Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Будни боевого мага (фэнтези и фантастика)
"Локи: Последнее воплощение" (фэнтези и фантастика)
Бой часов (фэнтези и фантастика)
В ночь на десятое (фэнтези и фантастика)
Жизнь, нелишенная смысла (проза)
ДМ (нечто иное)
Шел первый снег, летел вернее он... (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Раскавычьте классику цитаты, останется ли он классиком?

(Виктор Коняхин)

Rambler's Top100







Youngblood

Простые истины джедаев (С. Лукьяненко "Танцы на снегу")

Алексей Иванчин>

Вы - 3454-й читатель этого произведения

Писать рецензии – занятие неблагодарное. И дело даже не в том, будет ли твоё творение в итоге где-нибудь опубликовано, заметят ли его люди, воздастся ли автору опуса за труды праведные. Проблемы возникают уже на стадии написания. Приходится ведь задумываться над глубинным смыслом рецензируемого произведения, выискивать всевозможные символы, метафоры, разнообразные как бы умные мысли, помогающие вознестись над непосредственным сюжетом и осознать ту главную идею, которую передает писатель. А, осознавши, растолковать это дело в этой самой рецензии, чтоб потом преисполниться гордостью от осознания собственной незаурядности, масштабности своей личности и общественной значимости. Только ведь остальные читатели в большинстве своем тоже не лаптем щи хлебают: имеют собственное мнение по поводу того, что, дескать, хотел сказать автор прочитанной книжки. В результате возникает множество споров, а истина, как положено, всегда остается где-то там… Если она вообще конечно есть. Ведь сказал же Сергей Лукьяненко устами персонажа-писателя в романе «Осенние визиты»: я, мол, никаких идей в книжки сам изначально не закладываю, просто пишу как придется, а потом читаю в форумах мнения фанатов и соглашаюсь с теми, которые мне больше всего понравятся.
А народ продолжает напрягаться, продолжает шевелить шариками и роликами, находящимися в черепной коробке, дабы выдать на гора очередную порцию откровений и прозрений по части творчества того или иного автора. Вот и я тоже, весь такой в начале данной заметки из себя критично настроенный, тоже в результате не удержался, и вот прямо с этой самой строчки начинаю сочинять очередную рецензию. Подвергнется моему всестороннему анализу и беспощаднейшей критике роман уже упомянутого г-на Лукьяненко “Танцы на снегу”.
По-моему, уже неприложной истиной стал тот факт, что для фантастического произведения название – не главное. Главное – чтоб звучало красиво. Правда, Лукьяненко обычно старается при всем при этом еще и мотивировать присвоение своей книжке того или иного имени. В основном у него это получается: как минимум эти слова фигурируют в речи одного из героев произведения, а уж когда они еще и главную мысль тем самым выражают – это уж вообще высший пилотаж. Рецензируемый роман – именно из последней категории. Однако, обо всем по порядку.
Действие романа разворачивается во Вселенной, населенной такими замечательными представителями животного мира космоса, как насекомовидные Цзыгу, хоббитообразные Халфлинги, человекоподобные Люди и другие, не менее замечательные создания, о которых, впрочем, мало упоминаний. Сюжет романа сводится к тому, что некая планета с названьем кратким Иней подчиняет себе одну за другой планеты, входящие в состав человеческой Империи. Производится это абсолютно бескровно, путем всего-навсего гипнотической атаки, которой предшествует просмотр телепродукции производства все той же планеты Иней. В ТВ-программы хитрущие умельцы-инейцы закладывали некий психологический код, а гипноатака – это катализатор процесса, после которого люди с промытыми мозга как в божественную справедливость верят в то, что Иней – лучшая планета, жить под её руководством – высшее счастье, ну и т.д, и т.п. Причем, причинами столь яростной убежденности служат самые приземленные, простейшие человеческие потребности: обычному человеку от жизни надо только хорошо есть, жить в удобной квартире, иметь зрелище на экране. А думать, мечтать о чем-то высоком – зачем это надо? Ха, дураков нет! Иней же как раз такие приятные условия людям и предлагает. Как тут не вспомнить реальные российские политтехнологии, когда после показа всего лишь одного рекламного ролика толпы народа стройными рядами идут на избирательные участки и отдают свой голос за того, за кого “надо”. Вот ведь закавыка какая – это что же, значит и на нас, простой электорат, тоже атаки мозговые проводят??? Кошмар!
Впрочем, что-то я отвлекся от содержания книги. Ну вот, а противоборствуют всем этим безобразиям бравые рыцари джедай, пардон, в романе их называют фагами, обитающие на планете Авалон (где же ты, король Артур?!). Правда, эти ребята не черпают Силу из окружающего мира – их еще до рождения модифицируют на генном уровне и они уже сразу рождаются крутыми, и дерутся не на световых мечах, а на плазменных бичах. Такая вот разница. И еще. Фаги, при наличии серьезнейших и высочайших идеалов в душе каждого локально взятого представителя их общества, в глобальных масштабах часто плюют на принципы Добра и Света и выполняют разнообразные заказы, поступающие им от частных лиц. Заказы отнюдь не всегда соответствуют изначальному предназначению этих джедаев, ну так ведь за это платятся деньги, а без них ни туда и не сюда. Фаги находятся на полном самообеспечении и дотаций со стороны подзащитной Империи не получают. Такая вот правда жизни здесь выводится: идеалы приходят и уходят, а кушать хочется всегда, хочешь жить – умей вертеться, да и вообще, еще древние китайцы в своих сложных философских трактатах заявляли – в каждом добре есть капелька зла, а в каждом зле есть капелька добра. Такое положение вещей в итоге одним из фагов главному герою разъясняется путем происнесения всяческих правильных слов и убедительных фраз. Юный герой этим убеждениям поддается – да и много ли в его возрасте нужно для веры? А вот у меня осадок некоторый все же остался: если уж говоришь, что романтик, то какие, к чертям, деньги?..
Главный герой – Тиккирей, мальчик тринадцати лет с заштатной планетки Карьер. Здесь я снова сделаю отступление и задамся таки риторическим вопросом: почему автор дал ребенку такое воистинну странное имя? Нравится что ли господину Лукьяненко творчество этого писателя или просто слово показалось необычным, удачно подходящим? Не знаю.
Так или иначе, но мальчуган этот оказывается весьма непрост: после смерти родителей, воспользовавшихся своим конституционным правом на эфтаназию, чтоб сын мог продолжать жить (экологическая обстановка на их планете плохая, а денег платить за жизнеобеспечение всех троих не было), этот кибальчиш сваливает из дома (вот ведь она какая, черная неблагодарность – жертва мамы и папы оказалась напрасной!) и пройдя через ряд приключений, подружившись с вездесущими фагами, он срывает коварные замыслы Инея и ликвидирует главную, а по сути – единственную руководительницу и зачинщицу вышеописанных безобразий госпожу Аду Снежинскую, клоном которой (неожиданно!) он, как выяснилось, являлся. Враг повержен, наши победили, всеобщее ликование.
Что ни говори, а любит писатель Лукьяненко сделать главным героем произведения ребенка. Не совсем ребенка, а, так сказать, тинейджера. Вроде бы давно уже отошел писатель от подражания Крапивину, а вот все никак не успокоится и продолжает сочинять детские книги для взрослых. При таком раскладе, видимо, надо утвердиться в мысли, что дети – существа чистые, наивные, незамутненным взором глядящие на мир, а потому замечающие то, мимо чего взрослый пройдет, не обратив внимания, и указывающие на все недостатки, пытающиеся исправить несправедливость. В общем-то конечно да. Взрослые проблемы глазами детей – прием, использованный ещё Экзюпери. Только Тиккирей – не Маленький Принц. Слишком мало в нем наивности, слишком много, по сравнению с Принцем, расчетливости, а вера в идеалы – совсем другой природы. Да и идеалы здесь другие. Что ни говори, а если бы вместо мальчика Тиккирея здесь действовал вполне взрослый мужик – практически ничего бы не изменилось, разве что повествование было слегка адаптировано под возраст героя, в то время, как если у Экзюпери вместо Маленького Принца был Большой – это была бы просто другая книжка. Или даже не было бы такой книжки вообще. А в данном случае от перемены мест слагаемых сумма не изменяется. И верю я, убежден даже, что и не пытался Лукьяненко проводить аналогию с героем, созданным французским летчиком, однако же пришло мне это сравнение в воспаленный и извращенный мозг, потому я им и поделился.
А вообще смысл данного произведения сводится к ряду простых как три копейки и старых, а потому вечных как мир утверждений: человек должен иметь свободу выбора (хотя вот по поводу самостоятельного выбора смерти родителями Тиккирея не совсем понятно – что за свобода такая? Может, правда, это я такой тупой и самого главного не схватываю?), у человека должны быть друзья, человек должен помогать тому, кто рядом (эта фраза прямо в книжке и написана), что приведет к улучшению жизни общества вообще. Не в материальном смысле (хотя и это тоже), а в моральном, нравственном, духовном. Но человек так сразу стать идеально хорошим, свободным, положительным, гуманным, ясное дело, не может. Но к этому надо стремиться. И вот это стремление Лукьяненко с танцами на снегу и сравнивает: “снег холодный, кое-где твердый, кое-где мягкий, а кое-где проваливается и режет ноги. Только все равно надо пытаться танцевать. Надо стараться стать лучше. Наперекор природе, наперекор всему. Иначе останется только лечь в снег и замерзнуть навсегда”.
Такая вот метафора. Не столько, я бы сказал, сильная, сколько неожиданная (в принципе), оригинальная, по-своему красивая.
Само же произведение в своем художественном исполнении получилось, на мой взгляд не очень… Да нет, и повествование само по себе как всегда захватывающее, читается легко, и изобразительно-выразительные средства языка не подкачали, но остается чувство какой-то скомканности, недоработанности, скачкообразности сюжета. Лукьяненко все так же “уводит словом”, все так же философствует, и так же местами слегка шутит. Но кажется, что автора что-то торопило и он, наплевав на связность и целостность, просто скомпоновал в один роман ряд самостоятельных эпизодов, зачастую не имеющих никакой структурной мотивации, коррелирующихся между собой исключительно технически, принудительно, так сказать. Нет ощущения того, что это – единое целое.
Вот смотрите: сначала все вроде бы идет нормально и Тикирей нанимается рассчетным модулем на космический корабль. Идет достаточно подробное описание экипажа. Казалось бы вот оно – будущее развитие повествования, но вдруг – ба-бах! – резкий поворот сюжета и увольнение на Новом Кувейте. Дальнейший рассказ уже никак не касался этого корабля. Вопрос: зачем же тогда его надо было столь подробно описывать?
Знакомство с Лионом происходит на уровне “здрасте-здрасте – и вот мы уже друзья на всю жизнь”, за две секунды, как у детей в песочнице. А зачем оно нужно, опять же? Видимо в подтверждение тезиса “у человека должны быть друзья”. Тиккирей носится с Лионом как с писаной торбой, а пользы от последнего и действенной нагрузки на сюжет – чуть.
Картины Авалона вообще не отпечатываются в сознании – они не прописаны.
Возвращение на Новый Кувейт – цепь быстро сменяющих друг друга калейдоскопных кадров.
Ада Снежинская – главный враг – появляется весьма неожиданно, почти в самом конце и так же быстро исчезает.
Именно эта быстрота всего происходящего и портит общее впечатление от книги. Чуть-чуть бы побольше мыслей и рассуждений героев, чуть-чуть бы поменьше мест, где разворачиваются события, чуть-чуть бы поубедительней мотивировка появления тех или иных персонажей и их поступков. А то вот, например, старичок-инвалид Семецкий, свиновод и руководитель партизанского отряда, состоящего из девочек-плясуний. То, что он вообще есть в романе – ладно. И то, что он свиновод и руководитель – так и быть. И пусть Лукьяненко, подобно коллегам по цеху, изощренно убивает в итоге этого персонажа, мстя надоедливому фанату – прототипу с идентичной фамилией. Все это можно стерпеть. Непонятно одно: для кого это делается? Для все тех же коллег по цеху, вероятно, так как не все читатели столь сведущи, и не поймут они гениальность и сверхъюмористичность данной авторской задумки. Но зачем они тогда вообще нужны, эти читатели?..
Подводя итоги, скажу, что книга в целом получилась, как можно, надеюсь, понять из вышеизложенного, неоднозначная: в принципе интересная, но несколько сыроватая, со слабо мотивированными деяниями героев. А ведь писалась она долго: в 1999 – 2001гг., как в конце её указано. Слегка бы вот доработать – цены б не было. Но все равно добро здесь как всегда обеждает, а зло проигрывает, и как всегда – в отдельно взятом месте пространства-времени, хотя и с претензией на глобальность, как это обычно у Лукьяненко и бывает. А большего, собственно, фанатам от его книг и не нужно. И кто станет заморачиваться над вещами, про которые я на протяжении данного труда говорил – так вы ему в дыню, чтоб не умничал. Нечего, понимаешь, здесь из себя эстетов строить!
А мне лишь остается надеяться, что осмысление романа, предложенное мной, хоть немного, но соответствует тому, о чем, наверное, все же думал автор. А мои претензии помогут ему избежать подобных недочетов в дальнейшей творческой деятельности. А если кто из фанатов вдруг все же несогласный с моими доводами – так я ему…

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

jyequick: С интересом прочитала рецензию (автор, надеюсь, Вы еще слышите вести с янга?). Хорошая работа. Правда, имхо - немного лишку пересказа сюжета, точнее, ...   (30.05.2007 1:13:54) перейти в форум

Юлия Славинская: Интересно, похоже на веселую фантазию с космическим началом. А в той книге, которую читаю сейчас я, называется "Мифы мегаполиса. Новая история из мира...   (25.11.2009 5:26:55) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Настюша


Случайное произведение

автор: Громова Мария


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008