Фил Смит. – Наш сеанс связи тоже фиксируется.
- Ах так… - кивнул Кастанян, видимо совершенно потеряв голову. – Ладно, фиксируй – щас я тебе кое-что покажу. Никто безнаказанно не смеет мне пакостить! Сейчас твоему приятелю засуну в зад ствол пистолета и нажму курок. А ты фиксируй-фиксируй, как из его пасти вылетят мозги вместе с дерьмом.
Он вытащил из кармана пистолет, передернул и продемонстрировал его Филу. Тот, кажется, растерялся.
- Да вы, сэр, спятили совсем.
Вмешался Инночкин:
- Ну что ты, Фил! Блефует наш бедный Йорик. Мне даже неловко за него.
- Блефую? – Кастанян повернулся и направил ствол Косте прямо в лицо, безумно улыбаясь во весь рот.
Находясь на мушке, Инночкин, тем не менее, не выказывал страха. Он лишь с любопытством смотрел в аккуратную круглую дырочку, представляя себе ее гладкие полированные стенки и крошечные насечки наверху, где отводится назад предохранитель. Костя смотрел, как палец руководителя «Ю-8» ложится на спусковой крючок, как капля пота катится по его щеке и исчезает под подбородком. Время растягивалось – секунда превратилась в минуту.
- Я дам вам хороший урок! – язык у армяна стал заплетаться. – Вы не скоро его забудете.
Однако, не нажав курка, опустил пистолет, стер слюну с губ и пот со щеки.
- Взять его!
«Качки» от дверей подскочили к Инночкину и заломили ему руки за спину.
Могли бы и не напрягаться: все равно пришлось слушать монолог Кастаняна – он болтал, не закрывая рта. Слова громыхали, как острые камни, которые трясут в жестянке над ухом. Жорик брызгал слюной о том, что погибать надо с музыкой – мир еще не знает его, но узнает и содрогнется. И о нем, Георге Кастаняне, напишут книги, снимут фильмы, а потом перепишут, и переснимут. А дальше им ничего не останется, как поставить долбанный памятник в его долбанную честь на его долбанной родине на самой вершине славного Арарата. И все из-за того, как он жестоко сейчас расправится с русским парнем Костей Инночкиным.
Чем дольше говорил, тем яснее становилось, что он совершенно не в себе. Брызги слюны далеко разлетались по его кабинету и попадали на лица «качков», которые утирались торопливо одной рукой, другой придерживая Константина. Змея, которая убивает плевком в глаз, по сравнению с разъяренным руководителем «Ю-8» показалась бы червяком в банке рыбацкой.
Спустив пары, Кастанян прекратил свой ор.
- Отпустите его!
«Качки» вернулись к двери.
- Знаете, ребята, - задумчиво сказал руководитель «Ю-8», - а вы мне нравитесь. Кажется, у меня начинает подниматься настроение от предстоящей игры.
- Вы о чем? – спросил Костя.
- Э, брат, не претворяйся – ты прекрасно знаешь, о чем. Наслаждение болью. Наслаждение чужой болью. У меня даже мурашки бегут по коже, когда я думаю о том, что сейчас сделаю с тобой. Прямо как в ночь перед Рождеством.
- Не понимаю, о чем вы.
- Сейчас поймешь. А ты, англичанин, - он повернулся к ноутбуку, - фиксируй все. И чтоб на весь мир.
- Сначала я сломаю тебе все пальцы, один за другим, - смаковал Кастанян предстоящие болевые игры, в которых Инночкину отводилась незавидная роль главного героя. Косте не хотелось конечно такой популярности, но он и сам не знал насколько сильно.
- Надеюсь, это шутки, господин Кастанян, - сказал он. – Поверьте, все не так страшно: дела еще можно уладить. Я вот что-то никак не могу врубиться из-за чего все эти угрозы? Пистолет, дуболомы ваши, сломанные пальцы… Из-за 140 миллионов? Не такое уж это богатство для владельца «Ю-8», да к тому же еще – оно и не ваше: так, прихваченное с кондачка у растяпы Рубахина. Можете мне дать разумное объяснение из-за чего раздуваете сыр-бор? Вам жизненно необходимо меня прикончить?
Кастанян расхохотался:
- Вот именно!
- Это плохая идея.
- Да ну? У тебя есть получше?
Кастанян был ужасно зол – зол, как рыба с крючком в глазу. Как горящий куст. Как электрик, которого шибануло током.
- Сейчас вы вместе со мной приговариваете и себя к расстрелу. Вы понимаете, что я имею ввиду?
В глазах вороватого армяна дымилась и кипела злая кровь.
- Я все правильно понимаю: ты меня подцепил на крюк и теперь намереваешься освежевать! – изо рта его вновь полетела слюна. – Не будет этого!
Он с таким хрипом втянул в себя воздух, что Инночкин испугался – вот сейчас толстяка-армяшку хватит удар. Но гордый сын Арарата был слишком могуч для каких-то там апоплексических ударов.
- Вон отсюда! Даю тебе десять минут!
Но Инночкин не обрадовался свалившимся вдруг на него жизни и свободе. Выбрал из ряда стул, придвинул к столу, оседлал так, чтоб виден был Фил на экране бука и подмигнул ему. Удаль молодцу не укор!
- Садитесь, господин Кастанян, поговорим спокойно.
Хозяин кабинета сунул пистолет в карман, цокнул языком и сказал:
- Похоже, ты не из пугливых.
- Спасибо. И я думаю, что вы не полный идиот.
- Правда? После того, что вы мне тут показали, думаешь, твое мнение что-то значит?
- Думаю, да.
Кастанян покачал головой:
- Лучше бы я всадил тебе пулю в зад: денег все равно нет.
Инночкин не казался обескураженным от упущенной перспективы:
- Господи! Нашли проблему. Вы позволите позвонить?
Переговорив с филиалом «Альфа-Банк» в Нягани, Инночкин сказал Кастаняну:
- Видите, как все просто – переуступка долга и никаких вопросов. Едем? Нас ждут.
Кастанян признался, испустив тяжелый, усталый выдох:
- Мне еще в сауне хотелось выколоть тебе вилкой глаз.
- Не напрягайтесь так, - сказал Костя. – Ведь жизнь сегодня не закончилась, не смотря на все ваши усилия. Думаю, у вас еще будет возможность шахануть мне не раз. Партия продолжается!

Они сидели и курили. Разговор шел о няганьских делах.
- Кастанян звонил – ругал тебя последними словами, советовал расстаться: говорит, ты неприлично молод для своей должности. А меня зовет на новые объемы.
Инночкин усмехнулся:
- А ты?
Рубахин, нервно рассмеявшись:
- А что я? Жорик, говорю, во лбу пошарь: ты – животворящий орган из трех букв. Я тебе раньше верил, а теперь прости - не сори, бамбино, чаем: нам на тебя посрато.
- Да, каналья еще та, - согласился Костя: в подробности визита в Нягань компаньона он не посвящал.
- Как ты его обул!
- Как сказано в Писании: берут за горло – бей по гениталиям.
- Я бы в жизнь не догадался вернуть долги переуступкой.
- Ну, «Альфа-Банк» величина! Против него Жорик – прыщ на мягком месте.
- А на вид такой интеллигент.
- Армянского пошиба: в кармане носовой платок, а в нем соплей за полный квартал. Да и ваще: в нем интеллекту, на мой взгляд, меньше, чем в турнепсе. А с совестью завал – в аду у черта спички стырит. Твои дела сыскные как – узнал покусителя?
- Ты не поверишь: охранник – прапорщик в наркозе - Рубахин поежился, будто незримый кто-то продолжает целиться в него.
- Поймали? Как поймаешь, на кол. Должно быть, за долг по зарплате? Теперь полегчает.
- Да уж поймаю – хайло начищу. Ты будешь отдыхать? Работа есть.
- Давай, рассказывай.
Судьба любого дела зачастую зависит от мелочей – таких ничтожных, что сразу не заметишь. Уж на что Рубахин дока в договорах, а вот пропустил в тексте закорюку, дающую право Тобольской ГРЭС заморозить на год выплату 20 % заработанных по договору средств в качестве страхфонда на случай обнаружения брака выполненных работ. Если учесть, что выполнено их на 100 миллионов, то сумма получается… М-да, уж.
- И «Фортуна» повернулась к нам не лучшим своим местом. Возьмешься разрулить? – спросил Рубахин. – После Кастаняна начинаю верить, что тебе по силам из любого полена сделать Буратино.
От судьбы так просто не уйдешь – подумал Костя, а вслух:
- Мудрый Фрейд сказал: «Для счастья мужику нужны две вещи – работа и любовь».
- Не стану спорить с ним, если слово «любовь» заменить на «секс». Ты так и не поведал, какие в Англии девчата есть. Специалисты говорят: англичанки – это некондиционные француженки: тут блондинки, там блондинки – ну, везде они блондинки. Типа Хакамады – не хочется, а надо.
- Не знаю: я был там со своими.
- Как поют в бундесвере: «Зольдат всегда зольдат», - усмехнулся Рубахин.
Инночкин курил и думал, что его приятель в строительном бизнесе – это большая глупость. Ему бы в импресарио податься, раскручивать лукавых инженю. Вот был бы успех.
Костя находился в том счастливом возрасте, когда думы светлы, как в январе березы, все вещи принимаются всерьез, но нет уныния ни от чего.
В тот же день он выехал в Тобольск, а утром позвонил на ТЭЦ.
- Не уделите ли одну минуту для разговора делового? – представившись, спросил.
- Одну минуту? – ответили. – Извольте. Впрочем, минута ваша на исходе.
- Звучит зловеще – как перед расстрелом.
Абонент задумался.
Костя напомнил о себе:
- Я не наскучил вам?
- Вы думаете, я настолько туп?
- По телефону этого не скажешь. Как насчет встречи визави?
- Больше того, что я сказал Рубахину, мне нечего сказать.
На нет и судна нет, не считая небольшой досады.
- Весьма признателен за содержательность беседы.
В тот же день Инночкин выслушал две лекции – в финансовом отделе ГРЭС и юридическом. Сидел, кивал и поощрял:
- Да-да…. Продолжайте…. Понимаю….
И понимал, что ни одной зацепки.
Все, что мог сказать:
- По логике вещей: как можно было подписать сей договор? Я думаю, что нет людей, питающих к финансам отвращение.
Его разубедили:
- Есть! Рубахин из «Рубина»!
Кто бы сомневался!
И тут же позвонил Соломон Венедиктович – помяни черта!
- Ну, как дела?
- Все идет отлично! – сказал, а сам подумал: не Бог нам нашептал совместно затевать «Рубин».
Тобольск – старинный город со старинными устоями. Здесь даже солнышко встает чуть свет. И вдохновляет народонаселение на труд ударный лозунг прошлых лет: «Коммунизм – это есть советская власть….
- … плюс дебилизация всей страны, - поправил Костя и добавил от себя. – Это норма, господа, а не патология.
Настроение, как видно, у финдиректора «Рубина» в Тобольске было не ахти – даже с расстройств осунулся, лицом сбледнул. Спать лег с выражением покорности судьбе во взоре мрачном. Но встал бодрячком.
Отмойдодырев с утра морду лица, потаращившись на нее в зеркало, отправился на ГРЭС, к ее генеральному директору. Как говорится, лыко да мочало – начинаем все сначала, иль по-другому: не мытьем, так катаньем решил достать.
А сколь по молодости лет был прост на язычок, то и сказал ему:
- Вот вы поймали нас сейчас на дурака, а ведь Земля кругла – шар, пущенный вперед, влетит вам в зад. Законы физики.
А тот не понял юмора иль не туда подумал:
- Закройте дверь с той стороны!
- Валяйте, выгоняйте – проще всего отправить вон партнера, коль стал не нужен.
Местный бонза малость обалдел. Но оказалось зря: финдиректор из «Рубина» не склонен был к скандалам. Вид его, несильно угнетенный, развеселил.
- Ну и какого (слово непечатное) вы (слово очень непечатное) рожна хотите? Договор не прошибаем. Спорим на ящик коньяка!
И Костя руку протянул.
- Никакой логики не вижу, - заявил директор ГРЭС, скрепляя уговор пожатием.
- А вот, – Костя отвечает. - По вздорности характера!
– Хотите, верьте, не хотите – все равно не стану врать, но вы мне нравитесь. Вежливый, воспитанный – таких теперь не делают. А лет так сколько не скажу тому назад….
Это гендиректор ГРЭС как бы шутку пошутил и призадумался.
Он-то пошутил, а Константин за эту мысль сразу ухватился.
- I offer duel.
- Э..э, дуэль? - самостоятельно перевел с английского тобольский лидер киловатопроизводства. – Вы вызываете меня?
- Как офицер запаса офицера, и поскольку я, выбор формы состязания за вами. Условие одно – платит проигравший. Если это вы – «Рубин» получает с вас долги.
- Даже в этом случае вам ничего не светит – договор курирует «Фортуна» и выплаты по нему тоже…
- Но попытаться… Попытка, говорят, не пытка.
- Вы упрямы. Что я могу?
- За нас замолвить слово. Придумаете что-нибудь. Короче, на вопрос махнем ролями. По рукам?
- А не боитесь проиграть?
- Проиграю – свалю, поставив ящик коньяка, и никаких обид.
- Господь смешлив, а Сатана насмешлив, - с улыбкой молвил хозяин кабинета. – А человек, как водится, смешон…. На что ж тебя сподобить? Может водку по стаканам расплескаем – кто больше?
- Исключено. И еще одно не катит – тринадцатый подвиг Геракла.
- С виду русский парень удалой, а говоришь с акцентом замшелого парторга времен исторического оптимизма советского народа. У тебя нет проблем со смыслом жизни? Мне кажется, любой мужик готов напиться только для того, чтобы проснуться вдруг в одной постели с молодой Барбарой Брыльской. Не понимает тот прекрасного, кто никогда не плакал пьяными слезами. Что, совсем не потребляешь – даже вина? М-м-м… зря! Многое теряешь. Как замечательно сказал поэт:
- Южный берег Крыма, синяя волна.
Сигареты «Прима» да стакан вина
Проплывают мимо чудо корабли
Жизнь неповторима, что ни говори!
- А о другом подумать не судьба? – спросил Костя.
- Ну хорошо, я выбираю бокс. Больше скажу – надоело: хоть один вечер не побыть директором. Нельзя ж все время. Я ведь по натуре жизнелюб, насмешник, а тут, - он широким жестом руки окинул кабинет. – Рутина. Как говорится, жизнь несется мимо, обдавая грязью.
- Набью вам морду, - и запел. – Тореадор смелее в бой…
Инночкин от души рассмеялся. Он освоился и чувствовал себя прекрасно в обществе этого раскованного и остроумного человека, который за словом в карман, как говорят, ни в какой ситуации, ни разу не опаздывал. А по части реакции на окружающие возмущения мог соперничать… да с кем угодно.
- Время обеда! – хозяин кабинета возвестил и секретарше по селектору. – Нам на двоих.
Обсуждая тему предстоящего поединка, два директора и не заметили, как без следа исчезло взаимное смущение. Они перешли на «ты». Оба чувствовали себя легко, раскованно, свободно.
- Немножечко схитрил, - признался директор ГРЭС. – Я бывший КМС и на полцентнера весомей, но не кисни: бить буду аккуратно и не больно.
И расхохотался, чрезвычайно довольный собой – дескать, ну не крутой ли я мужик?
- Что я могу сказать в свою защиту, - Костя раскурил трубку. – На Хохрякова еще в лицее стал мастером. Не слыхал? Это открытое первенство Урала. Мой дед был вице-чемпионом докапиталистической России.
- Скажи фамилию. Крюков, Крюков… На слуху. Кажется, был такой. А я, стало быть влип?
- Не переживай: бить буду аккуратно и не больно, – сказал серьезно Константин.
Даже не знаю, как рассказывать об этом поединке. Бокс – это ведь не просто вид спорта, это силовое состязание двух мужчин, это, если хотите, однополый танец двух партнеров, это бесконечная поэма чувств – от бешенства до боли. Если ты по рингу суетишься, как в «живёте» ужаленный, без всякой красоты движений, а потом еще в нокдауне взбрыкнешь ногами, то не хрен было выходить.
Каким же следует на ринге быть?
Ответ – на ринге нужно быть красивым, мужественным, олицетворением добра. Да-да! Вы не ослышались. На ринг выходят лишь из-за неизбывной любви к партнеру.
Отдубасив друг друга до красноты морды лица, теперь уже друзья не разлей вода отправились в парилку тут же, при спортивном комплексе.
Мороз под тридцать, ночь. На свежий воздух из потогонки выход есть – как раз в сугроб на тыльной стороне спорткомплекса. Это так здорово, когда из ядерного лета где-то на Венере в земной сибирский холод голышом. Просто мост космический со сверхсветовой скоростью телепортации.
Хозяин с ревом тигра нырял в сугроб, откуда восторгался:
- Вот так и наша жизнь – прекрасна лишь метаморфозами! О, снег, возьми мня себе! Что скис, Урал? Смотреть без страха в глаза зимы сибирской!
Костя соответствовал: в глазах – дуринка-смешинка-чертовщинка, потому, что в любой обстановке: на ринге ль, в бане, он всегда сохранял присутствие духа и остроту ума.
Спиртного нет. Усталые, распаренные пили чай из чабреца.
- Знаешь какое это лекарство? Первейшее в Сибири. Силу дает. Никаких таблеток после него не надо. Пей и всегда будешь здоров…
От бани, от снега и чая они раскраснелись, говорили и не могли наговориться. Деловым людям редко удается потрепаться просто так, по-человечески - о чем попало, которое становится вдруг важным, интересным. А ночь за разговорами короткой.
Директор ГРЭС любезно подвез Инночкина к гостинице.
- Коньяк я тебе поставлю завтра, а вот что с «Фортуной» делать ума не приложу.
- Алё, гараж, в чем дело? Хочешь чтобы я уехал просто так? – улыбнулся Костя.
- Без дураков – хочу.
- А я останусь из духа противоречия.
- Вот засада! Чем с человеком лучше обращаешься, тем он быстрее к тебе задом свою избушку поворачивает.
- А это опыт, сын ошибок трудных, делает нас такими. И не надо ля-ля про времена и нравы – раз по чесноку не получается, приходится решать проблемы иными способами и средствами. В бизнесе, мой друг, нужно быть немного сумасшедшим: это чудовищная работа обыкновенным людям не под силу.
- Кому ты говоришь!
Перед сном Инночкин вышел на балкон, вдохнуть ночной морозный воздух. Большой старинный город пред ним лежал, одной ломаной линией раскромсанный на две половины: яркую - в рекламных всполохах, и темную - без света даже в окнах. Какой-то странный, подумал Костя и того не знал, что бывшую столицу ханства накрыла ночь при Ватерлоо.
Наутро странность объяснилась просто – на ГРЭС произошла авария.
Еще на стоянке, выйдя из машины, Инночкин почувствовал, как его начало знобить. Вроде одет тепло, а пробирает дрожь. Впрочем, тут дело, кажется, не в окружающей среде: какого-то иного характера озноб - нервный, что ли? Но Костя знал: никогда не бывает так плохо, чтоб не могло стать еще хуже.
Секретарши не было в приемной. Дверь в кабинет директора открыта, и там полно народу. Инночкин тормознулся на пороге и, улыбаясь, наблюдал. Он чувствовал, что происходит что-то не то, но не спешил узнать, что именно.
Тревожно шелестели голоса:
- На улице сильно за двадцать… трубы перемерзнут… надо сливать воду…
Увидев его, хозяин кабинета тряхнул головой:
- Это твой шар влетел нам взад. Накликал…!
Слово «гад» подразумевалось, но не прозвучало.
- Я не нарочно, - Инночкин пожал плечами.
От встряски в голове тобольского директора мелькнула мысль:
- Костя, слушай сюда – нужна нам твоя помощь… Ты ж ремонтник….
Через несколько минут Инночкин абсолютно точно знал, что он наконец-то там, где должен быть, и занят тем, что должен делать.
Позвонил Барашкину в «Рубин».
- Рылина за хобот и в Тобольск во все лопатки.
- Что делать будем? – тоскливо тот спросил.
- Окопы рыть в мерзлой земле, - сказал суровый командарм.
С окопами пока повременили. Вместо этого излазили весь корпус с остывающим реактором. Потом пили чай и совещались.
Слушая доклад главного инженера (сочный и красочный от неприличных выражений), Инночкин молча кивал.
- Ну, вобщем-то проблема ясна – починить можно, но времени в обрез: воду надо было слить, а теперь трасам кранты. Чтобы приступить к ремонту, нужны запчасти – я тут написал – и ремонтники… сварщики, слесаря… человек двадцать, а лучше сорок, чтобы сразу трубы поменять. Где их взять?
Пришел директор ГРЭС, осунувшийся и небритый:
- Ну, что тут у вас?
Услышав краткий Костин пересказ рылиского доклада еще пуще помрачнел. Только что в шкаф не полез прятаться от своего катастрофического настоящего.
- Как все хреново, братцы. Москва звонит: к понедельнику не дадим в город тепло, «Фортуна» захлебнется штрафами. Из холдинга к нам едет генерал – грозит на люстру всех за гениталии.
- Люстру этим не украсить, - явил свой вкус эстета Константин. – И вообще, смерть через повешение, удушение, утопление, отравление либо каким другим изящным способом не дает выхода из ситуации. Есть другой – с концом счастливым, без покойников. Не давай отчаянию себя свалить: пока есть жизнь, есть и надежда.
Слова, тон и вид его были жизнеутверждающие.
Директор ГРЭС ожил, спросил:
- Ударим характером уральским по неприятностям сибирским?
- И смекалкой! – добавил Константин.
А вот Рылин, у которого чувство юмора давно и надежно было заблокировано, остудил: без всякого стеснения присутствующих аборигенов заявил:
- Мажорите, ребята! Откуда в этом убогом Задрюченске столько высококлассных специалистов-ремонтников? Из ЖКХ? Ну-ну…. Нам их в Челябинске искать неделю, а времени тю-тю.
Инночкин оборвал его довольно жестко:
- Хватить ныть! Иди к реактору, бери руководство аварийно-восстановительными работами в свои мозолистые руки!
- Ха! «Хватить ныть!» Сказать легко, а дальше что? – влез Барашкин.
- А дальше… Мы людей возьмем у Кастаняна. Сейчас помчишься в Нягань, на стройке и в общаге проведешь вербовку волонтеров, найдешь автобус и к утру здесь с четырьмя десятками ремонтников.
- А что? Интересно, - хмыкнул директор ГРЭС, напомнив о себе.
- Тебе тоже работа есть, - повернулся к нему Костя. – Звони в свой холдинг, скажи, что к понедельнику тепло дадим, если «Рубину» вернут 20 миллионов по прежнему договору. Ну и объем расходов обсуди на нынешний ремонт. Да не скупись, а то висеть тебе на люстре вниз лицом.
Тот тут же к уху телефон:
- День добрый….
А уж второй недобрый день в Тобольске. Город замерзал…
Костя Инночкин сутки на ногах, забыв про сон, забывая про еду – от этого кружилась голова и бешено стучало сердце. А тут еще коллеги…
- Что? В Нягань, к Кастаняну? – скуксился Барашкин. – Там в общагах круглые сутки кому-нибудь бьют морду. Здесь убивай – туда я не поеду.
- Бунт на корабле? – Костя не верил своим ушам. – Тоже мне потомок гладиаторов! Умрешь, где партия прикажет.
Потом смягчился, махнул рукой – ладно, мол, живи пока, а вслух сказал:
- Поедем вместе.
Барашкин вздохнул философски – ну, вместе, так вместе: вместе он не против.
Через час они уже были за городом на трассе.
- Какого черта этот снег летит? Небо что ли прорвало?
- Но ведь красиво! – Костя очнулся от дремоты и посмотрел в окно. – Чем тебе снег-то помешал?
- А накат? Занесет на такой скорости, и « Здесь покоится прах рабов божьих…».
Костя вскинулся и снова поглядел в окно:
- Ты считаешь это возможным?
К его удивлению Барашкин отрицать ничего не стал и даже кивнул. Вот зануда!
- Мы, Абрамыч, не можем сейчас смертью храбрых пасть – нас целый город, замерзая, ждет. Жми на педаль и верь в судьбу.
- Ага? – тот кажется, взбодрился: обгоняя попутную машину, буркнул. – Еду-еду не свищу, а наеду не спущу! Всегда удивляюсь, Константин, твоему оптимизму – никакой паники, никаких нервов: даже в патовых ситуациях ищешь выход.
- Да потому что совсем безвыходных ситуаций не бывает: выход всегда найдется, даже если тебя съели.
- А знаешь, как про Рубахина бабы в конторе говорят? – поменял вдруг тему Мустафа Абрамович. – У него умишко и херишко с гулькин нос. Ты у них теперь в фаворе.
- Выдохся наш трижды сексуального труда герой?
Это реплика почему-то вызвала у Барашкина буйный хохот. А Инночкин впал в задумчивость. Вот ведь какая хитрая штука жизнь – сломалась в недрах генератора ГРЭС какая-то фиговина, и все вокруг вдруг закрутилось с такой бешеной скоростью, что просто страшно. А его знобит, и сильная усталость… Не дай Бог расхвораться.
Костя потер виски.
- Устал, шеф?
- Голова гудит.
- Проглоти таблетку – вон аптечка.
Костя так и сделал.
- Слушай, я посплю, как