Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Привет, друг! :) (проза)
маленький гамлет (стихи)
Бывает же! (Сумасшествие) (стихи)
Армия (нечто иное)
Ошибка... (стихи)
Лица багрянец жжет истерикой метель (стихи)
Коктейль для души с оркестром (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Для детей надо писать так же, как для взрослых, только еще лучше

(Станиславский)

Rambler's Top100







Youngblood

Сердце

Владимир>

Вы - 1204-й читатель этого произведения

Впервые она увидела его в лесу. Это был пограничный лес – между страной людей и владениями ее народа, эльфов. Здесь уже не чувствовалось той свежести и чарующей глубины, как в Чудесном лесу, и деревья здесь росли почти обыкновенные, без того волшебства, которое исходило от каждого листа на ее родине – но звери из эльфийского леса сюда частенько забредали.
И эльфийка зашла сюда вслед за своими любимцами, парочкой оленей, таких же молоденьких, как и она. Они превольно резвились, а она отгоняла от них хищников, хотя и знала, что поступать так нехорошо, неправильно. Она избалует их, они перестанут бояться – и станут легкой добычей волка или рыси... а может, уже избаловала.
И подкрадывающегося со стороны чужого леса охотника отдыхающие после игр олени не заметили. Эльфийка же увидела его сразу, почувствовала его запах, такой резкий и непривычный, услышала шорох травы от его шагов. Конечно, он ее не видел, не мог увидеть – ее скрывала пелена магии. Поэтому она спокойно следила за ним, за тем, как он осторожно приближался к двум лежащим оленям с коротким, но тугим охотничим луком в руках, а стрела со стальным наконечником уже лежала на тетиве.
Железо... она увидела его впервые. Оно тоже пахло особо – враждебно, опасно... Железо было главным оружием людей, и эльфы его не любили. Грязный метал, пропитанный ядом злости – их собственные ножи были из сплавов серебра и других металлов, легких и чистых.
Но хотя человек весь пропах железом, олени все еще не почувствовали его. А она... она следила за ним с каким-то отрешенными интересом, застыв на месте. Ведь это был первый человек, которого она увидела, и он ее заинтересовал. Охотник был совсем молод, и потому не слишком отличался с первого взгляда от ее вечно юных братьев. Такие же длинные тонкие волосы, разметавшиеся по лицу, по-детски нежному и ясному, как диск молодой луны. Только глаза у него были не серые и бездонные, как у бессмертных, а голубые.
Вот он занял позицию меж двух берез, опустился на колено и поднял лук, правая рука взвела тетиву и острая стрела была готова сорваться и устремиться к прекрасному телу одного из оленей. Она уже приготовила заклинание, которое бы остановило его выстрел - но внезапно он опустил лук, его голубые глаза тревожно оглядели лес, потом он спрятал стрелу в колчан за спиной и стал красться назад.
Что спугнуло его? Быть может, он понял, что это – не просто олени, что они пришли из другого, запретного для людей леса, в котором все чуждо и опасно людям. А может, его остановила необычная грациозность и красота животных, их беззаботная юность и доверчивость.
Она отпустила готовые слететь с ее губ волшебные слова, зарождающийся гнев прошел, и поддавшись какому-то необъяснимому порыву, она пошла за человеком. Он все больше увлекал ее, этот юноша, и она совершенно не боялась ни его, ни того, что могло подстерегать ее в этом жестоком мире. Раньше она никогда не уходила от границ Чистого леса, и ее тянуло навстречу неизведанному.
Эльфийка была окутана волшебством, делавшим ее невидимой в лесу, ветки деревьев раздвигались, пропуская ее тонкую фигурку, а трава не сгибалась под легкими шагами, и он никак не мог увидеть или услышать ее присутствие, хотя она почти догнала его и держалась в нескольких шагах позади. Скоро он перестал красться, выпрямился и дальше пошел уже более уверенно – это был уже его, человеческий лес, а эльфийский остался далеко позади. Он выбирал тропы и шел все дальше на север, а лес вокруг них менялся и скоро вместо светлых берез и осин их окружали темные ели и сосны.
Здесь ее светлая магия уже не действовала и она поняла, что становится видимой. Остановившись, она подождала, пока он уйдет шагов на пятьдесят вперед, и дальше следила за ним уже более осторожно. Теперь ей приходилось прятаться среди деревьев, чтобы оставаться незамеченной.
Становилось все темней, солнце уже скрылось за деревьями, оставив после себя ночь. Даже она почти не различала окружающий лес, вокруг было черно и луна не вышла, чтобы развеять мрак. Она испугалась темноты, ведь она была далеко от дома, одна, в чужом лесу. Ни луны, ни звезд – но вот впереди показался огонек и запахло дымом. Он разжег костер, поняла она и легко побежала поближе к свету.
Сосновые ветки с веселым треском пылали на поляне, и она увидела, что молодой охотник был настолько беспечен, что лег спать в кольце пляшущих огней. Она удивилась, как можно поступать так безрассудно. Вокруг был темный лес, и костер отталкивал только мелких зверей, самых опасных он притягивал. Быть может, разбудить его? Но она не рискнула подходить ближе, опасаясь, что он и ее примет за ночной кошмар.
А ночь становилась все темней, и ее страх умножился, когда она услышала и увидела – приближаются враги. Мерзкие гоблины, лесной народец, они чувствовали легкую добычу и спешили к огню, и она приняла решение. Войдя в круг огня, она дотронулась своей холодной рукой до его щеки, удивившись, какая она нежная и теплая.
Он не хотел просыпаться, день был длинным и утомительным, лишь едва приоткрыл глаза и с удивлением уставился на нее, не понимая – что это, явь или сон. Серая тень, в которой не разглядишь лица, трепетала в пляшущих отблесках костра, и он увидел только глаза, зеленовато-серебристые, чистые, как горный ручей. От неожиданности он схватился за рукоять ножа на поясе, но потом расслабился, не чувствуя от нее угрозы. Она снова потрепала его по щеке, зная, что ее слова бесполезны, вряд ли он слышал ранее эльфийскую речь, и потому показала рукой на окрующающий их темный лес, пытаясь объяснить – опасность! Опасность уже близко! Но ее жест только успокоил его.
В следующий момент она почувствовала что-то похожее на резкий порыв ветра, и отшатнулась в сторону, уворачиваясь от стрелы, короткой и быстрой. Толстое древко мелькнуло перед глазами и глубоко вонзилось в грудь человека, который так и не успел встать.
Она оглянулась в отчаянии и видя, что жизнь едва теплится в его юном теле, ускользая с каждым натужным вдохом, призвала на помощь деревья. Никогда раньше она не обращалась к таким темным деревьям, как сосны и ели, но они услышали ее яростные слова. Они были темны, эти жители черного леса, и она почувствовала, как их тьма проникает в ее сердце, сжимая его холодом. Ненависть скрывалась в их ветвях и сучьях, иголках и стволах, и в черных дуплах, зияющих в ночи, и она поняла, что и в нее проникает их древнее зло. Они уже убивали ранее, и гоблины запутались в протянувшихся к ним лапах деревьев, ощетинившихся словно когтями острыми иголками. Мощные ветви стали сжиматься, смертельными объятиями обхватив тела гоблинов, брызнула кровь...
Она закрыла глаза, чтобы не видеть эту страшную картину, а когда открыла, проснувшиеся деревья подступили совсем близко. Они легко погасили костер и хотели забрать еще и умирающего человека – но она прогнала их. Она уже не боялась их тьмы и злости, и легко находила нужные слова, которые раньше не знала.
Он был уже почти мертв. Эльфийка легко выдернула стрелу, но зазубренный наконечник остался в ране, и от него в тело вливался яд. Она спасла понравившегося ей юношу от порождений ночи, и без колебаний решила вырвать его и из объятий смерти. Запев негромкую песню, она открыла свое чистое сердце и связала его магическим потоком, невидимым, но прочным, как притяжение луны, с человеческим сердцем, наполняя его силой и жизнью. Хлынувший через волшебную нить свет озарил изнутри тело юноши, смывая черный яд и возвращая дыхание. Он снова жил, и она склонилась над ним, и ее нежные как лесной цветок губы прикоснулись к его губам... но ощутили горький вкус чужих поцелуев.
У него уже была женщина, хуже того – он был связан с ней каким-то обрядом, клятвой своим, человеческим богам, и чары ее вспыхнувшей любви были бессильны над ним. Она спасла его жизнь, но увести за собой не могла, ее любовь наткнулась на невидимое препятствие – любовь женщин, которую он уже изведал. Похоть и вожделение плоти... она была неготова к этому и отпрянула от него.
Потом эльфийка почувствовала через связующую их нить дремлющую в его сердце алчную жажду золота, свирепую ярость железа и презрительное высокомерие человека. Это было наследие его предков – страсть к наслаждениям, власти, беспощадная жестокость ко всему окружающему миру... Люди живут так недолго, и поэтому торопятся получить от своего короткого века все, что можно.
Он был совсем другим, так непохожим на бессмертных, и в ее сердце хлынул голод, холод, усталось, страх и боль. Она никогда не ощущала эти животные чувства так сильно, и она впервые узнала, что такое страх смерти, который преследует людей почти с рождения. Но сильнее всего была боль... она обжигала, как раскаленные угли, и эльфийка поспешила прочь от человека, оставив его на лесной поляне под первыми лучами восходящего солнца. Теперь ему ничто не угрожало, смерть оставила его, бессильная перед светом эльфийского сердца.
Он проснулся, когда солнце поднялось почти в зенит и заглянуло в его лицо, разбудив своим яркими лучами. О прошлой ночи у него остались лишь смутные воспоминания, похожие на сон, но он еще чувствовал ее прикосновения, а его сердце одновременно разрывалось от боли раны, оставленной стрелой, и нежного тепла ее любви. Он легко вскочил на ноги, чувствуя себя полным сил, хотя кровь еще капала из пробитого отверстия, и хотел бежать за ней – но куда? Вокруг был лишь темный лес, и она не оставила следов.
Собравшись, он отправился обратно в свою деревню, на ходу выискивая добычу – он сам не хотел есть, его переполняли силы и он был готов бежать наперегонки с оленями и драться с медведями, но его жена уже давно ждала, когда он вернется с охоты. Вспомнив про людские заботы, он забыл о встрече с эльфийкой.
В деревне он надолго не задержался. Ему уже не нравилась полуголодная жизнь охотника, в которой были только лес и поиски добычи, его влекло к чему-то более интересному. И жена, которая не захотела осталвлять привычную жизнь, не удержала его – он оставил семью, родителей, уже не чувствуя к ним любви. Та встреча... она сильно изменила его, хотя он почти ничего не помнил. И лицо жены уже не казалось ему прекрасным, он видел ее первые морщины и седые волосы. Он еще помнил сверкающие неповторимой для смертных красотой глаза эльфийки, и они затмевали для него красоту людских женщин.
Он пошел в город, где быстро выяснил, что с такой силой, которую он чувствовал в своем сердце, он достоин гораздо большего. Его вызвал на поединок опытный воин, закаленный в боях, но он убил его одним охотничьим ножом, и с того дня его окружала слава непобедимого бойца, которую он легко потверждал в бесчисленных поединках. Теперь он был богат и влиятелен, люди сами собирались вокруг него, привлеченные его силой и бесстрашием. Он скоро научился не признавать законов, потому что был неуязвим, и стал диктовать людям свою волю.
Она чувствовала все, что происходило с человеком, и даже больней, чем он сам. Каждое совершенное им преступление отзывалось в ее сердце болью, и она страдала от его ран. Страдание – она впервые узнала, что это такое, и вынуждена была привыкнуть к боли.
Долгую осень сменила зима, которая показалась ей необыкновенно холодной от того, что она чувствовала ее мороз почти как человек. Ярость и страх, гнев и возбуждение – она ощущала все это внутри себя, как бы далеко не уходила вглубь страны эльфов, каждый день и каждую ночь. Ее мать предлагала порвать эту связь, снять заклинание, это было трудно, хотя все же возможно, но она отказалась, потому что знала, что это убьет его. Он больше не мог жить без энергии ее сердца, смерть была к нему так близко, и он знал об этом, и торопился жить. Он стал злым и безжалостным, и ее душа вздрагивала каждый раз, когда он убивал людей, вставших на его черном пути.
Но она все еще жалела свою первую любовь, она все еще видела того юношу, который пожалел ее оленей и беспечно заснул в ночном лесу. Она все еще любила его... Ее отец и братья предлагали оборвать связь их душ, убив самого человека, но она упросила не делать это, и они отступили. Она не знала, что делать дальше, ее сердце разрывалось от боли, и она ждала встречи с ним, но боялась приближаться к нему, потому что это было еще больней. И еще она страдала от того, что сама была повинна в том, что произошло с этим юношей, она дала ему силу, которой он распоряжался так безответственно. Ее вмешательство, ее магия изменили его судьбу, и может быть, было бы лучше, если бы он умер тогда...
Весной, которая совсем не радовала ее, она почувствовала какой-то зов и поняла, что он хочет встретиться с ней. Она чувствовала, что он сильно изменился за последнее время. Он уже не убивал так часто, и в сердце его больше не было страха. Жажда власти переполняла его, затмив все остальные чувства и стремления. И она пошла, надеясь, что весь тот свет, что впитывало его сердце из нее, сказался на его душе и может быть, он уйдет за ней в Чудесный лес и позволит ей очистить его, откажется от человеческого тела ради эльфийского духа.
Она невидимкой неслась на крыльях ветров, зная, что он все ближе. Ее немного насторожило, что он не шел ей навстречу, он звал ее не из пограничного леса, где они встретились, и даже не из леса людей, а из холодных гор севера – но он звал, и она пришла.
Была ночь, и яркие звезды озаряли ее своим синим сиянием, а полная луна освещала бледно-желтым огнем. Он стоял в центре какого-то рисунка, выложенного на земле дурно-пахнушими свечами и зловеще мерцающими камнями, а вокруг него замерли другие люди, и у всех у них было железо. Один из людей что-то кричал, обращаясь куда-то ввысь, но она не обратила на него внимания, ведь призвал ее не он.
Охотник... он сильно изменился за это время. Другие одежды, яркие и пышные, много золота и алмазов, и длинный меч. Еще год назад просто юноша из лесного поселка, он стал правителем небольшого городка, но ему было мало этой власти, он хотел основать свою империю и повелевать странами.
Приблизившись, она прочла в его сердце длинный список убийств, совершенных при помощи ее силы, которая подпитывала его через связь их душ, и не менее длинный перечень женщин, с которыми он проводил ночи. Она отшатнулась от него, понимая, что он зовет ее не из любви. Потом прочла его глазами человевеческие знаки, и услышала заклинательные песни, и ей впервые стало так страшно – он совершал дикий, варварский обряд, чтобы привязать ее к себе еще крепче, чтобы черпать из нее силы и использовать для своих черных целей. Он хотел сделать ее своей рабой, связать ее свободный дух и заставить служить себе. Вот для чего он использовал нить, которой она спасла его жизнь...
Но он и не догадывался, как слабы призванные им силы против бессмертной эльфийки. Она легко преодолела защитную пентаграмму, северным ветром бросив ниц его слуг и колдуна, потом встала перед ним, и заглянула в его черные глаза. Он снова предстал перед ней тем, кем был раньше, храбрым юношей, осмелившимся зайти в пограничный лес и беззаботно уснувшим в черном лесу, еще наивным и трогательным, и чистым, намного чище, чем он был сейчас. Она приблизила свои чарующие зеленые глаза к его лицу и решилась поцеловать его . Их губы сомкнулись... Ее рука скользнула вниз, пальцы сомкнулись на холодном серебре... и подареный ее отцом кинжал вонзился в его грудь, попав точно в сердце.
Через несколько мгновений он был мертв. Потяжелевшее тело упало на камни, сметая ритуальные свечи, бряцнули ножны бесполезного меча, глаза остекленели и застыли. Пронзенное человеческое сердце отпустило связывающую их нить, и она застонала от того, сколько злобы и тьмы успело зачерпнуть ее сердце, и упала на холодные камни. Боль стала слишком сильной, она уже не могла удержать ее в себе, и внезапно из ее груди к небу вознесся яркий луч. Ее сердце, яркое и чистое, как огонь, устремилось к звездам и засияло в вышине, найдя там покой.
Она почувствовала холод, безжизненный лед в своей груди, ее дух залила тьма и злоба, и она стала совсем другой. Даже ее облик изменился, из сияющей фигуры она превратилась в черную тень. Она осталась эльфом, но стала темной...
Она оглянулась, заметив вокруг людей, которые не успели убежать, и обрушила на них всю свою ненависть к роду людей, один из которых предал ее и разбил сердце. Она начала убивать...
Владимир Паньков

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Руслан Рюмин: Отличное произведение, мне понравилось. Как известно, человеки в целом - сволочи. И это так, увы... Рассказ в очередной раз это подчеркивает.   (13.02.2004 10:37:51) перейти в форум

dan872: Товарищи воспитывают гораздо лучше, чем родители, ибо им не свойственна жалость. :) Наверное, ты очень долго писал этот рассказ, и потому допустил...   (26.02.2006 11:57:08) перейти в форум

Неждан: Я стал было выписывать все корявые (на мой вкус) словоформы, но понял, что придется перекопировать еще на целый маленький рассказ. Товарищ, пожалуйста...   (26.02.2006 8:37:31) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Елена Колганова


Случайное произведение

автор: Илья Гутковский


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008