Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
без названия (стихи)
АПЕЛЬСВИН (дзуйхицу-одеколон) (нечто иное)
Я не буду тебя искать (проза)
Искусство художника Шерсть (нечто иное)
Хроника глобального бреда - кн.1, ч.1 (фэнтези и фантастика)
Королеве (стихи)
Кот (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Кто ясно мыслит, ясно излагает

(Никола Буало)

Rambler's Top100







Youngblood

Дракон и яблоки

Дара Ливень>

Вы - 1454-й читатель этого произведения

В одной из горных долин Дэль-Гервада есть селение, славное своими садами. Нигде больше нет яблок подобного вкуса и величины, подобного аромата. Нигде больше не встретишь таких сочных, тающих во рту груш, нигде больше персики не наливаются таким душистым золотым медом. Нигде больше не вызревает виноград, каждая ягода которого, размером с кулак, опьяняет без всякого вина и вдохновляет на сложение песен.
Садоводы этой долины не склонны делиться секретами своего ремесла. Но у них есть на то причины…

Всем известно, что каждая женщина переносит беременность по-своему. Одной легко, другой не очень, а третья мучается сама и мучает окружающих: то ей кисленького хочется, то солененького, то остренького… то совсем ничего не хочется, кроме как лечь и умереть.
Надо сказать, подобные неприятности случаются не только с женщинами. Например, от них сильно страдают драконы… то есть, конечно, драконессы. Одних тянет на дичинку, других – на домашнюю скотинку. Третьим подавай принцесс. Нет-нет, почтенные, конечно же не драконы крадут королевских дочек. Зачем им такие неприятности на собственный хвост, когда можно полакомиться кабаном? Или, на худой конец, поживиться в крестьянском стаде, хотя овца или буренка пресновата на изысканный драконий вкус… Принцесс крадут именно беременные драконессы. Только им может прийти в голову безумная идея лезть в королевский замок, где полно и баллист, и лучников, и колдунов, и еще многих других неприятностей, только потому, что захотелось именно принцессу, а не какую-нибудь поселянку.
Почему именно принцессу, спросите вы? Так ведь, во-первых, принцесса понежнее на вкус, а во-вторых, красавица. Что беременным нежелательно смотреть на уродливое, знают даже люди. А драконессы ведь не просто смотрят, они еще и едят, а это куда важнее.
Так вот, почтенные, драконессу в интересном положении тоже может потянуть на что-нибудь не совсем обычное. А наша история как раз и началась с того, что молоденькую драконессу, назовем ее Йолин, потянуло на кое-что, для дракона уж и вовсе необыкновенное.
- Мне так хочется яблок! – пожаловалась она знакомому дракону по имени Корби – Ворон. Свое имя этот достойный представитель драконьего племени получил за необычную угольно-черную окраску с изумрудно-лиловым отливом по чешуе. Рядом с ним золотая Йолин – Молния – буквально пламенела, вполне оправдывая собственное прозвание.
Услышав, чего хочется подруге, Корби с лязгом уронил челюсть. Его бронированный подбородок высек россыпь искр из гранитного карниза, на котором отдыхала эта парочка.
- Яблок?! – выдохнул он.
- Яблок, - смущенно подтвердила Йолин, изящно изогнув кончик хвоста – для человеческой женщины это соответствовало бы стыдливому румянцу. – Яблоки – они такие… такие…
Какие они, Йолин объяснить не смогла, поскольку до сей поры ни один дракон яблок не пробовал, и совсем расстроилась. Тем не менее она твердо знала, что хочет именно яблок, а не кита или принцессу.
- Хм, - сказал Корби, закрыл пасть и задумался. Разумеется, он, как и всякий дракон, знал, что у беременных часто бывают различные причуды. Но причуда Йолин была уж очень… причудливой.
- Ну-у, - протянул он, - тут неподалеку, в одной долине, люди занимаются садоводством. Наверняка и яблоки выращивают. Всего с полчаса лету, если не торопясь. Три-четыре дерева съешь, наверное, и хватит.
- Дерева?! – чешуя Йолин встопорщилась, предвещая нешуточный гнев. – С листьями, ветками, стволами?! Но я не хочу яблонь! Я хочу ЯБЛОК!!! Просто одних яблок!
- Так съешь одни яблоки, - Корби шевельнул кончиками сложенных крыльев – эквивалент человеческого пожатия плечами. – В чем проблема?
- В том, что они маленькие! – в голосе Йолин явственно слышалась истерическая нотка. – А я большая! Я не могу собрать их, чтобы съесть!
Беременная драконесса в истерике – зрелище не для слабонервных, а любой дракон в обществе драконессы – всегда крайне слабонервное существо.
- Тогда извини, ничем не могу помочь, - сказал Корби и поспешил убраться подальше, пока не поздно.
Оставшись в одиночестве, Йолин разрыдалась. Там, где падали ее слезы, гранит тихо шипел и плавился. Вскоре карниз перед ней напоминал лунный пейзаж – бесчисленные кратеры… Полюбовавшись результатом, Йолин успокоилась настолько, что смогла думать не только о том, как она несчастна.
- Они маленькие, - сказала она вслух. – А я большая. Но ведь драконы, в конце концов, волшебный народ. Почему бы мне не сделать яблоки такими большими, чтобы я могла собирать их?
Драконы, особенно молодые, не склонны к долгим раздумьям. Йолин не была исключением. Снявшись с карниза, она полетела к долине, образ которой передал ей при разговоре Корби.
Надо сказать, почтенные, что драконы воспринимают мир совсем не так, как люди. Человеку пришлось бы объяснять, что надо пройти столько-то миль по караванной тропе на север, потом вот у такого-то утеса повернуть налево, да еще не забыть свернуть у корявого дерева вслед за маленькой речкой… Драконам проще. Мир они воспринимают как узор, сплетенный потоками магических Сил, образующих его. И чтобы указать направление, дракон просто мысленно передает другому дракону кусочек узора, соответствующий месту, куда надо попасть. Ошибиться невозможно – любой элемент узора неповторим.
Устроившись на скале над входом речки в долину, Йолин по-хозяйски осмотрела селение внизу. Садов было много, это верно, а вот людей не было видно совсем. Только несколько мальчишек с визгом кинулись прятаться по подвалам. Йолин не удостоила их вниманием. Она поднялась повыше в воздух – посмотреть, куда девались люди. В соседней долине она увидела шумное празднество – там справляли свадьбу. Очевидно, все взрослое население отправилось туда. Драконессу это вполне устраивало.
Она села возле самого большого сада и начала собирать слабенькие потоки Сил для плетения своего волшебного узора. И почему это люди всегда селятся там, где потоки слабее всего? Не иначе, для того, чтобы осложнить жизнь драконам…
Раньше Йолин не приходилось работать с живым, растущим деревом, да и сама она была еще совсем молода и неопытна – это была ее первая беременность. Поэтому драконесса несколько раз, узелок за узелком, проверила весь сплетенный узор, боясь допустить хоть одну маленькую ошибку. Ошибок вроде бы не было, волшебный узор был правилен, сиял и дышал, что также было хорошим знаком. Йолин вздохнула, наложила плетение на сад и отпустила его.
Узор вспыхнул и погас – волшебство состоялось. Ничего не изменилось. Йолин подождала. Яблоки не стали крупнее даже на маковое зернышко. Йолин раздраженно взревела, замахала крыльями и поднялась, разбрызгивая пот – она так старалась, что даже вспотела от напряжения, но все равно ничего не получилось! Она уже готова была обрушиться на ни в чем не повинный сад, но тут ее внимание привлекла толпа, бежавшая к селению. Ее заметили, когда она поднималась на разведку.
Зло сорвать не удалось. Конечно, население и трех таких деревень не могло быть серьезной угрозой для дракона, но крылатый народ давно жил рядом с людьми, и Йолин очень хорошо знала, что можно себе позволить, а чего лучше не позволять, даже если ты беременна и в гневе. Украденную овцу или сломанную яблоню ей бы простили – с кем не бывает, и сами тем же грешат. Но разоренная деревня – это уже серьезно. После подобной выходки здесь появятся монахи из этой проклятущей Школы Противостояния, и тогда ей придется несладко. Хотя бы потому, что она ждет ребенка и не может – не имеет права – применять боевые плетения, способные убить не только врага, но и дитя в ее чреве. А монахи стесняться, конечно же, не будут…
Селяне нашли свою деревню целой и невредимой. Оставленные сторожами мальчишки отделались испугом, не пропало ни овцы, ни свиньи, ни одна самая ветхая сараюшка не пострадала. Посудачив, что могло понадобиться здесь дракону, если все цело, толпа рассосалась. Но возле своего сада садовник Хабир нашел следы страшных когтей и янтарные капли застывшего драконьего пота.
Разумеется, что это за вещество, не понял никто. Похожие на янтарь кусочки неведомого камня были теплы на ощупь и слегка светились в темноте. Когда Хабир отвез несколько кусочков в город, в Школу Противостояния, и получил за них бешеные деньги, деревня прониклась к нему тихой ненавистью.
Нет, в самом деле, почтенные, как было не возмущаться подобной несправедливостью судьбы? Мало того, что Хабир был самым именитым садоводом в округе, разводил самые дорогие и редкие сорта яблонь и никогда не делился черенками даже за деньги, мало того, что он был богат до неприличия и до неприличия же прижимист, так еще и драконьи камни ему привалили! Стерпеть это было невозможно, и мальчишки окрестных селений собрались в набег на его сад.
Конечно, все мальчишки лазят по садам. Но поскольку почти у каждого дома росли свои плодовые деревья, то по садам детвора лазила не ради фруктов, которых и дома было навалом, а скорее ради того, чтобы показать свою доблесть. Садоводы это прекрасно знали – сами такими были, - и потому гоняли не строго. Все – кроме старого Хабира, не упускавшего случая отодрать хворостиной пойманного воришку… На сей раз мальчишки собрались в поход не ради славы, а ради мести, и намеревались как можно больше навредить везучему Хабиру. Нет, почтенные, конечно же, они не стали бы ломать яблони – для детей, у которых в предках десятки поколений садоводов, это равносильно убийству. Но вот обтрясти эти яблони, чтобы оставить без урожая вредного старика – совсем другое дело…
Но так случилось, что эта орда попалась на глаза Йолин, которая сидела неподалеку в скалах, не в состоянии утолить свой голод и не в силах удалиться от вожделенного сада. Увидев, как шустрые маленькие тени одна за другой исчезают за оградой, драконесса мгновенно составила план.
Яблоки увеличить ей не удалось, но что могло помешать ей уменьшить себя? И не просто уменьшить, а принять облик человеческого детеныша? В таком виде она сможет вволю наесться яблок, а если ее поймают, то ничего не сделают – люди не убивают своих детей из-за нескольких плодов.
Йолин быстро сплела узор и набросила его на себя, глотая слюнки в предвкушении пиршества. Через несколько минут девочка с туго заплетенной, чтобы не цепляться волосами за ветки, золотой косой скрылась среди деревьев…
Йолин подняла руки в сплетение листьев и веток, нашарила гладкий яблочный бок, сорвала тяжелый, почти поспевший плод и, вдохнув его аромат, вонзила в него свои зубы, едва не застонав от обжигающего, острого наслаждения, когда кисловато-сладкий сок, душистый и безумно вкусный, брызнул ей в рот.
- Эй, - окликнули ее из темноты, - идем дальше! Старый хрыч самые лучшие в середине сада посадил!
Самые лучшие?! Лучше, чем ЭТО?! Йолин ринулась туда, где уже шелестели, осыпаясь, яблони…
В самом разгаре пиршества, когда мальчишки обтрясали последние деревья ценных сортов, а Йолин сбилась со счета съеденных яблок, послышались торопливые шаркающие шаги и хриплый крик:
- Путь чума поразит вас, истребители моих трудов! Вы загубили весь мой сад!
Мальчишки брызнули в разные стороны. Йолин замешкалась, уверенная в своей безопасности, и цепкая рука с узловатыми грубыми пальцами ухватила ее повыше локтя.
- Попался, отродье шакала! А ну, идем-ка на свет. Я хочу посмотреть в твои бесстыжие глаза, прежде чем спущу с тебя три шкуры!
Едва поспевая за разъяренным садовником, опешившая Йолин дожевывала очередное потрясающе вкусное яблоко. И только когда Хабир выволок ее за ограду сада и замахнулся на нее хворостиной, она поняла, что сейчас ее – ЕЕ! – высекут, как обыкновенного человеческого детеныша.
У беременных женщин бывают приступы ярости, способные устрашить и храбрейшего из мужчин. Что же тогда, почтенные, можно сказать о ярости беременной драконессы?
Йолин сбросила плетение и вернулась в свой облик. От ее гневного рыка осыпались последние яблоки в саду Хабира и упали в обморок все деревенские собаки. Она рычала, а садовник Хабир валялся между ее передними лапами, моля о пощаде и едва ли сознавая, что дракон вовсе не обязательно должен понимать человеческую речь.
Огненное дыхание выжгло траву в шаге от скорчившегося садовника. Он взвизгнул и замолк, ожидая, что вот, сию секунду, драконье пламя опалит и его. Но время шло, смерть все не приходила, и Хабир решился поднять голову.
Золотой дракон задумчиво смотрел на него, явно пребывая в затруднении. Хабир попытался отползти назад, но огромный коготь вернул его на прежнее место, и садовник снова скорчился в смертельном страхе.
- Я могла бы убить тебя, человек, - сказала наконец Йолин, - за то, что ты посмел поднять на меня руку. Но я оставлю тебе жизнь – в обмен на твои прекрасные яблоки. Мешок яблок, которые все равно сгниют, за твою старую шкуру – не такая уж высокая цена, верно? Принесешь их вон к той скале. И каждый год будешь приносить по мешку.
- О госпожа! – взвыл садовник. – Пощади, и я сделаю все, что ты скажешь!
Кивнув, Йолин взмахнула крыльями и скоро исчезла в ночном небе…
Скрыть свой конфуз садовнику не удалось. Рев и слова дракона слышала вся деревня. Правда, Хабиру удалось перетолковать происшествие в свою пользу: мол, его яблоки оценили по достоинству даже драконы, и один из них явился грабить его сад. Но он, старый немощный человек, осмелился противостоять дракону! И хотя он потерял урожай, зато сохранил деревья. А мешок яблок в год – не такая уж обременительная дань.
Деревня, знавшая, какие «драконы» оставили без урожая Хабира, потешалась, хотя не спорила – дракон действительно был, его слышали все. Но вряд ли дракон обтрясал яблони – ведь ни одна из них не была сломана. Деревня потешалась, когда Хабир навалил на телегу не один мешок яблок, а три – все равно пропадут, - и повез их к указанной скале. Деревня потешалась всю осень, пока Хабир варил варенье из опавших яблок и ставил из них вино. Деревня потешалась всю зиму и весну.
Когда яблоки начали наливаться, деревня потешаться перестала…
Йолин и впрямь была очень молодой и неопытной драконессой. Она правильно сделала плетение, но совсем забыла, что результат проявится только при следующем плодоношении. К тому же помогли мальчишки: раньше времени освободившись от плодов, яблони отдохнули и дали небывалый урожай.
Яблоки наливались и росли. Они переросли свои обычные размеры уже втрое, но и не думали останавливаться. Хабир метался между яблонями, чьи ветви грозили обломиться под тяжестью невиданных плодов, расставлял бесчисленные подпорки и не знал, проклинать ему золотую драконессу или благословлять. Он был так занят, что и не заметил, как стихли насмешки, сменившись испуганно-завистливым шепотком.
Яблоки доросли почти до величины хорошей дыни и наконец прекратили свой пугающий рост. Они начали стремительно зреть, и по мере поспевания их кожица приобретала все более отчетливый оттенок старого золота, а мякоть, по словам мальчишек, обрела совершенно непередаваемый вкус, равного которому просто не могло быть. Хабир плакал от счастья.
Окрестные садоводы посмотрели на яблоки, почесали в затылках и разошлись. А осенью Йолин вместо яблок, которых ей вновь хотелось до рези в желудке, обнаружила у скалы целую гору всевозможных фруктов и ягод. Изрядно потрудившись, на самом дне этой благоухающей и сочащейся кучи она нашла вожделенные яблоки, съела их и задумалась.
Вечером Хабир, по обыкновению гонявший мальчишек, вышел из сада и споткнулся, как ему показалось, о корень. Но у входа в его сад никогда не было никаких корней! Тем более таких проворно ускользающих из-под ног…
Когда странный корень с тихим шелестом исчез в кустах полыни, а огромная тень нависла над садовником, заслоняя звезды, Хабир с ужасом понял, что пожаловала прошлогодняя гостья, а корень – ее хвост.
- Смилуйся, госпожа! – завопил он, падая на колени. – Я же привез тебе яблоки!
- Знаю! – рявкнула Йолин. – Перестань кричать и отвечай: зачем ты привез мне все остальное? Я просила только яблоки.
- О чем ты говоришь, госпожа? – севшим голосом просипел садовник, воображение которого рисовало картины одна страшнее другой.
- Я говорю о других фруктах. У скалы была целая куча других фруктов. Я едва откопала в ней яблоки. Они стали еще вкуснее, и я довольна. Но я не поняла, для чего ты привез все остальное.
- Я больше ничего не привозил, госпожа… - садовник осекся, его вдруг осенило.
– Это мои соседи, госпожа! – затараторил он. – Это другие садовники! Они видели, что ты сделала с моим садом, и привезли тебе свои дары, чтобы ты и для них сделала то же самое! Они надеются, что у них будут такие же чудесные плоды!
- А разве я что-то сделала с твоим садом? – спросила донельзя озадаченная драконесса.
- Но, госпожа, ведь это после твоего прилета мой сад словно сам творец благословил! Мои яблоки выросли крупнее дынь! Так просто не бывает!
- А-а, вот ты о чем… - Йолин наконец вспомнила свое, как ей подумалось, неудачное волшебство. – Действительно, на этот раз твои яблоки были очень крупны. Хотя я уже не надеялась на успех. Ну что же, поглядим…
И она улетела, оставив Хабира в полной растерянности.
Всю ночь Йолин рылась во фруктовой груде, пробуя то и это, не зная, на чем остановиться и что теперь делать с этими двуногими бескрылыми наглецами. Подумать только, они ее подкупить пробуют! Они пытаются ее нанять! Сумасшедший дом! Впору жаловаться на людей в Школу Противостояния… Йолин хихикнула, представив себе такую картину: дракон жалуется монахам Школы Противостояния на попытку подкупа со стороны людей! Безумие! Идти на поводу у них – тоже безумие. Но, с другой стороны, результат превзошел все ее ожидания – яблоки стали и большими, и необыкновенно вкусными…
За этими раздумьями ее и застал Корби.
- Что это ты тут делаешь? – спросил он, озадаченно разглядывая перемазанную по шейный гребень подругу.
- Пробую, - сообщила Йолин, выковыривая кончиком когтя застрявшую между зубами персиковую косточку.
- А откуда все это взялось?
- Люди привезли.
- Лишнее, что ли?
- Да нет, вообще-то. Я в прошлом году попыталась сделать яблоки покрупнее, чтобы удобнее было их собирать. А они только в этом году большими стали. Другие садовники захотели, чтобы и их так же облагодетельствовали. Вот – надарили… А я не знаю, что выбрать.
- Ну-у, - протянул Корби, - тогда выбери все.
- То есть?
- Ну, в прошлый раз тебе яблок захотелось, и в этот тоже. А в следующий может на груши потянуть. А кого-нибудь еще – на виноград. Кто вас, беременных, разберет с вашими причудами… Так если людям помочь, они потом готовенькое привезут, только намекни. И им выгода, и вам польза.
- Разумно, - сказала Йолин. – Только я одна не справлюсь. Поможешь?
Корби подцепил кончиком хвоста крупную виноградную кисть и закинул ее в пасть, пожевал и блаженно зажмурился.
- Пожалуй, польза не только вам, - сказал он наконец. – Мне вот, оказывается, всю жизнь хотелось винограда. С кого начнем?
Вот с тех пор, почтенные, в той долине и растут сказочно вкусные драконьи яблоки. А кроме них, драконьи сливы, персики, виноград и еще много чего. Люди в той долине не боятся драконьих налетов, принцесс больше не воруют, а стая драконов, что живет в тех местах, известна тем, что в ней самые сильные и красивые драконы. И немудрено, почтенные, ведь беременные драконессы теперь получают самые лучшие плоды Садовой долины. Школа Противостояния хмурится, но придраться ни к чему не может. А садовники, гоняя мальчишек и девчонок, побаиваются драть хворостиной сорванцов: а ну как среди них затесалась очередная беременная драконесса!

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Гид: Хорошая сказка.   (24.04.2005 12:28:07) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

anhen


Случайное произведение

автор: Жиг-Гуаша


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008