Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Падшие Ангелы (стихи)
журнальный столик (нечто иное)
нет звезд (стихи)
"Залетели!" (фэнтези и фантастика)
Автобиография, или История одной болезни (нечто иное)
Последняя мысль (стихи)
Шорох ходит в кедах (о художнике, философии и секрете) (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Жизнь подражает Искусству в гораздо большей степени, чем Искусство подражает Жизни

(Оскар Уайльд)

Rambler's Top100







Youngblood

Наследница - 13

Константин Кокуш>

Вы - 786-й читатель этого произведения

4.
Как Вы относитесь к ветру? Не к тому, отвратительно-пыльному, который частенько гуляет по Вашему балкону и имеет обыкновение переворачивать горшки с цветами. И не к тому, ледяному, который сбивает Вас с ног, норовит залепить за шиворот килограмм снега и превращает лицо в воспаленную маску с носом-помидором посередине. И не к тому, ласковому и легкому, который слегка развивает летние девичьи платья и надувает пузырем рубашки их кавалеров... Я говорю совсем о другом ветре - о ветре, который непременно подует Вам в лицо, стоит стать ранней весной или поздней осенью на вершине какой-нибудь крымской горы и посмотреть вдаль и вниз, туда, где в туманной дымке стоит спокойное и почти летнее море. Стоит Вам познакомиться с этим ветром - свободным и сильным, словно полет орла, и одновременно - свежим и ласковым, словно прикосновение любимой - и Вы никогда не забудете этого прикосновения... Вы будете возвращаться в это место еще и еще раз, только для того, чтобы прикоснуться грудью к тугой и могучей груди ветра...
Вот уже неделю мы находились в Городе. Вот уже неделю наши поиски были бесплодны. Вот уже неделю я проводил время в бесконечных прогулках по городу, упражнялся в фехтовании и изучал под руководством Светы язык. И мне казалось, что я провел здесь полжизни - таким родным и знакомым был Город! Долгими вечерами мы просиживали с допотопной лампой, грызя лингвистический гранит - а потом отправлялись спать, каждый на свою узкую каменную кровать-лежак, расположенные у противоположных стен нашего домишки. Это была странная игра в дружбу между врагами. И одновременно - странная игра в полное равнодушие между живущими под одной крышей мужчиной и женщиной...
В то утро все шло как обычно - хозяйка нашего маленького пристанища принесла нам завтрак и накрыла стол на двоих прямо на улице, под окнами домика, потом Света несколько раз отлучалась для встречи со своими таинственными агентами (я их так инее увидел), отдавала какие-то распоряжения хозяйке. В это время мне ничего не оставалось, как упражняться с мечом и огромным мешком тряпья, обтянутым в плохо выделанную свиную кожу и подвешенному к потолку в качестве мишени для моих неумелых, но все более уверенных ударов. День был душный, и я упражнялся в одних хлопковых штанах, которые некоторые мужчины здесь носили в качестве белья. Во время одного из ударов, я несколько разошелся, не удержал равновесия и свалился, отброшенный мешком на пол. И тут я заметил, что Света находится в комнате, и сидя на своем лежаке, наблюдает за мной.
- Хватит прыгать, вояка, - сказала она без обычной своей язвительности, скорее даже как-то печально.
- Свет, опять идем шататься по городу? Тебе не кажется, что это бесполезно?
- Кажется, но другого выхода я не могу придумать. ОН бы конечно придумал, но не я. Так что одевайся, пойдем. Ты стал уже совсем как местные - таким- же дикарем, - последнее прозвучало как-то даже с презрением, - впрочем, кто знает, может тебе придется здесь прожить долгие годы.
- Хм, это еще почему? - спросил я, прыжком ставя себя на ноги.
- Сам поймешь со временем. Одевайся, сегодня интересный день - в Город прибывает эскадра имперского флота, улицы будут наводнены моряками, и есть вероятность, что объект попробует проникнуть на один из кораблей.
- Объект?
- Саша, не придирайся к словам. Я ту на работе, а не на прогулке. В отличие от тебя.
В качестве наблюдательного пункта мы выбрали небольшую смотровую площадку на холме, находящемся в черте города, рядом с портом. Странно было находиться здесь вдвоем и видеть внизу перед собой весь огромный город, суету на торговых улицах, суету в порту, строящиеся колонны солдат, пышно одетую знать в порту и толпы зевак за оцеплением. Словно в кино - мы были здесь, наверху - одни на весь мир. А там, внизу, был мир. Не наш мир, чужой, как бы мне не хотелось обратного. И мы - два человека в маленькой беседке - бесконечно далекие друг другу и одновременно - объединенные общим делом и общей тайной. Эскадра маневрировала довольно долго, и все это время мы стояли молча - наблюдали и думали, каждый о своем. Я имел неосторожность одеться по-летнему, однако здесь, на холме, дул сильный осенний ветер, из той породы ветров, что тугим бубном бьют в твою грудь, но не пытаются сбить с ног. Они демонстрируют свою силу, но не стремятся ее применить...
Эскадра состояла из четырех больших парусных кораблей и восьми галер поменьше. Очертаниями и парусным вооружением корабли напоминали наши фрегаты конца 18 века, однако у них не было пушек, хотя порох был известен в этом мире. Мимоходом я подумал, что дело в металлургии - не хватило технология, чтобы отливать прочные стволы. Но вместо этого на палубах пестрели странные многоэтажные сооружения, чем-то напоминающие <Катюши> времен отечественной войны. Приглядевшись получше, я понял, что и по сути они похожи - это были многоярусные деревянные пусковые установки для легких пороховых ракет. Только вот странно, почему первая - же стартующая с такой этажерки ракета, не спалит всю конструкцию вместе с деревянным кораблем дотла? Я задал этот вопрос Светлане.
- Ты рассуждаешь в границах своих стереотипов, - ответила она, - если тут неразвита одна область, это не значит, что они могут догнать и даже обогнать нас в другой. Например, в земледелии и селекции. Из рогатки стрелял в детстве?
- Ты хочешь сказать, что ракету выбрасывает подальше от корабля резиночка, как в рогатке?
- Вроде того, только про резиночки они тоже не знаю. Но зато смогли вывести новый сорт лианы с очень упругими, тонкими и прочными стеблями. Вот так вот. И корабли, кстати, построены не из дерева, а из родственника бамбука - легкого, прочного и практически не подверженного коррозии и гниению. А главное - он очень гладкий, буквально летит по воде! Вот так вот, дорогой мой турист.
- Да, молодцы. А что еще у них развито, кроме селекции?
- А много чего. Стихи, к примеру - у них известны несколько десятков стихотворных размеров, причем размеры эти идеально укладываются в правило <золотого сечения>... Или вот прогноз погоды - ты думаешь, что для прогноза нужны сети метеостанций, точные приборы, спутники, суперкомпьютеры и так далее? А они обходятся сетью метеозависимых людей и налаженной системой их опроса и анализа их самочувствия. Вероятность точного прогноза выше, чем у наших синоптиков, между прочим!
За разговором мы пропустили момент, когда флагманский корабль завершил швартовочные маневры и стал у причала, а остальные - бросили якоря в бухте.
Началась пышная церемония встречи - возле причала выстроились солдаты городского гарнизона, выборные демиурги и прочие городские чиновники. Интересно, что Город сохранил известную еще с древних времен - демократическую систему типичного полиса, с выборными городскими руководителями и служителями. При этом он являлся частью империи и военные части в нем подчинялись имперскому прокуратору...
Мы постояли еще некоторое время на возвышении Городского холма, откуда прекрасно просматривался порт и церемония встречи кораблей. Потом явился один из местных информаторов и сообщил Свете, что эскадра пришла всего на несколько часов и следует к месту маневров, экипажи на берег высаживаться не будут. А весь визит якобы затеян только из-за того, что командир эскадры по табели о рангах находится ниже прокуратора Города и должен представиться ему, вступая в его владения. Таким образом, очередная лазейка оказалась случайностью - Левконойе не уйти на этих кораблях. Да и порт кишит агентами Светы - не пропустят. Она явно расстроилась - очередная ниточка в руках оказалась обрывком. Не обращая на меня внимая, она двинулась по узким каменным ступенькам вниз, домой.
- Погоди, ты куда?
- Домой, устала я на солнце торчать.
- Света, перестань. Не нашли сегодня, найдем завтра. Мы найдем ее, обещаю - мне ведь плохо, физически плохо, без нее. Не можем мы ее не найти. Ты можешь уйти домой и получить нагоняй за проваленное задание, но мне-то идти некуда и нагоняй не от кого получать. Я буду здесь и найду ее, обязательно найду. Только я чувствую, что она в беде, не там мы ее ищем. И еще - я не знаю, что у тебя на уме, и что ты собираешься делать, когда мы ее найдем. Но запомни - обидеть ее я не позволю, это факт и тебе придется с этим фактом смириться.
Мои слова почему-то рассмешили Свету:
- Знаешь, ты бы перед тем, как ставить мне ультиматумы, хотя- бы полюбопытствовал, сильнее я тебя или нет! Пошли домой, я придумала нам занятие.
Когда мы вошли, Света открыла ключом маленькую комнатушку, где я еще ни разу не был, закрылась там, а, спустя пять минут, появилась преображенная. Она была в кожаном доспехе, какой носили обычно офицеры городской стражи, волосы убраны в какую-то странную конструкцию на голове (удивительно гладкую - даже и ухватиться не за что), в руках - меч.
- Ну что, вояка, сразимся? - Она стала в позу для удара и угрожающе покачивала обнаженным острием.
- Шутишь, я с женщинами не дерусь. - Не успел я этого договорить, как она молнией метнулась ко мне, сделала острием круг в нескольких сантиметрах от моего носа - и со всей своей пролетарской ненавистью ударила меня ногой в пах. Естественно, я согнулся пополам от боли - после чего получил удар ногой в лицо. Это обстоятельство разозли меня по-настоящему - я упал на бок, левой рукой стараясь вывернуть ее руку с мечом, а правой - достать свой. Но она умудрилась еще намазать тело каким-то маслом - ее локоть выскользнул из моей ладони легко, как только что пойманная рыба. Но я получил необходимое время - рукоятка уже удобно лежала в моей руке, а она отскочила на метр. Вот уже сталь коснулась стали - свист рассекаемого воздуха вперемежку с ощущением тяжести в руке - о, как пьянит это ощущение, как оно наливает глаза яростью, а руки - силой! Она ударяет - прямо, не задумываясь о тактике, я парирую плашмя и тут- же наношу удар сбоку, она успевает увернуться, пытается сделать подсечку снизу... Да, если бы не мое юношеское увлечение фехтованием... Опять парирую, пытаюсь выбить оружие из ее рук - бесполезно, крепко держит. Я вспомнил старый прием, который нам показывали на рапирах и который, казалось, совершенно неприменим к коротким мечам - прямой выпад слева, спровоцировать противника сконцентрировать все внимание на левом фланге, дуга и удар в шею-грудь. Руки работают на автомате, глаза полны ярости. Вот мой клинок тянется к ее плечу, она парирует, клинок делает дугу... Время словно бы остановилось - я вижу ее руку, она все еще направляет меч в ту точку, где мое лезвие было полсекунды назад. Я вижу ее глаза - они полны совсем-совсем детского удивления и обиды - она уже поняла, что я провел ее. Я вижу ее доспех, вижу щель на шее между толстыми кожаными пластинами - крепче надо было затягивать, девочка. Крепче... Вот лезвие уже почти коснулось ее шеи, она делает почти бесполезную попытку отстраниться, полшага назад, падает на спину, а мой клинок все еще тянется за ней, тянется как рок, как неминуемость бытия. Но, стоп, что я делаю? За что я пытаюсь убить эту женщину? За обиду? За гордыню? Смешно, ведь я мужчина. <Я защищаюсь> - бормочет какой-то гаденький голос внутри, <нет, ты убиваешь, она ведь сейчас не опасна> - отвечает другой, спокойный. <Но ведь она только что...> - <не ищи оправдание, ты станешь убийцей>. Света касается спиной пола, в ушах стоит бесконечный, как набат, звон стали о камень - это ее меч упал на пол. Я тоже падаю вслед за ней - мой выпад продолжается, клинок все еще догоняет маленькую щель между кожаными пластинами. Я понимаю, что уже не удержу равновесие, лечу на нее со смертоносным острием в руке... <Я уже все равно ничего не успею> - <Ты станешь убийцей, ты поднял руку на женщину. Брось его>... Снова звон в ушах, на этот раз короткий, сталь бьется о сталь - мой меч лежит на мече Светы. Время вернулось в свой обычный ритм и я грузно падаю на нее, всем телом. Вдох-выдох. Встаю на четвереньки. Я успел. Боже, зачем все это, мы ведь жили под одной крышей, мы ведь доверяли друг другу!
- Почему ты не убил меня?
- Не знаю, наверное, тебя пока не за что убивать.
Я встал и вышел из дома. Вдохнул морской воздух, присел на каменную скамью и любовался кораблями эскадры, стоящими в бухте. Я услышал шаги за спиной, но не обернулся.
- Я - дура, прости меня.
- Ага, согласен.
- Ну что, будем терпеть друг друга дальше?
- А что нам остается?
Света ушла так - же тихо, как и появилась.
В тот - же день, к вечеру, я почувствовал недомогание. Светы дома не было - вероятно, ушла прогуляться после нашего разговора. У меня же разболелась голова, начался насморк - в общем - симптомы обычного гриппа, который сам бы прошел за недельку, или был бы вылечен при помощи элементарного <аспирина> за пару дней... Но, к ночи стало совсем плохо - жар усилился, и я потерял сознание...

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Татьяна Кравец


Случайное произведение

автор: Kvazzzml


Форум

последнее сообщение

автор: Надежда Сапега


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008