Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Грязь, надежда (эссе)
Отчего я не рафинад (стихи)
Ради любви... (фэнтези и фантастика)
кто-то играет на скрипке... (стихи)
Все, что оставили после себя Паула и Бруно (проза)
Человек-карточный фокус (проза)
А может, (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Любить писателя и потом встретить его – все равно что любить гусиную печенку и потом встретить гуся

(Артур Кестлер)

Rambler's Top100







Youngblood

Счастье моё

Patriot Хренов>

Вы - 1-й читатель этого произведения

В «Новостях» показывали километровые автомобильные заторы в снежных заносах под Волгоградом, когда мобильник просигналил о приходе эсемески.
Прочитав, я отправился в комнату к родителям.
— Лариска сессию сдала досрочно. Послезавтра утром прилетает.
— Когда? Когда? — спросила мать.
— Тридцатого. На Новый год. А второго — к своим. Дальше летит.
— И что? — ахнула матушка. — Ты хочешь ехать на своей машине?
— Конечно.
Отец крякнул:
— Не дури! Смотри, — кивнул в сторону телевизора, — смотри, что на дорогах творится.
— Ну. В городе-то чистят.
— Так они тебе везде и поспеют!.. — мать явно расстроилась.
— В интернете говорят — в самом городе пробок вроде нет.
— Верь им больше, — не сдавался отец.
— И аэропорт , — вспомнила мать, — он же в степи.
— В степи, — согласился я. — Да только он в ровной степи. А заторы — в балках. Единственно вот… переезд. Именно потому и думаю сам порулить. Ещё с утра все карты пересмотрел. Объезды вспомнил. Где какие спуски-подъёмы…
— Ну смотри, — махнул рукой отец. — Жираф большой…
— Ой! — ухватилась мать за голову. — Совсем с ума сошли!..
— Нечего, ничего, старушка, — отец приобнял её за плечи. — Свинья не выдаст… Только тогда, — вновь обратился ко мне, — завтра прямо с утра и отправляйся. А переночуешь у Звонковых.
— Креста на вас нет! — причитала мать.
— Ничего, ничего. Он у нас уже взрослый. Того и гляди, свою семью заведёт…


Утром, пока шел к остановке да ехал в маршрутке, всё оглядывал проезжую часть улиц. Спросил шофёра:
— Не знаешь, как там дела в Волгограде? А то мне сейчас катить туда.
— На Вторую продольную и не суйся. Да и на Третью… А тебе куда?
— В аэропорт.
— Автобус оттуда вернулся. Сам видел. Так что должен проехать.
— А как он ходил? Не знаешь?
— Откуда… Одно понятно — не через Среднюю Ахтубу: там сейчас на бугор не вылезешь.
«Ладно, решил про себя, прорвёмся. У меня ещё сутки впереди.:


Перед воротами общества встретил соседа. За поздравлениями с наступающим да обсуждениями сообщений в «Новостях» повернули на свою улицу и аж присвистнули.
Перед теми воротами гаражей, что выходят на север, снега почти не было. Перед нашими же — сугробы по грудь.
— Ну, — сказал Мишка. — Я тебе не попутчик. Я позавчера-то на дачу еле продрался. А уж теперь-то!.. А собаку кормить надо. Придётся автобусом. А там — топать да топать.
— А я как доберусь — не представляю пока. Ну, пойдём, провожу до сторожки за лопатой.


Спасибо Михаилу, — что значит, ездит чуть ли не каждый день, — от его ворот с правой стороны можно было довольно быстро пробиться к моей калитке. Мысленно выражая ему особую благодарность, что не валит снег к соседям, подошел к стене и замер.
Норка в снегу. Крыса? Стал аккуратно разгребать лопатой… И аж чуть не упал, когда к моим ногам выскочил черно-белый комок. Боже ты мой! Кошка!
— Бедняга! Откуда ты такая тут?
— Мяу!
— Да у меня ж и нет ничего с собой. Ни сухарика завалящего.
А та залезла на носки моих сапог, прижалась, дрожит. Бедняга!..
Сунул было её за пазуху: «Киска! Лязай!» — и рассмеялся.
Я Лариске порой командую на манер старухи Шапокляк: «Лариска, крыска! В карман!»
Она ж ещё и по году — Крыса. Хотя меня, не взирая на то, что я Собака, зовёт Кисой и ещё уездным предводителем команчей.
Но работать с кошкой за пазухой было совсем невозможно. Снял перчатки, шарф, укутал её как мог. Но она всё бегала и бегала за мной и лезла ко мне на ноги. Наконец, я смог-таки открыть калитку. В гараже переодел пуховик. В снятый закутал животинку, сунул на сидение и захлопнул дверку.
Но лишь только сел за руль, как черно-белая прелесть вновь оказалась у меня на коленях.
— Ну куда ж я тебя дену-то! У отца на вас аллергия. У Звонковых — грудничёк. Сторожам отнести? Так там Амур — порвёт ведь…
Но всё-таки сгонял на машине в ближайший магазин, купил ей сто грамм фарша.
Продавщица ещё косилась на меня: кто ж, мол покупает фарш по ложечке. А когда я попросил её и подогреть, вообще, видно, решила, что я шизонутый. Пришлось объяснить, что это — для кошки в гаражах.
В сугробе с левой стороны от ворот соорудил из картонного ящика, дырявых мешков и прочих тряпок подобие конуры, сунул туда животинку и умчался в аэропорт.


Когда я увидел родную фигурку в зале прибытия, то распахнул пошире объятия и просипел: «Крыска Лариска! В карман!»
Вообще-то я хотел крикнут погромче, но голос предательски сорвался.
— Сам ты фельдмаршал! — промулыкала свет очей и прижалась к моей груди. — Михельсон несчастный. Либер фатер Конрад Карлович…


После обращения Президента и курантов мы с Ларой пошли на площадь перед Дворцом культуры смотреть фейерверк.
— А помнишь, — спросил я, — про кошечку рассказывал?
— Угу…
— Жалко, что у отца аллергия на них.
— Да. Обидно.
— Я вот всё хочу проверить, а нет ли её у него ещё и на маленьких детей? Поможешь?
— Хм… А как?
— Как, как… Да просто! Замуж за меня выходи! А там и придумаем…
Минут пять она смотрела мне в глаза.
И вот когда внутри меня уже всё оборвалось, и я не знал, куда б мне провалиться, протянула:
— Дура-ак! Дура-ак!! Ой, дура-ак!..
— То есть… нет?
— То ест да. Да! Конечно, да.
Ещё в полуобморочном состоянии поинтересовался:
— Что? Только ради интереса? Или хоть немножечко любишь?
— Люблю. Люблю! Конечно, люблю!!!
Я взлетел на вершину берёзы и заорал со всей дури:
— Люди! Она меня любит! Женой моей будет! Ура!..


Второго января я захватил мясные объедки отправился на гараж за машиной.
Кошки на месте не оказалось. Что ж делать — пошёл к Амуру:
— С Новым годом, братан! Я тебе вот тут принёс…
И вдруг вижу: вслед за громадным сторожевым псом из конуры появляется моя черно-белая знакомая.
— Амур! Амур!!
Тот только из вежливости сглотнул какой-то кусочек и посмотрел на меня.
— Что братан? И тебя с новым счастьем?


А потом я сидел, привалясь спиной к конуре, гладил кошку на коленях, обнимал собаку и пел им «Счастье моё». И до мурашек по пяткам жалел, что эти два дня не было снегопада, и дороги все давно расчищены.


02.01.2014

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Alex Smit


Случайное произведение

автор: Фунт


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008