Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Оборотни (фэнтези и фантастика)
У ЭШАФОТА (стихи)
сказки (стихи)
Мирабель (фэнтези и фантастика)
Вспышки тел (нечто иное)
Вечная Мировая (стихи)
Думаю, вдоль позвоночника линия сгиба (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Краткость – сестра таланта, но мачеха гонорара

(А. Свободин)

Rambler's Top100







Youngblood

Капли теплого дождя

aka andrey ka>

Вы - 926-й читатель этого произведения

Цикл: «Другие Точки Зрения»

Рассказ: «Капли теплого дождя»

Вместо предисловия.

«По брусчатке космической мостовой тихо грохотал колесами трактор…» - гласило одно из правил третьего литературного конкурса. Точнее – так должно начинаться любое произведение, претендующее на участие в нем. Пальцы торопливо набирали что-то в «блокноте», помечая детали уже возникшего в голове сюжета. И надо сказать, что обстановка вокруг располагала к творчеству: небольшая, но уютная, слегка захламленная комната, погруженная в вечерний смог, меланхоличное жужжание вентилятора, звуки весеннего дождя за окном. Из всех источников света сейчас существовал лишь старый ЭЛТ-монитор. Наполовину заполненная пепельница возле клавиатуры все еще дымила остатками сигарет. Еще один будничный вечер набирал обороты, грозя вылиться в полуночные сетевые дискуссии. Все было как обычно, как и должно было быть сейчас. Тонкие пальцы все так же продолжали что-то нервно набирать на клавиатуре…

Удары сердца болью отдавались в висках. Отдышка грозила отобрать остатки кислорода. Звуки гусениц уже стихали где-то далеко, где-то на булыжной брусчатке старой «космической» мостовой. Разбитые в кровь руки заботливо омывали капли теплого весеннего дождя, которые все еще чуть слышно падали на поверхность моей родной планеты. Незапланированные дожди шли уже третий день подряд.
- Граната! – раздалось вдруг совсем близко.
Я инстинктивно повалилась на землю, прикрывая руками голову. Ладони тут же взвыли новым приступом боли. Но я терпела. Терпела и ждала.
- Что ты наделал!? – крикнул кто-то рядом, - Это не «предтечи», это наши!
Через несколько секунд послышались торопливые шаги.
- Черт! Но откуда же я знал?! – досадовал второй голос, - Вижу – кто-то за угол шмыгнул, да ловко так. Я и бросил ему вслед подарочек.
Наступило неловкое молчание. Я осторожно повернула голову в сторону голосов. В грязи переулка стояли двое человек, как можно было судить по числу ног – четыре, по паре на каждого. Посмотреть выше я не решилась, дабы не привлечь внимания.
- Что будим с ним делать? – вновь заговорил первый.
Второй лишь молча направился ко мне. Только теперь я обратила внимание на небольшую вытянутую сферу, что лежала недалеко от меня - буквально в метре от лица. Сразу стало как-то противно и жутко. Бионейронная граната не делала выбора между своими и чужими - она просто превращала жизнь в смерть, любую органику в хаотичный набор химических веществ. И непрошенные гости, видимо, решили, что подобная участь постигла и меня. Но любое оружие, даже оружие «чужих», дает осечки.
- Посмотрю хоть, кого я так неловко, - сказал второй, переворачивая меня лицом вверх.
Сначала мужик ничего не понял, а потом вдруг лицо его передернуло жуткой гримасой.
- Витька…, - только и пискнул он.
- Замолчи, мразь! – зло прошипела я, - Медленно и тихо отойди!
Бластер в руке был веским аргументом, бедняга не стал спорить.
- Что за фигня…, - промямлил первый, нервно сунув руку за пазуху.
Выстрел в колено повалил нерадивого дружка на землю. Скудный словарный запас тут же дал о себе знать – сквозь звуки дождя отчетливо доносились одни лишь крепкие выражения в мой адрес. Держась за ногу, он выворачивался на земле словно червяк, стараясь сдерживать крики.
- Не суетись, - тут же перевела я дуло на второго, - иначе присоединишься к нему.
Наконец я разглядела лица. Ничего себе! Это же еще дети! Я бы дала им лет по 16-18. Испуганное и перепачканное лицо подростка, которого я держала на прицеле, неумело пыталось скрыть панику. Он смотрел то на меня, то на друга, пытаясь придумать выход из этой нелегкой ситуации.
- Послушай, - запинаясь, начал он, - мы же все здесь люди. Зачем нам эти разборки, если с «предтечами» проблем хватает.
- Ты, мальчик, что-то, видимо, путаешь. Не я бросала вам вслед гранату.
- Я понимаю! – согласно закивал он, - Виноваты! Но мы не знали, понимаешь, не знали что ты человек…. К тому же такой… такая красивая, - тихо добавил он смущенно.
Не знаю что именно: неуместные сейчас слова, или же и впрямь отсутствие обиды, как таковой, на этих двух зеленых глупцов – заставило отпустить бластер.
- Иди, помогай своему другу. Только без выходок! – предупредила я.
Парень облегченно вздохнул и благодарно посмотрел мне в глаза. Хотел сказать что-то еще, но очередной крик и брань заставили его повременить с «неуместными словами».
- Это брат мой, - гордо крикнул он на бегу.
Я слегка улыбнулась ему вслед и одобряюще кивнула.
Вдруг неожиданно воздух сотряс разряд, который сменился грохотом. Стена здания напротив покрылась паутинкой мелких трещин и начала неумолимо сползать вниз. Перед глазами все еще стояла картинка: оцепеневший от страха, забывший про боль в ноге подросток, и его брат, изумленно смотрящий на обломки бетона, погребающие единственного близкого ему в этом мире человека. Ни крика, ни движения, ничего. Стена пыли вскоре скрыла безвольную фигуру. Найдя в себе силы, я побежала прочь. Уже через несколько секунд на том месте, где я стояла, образовалась кипящая асфальтовая жижа.
- Человек! Человек! – кричала я что есть мочи.
Надежда на то, что он услышит меня, не покидала. Я так и не узнала его имени. Задержав дыхание, я нырнула в серую мглу. Под напором капелек дождя пыль начала быстро оседать. Вот, наконец, я уже разглядела все так же безжизненно стоящую фигурку паренька.
- Бежим! Бежим скорее! – взяв его за руку, кричала я.
Но он не двигался. В его глазах я не видела ничего кроме пустоты. Никакой боли или страха – лишь пустота. Сейчас он, казалось, повзрослел лет на десять: лицо уже не казалось наивным и глупым. Взгляд не встречал меня на своем пути. Он смотрел вникуда.
- Послушай! – трясла я его за плечо, - мы уже ничего не можем для него сделать! Слышишь? Ничего! Он мертв!
Тут парня вдруг передернуло, и он осмысленно посмотрел на меня.
- Да, мертв! И ничего не поделать с этим! Но если мы не уйдем сейчас…
- Я его не оставлю, - тихо прошептал он.
- Но если не оставишь, то все мы погибнем!
- Ты тоже!? – с какой-то тревогой спросил он.
- Видимо, и я тоже, - согласилась я, смерившись с тем, что не оставлю его здесь одного, и никуда не уйду.
Рывок был такой силы, что я чуть не повалилась с ног на землю, и лишь все та же рука не давала мне упасть. Мы бежали. Точнее – я догоняла. Парень был гораздо сильнее и выносливее, чем я ожидала. «Трактор», как называли земляне легкий десантный транспортер «чужих», (они же «предтечи») все-таки нашел меня, несмотря на все попытки скрыться. Такое название этот агрегат получил за гусеничный ход и характерный грохот, который был хорошо знаком некоторым жителям 20 века - фермерам и крестьянам. Никто не знает, почему обладая мощным техническим потенциалом, предтечи используют порой такую вот сомнительную по эффективности технику. Впрочем, зачем они пришли сюда, на Землю, из параллельного мира тоже не известно. Говорят, будто на самом деле наш мир – лишь дело рук «чужих», мол, первые они жили на этой планете, а свою ошибку (нас, то бишь) решили сейчас, наконец, исправить. Я не знала чему и верить, но предпочитала не оглядываться назад.
- Зачем они это сделали? – старался перекричать грохот позади парень.
- Что сделали?
- Убили.
Я боялась, что он спросит.
- Они искали меня.
Человек впереди ничего не сказал. Зачем? Почему? Как? Его больше не интересовало это. Я поднажала и поравнялась с ним на одном уровне. Он сначала молчал, а потом крикнул:
- Говорят, что где-то здесь есть временно-пространственный туннель. Один из тех, что появились после их прихода.
Он презрительно кивнул головой в сторону преследователей. Я молчала, не решаясь сказать, что именно за это меня и ищут уже третий день «чужие». Именно из-за меня и погиб тот невинный пацан, один из многих таких же как он партизан и повстанцев. Люди давно уже проиграли войну, оставив за собой лишь право изредка кусаться и огрызаться на оккупантов. Но я узнала слишком много. Я знала то, что обеспечивало безопасность «предтечей».
- Как тебя зову-то хоть? – спросила я, наконец, то, что давно хотела узнать.
За спиной вновь раздался выстрел, и совсем рядом что-то вновь превратилось в пыль.
- Петр, - не обращая внимания, ответил тот, - Сейчас налево.
Он уступил мне дорогу, и я, вырвавшись вперед, уже свернула за угол очередного строения. «Улица Мира 23» - гласила табличка на стене. Мысль о неуместной иронии прервали новые залпы преследователей. А потом внезапный взрыв заложил уши…

Я не понимала, как очнулась, и сколько прошло времени с того момента, как я потеряла сознание. Наступил вечер, а с ним и новые проблемы. Мысль об этом сразу нашла отражение в жуткой боли по всему телу. Я попыталась встать, но что-то прижало ноги. Куски арматуры, кирпича и бетона – вот что сейчас находилось вокруг меня, а частично и на мне. Пересиливая боль, я все же высвободилась из этого смертельного плена, и с удивлением обнаружила, что все кости на месте и целы. Висок слегка кровоточил, царапины, синяки и порезы дополняли картину. Все вокруг изменилось до неузнаваемости. Не изменился лишь дождь, который все так же чуть слышно падал на землю.
Я брела неизвестно куда и неизвестно зачем. Думать о чем-нибудь было уже невозможно… и больно. В памяти все еще остались последние слова Петра и ужасные звуки взрыва, грохота последующие за этим. Партизаны не чурались никакими способами ведения войны. Взорвать «чужих» ценой собственной жизни не считалось чем-то героическим, а скорее повседневным. Человек, жизнь которого я загубила, лишив его брата, спас меня ценой собственной. И в итоге я ничего не добилась, и ничего не нашла. Средь руин цивилизации бессмысленно было искать «последний» шанс для человечества.
Таким образом я бродила еще минут двадцать, пока не наткнулась на какой-то многоэтажный дом, отличавшийся от всех остальных чем-то…, что я не смогла сразу объяснить. И тогда я просто вошла внутрь. Осмотрев обшарпанный лестничный пролет и подъезд, я обратила внимание на то, что здесь напрочь отсутствуют хоть какие-то двери. Просто дыры зияли на том месте, где обычно люди устанавливали искусственные преграды. Все квартиры были пусты. Не просто разграблены мародерами и огнем, а абсолютно пусты – их еще не закончили строить к моменту войны. И почему-то я знала, просто уверена была в том, что где-то есть одна, целая и настоящая дверь. И я пошла вверх по лестнице. На третьем этаже один из проемов был заколочен досками, однако сквозь щели между ними виднелась та же картина – холодная пустота. Не теряя надежды, я пошла дальше. Четвертый, пятый, шестой. Стоп. То, чего я ждала, случилось. На шестом этаже, среди голых бетонных стен, пустых проемов и сквозняков абсолютно ни к месту стояла вполне обычная, немного пошарканная, но настоящая дверь. На ней была лишь одна цифра – 33. Ну что ж, пора. И я постучала.

Вместо послесловия.

«А потом внезапный взрыв заложил уши…». Я еще немного подумал, но ничего в голову почему-то не шло. Странно, редко так бывает, что удачная фраза ставит меня в тупик. Вот уже минут двадцать я тупо глядел в монитор и не мог ничего стоящего внести в файл «блокнота».
От внезапного и настойчивого стука в дверь я чуть не упал с кресла. Звонка у меня не было – какие-то козлы сожгли его неделю назад, и теперь каждый раз приходилось вступать с гостем в словесную игру, дабы выяснить, кто и зачем пожаловал. Но на этот раз возникло какое-то новое, странное чувство. Я еще раз взглянул на строчки текста и нехотя побрел открывать. На этот раз я обошелся без лишней осторожности, и просто повернул замок, попутно включая свет в прихожей.
На пороге стояла девушка. Боже мой! Что с ней случилось!? Складывалось такое ощущение, будто она только что разгрузила вагон цементу, и при этом ее жестоко избивали и морили голодом. Более того…. О, нет…, этого не могло быть. В голове все еще вертелась последняя строчка, а так же все предыдущие, что я сегодня написал.
- Вера? – еле шевеля губами, прошептал я.
Если вначале ее взгляд выражал ожидание и страх, то сейчас он скорее показывал удивление. Однако, выглядело это так, будто за сегодняшний день она уже устала удивляться. Я жестом пригласил ее внутрь и плотно закрыл дверь.
- Кто ты? – спросила она робко.
- Максим, - ответил я.
Странно, не таким представлял я этот голос. Хотя, что я несу!? Я вообще не представляю, что сейчас происходит!
- Я…, я…, - начала, было, гостья, - помоги мне. Пожалуйста, - вдруг дрожащим голосом попросила она и заплакала, - я не понимаю, что происходит вокруг, - сквозь слезы шептала она.
Обычно, женщины таким поведением ставят меня в неудобное положение, но сейчас я точно знал, что стоит делать. Я подошел к ней поближе и крепко обнял, беря на себя весь груз ее тела и проблем. Она просто рыдала, и я ничего ей не говорил, давая единственный путь к решению ее просьбы. Рубашка тут же намокла, и обзавелась пятнами грязи и крови. Я слушал крики души, а сам тем временем пытался разобраться со своими. Все происходящее было слишком…, слово «необычным» здесь просто не подходит.
- Я принесу тебе чаю, - спокойно и медленно сказал я, когда Вера немного успокоилась.
Она еле заметно кивнула, и села в кресло, на которое я ей указал. Через пару минут я вернулся в комнату с двумя кружками. Себе я приготовил кофе. Но гостья уже не ждала меня на месте. Я с ужасом обнаружил, что она сидит напротив монитора. Но уже не читает. Она уже прочла все, что ей следовало прочесть. Обернувшись на звук шагов, она очень странно посмотрела мне в глаза. Такой же взгляд был сейчас и у меня, наверное. Мы оба не понимали.
Я медленно подошел к ней, и протянул чай. Она обхватила кружку двумя руками, несмотря на боль, и сделала пару жадных глотков.
- Что мне теперь делать? – наконец спросила она.
- Я задаю себе тот же вопрос, - честно признался я.
Она понимающе кивнула.
- А это (указывает на монитор) все можно изменить?
- Ни в чем не уверен. Но я постараюсь. Очень постараюсь, - заверил ее я.
Она опять кивнула, не ожидая услышать что-то другое. Сделав еще пару глотков, Вера над чем-то задумалась. Судя по выражению лица, вспоминать это ей было совсем не приятно. Не в силах более сдерживать себя, она вновь сотряслась в тихом плаче. Я сел рядом и заботливо обнял. Слезы были похожи на капли теплого дождя, что шел сейчас за окном. Я разглядывал ее прекрасное лицо, и пытался подобрать нужные слова.
- Мы все исправим, Вера, не волнуйся, мы все исправим. Рано или поздно все будет хорошо, - старался верить я в это.
Но моя ложь вовсе не походила на правду. Казалось, что время для нас застыло. Я видел это в отражении чайной кружки, которую крепко сжимали нежные пальцы. Капли тёплого дождя всё еще чуть слышно падали на её гладкую стеклянную поверхность.

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Roman: Моя оценка пять. Давно не читал столь хорошего, продуманного и интересного фантастического рассказа Браво   (22.01.2006 9:14:13) перейти в форум

Roman: Моя оценка пять. Давно не читал столь хорошего, продуманного и интересного фантастического рассказа Браво   (22.01.2006 9:15:11) перейти в форум

aka andrey ka: Спасибо. Рад, что понравилось. :) Надеюсь, оценка и впрямь обьективна. Для меня крайне важно именно ваше личное мнение "без цензуры". Говорите прямо -...   (03.02.2006 5:58:39) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Леандро


Случайное произведение

автор: Little woman


Форум

последнее сообщение

автор: Marie


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008